Чёрная Смерть - 3 часть

Автор:
КотСталкер
Чёрная Смерть - 3 часть
Аннотация:
не только месть бывает смыслом жизни, и если кому-то нужна помощь, почему бы и не помочь
Текст:

- Не говори и пошли наружу, мы донесём тебя на корабль. – капитан уже связал стрелявшего и вытолкнул его наружу.

Команда завершала разгром рудника, выпустив чернокожих рабов на свободу. С рассветом всё было кончено, но и Генрих уже не мог стоять на ногах. Его уложили на самодельные носилки, а носильщиками вызвались чернокожие рабы с рудника. Полуголые, со спинами, разрисованными плётками надсмотрщиков, они считали себя обязанными помочь освободителям. Бушмен не отходил от Генриха, проверяя пульс, щупая лоб и слушая дыхание. А потом бушмен убежал, но через час вернулся, неся в руках змею и какую-то траву.

Как только все остановились передохнуть, бушмен занялся приготовлением снадобья. Это походило на колдовство, но в итоге бушмен показал, что пулю надо вытащить. Как только её извлекли и пошла кровь, бушмен затолкал в рану траву прямо грязным пальцем и кровь остановилась, а снадобье Генриху пришлось выпить. Через пять минут гигант затих, даже дышать стал слабо, но бушмен улыбался.

- Смотри, если он умрёт, я задушу тебя своими руками, - заметил Том, только бушмен ничего не понял.

От рудника до судна шли дальше молча, но вот и знакомые мачты. Гиены пируют на костях погибших, для их желудков тухлое мясо даже полезнее свежего. Стервятники ждут своей очереди, порой забираясь в трупы, чтобы урвать свой кусок. Типичная африканская картина вызывала некоторое отвращение у моряков. Акулы пируют под водой, а на суше не спрятаться и картина не самая приятная.

- Эй, Ли! – позвал капитан, - посмотри, что с Генрихом.

Китаец занялся раненым, пытаясь разговаривать с бушменом на языке жестов. В итоге он объявил, что всё покажут следующие два дня.

- А что делать с этим? Нам пора бы сниматься с якоря, пока про нас никто не узнал. – У капитана есть ещё дело в Бомбее.

- Я предлагаю посадить на кол, - заявил вдруг китаец Ли, - на низкий кол. Это мучительнее, чем на высокий и умирать он будет дольше.

Коварная казнь, когда казнённый может даже стоять с колом в теле, но ноги подкашиваются и он нанизывает сам себя на кол. От боли, в ногах появляются силы и всё снова повторяется, а в итоге человек погибает в мучениях. Пока Генрих пришёл в себя, негодяй был ещё жив и гигант немец узнал, что месть свершилась.

- А где маленький колдун? – Генрих считал бушмена колдуном, за его знание ядов.

- Он взял сына за руку и ушёл в пустыню, это его дом, и он там привык. – Ли так и сидел возле Генриха.

Команда сразу пополнилась шестью неграми, которые решили остаться со своими освободителями. Сильные темнокожие парни совсем не лишние, если их обучить воевать и морскому делу. До Бомбея далеко и время на обучение есть.

- Капитан, прибавь это к общему котлу, - Том протянул мешочек с алмазами, который нашёл, пока капитан занимался Генрихом, – будет на что чинить судно.

Это стало правилом, всё, что попадалось под руку, шло в общий котёл. А бригантина снялась с якоря и ушла снова в море, чтобы обогнуть Африку. Но в Кейптаун пришлось вернуться, а всё началось неожиданно.

- Человек за бортом! – команда на море не частая, но привычная.

Паруса взял на гитовы и спустили шлюпку. Спасённый с трудом держался за обломок доски и явно бредил. Ли возился полдня со спасённым, а в итоге он поведал, что их судно ограбили торговцы «чёрным деревом». Работорговля процветала и темнокожих жителей Африки ловили и свозили в Америку крупными партиями. Многие умирали в пути от жажды, голода и болезней, но торговцы «чёрным деревом» получали баснословные барыши от работорговли.

- Они захватили мою семью, жену с детьми и собираются их продать, как рабов, - сообщил спасённый.

- Как называется судно? Нам надо их догнать, они должны зайти в Кейптаун для бункеровки. – капитан недолго раздумывал. – Поворот фордевинд, идём в Кейптаун!

По причине ветра сменили паруса на шхуну, но круто к ветру шхуна идёт быстрее любого фрегата. А потом закипела работа, колодки для рабов оказались с секретом, который позволял пленникам самим освободиться от них, а под одеждой у негров разместили небольшие кинжалы. Работорговец, как и предполагал капитан, зашёл в Кейптаун, дорога долгая и пополнить запасы совсем не лишне.

- Эй, на судне! – небольшая шлюпка не могла вызвать подозрений.

- Что нужно? – вахтенный выглянул за борт.

- Поговорить с капитаном, у меня деловое предложение.

Что может сделать маленькая шлюпка большому фрегату и капитан получил разрешение подняться на борт.

- Коллега, у меня к вам предложение, - начал пират, - дело в том, что у меня на борту есть шестеро рабов, а не идти же ради них через океан, я предложу вам их очень выгодно. Крепкие мужчины, да к тому же прошедшие «обряд усмирения». Эта скотина бывает порой строптива, но плеть усмирит любое животное. Мне нужно пополнить запасы и отправляться в новую экспедицию, но не таскать же этих животных за собой.

- Везите из сюда, если сойдёмся в цене, то я куплю их у вас, - согласился капитан фрегата.

- Всех сразу шлюпка не выдержит, а грести они не умеют, я подойду к вам на своей шхуне и перегоним скот по доске с борта на борт.

Это тоже не вызвало подозрений, шхуна невелика и команды почти не видно. Рабы стояли на палубе в колодках. Здоровые, сильные мужчины, за таких хорошо дадут в Бразилии, на плантациях требуются рабы. О цене договорились довольно быстро.

- Только колодки я заберу, они сейчас дороже этой скотины, - капитан решил до конца играть в работорговца.

- Сдаётся мне, что вы частенько тут продаёте товар, - заметил капитан фрегата.

- Случается, но всё зависит от улова, когда трюмы полны «чёрного дерева» я хожу через океан. Эй, Генрих! Принеси потом колодки назад, когда скот запрут в трюме.

Гигант немец производил серьёзное впечатление, хотя и без своего фальконета в руках. Он перекинул доску и первый перешёл на фрегат. Негров перегнали на борт фрегата хлопая плетьми больше в воздухе для антуража.

- Видите, как они привыкли к звуку плети, - улыбаясь расхвастался капитан шхуны.

- Да, учитель из вас что надо, - одобрительно заметил работорговец. – Скотину в трюм. Деньги я передам с этим парнем, - последнее относилось уже к Генриху.

И тут колодки с рабов упали и в руках у негров оказались кинжалы. Неожиданность лишила команду работорговца времени на подготовку сопротивления, а со шхуны уже лезли матросы на палубу фрегата. Боя толком и не получилось, а все попытки сопротивления гасились на месте. В результате из гавани вышла не только шхуна, но и фрегат под командованием Генриха. А в открытом море каждый из работорговцев получил своё. Негров отвезли на родину и отпустили, наказав осторожнее относиться к белым людям. Спасённый оказался голландским инженером и воссоединение с семьёй произвело на него сильное впечатление. Ли пришлось готовить снадобье и отпаивать беднягу, чтоб тот держал себя в руках.

- Мы довезём вас до Бомбея, а там уже вы сами отправитесь, куда вам нужно, - пояснил капитан шхуны. – Деньги на дорогу вам подарил почти добровольно прежний судовладелец.

Фрегат без мачт уже лежал на дне реки, перекрывая фарватер, а всё полезное с него перекочевало на шхуну. Впрочем, на траверзе Мадагаскара шхуна вновь стала бригантиной и взяла курс на Индию. Семья инженера спокойно разгуливала по палубе, а сам инженер с удивление присматривался к команде. Зато его старшая дочь глаз не сводила с капитана.

- Отец говорит, что вы пираты, слишком много военной выучки на судне, - как-то завела она разговор с капитаном. – Только я думаю, что вы хорошие люди, иначе зачем вы нам помогли, не ради же денег, да и корабль вы могли продать, а вы его просто утопили.

- Ваш отец недалёк от истины, но порой один шаг отличает зло и добро. Мы не пираты, хотя и потопили множество парусников. Мы дьяволы мести, хотя те, за кого мы отомстили считают нас ангелами возмездия.

- Странно, разве месть может стать смыслом жизни? А как же любовь? – девушке шестнадцатый год и мысли направлены в свою сторону.

- Иногда за любовь тоже приходится мстить, - вздохнул капитан, - если её растоптали, - добавил он, заметив непонимание в глазах девушки.

- Так вы мстите за свою любовь?

- Нет, моя месть пока подождёт, и я не собираюсь мстить за неё, но вот тот, кто её растоптал, должен будет умереть.

- Как это печально, - глаза у девушки заблестели в заходящем солнце. – А когда вы отомстите, вы задумаетесь вновь о любви?

- Милая барышня, мне поздно говорить о любви, я Чёрный Дьявол, так меня зовут моряки, а когда свершится моя месть, меня уже не будет.

«Дурак, - ругал себя капитан, - «вот ей нужны твои слова? Сказал бы, что сердце занято и всё. В таком возрасте у девушек слишком много любви в голове».

Зато отец семейства примечал всё, вот Конрад собирает очередной «подарок», дело, требующее аккуратности и осторожности. Надо уложить порох потом картечь, потом засыпать всё это пироксилином для лучшего эффекта, и аккуратно закрыть крышкой и залить воском.

- Вы используете пироксилин? - завёл он разговор с капитаном. – Не проще ли начинять бомбы? Нет, это не моё дело, моя специальность, это горнодобывающее оборудование. 

+3
06:50
207
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Отчет

Другие публикации