Чудеса

Автор:
владимир параллельных
Чудеса
Аннотация:
По мотивам фильма «Бумер» и бородатых анекдотов.
На музыку Агаты Кристи.
Текст:

-Ты, что старая?!! Лбами нас тут столкнуть хочешь?!, - в голосе, нервной хрипотцой, слышался треск рвущегося терпения.

Но престарелая клиентка упорствовала. И будто назло, в характерной ей манере выпалила:

- Захочу столкнуть, столкну!

Последние слова были произнесены зловещим тоном, видимо, имевшим за собой угрозу пожаловаться на нерадивых таксистов.

«Как же ты з…ла ведьма старая!!! Жалуйся кому хочешь», - подумал Василий.

Шли уже третьи сутки таксы, а до заветной суммы недоставало ещё пятьсот рублей. Доставка бабки до места назначения, по ночному тарифу, стала бы жирной точкой в затянувшейся смене. В противном случае, маячила перспектива промотаться ещё одну ночь.

Но старушка попалась не простая, всего десять минут общения, а Васе уже хотелось её задушить.

И у него мелькнула соблазнительная мысль засунуть сейчас эту заплесневелую каргу в багажник, довезти до ближайшего леса, стукнуть чем-нибудь тяжёлым по голове, забрать деньги и поехать домой спать.

- Э, хорош нас кошмарить! - не выдержал собрат по несчастью, по голосу и манере было понятно, что и его терпение трещит по швам, - Ты на хрена двоих то сразу вызываешь??!

В ответ бабулька вновь пустилась причитать:

-Не вызывала я двоих! Говорю же у меня телефон новый, не понимаю я там ничего! Нажала, девка адрес спросила, я сказала, а потом перезвонили, говорят откуда вас забрать, я думала она дурёха адрес забыла, я ей и говорю…

-Да угомонись ты уже, - прервал бестолковую тираду, заведённую в третий раз, таксист из конкурирующей фирмы. – Определяйтесь с кем поедете.

Но старушка выкинула очередной фокус. Сложив руки на клюке, она, начала переводить взгляд с одного таксиста на другого, при этом смотрела исподлобья и очень недобро. Затем уставилась в пространство между мужчинами. После неудобно повисшей паузы, показавшейся бесконечной, она произнесла твёрдым, будто не своим, голосом:

- А вот вы сами решайте.

И тут Василий понял, что его так напрягает в этой ситуации. Конечно бывало такое, что клиент, как правило пьяный, заказывал несколько машин сразу, бывали и конфликты. Но сейчас… ему казалось, что он участвует в каком-то придурковатом спектакле.

-Давай отойдём, - предложил Вася претенденту на сварливую старушку.

Отойдя и закурив Василий продолжил:

- Ну как решать будем? А то у меня щас глаз дёргаться начнёт.

-Да у меня уже дёргается, - ответил собеседник и тут же, вроде, невзначай, добавил – Ну я-то первый подъехал.

Вася сразу понял настроение соперника. Но, его охватило несвойственное упрямство, и он решил во чтобы то ни стало отстоять заветную пятихатку:

- А я её до этого возле подъезда ждал. Диспетчеру позвонил, та перезванивает, говорит, клиентка не дождалась пошла навстречу. А я вовремя приехал. Лови говорит, бабушка в чёрном платке и чёрном плаще с клюкою, на перекрёстке возле футбольного поля. Я туда, а там ты уже. Только она к тебе сразу не села.

- Да мозги она колупает. Я её тоже возле подъезда ждал, только она соседний дом назвала. Тоже сказала, что нет машины и навстречу вышла.

Паренёк хоть и выглядел молодо, но уступать выгодную заявку, похоже, не собирался. Тогда Василий смягчил тон и зашёл с другой стороны:

- Блин, братан, я уже третьи сутки таксую, на ходу рубит. А мне завтра последний срок кредит оплатить. Сегодня такса ваще не прёт, сам знаешь. А после двенадцати ещё и дождь обещали. Мне пятихатки не хватает, а до Антоновки, как раз фиолет.

- А у меня завтра страховка кончается. Я без страховки как работать буду? – не уступал оппонент и горячо добавил. – Думаешь мне её охота везти? Да я эту злыдню придушу в первом же лесочке.

Последние слова паренька вошли в такой резонанс с настроением Василия, что в его голове мгновенно созрел хитроумный план.

- Слушай, - с интригой сказал Василий, - а не пошла бы эта бабка на хер?

- Чего??

- Херли она из нас клоунов делает?! Деда ей проведать надо! Какой нахер дед на ночь глядя?! Или ему что приспичило? Стояк первый раз за 20 лет?! Он там самогонки тяпнул и храпит уже. А у неё бессонница возрастная. Вот и решила, на сон грядущий, развеяться.

Скорее всего васины догадки посеяли сомнения в сердце коллеги, он примолк и задумался, видимо, анализируя упущенные из виду, в силу неопытности, аргументы. Вдохновившись колебаниями конкурента Вася подлил масла в огонь:

- Ты её пока довезёшь она тебе всю печень схавает. По началу на деда своего жаловаться будет, потом на врачей, потом на чиновников, а потом, как за город выедете, скажет, что ты её не туда везёшь, начнёт дорогу показывать, в итоге заблудитесь, а она будет на тебя переть, типа куда ты ехал я же тебе сюда показывала. Начнёт звонить диспетчеру и на тебя жаловаться. А потом скажет вези меня домой и хер заплатит. И ничего ты ей не сделаешь. Тебе геморрой, а ей развлекуха, чтоб спалось крепче.

Краем глаза Василий следил за реакцией собеседника и, заметив, несколько раз на его лице одобрительную улыбку, решил окончательно склонить чашу весов в свою пользу, закинув ещё парочку аргументов.

- Это ж район такой. Тут одни пенсионеры. Здесь раньше фабрика была. Потом закрыли её. Молодёжь сюда не переезжает, с работой тухло, а старики своё доживают. Как не приедешь вечно приключения. То привёз не туда, то обманываешь, цену ломишь. Что ты хочешь, сюда скорая чаще чем такси ездит.

Похоже, чаша окончательно склонилась. Паренёк задумался. Через несколько секунд по его лицу пробежала лукавая понимающая усмешка и он спросил:

- Типа ща на хер её пошлём и уедем?

-Ага. Я своему диспетчеру позвоню скажу, чтоб на этот номер не отвечали, а ты своему. А этой пердуньи старой, надо ей не надо ехать – это её проблемы, пусть хоть до утра тут кукует.

- Да базара нет! - как-то вдруг согласился оппонент и таксисты направились к машинам.

Авто паренька перегораживало проезд, он первый завёлся и поехал, помахав на прощанье рукой несостоявшейся клиентке. Но на ту никакого эффекта это не произвело. Она стояла всё также облокотившись на палку с ядовитой ухмылкой на лице.

Василий двинулся следом. Проезжая мимо старушки, он почувствовал облегчение. Ему так захотелось сказать ей что-нибудь типа: «Пардон мадам, уёбен зэ биттэ».

Поравнявшись с неподвижной фигурой, таксист притормозил и уже потянулся к кнопке стеклоподъёмника, но наткнувшись на ледяной взгляд старухи, вдруг онемел и съёжился. Сердце его стукнуло и на мгновенье куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем. Душу охватила тоска и тревога.

Казалось, что бабка просвечивает его рентгеном и как опытный вертухай шмонает своими дряблыми руками самые сокровенные кармашки подсознания. Ухмылка на её лице говорила – куда ж ты милок?! Никуда ты от меня не денешься. Оборотишься и след не простынет.

Хотелось мчать отсюда подальше, куда глаза глядят. Нога машинально соскользнула с педали тормоза и машина, будто сама собой залезла на бордюр. От встряски, с «торпеды» что-то глухо брякнуло на пол, но охваченный внезапным страхом водитель даже не обратил на это внимания.

Вырулив и переведя дух, он последовал за коллегой.

Через минуту, от нахлынувшей жути не осталось и следа. Вася даже улыбнулся сам себе: «Блин, что за фигня… бабулька меня напугала. Совсем переутомился. Ничего, до дождя успею. Пол часа до Антоновки, полчаса обратно. Ещё немного потерпеть и баста.»

Близость долгожданного отдыха предала сил. Впереди, разбавляя тьму, то и дело, вспыхивали красным светом стопари - паренёк старательно объезжал дворовые ямы и лужи. Стараясь след в след повторять тот же маршрут, Вася не спеша двигался к выезду из квартала.

Вот, впереди идущая машина поморгала аварийкой, потом правым поворотником и, вырулив на проспект, подозрительно быстро скрылась.

Как только конкурент исчез из поля зрения, Вася развернулся и поехал обратно.

*****************

Бабка стояла на прежнем месте. В свете фар лицо её не казалось зловещим. На нём можно было различить даже что-то вроде улыбки, по всей видимости, выражавшей одобрение. От этого по васиной совести пробежали мурашки мелких угрызений, за то, что он так плохо подумал о бабульке.

После того как Вася подкатил к клиентке и залихватски гаркнул:

-Мадам, карету заказывали!

Та рассыпалась в дребезжащих благодарностях и сетованиях, по поводу того, что она думала, что до утра тут куковать будет, а он молодец такой вернулся, не то что этот молодой.

Она стояла и дребезжала, бойко размахивая руками и перескакивая с одной мысли на другую. Вскоре, Вася перестал понимать о чём она вообще говорит и стал ловить себя на мысли, что бабка вновь ломает комедию.

От бабкиной трескотни отвлёк отсвет фар в окнах верхних этажей, -по дворам пробирался автомобиль.

Отразившись от оконных стёкол, свет мелькнул в васиной голове неприятной догадкой: «Она что, ещё одно такси вызвала?!»

Решив не проверять эти догадки, он поторопил женщину:

- Ну же, бабуля, холодно, простудитесь. Садитесь и поедем.

Бабушка на несколько секунд задумчиво притихла, а потом мелко заойкала:

-Ой, ой, точно. Ой прости меня дуру старую, - и забралась в машину.

Устроившись на заднем сидении, пассажирка начала ёрзать и выглядывать в окна, явно кого-то высматривая.

-Ты что ещё одно такси вызвала! – не выдержал Василий.

-Ой нет, нет. Что ты?!! – испуганно отозвалась бабулька, - поехали, поехали.

Водитель облегчённо вздохнул и тронулся, готовый выслушивать душещипательные излияния, вызванные обострением старческого маразма, на фоне повышения цен на гречку и роста чиновничьего беспредела. Но вместо этого попутчица ни с того ни с сего ринулась нахваливать шофёра:

- Вот сразу видно, ты старше у тебя воспитание. Ты старую больную женщину одну ночью не бросишь, а тот молодой, нахальный, грубил мне. Я и сама с ним ехать не хотела, только он привязался. Он ещё и ездить то толком, поди, не умеет. Ты то и довезёшь, так я целее буду. А молодёжь только гарцевать вот это…

Самолюбие, быстро забродившее, на подхалимских дрожжах, бабулькиных дифирамбов, так дало в голову, что он решил подъебнуть старушку и со снисходительной улыбкой перебил:

- А что же сразу ко мне не села? Кочевряжилась…

И тут же пожалел о сказанном. Старушка безо всякой паузы сменив приторно-слащавый тон на кисло-плаксивый, всхлипывающим голосом запричитала:

- А ты что, бугай такой, заступится не мог! Ты же видишь старую, женщину обижают, обзывают, житья никакого не дают! А сам стоит ещё и поддакивает сопляку этому!

-Да что вы бабуля, - не выдержав натиска, неожиданно для себя начал оправдываться Вася. – я же…

Но бабка не давала и слова вставить и продолжала голосить:

- Перепугали меня старую до обморока, отошли и шепчутся! А я стою ни жива, ни мертва, что и думать не знаю, пошелохнуться боюся. Сговариваются может, чтобы в лес меня вывезти! А там придушат, деньги отберут и поминай как звали!

Васе становилось не по себе. Не от того что бабулька, услышав краем уха его разговор с давешним знакомым, вывела такую криминальную басню, а от того, что спектакль продолжался и Вася не мог избежать участия в нём. И, не зная, как выкрутиться, инстинктивно выкрикнул:

-Да ты что старая, не видела, что ли? Он же наркоман!

Как ни странно, это подействовало. Старушка тут же притихла, и уже более понимающе всхлипнув изумилась:

- Ииии!!! Да ты что?!

Василий, не давая ей опомниться, продолжал:

-Ага. Я по началу не понял. А потом, смотрю, он не адекватный какой-то. То ли обколотый, то ли обнюханный. Хрен его знает, что ему в башку взбредёт. Вот и решил отойти пообщаться, объяснить человеку.

- И что ж ты ему сказал?

По голосу было понятно, что теперь старушка подъёбывает его.

«Ах, ты! Не совсем ещё глухая», - с досадой подумал Вася

Растерявшись, от такого поворота, он снова положился на инстинкт и почему-то ляпнул:

- Да я ему сказал, что ты ведьма.

Старушка недоверчиво всхлипнула и поинтересовалась:

- И он тебе поверил??

- Конечно. Он же обнюханный. И не в такое поверит. Видала как свинтил шустро? А я за ним поехал, чтобы он подумал, что я тоже уезжаю.

Бабушка хихикнула пару раз, затем, выдохнув, произнесла:

- Оооой уморил…

И затихла.

Затихла так, что Васе показалось, будто в машине вообще никого нет. Испугавшись за пассажирку, водитель обернулся. В темноте виднелся только силуэт. Едва Василий открыл рот, его перебил, надменный голос без всяких кривляний:

- А ты хитрый.

Вася решил, что это скорее похвала. В тот же момент он заметил отсвет фар за плечом силуэта. Судя по расстоянию, машина подъехала к тому месту, где он забирал злосчастную клиентку. Что-то неприятно кольнуло глубоко внутри. Отвернувшись он без энтузиазма сказал:

- Не мы такие, жизнь такая.

И, вырулив на пустой проспект, дал газу.

  • * * *

Попутчицей старушка оказалась беспокойной.

Сперва, она чем-то долго, но не громко шуршала, потом громко сморкалась и кашляла, потом ненадолго притихла, а потом начала невнятно бормотать себе под нос. Василию, утомлённому двойной сменой, это так подействовало на нервы, что в ушах зазвенело, а перед глазами появилась рябь. Обернувшись он понял, что старуха спит и бормочет во сне.

Остановившись на светофоре, водитель толкнул пассажирку. Та ойкнула, пролепетала что-то спросонья и спросила:

- Ты чего?!

- Да вы во сне разговариваете меня это отвлекает.

- Ааа… Ну извини, это профессиональное, я же начётчицей была.- продребезжал голос из-за спины.

Вася обрадовался возможности ухватиться за незнакомое слово, чтобы разговорить старушку. Пусть уж лучше что-нибудь рассказывает, чем бормочет и, в предвкушении долгого рассказа о героических трудовых буднях в те далёкие времена, когда всё было бесплатно и в кайф, он спросил:

-Начётчица? А кто это?

Загорелся зелёный. Автомобиль тронулся. На заднем сидении молчали.

«Блин, опять уснула что ли??» - раздосадовано подумал Вася.

В ответ раздался свистящий храп.

Через пять минут уже храп действовал на нервы так, что в ушах звенело, а в глазах появилась рябь.

Не отвлекаясь от дороги, шофёр попытался толкнуть спящую. Но потянувшаяся на задние сидение рука, не обнаружила там признаков материальных тел. Обернувшись, он увидел, что пассажирка забилась в противоположный угол и продолжает храпеть.

- Да и хрен с тобой, - в полголоса произнёс Василий.

И его тут же осенило – музыка. Он нажал плэй и прибавил громкости. В салоне заиграла песня «Агаты Кристи» «Чудеса».

Но, казавшееся, по началу, соломоновым, решение, в последствии лишь усугубило ситуацию. Заслышав слова песни, бабулька встрепенулась, и начала жалостливо ойкать.

Водитель перепугался, решив, что спящую старушку напугала музыка и у неё прихватило сердечко.

- Что такое? – обеспокоенно спросил диджей неудачник.

- Ой, ойойой,- простонали в ответ.

- Что, плохо?! Да вы хоть что-нибудь ответьте, - начинал паниковать Вася.

- Ой сердцу… - промямлила старуха.

Таксист затормозил по среди дороги и прокричал:

- Что с сердцем? В больницу?!

- Ой, сердцу весело… - опять промямлила бабулька.

- Чего, блядь???...- в конец опешил Вася.

- Как смешно, сердцу весело, чудеса, - на этот раз не промямлила, а нараспев прогнусавила бабка, и пафосно закончила, - Чу-де-са…

- Чего, б…- снова хотел выругаться опешивший водила, но догадавшись, что старушка повторяет строчку из песни, облегчённо вздохнул и спросил, - Тебе что, песня понравилась?

- Ой понравилась. Опять молодой стала. Только сначала поставь, а то я спала – прослушала. И погромче сделай.

Последние слова были произнесены с тем особым задором, после которого пускаются в пляс.

Снова сбитый с толку резким поворотом сюжета в бабкином спектакле, но обрадованный столь оптимистичной перемене декораций, Вася выкрутил громкость.

«Пущай расколбасится под русский рок, растрясёт песочек» - подумал он, - «это лучше, чем храпеть да бормотать.»

Бабка и расколбасилась и растрясла.

Сначала она просто слушала музыку, потом стала подпевать, при этом безбожно фальшивила и задыхалась, но всё равно получалось очень артистично и забавно, так что Вася даже пару раз в голос хохотнул. Когда песня закончилась, певунья взмолилась:

- Поставь, поставь ещё разик.

От унылой сонливости не осталось и следа.

- Да я могу включить он её по кругу мотать будет.

- Серьёзно?!

- Ага.

- Чуудеесаа...

Произнесено это было с мистической интригой на цыганский манер, и Вася даже подумал, что сейчас ему предложат погадать. Он снова в голос хохотнул и завёл шарманку.

Теперь бабулька не только подпевала, но и прихлопывала, и притоптывала, а иногда даже припрыгивала на сидушке в такт музыке.

Они уже близились к выезду из города. Трасса была пуста. И откинувшись на спинку водитель рулил одной рукой. Он всё чаще оборачивался, чтобы посмотреть представление, которое устроила пассажирка на заднем сидении.

С третьего раза она уже подпевала от начала до конца, а к четвёртому повтору расходилась так что приплясывала и подпрыгивала, иной раз до потолка, от чего машина начинала ходить ходуном.

Но водителя это совсем не беспокоило. И вообще, он с удивлением ловил себя на том, что его больше ничто не беспокоит. Ни обратная дорога, ни цены на бензин, ни кредит, ни то что бабка становилась тем бесшабашней и наглее, чем ближе к городской черте они подбирались.

«Да что я её так невзлюбил? – говорил он сам себе, - она, наверное, артистка, в каком-нибудь кружке самодеятельности участвует, поэтому и чудачка такая, они ж театралы все с придурью. Вон какое шоу выдаёт. Такой талант пропадает!»

Исполнительница, почуяв благодарного зрителя всё больше входила во вкус.

Вася уже второй раз бросал руль и хватался за живот, давясь от смеха. Машина от этого не петляла и в сторону не уходила. Водила даже отметил краем глаза, что автомобиль самостоятельно вписался в не очень крутой поворот.

И тут артистка подпрыгнула так высоко, что стукнулась головой в потолок. Автомобиль качнуло, а Васю окончательно порвало.

«Это надо на телефон снять» - помирая со смеху, подумал он и сквозь слёзы бросил взгляд на торпеду.

Телефона не было.

«Это бабка украла!!!», - мысленно заржал Василий, и тут же вспомнил, - «Это когда я на бордюр заехал телефон упал.»

Старушка опять подпрыгнула, стукнувшись головой в потолок. На этот раз автомобиль так, что, вильнув несколько раз автомобиль пошёл юзом. Оценив, опытным глазом траекторию, водитель понимал, что по всем законам физики они сейчас врежутся в ограждение и перевернутся. Но физика облажалась, вызвав очередной приступ смеха. Бабка подпрыгнула ещё раз и автомобиль, встряхнувшись, как собака после купания, выровнялся и, с небывалой резвостью, начал набирать скорость.

Не подозревая такой прыти в своей ласточке, но довольный таким положением, шофёр понял, что авто в его помощи не нуждается. Он, на всякий случай оставил руки на руле, а сам полностью обратился к шутовке.

Она распевала, кривляясь и хлопая в ладоши. Придорожные фонари выхватывали из темноты её гримасы. Затейница так расчётливо хлопала, что, по хлопку, каждый следующий фонарь выхватывал новый образ. Это напоминало сломанный проектор.

Иногда двадцать пятым кадром появлялось лицо рыжеволосой девушки, с зелёным взглядом бесстыжих глаз и ярко-вульгарными губами.

«Какая красавица! – мысленно восторгался Вася, - это она в молодости такой была.»

Словно отзываясь на эти мысли, бабулька похабно играла морщинами и выразительно вскидывала брови, на что-то неоднозначно намекая. И при этом, чистым, звенящим голосом она заплетала узор чудесной мелодии, родившейся в розовом, как афганское солнце, беспощадно-ласковом свете опиойдного прихода.

«Вот это да! - восхищался зачарованный слушатель, - да ей же в ёперном театре исполнять надо.»

Отдаляясь, голос, несостоявшейся «ёперной» примы, извивался и звал за собой в такую многообещающую даль, что не пойти туда было просто глупо. Он нёсся ввысь, увлекая душу предчувствием красочного фейерверка, в той небывалой дали, где, достигнув зенита, лопнет и разлетится на множество сверкающих осколков.

И душа, томимая предвкушением, покорно устремлялась следом, поднимаясь по хрустальной лестнице озарений, сбрасывая, на каждой ступеньке горечь утрат, разочарования от несбывшихся надежд и чувство вины.

Проникшись всепроникающей вселенской мудростью, Василий осознал что-то такое лихое, что не было никакой возможности, это услышать, увидеть, потрогать руками или понять мозгами, а равно и как-либо выразить.

Он, вдруг, понял всё.

«Ибо ведаю!» – твёрдо сказал он сам себе и восторженная эйфория застлала разум тёплым туманом.

С души, как осенние листья после первых заморозков, опали последние оковы сомнений и она, светящимся пузырьком, поплыла вверх сквозь этот туман.

Было легко и весело, просто и радостно.

И всё казалось по плечу.

Вскоре огонёк души замедлил движение, замер ненадолго и стал двигаться параллельно земле. И Василий понял, что никакой это не огонёк, а легковой автомобиль, мчащийся, на предельной скорости, по ночному шоссе.

Навстречу, из лесов двигался туман, а по небу, словно отражение тумана, наползали на город тяжёлые облака.

Как сквозь вату услышал он музыку и сладкоголосое пение и понял, что видит собственную машину с высоты птичьего полёта.

«А я типа за рулём!!! – накрыло Васю озарением, - и там ещё эта красотка!!! И машина сама теперь ездит! Да ещё с такой скоростью! И никакие аварии не страшны! – сыпались озарения одно за другим, - Вот это фартануло!»

Припомнился недавний претендент на чудо-старушку, и Васю охватила гордость, от того, как ловко он увёл клиентку.

«Колесит теперь порожняком по городу и даже не подозревает какую удачу проворонил», - с упоением подумал Василий.

Он увидел город, напоминавший с высоты, муравейник из мерцающих огоньков.

Порой, помимо гаснущих и загорающихся окон, блуждающих огоньков автомобилей, неоновых реклам, вывесок и прочей ярко-мигающей иллюминации, оставляя световые шлейфы, проплывали сквозь улицы светящиеся искры, которые Василий, не в силах объяснить их природу, прозвал шаровыми молниями.

Выяснять откуда берутся эти шаровые молнии не было ни малейшего желания. Желание было найти бывшего конкурента и похвастаться перед ним своей удачей. Осуществить это было проще простого.

Усилием мысли Вася набрал нужную высоту и подобно воздушному шарику, наполненному веселящим газом, стал парить над центром города. Где-то глубоко внутри проявилась некая, доселе неиспользуемая, очень чувствительная грань, на которой, как на поверхности воды отражалась карта ночного города. Иногда пробегала лёгкая рябь. Вася быстро догадался, что рябь эту создаёт интересующий его объект. Стоило обратиться в сторону источника ряби и внимание серебряной нитью протянулось к пульсирующей точке, которая оказалась автомобилем недавнего соперника.

Вася привязал серебряную нить к бамперу запеленгованной машины и, воздушным змеем, последовал за ней.

Экс-конкурент, пробирался по дворам, осторожно преодолевая ямы и колдобины.

«Ага, на заказ едет» - догадался Василий.

Догадка была ошибочной. Притормозив у подъезда, парень заглушил двигатель, вышел из авто и направился к небольшому палисаднику, рядом с домом, огороженному металлической оградкой. Подойдя к оградке, таксист начал что-то искать в пологих столбиках. Было заметно, что он ничего там не находит и переходя от столбика к столбику всё больше нервничает. Пройдя все столбики и, судя по всему, не отыскав желаемого он выхватил из кармана телефон и с энергичной злобой затараторил в трубку. Слова долетали, как сквозь стену и разобрать их было невозможно, но было понятно, что паренёк очень возмущён.

Однако тирада его продолжалась недолго. Меньше чем через минуту он смолк, внимательно выслушивая абонента. Потом быстро вскочил в машину и направился к соседнему дому, где был палисадник с такой же оградой. Нашарив что-то в одном из столбиков он поспешно двинулся прочь.

Заинтригованный несвойственным таксистам поведением паренька, Вася было двинулся за ним, но от преследования отвлёк непонятный, усиливающийся гул, с призвуком смутной тревоги.

По зеркальной грани-радару мелко, но очень настойчиво заплясала рябь, с нарастающей интенсивностью убегая за пределы городской карты.

Перенаправив внимание в нужное русло, Вася оказался за городом и увидел свой автомобиль, мчащийся по тёмному шоссе. Только теперь он съехал на встречную полосу, по которой к нему быстро двигалось скопление огоньков. Судя по их расположению и цвету, можно было легко догадаться, что это фура. Водитель-дальнобойщик, впавший в ступор, от наглости летящей навстречу легковушки, никак не мог отпустить клавишу сигнального гудка.

Как ни странно, Василия, факт близкого столкновения, особо не взволновал. В блаженном оцепенении, он спокойно наблюдал, как где-то далеко внизу движутся огоньки навстречу друг дружке.

Безмятежность эту разметала яркая вспышка. Под Васей распахнулся невидимый люк, в который он мгновенно провалился. И ему сразу же стало понятно, что он сидит за рулём своей машины, играет музыка, сзади поёт старушка, а навстречу, моргая дальним светом и, продолжая затяжной гудок, мчится фура.

За долю секунды оценив ситуацию, Василий инстинктивно вывернул руль вправо, но тот, словно, зацементированный не сдвинулся ни на миллиметр. Таксист отчаянно повторил попытку, но уже в другую сторону. Результат был тот же.

По глазам резануло яркой вспышкой, но было понятно, что Вася не успеет зажмуриться.

Но, внезапно, словно провалившись под лёд, авто резко замедлилось. Летящая навстречу махина, тоже замедлилась. За лобовым стеклом, отблеск фар обрисовал белое, от ужаса, лицо с зияющим на матерном полуслове ртом и, вытаращенными глазами.

За пару метров, подчиняясь неведомому импульсу, фура, по-змеиному гибко вильнула вправо.

В это трудно было поверить, но столкновение не состоялось.

К осознанию того факта, что аварии удастся избежать, примешивалось какое-то странное чувство, похожее на дежавю, но с обратным эффектом: и ночную дорогу, и лес вокруг, и туман, и встречную машину, и лицо малознакомого шофёра Вася не то чтобы уже видел, а должен был когда-то увидеть, даже в скором будущем. Вот только лицо должно быть с другой стороны и под другим углом.

Лицо это хоть и было малознакомым, но видел его Вася совсем недавно и было в нём что-то мучительно важное, такое что всегда пытаешься отчаянно вспомнить, пробудившись от лихого сна. Немного напрягшись вспомнить удалось: в первую ночь, этой бесконечной смены ездил Василий по заявке на автобазу, располагавшуюся неподалёку, где и забрал этого самого дальнобойщика в полном неадеквате. Всю дорогу пассажир размахивал руками и угрожал удушением какой-то старой ведьме. (Таксисту тогда думалось, что это про тёщу.)

«Я эту гадину вычислю! – не в силах сдержать пьяных эмоций, злобно рычал дальнобойщик, - я не пальцем деланный, меня на мягком не проведёшь! Мне вот послезавтра в рейс, я специально здесь поеду, она ко мне прыгнет, а ей сразу башку то монтировкой и проломлю! А то повадилась нечисть! Девкой прикидывается. Такого парня угандошить. Это ж беспредел!!!»

И пассажир до хруста сжимал пропахшие солярой кулаки.

Напарника дальнобойщика нашли со сломанной шеей в лесочке недалече от местного кладбища. С поминок то и ехал пассажир.

После получасовой околесицы, Васе удалось собрать связную историю, больше напоминавшую детскую страшилку.

Видят тут часто рыжую девку, как туман и дождь, так она у кладбища голосует, по ночам. Остановится водила из жалости или из более приземлённых чувств, откроет дверь, а там и нет девки никакой, а запрыгивает в кабину старая бабка и слёзно умоляет довезти её до деревеньки за кладбищем. Дескать дед у неё при смерти, последний раз повидаться. И если, соглашался водила, то находили сердобольного по утру со сломанной шеей.

Всё это пронеслось в голове за долю секунды, пока фура, будто резиновая, сползала вправо, на встречную полосу.

«Так вон оно чё!» – сказал сам себе Василий, когда проползли последние габаритные маячки грузовика.

Авария, казавшаяся неизбежной, промелькнула оставшись позади и таксиста захлестнула волна лихой разнузданности.

Из-за спины донеслось сладостное пение. Но глянув в зеркало заднего вида, шофёр увидел лишь чёрную пустоту.

«Так вон оно чё… - повторил шофёр, -теперь то я тебя выкупил, теперь то знаю, как с тобой быть. Я такое в кино видел. Только там наоборот было.»

И память, с детской непосредственностью, потому что именно в детстве и запечатлелся этот эпизод, нарисовала картину со старушкой верхом на молодом человеке, облачённом в униформу работника духовной сферы. Они летели по ночному небу, а под ними, размашисто проплывали реки, леса и поля, озарённые лунным сиянием. Затем, призвав имя Божие, молодой человек резко пошёл на снижение, когда же оба повалились в траву, он схватил дубинку и начал избивать старушку. Избиение продолжалось до тех пор, пока не послышался вкрадчивый девичий голос с придыханием: «Ох… Не могу больше…» После чего парень убежал. А в кадре, истекая слезами и томно вздыхая, видимо, призывая к акту целомудренной некрофилии, появилась молодая красавица.

«А эта значит молодой прикидывается, а потом старухой обернётся, - догадался Вася. Мысли петляли премудрым змеем, - это хорошо, что молодая. Пока молодая я ей попользуюсь, а как состарится я её монтировкой забью.»

Он осторожно нащупал край монтировки, которую, на всякий таксистский случай, всегда держал в дверном кармане.

«Ну! С Богом!» – скомандовал он сам себе и, с самым непринуждённым видом стал перебираться в заднюю часть салона. Чтобы не вызвать подозрений он держал руки перед собой, делая вид, что продолжает рулить.

Перебравшись за водительское кресло Василий немного смутился, перед ним расстилалась кромешная темнота, в которой не было ничего кроме голоса, исполнявшего всё ту же песню. Только теперь этот голос оброс гулким эхом, будто всё происходило в огромной пещере.

«Эй! Ты едешь?» - призывно прошептала темнота, где-то впереди и немного слева.

Обратившись туда Вася увидел манящую наготу молодого тела, белевшую метрах в десяти от него, и он смело порулил к ней, успев мимоходом отметить: «Зря ругают отечественный автопром, вон какой салон забабахали.»

Через секунду девушка пропала и шёпот с капризным заигрыванием поманил уже с противоположной стороны, но немного ближе. Повернувшись на зов, Василий снова увидел белевшую наготу и снова порулил к цели. Через секунду девушка растворилась и с другого направления донеслось: «Ну ты где?»

Каждый раз голос и девушка были всё ближе, и водитель, изнывая от предвкушения метался в темноте салона. Наконец красавица предстала перед самым носом и насмешливо пропела: «Ну ты что?»

Бросив невидимый руль, Вася крепко обхватил насмешницу, но та самым подлым образом опять растворилась, и резкий голос за спиной прокаркал:

- Ты шо там, уснул!!

(продолжение следует)

+2
12:59
79
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №2