Михалыч

Автор:
Ева
Михалыч
Аннотация:
Мы ничего не знаем об этом...

Рассказ с дуэли "Трамвай".
Надеюсь, учла все пожелания
читавших его там (благодарю :))
Текст:

Однажды, в прошествии определённого количества прожитых лет, возникает ощущение, что если вы проснулись, и у вас ничего не болит, значит, вы умерли.
Сергей Иванович, проснувшись рано утром, определённо знал, что жив. Тянуло спину, покалывало висок, давление сигналило - прими таблетку, годы давали о себе знать.
«Ну что, надо собираться на работу, часы ждать не будут» - подумал Сергей Иванович и осёкся. «Какая работа, уволили же вчера. По состоянию здоровья и «преклонному» возрасту» - невесело усмехнулся он. «Ну, да всё равно, нечего валяться, пойду, прогуляюсь хоть».
Сергей Иванович, покряхтывая, встал с кровати и пошёл своим постоянным маршрутом: ванная, кухня, кладовка (там он обустроил себе гардеробную). Через сорок минут он был готов к выходу на улицу. Пожилой мужчина вышел из подъезда и неспешно двинулся в сторону парка.
На улице стояла прекрасная погода. Осень была в самом разгаре, пахнущая опадающими листьями, расчерченная птичьими клиньями в небе и щедро раскрашенная всеми оттенками жёлтого и красного. Гулять одно удовольствие! Но ноги пронесли Сергея Ивановича мимо парка. Позади остались и детская площадка с её весёлым гомоном, который так радовал сердце, и любимый универсам с задорным кассиром - Машенькой. Мужчина шёл всё дальше и дальше… Задумавшись, он и не заметил, как очутился перед родным трамвайным депо. «Ну что же, зайду, раз пришёл» - прошептал мужчина и шагнул в калитку. Знакомой дорогой прошествовал он мимо здания депо, переходя через рельсы в дальние закоулки, туда, где стоял его старый трамвай. На нём он проработал много лет и прикипел к железной машине как к лучшему другу, даже назвал его « Михалыч», в честь своего наставника в депо.

Перейдя через очередной веер рельс, Сергей Иванович увидел своего железного друга. По сравнению со своими более новыми собратьями выглядел Михалыч не очень, краска облупилась и поблекла, вид у трамвая был грустный какой-то что ли.

«Ну что, старичок, откатались-отъездились мы с тобой?» - погладил трамвайный бок мужчина. «Прощай, брат. Не бегать нам вместе по оборотному кругу. Ну что ты рожки-то опустил, мне тоже, дружище, грустно, сердце не на месте, а сделать ничего не могу. Старый я стал, не нужен. Душой – горы бы ещё двигал, а силы не те». Человек ещё немного постоял рядом с трамваем, и, собрался было в обратный путь, когда вдруг услышал: «Мне жаль с тобой расставаться, друг, да и сам я не тороплюсь на металлолом!» Сергей Иванович на ходу запнулся и с недоумением оглянулся вокруг, мол, кто здесь шутить изволит? «Да ты не оглядывайся и не бойся, это я, Михалыч!»

«Н-да, зря по возрасту не увольняют» - подумал Сергей Иванович – «С ума схожу».

«Да здоров ты, по крайней мере, умом не тронулся» - снова прозвучал голос в голове мужчины - «И списывать нас не спеши, побегаем ещё. Ты, Сергей, вспомни, как мы с тобой работали весело и людям помогали. Такое дело нельзя бросать!» Сергей Иванович мог бы поклясться, что голос в его голове усмехнулся. Человек собрался с мыслями и с удивлением произнёс: «А как помогали-то? Ну, возили по маршруту и что? Это помощь?», немного помолчал и добавил: «Михалыч, а ты кто?»

«Если скажу, что я дух-хранитель города, поверишь? Сколько город стоит, столько и я живу. Не всегда трамваем был, конечно. И в доме обитал, и в памятниках, и в экипаже, даже в орудии в войну служил. Где сам захочу и где нужнее. Но всегда с человеком в паре работал, с таким, чтобы город свой любил. Вот ты - такой» – трамвай или хранитель немного помолчал и добавил: «Не помнишь, как помогали? А мальчишку после маршрута вёз, вместо того чтобы в депо ехать, когда тот на последний трамвай опоздал и только мы остались? К девчушке отморозки пристали, не побоялся против двоих выскочить? Щенка пол дня с собой возил, а потом внучке отдал… Да я всего и не вспомню уже!»

Сергей Иванович смешался: «Да это же разве помощь? И говорить не о чем…»

«В общем, так» - прервал его Михалыч – «Напарник ты отличный, дальше город хранить со мной будешь?»

«Да, буду, а как хранить-то?» – спросил Сергей Иванович

«А ночью, когда город наиболее уязвим, но хранить не только от людей, что в свою безнаказанность поверили, надо будет и с той стороны мира есть много желающих забрать жизни из спящего города» - сообщил Михалыч.

Теперь Сергей Иванович ночью приходил к депо, через мгновение возникал Михалыч и начиналось их ночное дежурство. Много всего было, человек и не знал, что бывают такие существа, от которых они очищали город…

В первое же «дежурство» Сергей Иванович банально испугался, он был не готов к тому, что произошло… Они только начали патрулирование города, когда Сергей увидел это. По дороге бежал обезумевший от ужаса мужчина, за ним, гигантскими скачками, неслась (неслись?) черная тень, причём при каждом прыжке тень странно расслаивалась, распадалась на несколько отдельных, чтобы приземлившись снова соединиться в одну. Страх пленил сознание и тело Сергея, слишком чужеродным этому миру выглядело существо. Михалыч безрезультатно пытался пробиться в сознание скованного ужасом напарника…

Беглец совсем выдохся, когда заметил трамвай. Несчастный рванул к нему с утроенной силой, тень не отставала и, в какой-то момент, почти настигла жертву. Длинная чёрная лента выстрелила из постоянно меняющихся очертаний чудовища, скользнула по спине мужчины, чуть-чуть не успев обвиться вокруг тела. Но и этого касания хватило, человек, словно споткнулся и покатился почти под колёса трамвая. Такого дикого, исполненного невыносимой муки крика, Сергей не слышал никогда, именно в этот момент он очнулся - включился слух, тело обрело чувствительность. В мозг тараном влетел вопль Михалыча – «Да пусти ж ты меня!» «Что делать?» - опомнился Сергей. «Просто скажи – разрешаю контроль! Быстрее!» - рявкнул Михалыч.

«Разрешаю контроль!» - выдохнул Сергей. Дальше он наблюдал всё «со стороны».

Трамвай обретает «двойника», сотканного из белого тумана, который словно всасывается в руки Сергея. И тот, «другой» Сергей, начинает действовать.

Раз – прыжок (он так умеет!?) в сторону хрипящего на земле мужчины.

Два – накрыл его туманной вуалью, укрывая от чудовища, погружая человека в сон и, одновременно, анестезируя кровавую полосу с чёрными рваными краями, оставшуюся от прикосновения твари.

Три – тонкие путы «тумана» спеленали метнувшуюся к нему тень, прервав её полёт и от души припечатав к земле.

Четыре – «туман» меняет цвета: серый– тень перестаёт вырываться, синий – прямо из асфальта поднимается такой же «туман», окутывая тварь коконом и затягивает её сквозь покрытие дороги куда-то вниз.

Пять – «туман» опять белеет, отпускает Сергея и возвращается к трамваю...

Сергей рухнул на асфальт, от сильной слабости во всём теле и в шоке от всего произошедшего. Сил не было даже разговаривать. Михалыч тоже молчал.

Наконец хранитель нарушил тишину: «Прости меня, Сергей. Это я виноват, расслабился дурак. Давно уже этих тварей у нас не видел, лет триста точно. Думал, что постепенно введу тебя в курс дела, аккуратно покажусь сам, расскажу о тех, кто является пить чужие жизни и обучу сражаться с ними. Чуть не потерял тебя. Чудо, что ты сам смог порвать сети страха, наброшенные эрхами. Я ведь даже защиту тебе не поставил от менталки!..»

Голос хранителя странно дрогнул, Сергей мог поклясться, что Михалыч всхлипнул что ли? Но ведь трамваи, духи, хранители (кто там ещё?) не плачут или…

От трамвая снова отделился туманный силуэт, он медленно подплыл к напарнику и опустился рядом. «Можно я коснусь тебя?» - прозвучал голос в голове Сергея и он кивнул. Туман бережно, даже нежно обволакивал тело, даруя ощущение защиты, смывая остатки страха, наполняя тело силой, а сердце спокойствием.

Через некоторое время хранитель вернулся в железное тело, а Сергей смог подняться.

«Спасибо, Михалыч!»- произнёс он, слышать свой голос было странно, чувствовать тело тоже.

«За что спасибо? Что чуть не угробил?» - горько усмехнулся тот.

«Брось, я не в обиде! Бывает. Всего не предусмотришь!» - Сергей погладил трамвайный бок. «Да и спас же! И меня и его» - он кивнул в сторону пульсирующей вуали, накрывшей пострадавшего. «А что теперь с ним будет?»

«Отдадим нашим лекарям, его подлечат и домой вернут, да память поправят, чтобы умом не тронулся. Не повезло бедняге, шёл со смены мужик, мыслями уже дома, а тут такая жуть!» - Михалыч подъехал к лежащему на асфальте мужчине, открыл двери. От вагона к человеку потянулись белые туманные «руки», бережно подняли его с земли и, не снимая защитной «вуали», поместили его внутрь. Через минуту в салоне засиял ровный золотистый свет, в самом центре сияния появились два странных существа, подняли «вуаль» с раненым за края и исчезли вместе с ним.

Сергей ошарашено смотрел на Михалыча – «Как ты…»

«Что? Как вызвал лекарей?» - не понял Михалыч.

«Нет! Как ты… Рельсы! Они там, а ты тут!» - выдал Сергей и тут же, почувствовав скептический взгляд Михалыча, замолчал.

«После того, что увидел, ты серьёзно думал, что меня остановит отсутствие рельс?»- фыркнул Михалыч. Сергей хлопнул себя ладонью по лбу и расхохотался.

«Ладно. Хорошо, что всё обошлось. Закончим патрулирование, буду тебя экстренно обучать. Защиту уже поставил» - отсмеявшись, произнёс хранитель.

«Ты назвал тень – эрхами, кто это?» - заинтересовался Сергей.

«Эрхи – тени, вестники Ничто. Жуткие твари. Тени настигают жертву, тонкими пластами «слизывают» с неё тело, питаясь болью. Чем в большем ужасе жертва, тем «вкуснее» эрхам. Охотятся стаей, могут сливаться в одну тень и распадаться, когда пожелают, принимают любую форму. Самое страшное, что поглотив живые ткани, эрхи могут перевоплотится в любое существо, так, что не отличишь, войти куда угодно и продолжить свой страшный пир уже в толпе. Одна стая может опустошить наш город за два дня. Если жертвы далеко, их много или кажутся им опасными, происходит ментальная атака – леденящий ужас, полностью парализующий объект охоты. Я знал только одного человека, который мог сопротивляться их воздействию» - вздохнул Михалыч и осёкся – «Теперь уже двоих… С этим тоже надо разбираться».

Сергей нахмурился – «Я просто струсил, мне так стыдно!». «Нет!» - припечатал хранитель, - «Трусость здесь не причём, ты молодец, Сергей, справился. Первое дежурство и эрхи…».

Напарники продолжили патрулирование. Остаток ночи прошёл спокойно.

Часто ночи проходили спокойно. Защитить прохожего от хулиганов, вернуть домой «потеряшку», напугать до нервного тика и мокрых штанов возомнившего себя гонщиком мажора, «подарить» полицейскому патрулю воришку. Это всё уже казалось Сергею мелочами. Страшнее были они, гости-захватчики, просачивающиеся сквозь «стенки» и «купола» из недружественных людям миров, пьющие жизнь города. Впрочем хватало и «родной» нечисти. Если бы Сергею кто-то сказал, что оборотни, вампиры, ведьмы, маги и прочие гномы – не сказка, он бы бережно подвёл пострадавшего к стулу, нежно прикрутил его к спинке бельевой верёвкой (на всякий случай) и вызвал бригаду психиатрической помощи. Но, как говорится, лучше один раз увидеть…


Так они и "работали". За это время Сергей Иванович странно помолодел, а на все вопросы об этой странности Михалыч только посмеивался. Но вот, однажды, Михалыч не появился. И на следующий день тоже. Сергей решил идти внутрь депо.

Уже на подходе, Сергей ощутил тянущую сердце тревогу. Ворота депо были закрыты, вроде всё как обычно, но как-то съедены краски и без того не хвастающейся разнообразием цветов ночи, зыбкий туман наползал на город и стояла странная тишина. Сергей, прошёл в калитку и обомлел – депо не было. Вместо разбегающихся серебристых дорожек рельс, построек трамвайного цеха и здания управления была смола. Смола антрацитово-чёрная, отливающая каким-то хищным глянцем. На сколько хватало глаз, разлилось это смоляное озеро. Сергей застыл от изумления, оглянулся… Ворот и калитки, через которую он пролез, уже не было. Сергей попробовал переставить ногу, со страхом ожидая увязнуть в липкой жиже, но то, на чём он стоял, напоминало по составу скорее резину… или что это вообще такое! Стараясь сдерживать подступающую панику, Сергей двинулся вперёд. Как ни странно он видел куда идёт, чернота не была полной, свет, серый, неприятно зыбкий, позволял разглядеть окружающее пространство.
Плотная смоляная поверхность неприятно колыхалась и пружинила под ногами, потом затвердела. Через, примерно, час «похода» вдали показалось небольшое возвышение. Сергей, уставший от чёрного однообразия, изменению ландшафта обрадовался как старому другу и, как оказалось, не зря. Под коркой из смолоподобной массы стоял Михалыч.

Сергей, пытаясь содрать чёртову корку, пленившую его друга, в кровь ободрал руки и сильно устал, но за два часа освободить удалось только небольшой участок впереди. Один «глаз» - фару трамвая и часть лобового стекла. Сергей звал Михалыча сначала мысленно, а потом сорвал голос, пытаясь докричаться до хранителя. Ничего не получилось, Сергей рухнул рядом с пленником «смолы» и заплакал от бессилия…

Очнулся Сергей от долбящего мозг: «Проснись! Проснись! Проснись!» Он вскочил, дико озираясь, но никого не увидел. И тут до него дошло, что фара, которую он очистил горит, а чёрное вещество вокруг неё плавится и, шипя, стекает вниз. Сергей уловил на грани слуха, как если бы слушал из под толщи воды, еле слышное: «Ты здесь? Невозможно! Помоги…»

«Я здесь!» - завопил Сергей, снова схватился за корку, с намерением продолжить освобождение Михалыча и замер. Руки, его руки. Руки ничем не напоминали те, с которыми он подходил к воротам депо. Это были сильные руки молодого парня, которым Сергей когда-то был, он ощупал своё лицо и, чтобы не свихнуться, просто запретил себе об этом думать: «Всё потом. Главное понять, что делать с хранителем и как отсюда выбраться».

Сергей, огляделся по сторонам – вокруг всё та же чёрная равнина. Внезапно его осенило. Он рванул в сторону предполагаемой двери трамвая. Сунув руку в карман, понял, что зажигалка на месте, счастливо засмеялся. Сергей чиркнул колёсиком зажигалки, осторожно поднёс колеблющийся огонёк к «смоле» и, с восторгом увидел, что его предположение оказалось верным, от света странная субстанция стекала и исчезала.

Сергей сорвал с себя джинсовую куртку, попутно отметив, что она маловата в плечах и руках, свернул подобие факела и зажёг его. Того что случилось дальше, он не ждал даже в самых смелых надеждах. Как только его «факел» загорелся, вся освещённая сторона трамвая освободилась из плена, и Сергей услышал голос Михалыча: «Спасибо друг! Я думал, что уже всё. Конец. Ничто настигло меня внезапно, когда я торжествовал победу и уже успокоился. Давай скорее убираться отсюда!»

Сергей обошёл с «факелом» вокруг трамвая, чёрное вещество растворялось бесследно. Трамвай открыл двери, Сергей запрыгнул на место вагоновожатого и они рванули вперёд. Свет фар разгонял мглу под колёсами трамвая и вокруг. Сергей уже видел выход, ворота депо и тут в его голове прозвучал чужой голос: «Не дёргайся, милок. Устраивайся ужо» и свет померк. Мучительно трудно было разлепить веки, невозможно поднять руки, почему-то ставшие очень тяжелыми, где-то звучали глухие голоса. Сергей напряг мышцы, пытаясь встать, но снова стал «уплывать» в небытие и вдруг очнулся. Он дома на постели.

«Так это был сон! «Приснится же такое» - с облегчением и с некоторым сожалением выдохнул он и стал собираться на прогулку.

«Погода хорошая, пройдусь к депо, пожалуй» - подумал мужчина и свернул на знакомую улицу. В хорошем настроении он подошёл к воротам депо, толкнул калитку и шагнул.

Депо не было…

После пятого круга Сергей сел у ворот депо и заплакал. Устав от слёз, он лёг на землю и уснул. Сквозь сон он слышал странные голоса, но проснуться не мог, он чувствовал, что чёрное ничто наплывает на него и давит своей массой…

- Любовь Степановна, голубушка, что Вы там, закончили? Вы мне тут нужны.

- Да ужо, всё Андрей Михайлович. Уколола, прокапала, щас вот поверну его, болезного, на другой-то бок и пущай отдыхает. Эх, милок, инсульт чай не шутки, да ничо, вытащим тебя.

«…Вытащат они…» - усмехнулось Ничто.

«Вытащу! Сергей, держись, не верь ему! Я уже почти рядом!..» - резким звоном ворвалось в резиновую тьму…

+9
16:09
143
16:59 (отредактировано)
+2
Ева Браво! bravothumbsup
17:06
+1
Саша, спасибо! Поправила :))
laughБудет мне «браво» bomb
17:17 (отредактировано)
+1
«Здоровский» рассказ!
Браво!
20:18
+1
Татьяна, спасибо! rose
18:48
+2
!!!+
20:18
+1
19:19
+2
почему-то захотелось плакать… bravothumbsuprose
20:18
+2
Почему? :)
20:20
+2
Байкеры, натуры грубые… blush
20:23
+2
20:25
+2
21:17
+2
Вы и вас в данном случае надо писать с маленькой буквы. Лишних запятых перебор. Неправильно оформлена прямая речь.
«Но, как говориться (тся без мягкого знака), лучше один раз увидеть…»
Славная история! thumbsup
А над текстом надо бы ещё поработать.
21:56
+2
Светлана, благодарю Вас! Завтра буду править, вроде проверяла, даже в программку-проверялку загнала… А запятые — это да, всё время кажется, что не хватает и начинаю добавлять. :))
23:29
+2
Ну да, кое-где не хватает, но больше лишних.
13:12
+1
54 по шкале магометра