Нить. Окончание.

Автор:
adelaida.agurina
Нить. Окончание.
Текст:

1-я часть

Для любителей аудиоверсий - Нить

Ночью, лежа рядом с мужем, Малка впервые за несколько лет вспомнила разговор с Верещихой.
Мирто проснулся. Почувствовал неладное.
-Почему не спишь? – спросил он хрипло, - завтра трудный день у всех.
-Я не могу. Просто..Помнишь я тебе говорила, о Верещихе, Ты не…
-Прекрати! – Малка даже вздрогнула. Муж очень редко кричал на нее. Но тут же, каким-то внутренним, чисто женским чутьем поняла – он старается за злостью спрятать свой собственный страх. Мирто вздохнул и продолжил
-Не волнуйся. Те времена, если и были вообще – прошли давно. Не знаю, может раньше Верещиха и была ведьмой, но сейчас она совсем из ума выжила. Говорят, это случается с теми, кто с нечистой силой знается.
-А если все же чукса? И если бабка начнет по дворам языком трепать?
Мирто задумался. А потом мотнул головой и сказал
-Завтра я сам схожу к Верещихе. Поспрашиваю ее вроде, что сказать может. Если сама помнит и скажет – то посоветую язык за зубами держать, пока кости целы. Они-то, ведьмы, за жизнь крепко держатся. После смерти им не сладко. А если и не вспомнит, что несла – то тут и говорить не о чем.
На этом и порешили. Мирто снова уснул, а Малка до рассвета не могла сомкнуть глаз.

Корова и две курицы Трешки упали утром через две недели после ярмарки. Просто упали и перестали дышать. Под вой Трешки мужики закололи всю скотину в хозяйстве, а трупы вывезли в далекую лощину и сожгли.
Не помогло. Скоро в деревне осталась треть скотины. Потом болезнь ушла. Но селяне радоваться не спешили. В прошлый раз, согласно записям, при первом снеге болезнь ушла тоже. Чтобы возобновится весной, когда она добила оставшуюся скотину. Животных быстро забивали, мясо засаливали. Но все знали, что это – не спасение. А потом с постелей не встала целая семья, поев мяса на ужин. Больше никто не решился есть – туши свезли в овраг и сожгли также как и умерших своей смертью животных.
Деревня стояла будто вымершая. Никто не зажигал огни по вечерам, не собирались на гуляния. Даже говорили потише. Несколько мужиков отправились в город и привезли оттуда неутешительные вести. Болезнь не тронула лишь южные области княжества, да и то, видать на время – не успела дойти до снега. Въезд туда был строго запрещен, как и выезд. Сейчас все ждут весны. Если после схода снега болезнь не возобновится, то тогда сам князь на свои деньги обещал купить скотину в чужих княжествах и раздать бесплатно на приплод.

«»»»»»»»»»»»»»»
Малка проснулась как всегда рано. Раньше всех. Потянулась, привычно, выглянула в оконце на метель. Что же, пора начинать день. Малка вздохнула, вспомнив, что скоро праздник начала года. Обычно его отмечали несколько дней – веселыми гуляниями ряженных, посиделками, вечерками. Сейчас, конечно же , ничего подобного не будет. Все, как вечер, запираются по домам. Еды пока еще хватает, но неизвестно, сколько это будет продолжаться. Дети ноют без молока.
Малка вздохнула. У них крепкое хозяйство и неплохие запасы. Женщина вспомнила, как раздражала ее скотина, поднимавшая гвалт – требующая есть. Ох, сейчас даже бодливую козу Ранку расцеловала бы в оба рога.
Улюшу будить не стала, сделала завтрак мужу, а потом он вместе с братьями отправился за дровами – еще с вечера собирались.
Невестки сегодня занимались делами в своих избах и Малка осталась одна со своими мыслями.
Через какое-то время заметила, что уже на дворе светлым светло, а Улюша спит. Малка встрепенулась – неужели вдобавок ко всем несчастьям еще и сын заболел? Бросилась к нему, но мальчика не было. Как он сумел встать, и проскочить мимо матери? Куда пошел?
-Улюша! Улюша! – Малка звала сына, но молчание было ей ответом.
На улице даже не было привычно игравших там детей. Не у кого спросить. Малка пробежала между домов, дошла до площади с колодцем. Там сидел полудурок Тимка – сорок лет, а ума как у пятилетнего.
-Тимоша…Улюша не проходил тут? – Спросила Малка
Полудурок улыбнулся и закивал
-Улюша…Добрый…Мне пряничка дал. Вот,- и Тимка выудил из своих лохмотьев пряник, показал. Малка только вчера их пекла.
- Куда он пошел? – Малка волчицей метнулась к полудурку, а тот застыл с выпученными на нее глазами.
-Не скажу, - захныкал он, размазывая по лицу слезы и сопли, - Малка плохая.
-А если Малка тебе два пряничка даст? Даже три?, - Малка засунула руку в карман фартука. Каким-то образом она сама бросила туда три пряника, выбегая искать Улюшу. Видать мозг быстрее нее самой сообразил, что может ребятам раздать понадобится, если скажут, где Улюша.
-Вот. – Малка протянула пряники полудурку, - три.
На лице Тимки отразилась усиленная работа мысли. А потом он протянул руку, но Малка тут же руку отдернула. Физиономия Тимки скуксилась, но все же он сказал
-Улюша в лес пошел. По это вот тропе. Сказал в лес.
-В лес? Зачем?
-Ну его же звали, - ответил полудурок пожав плечами
-Его звали? Кто?
-Фигуры. Вроде старец благообразный и девушка – белая, гладкая, красивая. А моргнешь и не старец с девкой, а мертвяки полусгнившие. Все перед Улюшей шли, а он за ними.
Малка вскрикнула и бросилась по указанному направлению. В сознании прокручивался тот разговор с Верещихой. Неужели это правда? И духи решили получить жертву такой ценой?

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
-Улюша! Улюша! Ты где?!
Выбежав из дома, в чем была, Малка сначала не чувствовала холода. Но теперь он пробирал до костей. Ноги уже промокли, холодный воздух обжигал горло и кожу. Но Малка упорно шла вперед. Она не знала – куда. Просто шла. Пока не упала на колени от усталости. И тут заревела в голос. Сил подняться уже не было.

-Мама, -услышала голос сзади и обернулась резко.
На поляне стоял Улюша. Но не один. Вокруг него собралось с десяток ходячих трупов. Мерзкие, гнилые, с остатками одежд, плоти, волос. Они тянули свои руки к мальчику
- Улюша, - Малка бросилась к сыну, но словно натолкнулась на мягкую стену.
-Улюша, - заплакала она, снова опускаясь в снег.
-Мама. Не плачь. Так надо.
-Надо? Кому?
-Нам всем. И тебе и отцу, и тете Маромии, и дяде Нату, и даже Тимке. А еще всем жителям княжества – городам, селам. Чукса не ходит одна. Она дружит с Недородом. Всегда. Теперь я знаю.
-Эти твари не заберут тебя. Посмотри, это же трупы. Они давно сгнили, они должны лежать в земле.
Улюша обернулся, с удивлением смотря на окружающую его толпу. Потом вновь обратился к матери
-Но я вижу красивых девушек, женщин, мужчин и стариков. Они все в белых одеждах, расшитых серебром и золотом. Вот, смотри, - и мальчик указал на полуистлевший труп женщины с длинными прядями черных волос на черепе, - это – твоя пра-пра-прабабушка Фекла, а это, - тут мальчик указал на маленький скрюченный труп, глазницы которого горели красными недобрыми огоньками, - это Прадед папы. Они решили защищать нас.
-Защищать? – взвилась Малка. Даже сил от злости прибавилось, - ты не видишь. Они лгут тебе. Затуманили голову.
-Мы не лжем, - послышался хриплый голос, - просто ты можешь видеть нас именно так. Так вы решили, когда пришли служители Единственного. Только дети теперь видят нас так, как раньше видели все. Но мы все еще защищаем вас.
-Да неужто? – спросила Малка, - тогда защитите? Или, не убив невинного, вы не можете это сделать? Вам недостаточно ритуалов, недостаточно того, что мы не отказались от вас?
-Глупая женщина, - теперь это был хор голосов, - ты думаешь, нам нужны сливки и масло? Только кровь жертвы может прогнать такую большую беду. Ведь это значит –вступить в схватку с самой судьбой. Мы не выйдем победителями из этой битвы без свежей крови. А наша уже давно прошла сквозь землю и камни, проросла травой и мхом. Но и жертва подходит не каждая. Во всем княжестве нашли только одного.
-Не дам, - крикнула Малка и на этот раз ничто ее не удержало по пути к сыну, которого она обняла и прижала к себе.
-Тебе решать, - прошелестел хор. – мы ждали тебя.
-Мне?
-Жертва должна быть добровольной. Возьми.
К ногам Малки упал моток золотистой пряжи.
-Обвяжи сына нитью, а остальную пряжу заткни за пояс. Потом иди, не останавливаясь. Если ты только на секунду засомневаешься в решении – нить начнет тускнеть. Когда она станет серой – порвется. И ты больше не увидишь сына. Доведешь до дома – он твой. Но учти – тогда мы бессильны против мора.

Малка поступила так, как ей было сказано. Она пошла вперед, даже не оборачиваясь, а сын шел за ней – она знала это. Сколько-то шагов они прошли молча, но потом Улюша захныкал
-Мама, мама, Ты хочешь чтобы Свет умер? И Перст?
Свет и Перст – самые маленькие из двоюродных братьев Улюши. Мальчик возился с ними часто.
-Я хочу, чтобы ты жил, - сказала Малка, не оборачиваясь.
Сын замолчал.
-Но в нашей деревне многие умрут, - вновь захныкал Улюша через несколько шагов
-Мне нет дела до этого. Почему они должны жить, если ты жить не будешь?
Снова молчание.
-Но папа умрет! Он будет кормить нас, а сам умрет от голода! – вновь послышалось сзади.
Малка остановилась. Она вспомнила Мирто. Нет, нет, она не любила его. Но испытывала к нему крайне теплые чувства. И была бесконечно благодарна. А как же она, без Мирто-то? Малка не заметила, как пряжа чуть чуть потускнела. Она пошла медленнее
-А у тебя будут еще дети. Если оставишь меня. Мама, но так должно быть!
Малка встряхнула головой и вновь бодро зашагала по снегу
-Мама, обернись, посмотри, - Улюша просил так настойчиво, что Малка не выдержала и обернулась. Мальчик подошел к ней и обнял ее колени.
-Посмотри вперед.
Малка посмотрела. Вид леса словно подернулся дымкой и она увидела …Костры сжигаемой плоти животных, плачущих от голода детей, похожих на обтянутые кожей скелеты. Иссохших от горя и голода женщин, воющих над трупами сыновей и дочерей. И над этим всем два огромных чудовища. Они словно были сотканы из дыма, но Малка точно знала сейчас- это обманчивое впечатления. Ибо над землями княжества шествовали Чукса – большая, словно замок князя, темная, с четырьмя желтыми круглыми глазами, с шестью лапами для ходьбы и четырьмя для хватания добычи, с длинным узким острозубым ртом, которым она улыбалась и постоянно жевала, жевала, жевала что-то. Чукса походила на паука. А вот Недород – высокий, невероятно тонкий, хрупкий на вид старичок, с желтым цветом кожи, которая спускалась со старческого тела складками. Он мерзко улыбался постоянно облизывая красные, словно в крови блестящие губы. Малка чувствовала какая сила исходила от этих двух. Сила, с которой, наверное, не смогли бы справиться даже древние боги.
Словно подкошенная она рухнула на колени в снег, обнимая и целуя сына. Она не слышала его утешения, в голове будто звонил колокол. Лишь все сильнее молодая женщина прижимала к себе сына. А нитка тускнела, тускнела. Но еще было время, до того, как она порвется.

Другие работы автора:
+2
10:20
82
Извините, это окончание и дальше самому додумывать?
21:31
+1
Да. Окончание с открытым финалом. Так и задумывалось))))
05:02 (отредактировано)
Ну тогда все погибли и потом восстали в ужасных образах. Даже вся живность. И горящие адским пламенем коровы тёрлись о дома и постройки, сжигая всё до тла! (не надо так с читателем sorry)
Когда не осталось ни домов ни сараев, не принятые в рай души скитались по земле в поисках пристанища, сжигая на своём пути всё. Густой чёрный дым на века загородил планету Земля от солнечных лучей. Умерло всё живое. И, прежде голубая, Земля превратилась в непригодную для жизни планету. Вращаясь на прежней своей орбите, стала печальным памятником непонятно чему…
Загрузка...
Светлана Ледовская №2