Безнаказанность

Автор:
Полина
Безнаказанность
Текст:

 …Училась Лиза на первом курсе педуниверситета. Вся высоколобая профессура преподавала у физиков, а тут, в группе будущих педагогов, только доценты — так, по мелочи. У Лизы вёл чрезвычайно любопытный тип: для кого просто приятный, а кому — неприятный во всех отношениях, это уж каждый решал за себя. Петр Сергеевич Котовский, выпускник этого же института, который вернулся в родную альма матер уже не учиться, а просветительствовать. Просветительствовал вот уже пятнадцать лет, обсуждая Ньютона, Эйнштейна… и немного косички.

— Так… вот-вот… кто дошел до нас сегодня? Боровцев здесь, Волков здесь… а Гречишина?

— Здесь.

-Зде-е-есь! — Сергеич облизнулся, как котяра, который съел ведро рыбы, и распушил свои леопольдовские усы. — Дерзкая!

— Демидова Наташа? — продолжал физик отмечать присутствие.

— Тут, — робкая девочка с косой как бы нехотя подняла руку. Она приехала из села, и шумный большой город всё ещё был для неё непривычным.

— У вас, я смотрю, косичка есть? — запищал от восторга физик. — Как миленько, как миленько… Ерохина Стефани?

— Стефания, — недовольно обрубила Стеша, которую раздражали французские номинативы чудаковатого препода, но он стоял на своем, как партизан.

— Стефани… ох, жестокая!

Выпендриваясь на каждой второй женской фамилии, физик дошел наконец до конца списка. Лизу он сегодня никак не выделил, за что она возносила хвалу Небесам.

— Ну-с, так сказать, начнем, так сказать. Наша сегодняшняя тема — это… ням-ням… основные постулаты СТО и ОТО.

Лекция тянулась как резина. Лиза засыпала от скуки, опираясь на локоть. Сколько можно это слушать! Петр Сергеич, как всегда, отклонился в лирические отступления.

— Вот у нас, так сказать, нет порядка, так сказать. На даче у нас бардак, ну высаживаем помидоры, огурцы там… То ли дело в Германии, родственники живут! Всё аккуратно на даче подстрижено, хорошо растет. Любо-дорого смотреть. А как я был однажды на конференции в Берлине… Берлин — он такой…

Прошло добрых сорок минут, прежде чем Сергеич объявил, что он как-то увлекся лирическим отступлением и большую часть материала, как обычно, придётся осваивать самостоятельно. «Вуз — это прежде всего самообразование!» — гордо добавил он.

— А кто у меня хочет автомат? Кто правильно ответит на вопрос — получит автоматом пять!

Физик задал трудный вопрос по теме ОТО, которую должен был разобрать сегодня вместо милых бесед о даче. Все, особенно девочки, приклонили головы.

— А Лиза? Лиза знает?

Молчание.

— А-а, не знаете! — захихикал физик писклявым голосом. — Это потому, что у вас косички нет.

Света, подруга Лизы, что-то буркнула невпопад.

— Ай-яй-яй! Вы же знали, но перепутали? Перепутали? Ой как миленько! Хоть сейчас автомат ставь!

Эта пара была последней, и он попросил Лизу остаться. Чтобы получить допуск к экзамену, нужно набрать шестьдесят баллов. Физик оценивал работу на парах и рефераты; кому-то рисовал плюсы просто так, а вот до Лизы ему всегда хотелось докопаться. Она ездила в Ленинку по вечерам три раза в неделю, читала литературу, какую не читают студенты МФТИ — такие темы рефератов ей давал физик. Но научной базы определенно не хватало, и Лиза пыталась осветить тему, до которой ещё не доросла, путаясь в сложных терминах; уже четыре раза физик отсылал её обратно, заставляя переделывать всё от и до. Лиза принесла несчастный реферат в пятый раз, и физик просмотрел его дома.

— Liz, ваш реферат сыроват, вы будто совсем не понимаете теорию поля, — прогнусавил Сергеич.

— Боюсь, это мне не по силам. Но я старалась, Петр Сергеевич…

— Ну, знаете, эта тема очень проста, дорогуша! Не понимаете — приходите на дополнительные занятия. В субботу, ко мне домой. Интеллигентные взрослые люди всегда могут договориться, правда же? — Физик придвинулся к Лизе ещё ближе. — Вы же не будете возражать против чая с эклерами, мадемуазель? Жду вас в субботу.

Лиза, кажется, сообразила, к чему клонит котяра. Допы проходили по субботам у него на квартире; туда ходили Верка, Юлька и Машка. По понедельникам они приходили на пары какие-то чудные: о чём-то хихикали в ладошку тайком от остальной группы, смазливо щебетали друг с дружкой и отчего-то краснели… Им явно нравилось у физика дома, но Лиза — порядочная девушка. Она не могла о таком даже и помыслить.

— Ну-с, до субботы? — лениво спросил котяра, облизываясь и потягиваясь на стуле.

— Я подумаю, — Лиза далеко не сразу нашлась, что ответить.

— Ну подумайте, ваше право, так сказать, ваше право… Но помните: не сдал сессию — тогда что? Пра-а-вильно, отчисление. А допуск к сессии, Елизавета, ещё надо получить. Что же вы не хотите со мной пообщаться, ай-яй-яй! Может, я чем обидел вас?

— До свидания, — буркнула Лиза как можно тише и быстрым шагом отправилась прочь, забыв реферат в красных правках на столе. Она не могла решить, что делать дальше. Написать жалобу? Но физик, по слухам, в приятельских отношениях с ректором; что, если ничего ему не будет, а Лизу обвинят в клевете? Или ещё отчислят за это? Ну допустим, и что тогда? Молчать дальше, терпеть, прийти к нему в субботу? Ведь если она не придёт, он стопудово её завалит! Или лучше уж в другое место переводиться посреди семестра? Лиза пребывала в растерянности. Как быть? Не понятно.

Назавтра Лиза узнала от Светы очень странную новость.

— Лиз, слушай, тут такое, просто капец! Слышала про физика?

— Нет, — покачала девушка головой, — ты о чём?

— Ну как о чем? Весь институт уже на ушах! Ты что, не в теме? Физик подсматривал за одной молодой преподавательницей в туалете. Она его заметила и написала жалобу.

— Он чё, больной?! И что теперь будет?

— Да кто знает… в ректорате пока думают, что с этим делать. Но в этом семестре он больше не будет у нас вести, вместо него теперь аспирант. Вот ведь шизик, совсем крыша поехала!

… Год спустя второкурсница Лиза поехала в главное здание института, в другой корпус; там находилась учебная часть, а ей нужно было оформить кое-какую справку с места учебы. Решив свой вопрос и направляясь к гардеробной, девушка заметила в другом конце коридора подозрительно знакомый силуэт. Это оказался физик! Он подпрыгивал зайцем возле кабинета, словно в предвкушении чего-то, трясясь и иногда переходя на галоп. Вверх — вниз, вверх — вниз! Можно лишь порадоваться, когда человек в таком прекрасном настроении. Скандальный случай, как теперь говорится, «замяли», ректор объявил, что, видите ли, «между преподавателями вышло некоторое недопонимание», и физика...перевели на другую кафедру! Только и всего! Котяра, констатировала про себя Лиза, живее всех живых.

Лиза уже застегнула новое пальто и собралась было уходить, как вдруг раздался звонок на пару. Из кабинета доносилось:

— Кто ответит на первый вопрос по домашнему заданию? Никому не нужны баллы? Тогда ответит Аня. Вы, наверно, знаете правильный ответ, но стесняетесь, да? Ой, застыдилась! Как миленько, как миленько!

«Как с гуся вода. Будто и не было ничего, — подумала про себя Лиза и скорее вышла на улицу, вдохнув свежий морозный воздух. — И дело его живет… сколько ещё таких? Эх!»

+1
17:00
78
21:07
Любое мнение приветствуется, кроме неаргументированного «всё ужасно»
00:14 (отредактировано)
Такова жизнь… Признаюсь, читать пришлось каждое предложение, то есть не на легке страницу по диагонали. Без претензий. Плюсик плюсанул.
02:09
А вы направьте ваши работы на сковородку, там вам дадут все ответы. Как вы пишете? Хорошо. Но это о форме а о содержании трудно что либо сказать, невнятно как-то. Вот эта вещь как бы миниатюра и понятно о чем она и язык хорош, но чего-то не хватает. А вы приходите на тренинг по миниатюрам, там будут задания на конкретные темы и вы сможете опробовать свои силы, там и критика и рекомендации.
Илона Левина