Окна в реальность. Часть первая

Автор:
Полина
Окна в реальность. Часть первая
Аннотация:
Сможет ли человек из недалекого прошлого прижиться в странном и пугающем настоящем?
Текст:

Здравствуйте, друзья! Меня зовут Аня. Я вроде бы молодая, а вроде бы уже и нет. Своеобразная ситуация. По паспорту мне уже много лет. Родилась я в шестидесятом; выросла в СССР. В семьдесят седьмом мне исполнилось семнадцать, всё в жизни вроде было тип-топ, пока однажды я не начала беспричинно слабеть.

Однажды утром мама не смогла меня разбудить. Уснула я вечным сном – без шуток. Я проспала 40 лет; глаза открыла только сейчас, в 2017. Уже год живу новой жизнью, адаптируюсь. Родители не изменились. Они сказали мне, что, когда всё произошло, испугались страшно, не знали, куда бежать. Им все говорили, что я не жилец, а они не верили. А потом – хотите верьте, хотите нет – ночью увидели они свет, и добрый голос сказал им, что я буду очень долго спать, а когда очнусь, останусь той же молоденькой девочкой – и физически, и душевно. То есть моя жизнь ничуть не сократится, а просто отодвинется, отложится на большой срок: я буду продолжать учебу, работать, заводить дружбу... ну, и всё остальное совсем с другим поколением. Якобы так надо. Не понимаю, правда, для чего, но родителям пришлось смириться, ну и мне теперь придётся принять это как данность и жить с этим. Что ж, посмотрим, что из этого выйдет. Интересно, но, правда, тревожно как-то.

Так вот, добрый голос в качестве исключения решил продлить моим родителям молодость. То есть эти сорок лет они физически не старели; когда я открыла глаза, они так и остались сорокапятилетними. Теперь естественные процессы и у меня, и у них возобновились, мы будем параллельно жить дальше и меняться как обычно, с той точки, где кто-то дернул стоп-кран 40 лет назад. Движение возобновилось. Я благодарна Богу, что он пожалел меня и не дал увидеть любимых родителей глубокими стариками. И над ними тоже сжалился. Спасибо ему.

Когда добрый голос успокоил родителей, им стало гораздо легче. Они перестали переживать; я просто всё время спала, а они разговаривали со мной, рассказывали, что происходит, что меняется. И в нашем окружении, и вообще. Я была далеко, но всё равно все чувствовала. Они не огорчались, потому что знали, что я обязательно вернусь, и мы все будем жить ещё долго-долго.

Но не думайте, что я просто спала все эти годы. Я многим так говорю, чтобы лишних вопросов не задавали, чтобы не смеялись над правдой, которая кому-то покажется глупостью. Но на самом деле не так. Я видела потусторонний мир. Рай и Бога. Это чудесное, доброе, светлое место. Оно не сравнится с нашим миром; описывать долго, поэтому не буду делать это здесь. Общалась с добрыми душами. Они подарили мне частичку своей мудрости. Времени было мало – всего неделя, но благодаря этому времени я многое переосмыслила. Я же вживую увидела то, что большинство только предположительно принимает или отвергает. Как я относилась к Богу раньше? Да никак. Не в смысле плохо, а в смысле – всё равно. Мало кого такие вопросы волнуют в семнадцать лет, и это, кстати, абсолютно нормально. Голова в это время другим занята. Но понятно, что такое нигде не приветствовалось: всё-таки СССР, да, семидесятые не тридцатые, но всё же. Родители верили, но, естественно, обсуждали это только дома. По их рассказам, теперь все изменилось: в этом плане все стало гораздо свободнее. Кое-где, говорят они, даже перегибают палку, представители церковной сферы вмешиваются в области, в которых вообще не разбираются. Не знаю, может быть. Я ещё не разобралась, что к чему. Привыкаю пока.

Ну так вот, я очнулась где-то в октябре. Для меня ничего не изменилось; хотя я утверждала, что отсутствовала всего неделю, родители убедили, что прошло сорок лет. Что ж, оказалось, время там и на Земле течет по-разному. Они по мне безумно соскучились; до слез радовались, когда снова услышали мой голос. Я начала обычную жизнь. В тот год, когда я впала в сон, я должна была поступить в вуз. Склонялась к поступлению на географический. Мне нравятся естественные науки, а там есть возможность прикоснуться и к биологии, и к гидрологии, и к гляциологии – это наука о льдах; со временем можно понять, что тебе ближе. Но, помимо естественных наук, я всегда любила языки – училась в английской спецшколе. Сегодня не хочется отказываться ни от изучения языков – хочу выучить ещё пару-тройку точно, ни от географических наук. Поэтому помимо географических отделений разных вузов я решила рассмотреть ещё и языковые. Очень привлекла меня в плане языков программа МГИМО – международные отношения. Меня заинтересовали японский и корейский.

Хотя знания в голове были абсолютно свежими, ведь я отсутствовала всего неделю, пришлось всецело сосредоточиться на подготовке к ЕГЭ. Пришлось узнавать все про этот совсем новый для меня формат экзамена и готовиться – в основном через Интернет, который для меня пока диковинка. Но ничего – втянулась, привыкла. Семь месяцев я училась решать новые для меня тесты по истории, русскому, английскому, географии и математике. Всё это время я только и делала, что занималась, так что вела несколько затворнический образ жизни; конечно, я общалась со знакомыми родителей, которые появились у них за годы моего отсутствия. Или они приезжали к нам, или наоборот; каждый раз я узнавала море информации об этом моментально (для меня) изменившемся мире. Что-то удивляло, что-то даже шокировало, я была ко многому не готова, и я подумала: даже хорошо, что пока я сижу дома, у меня есть время подготовиться к современной жизни, послушать людей, ведь пока я не вынуждена сталкиваться со всем этим, что называется, "в лоб". О своих прежних друзьях я у родителей даже не спросила; смысла в общении не вижу – они все уже весьма солидного возраста, а мне-то по-прежнему семнадцать... ну это же глупо! У них жизнь прожита, а что я? У меня все только начинается! О чем мы будем говорить? Так что я решила, что теперь у меня все заново. Тем более, что, если встречу кого-то из них на улице – скорее всего, не узнаю. От мыслей о встрече пришлось отказаться.

ЕГЭ получился у меня неожиданно удачным – все экзамены за девяносто баллов. В МГИМО, куда теперь принимают и девочек, я остановилась на корейском отделении. Прохожу и в МГИМО, и в МГУ на географический. Определиться не могу никак: не знаю, что для меня в приоритете – география или корейский. Хочется и туда, и туда; жаль, это невозможно. Я сказала маме, мол, не знаю, что делать; она предложила неожиданное решение – съездить всей семьёй на отдых во Вьетнам – развеяться, успокоиться после моих стрессов. Отдохну – а там на свежую голову и решу.

Во Вьетнам я ехала в прекрасном настроении, прежде всего, потому, что это первая моя заграничная поездка. Раньше с этим было сложновато, а теперь – нет проблем, так что родители за всё это время посетили самые разные страны и кое-что мне рассказали. Во Вьетнаме мы плавали в море и порой выезжали в городок Фань Тьет – тот, что неподалёку. Я обратила внимание, что вьетнамцы очень отличаются от нас. С одной стороны – большинство из них простые люди, у которых уровень образования заметно ниже, чем, скажем, у нас; жизнь среднего вьетнамца легкой не назовешь. Недалеко от Фань Тьета мы встретили изможденного рыбака, которому, похоже, на самом деле было гораздо меньше лет, чем на вид, и в жизни он не видел ничего, кроме старой лодки и рыбы, которая для него единственное блюдо. По сравнению с ними мы живем в раю; что уж говорить о гражданах развитых европейских стран, которые в случае потери работы получают весьма солидное пособие, равное прежней зарплате, ещё полгода, так что могут целыми днями потягивать хороший кофе в кафе, вообще не напрягаясь. Но, с другой стороны, мама заметила, что вьетнамцы – очень добрые и открытые люди, порой даже наивные. То, что принято у них, немыслимо у нас; скажем, на отдыхе для них норма всей веселой толпой прыгнуть в бассейн прямо в рубашке и в штанах. Никого это не смущает! Но больше всего мне запомнилось, как они проводят выходные с семьей и друзьями. Каждую субботу в местном кафе "Лоттерия" наподобие "Макдоналдса" отдыхают вьетнамцы с детьми – люди очень скромных доходов; рядом сидят, как правило, несколько знакомых семей, едят рис с сырными палочками, и обсуждают маленькие радости своей простой жизни. У них нет денег ни на театр, ни на кино, они там вообще никогда не были, но они рады и каждой субботе в "Лоттерии", ведь это для них как праздник. На их лицах – непосредственная, детская радость. Я подумала: насколько же этим людям нужно меньше для счастья, чем мне! И почувствовала себя даже неловко.

Да, хотя условия, в которых мы там жили, были прекрасными, с точки зрения уровня жизни людей Вьетнам – бедная страна. Однако при этом вьетнамцы удивительно добрые и дружелюбные; они всегда с радостью помогали нам, и чувствовалось, что это от чистого сердца. В Европе же, если верить моим родителям, все совсем не так; там доходы куда выше, а значит, люди привыкли совсем к другому комфорту, другим удовольствиям; для средней семьи вовсе не является праздником провести вечер в кафе фастфуда. Но, по субъективному мнению родителей, те же вьетнамцы куда добрее. В развитых странах все обеспечены, никто ни в чем не нуждается, но при этом большинству нет ни до кого дела. И там никто не радуется так искренне, как во Вьетнаме, хотя, казалось бы, им-то почему бы и не радоваться?

В один из последних дней во Вьетнаме мы посетили ледовый дворец – музей маленьких ледяных сооружений с минусовой температурой. Чтобы мы не замерзли, нам выдали пальто. На выходе была лавка с сувенирами – магниты и многое другое. Мне бросилась в глаза избушка – макет домика, в который мы заходили в ледовом дворце. Вдруг меня окликнул продавец – по-русски. Я подняла глаза и поняла, что он не вьетнамец, а русский. Родители ещё не подошли, но деньги были при себе, и я решила купить избушку. В ней было пять окон и дверь.

– Можно, я куплю эту? Почем она? Окошки прямо как изо льда! – сказала я продавцу.

– Бесплатно, Аня, – неожиданно ответил он мне. – Конечно, возьми. Ты определилась, в какой институт поступать?

– Ещё нет, – ответила я, хотя вовсе не обязана была отчитываться перед чужим человеком.

– Так определись; приемная кампания кончается через две недели. Эта избушка поможет тебе. Ты поступаешь в институт, собираешься стать частью современной молодежи... но ты же не знаешь, что тебя там ждет!

– Как это я не знаю? Я читала учебные программы, – удивилась я.

– Да не в этом смысле, – продолжал продавец. – Я о том, что ты проспала сорок лет и совсем не знаешь, что такое современная молодежь. Не просто молодежь, а молодежь в той среде, к которой ты хочешь присоединиться. Ты все-таки родилась в шестидесятом; пока тебя от них отделяет пропасть. Тебе хотя бы нужно понимать, кто они и что для них важно, чтобы общаться с ними. Ведь это не твое поколение, а тебе придется с ним жить. В основном с ним.

– И что я должна для этого сделать?

– Все просто. Возьмешь избушку и постучишь в каждое окно по очереди. Всего их пять. Если что не понятно – ты услышишь мой голос, и я тебе все объясню. Это поможет тебе лучше понять современную жизнь. Это будут твои окна в реальность, – заключил продавец.

В голове возникла масса вопросов, например: откуда он узнал, что я Аня, да и вообще – что всё это значит?! Чудеса какие-то!

– Простите! Подождите!!! – крикнула я, намереваясь задать кучу вопросов. Но уже было поздно; стол продавца покрылся дымкой, а сам он исчез.

Странно и даже страшно. Но мне теперь к сверхъестественному не привыкать. 

+2
22:03
99
11:04
Жду любые комменты, кроме откровенно хамских от тех, для кого такая тема — «чушь».
23:01 (отредактировано)
Всё прочитала.
Началось так интересно, я уже в предвкушении культурно-пластовых конфликтов вся сижу.
А тут бац — ничего нет. Ну вообще ничего.
Так 70тые и 2017 — это вообще разные цивилизации, разные люди. А в тексте ничего нет. Очень по верхам. Жаль, можно было развернуться на эту тему.
Когда сдавала ЕГЭ — уже бы тогда Аня насмотрелась на молодёжь и уползла в ужасе в ближайший уголок. Сменился культурный пласт ровно наоборот. Пионер превратился в гопника. Добро — во зло. Культура — в деградацию.
А в тексте — поездка во Вьетнам. Хотя, по идее, полёт.

что уж говорить о гражданах развитых европейских стран, которые в случае потери работы получают весьма солидное пособие, равное прежней зарплате, ещё полгода, так что могут целыми днями потягивать хороший кофе в кафе, вообще не напрягаясь.

Не ну это перебор. Нет такого. Взять Германию… пособие 2 типов. 1 тип — уволился сам, то только 3 мес. его дают и начислют в зависимости от твоей зарплаты на предыдущем месте, да, там несколько тысяч… но они облагаются налогами как и зарплата, на выходе остается понятно сколько. А вот если в срок работу новую не нашёл то уже на 2 тип пособия переводят, а там копьё. В обоих случаях — цены в Германии намного выше, и там каждый второй снимает жильё. Если сделать низкое пособие — все полетят на улицу. Поэтому установлена именно такая сумма, чтобы человек смог оплатить ренту. То, что останется — хорошо бы на покушать, конечно ;)

З.Ы. за СССР лайкну)
09:54 (отредактировано)
Ну так здесь ничего и нет, потому что это вроде введения к истории. Конфликты будут, реальнее некуда, но предупрежу сразу: авторские взгляды могут очень сильно не совпасть с читательскими, и это нормально.
09:27 (отредактировано)
Жду продолжения!
«Забуксовал» на предложении — Да, хотя условия, в которых мы там жили, были прекрасными, с точки зрения уровня жизни людей Вьетнам – бедная страна.
Личная особенность восприятия текста наверное… pardon
54 по шкале магометра