Уход

Автор:
adelaida.agurina
Уход
Аннотация:
Про Дорогу и идущих по ней
Текст:

Снег все шел всю ночь и весь последующий день. Только к вечеру небо прояснилось. Зато сразу стало ощутимее холоднее. И жители леса, засыпая, знали, что далеко не всем им посчастливится пережить эту ночь. Но многие уже не боялись этого, а наоборот, ждали смерть как некое избавление.

Старый, прихрамывающий на левую заднюю лапу волк не звал смерть, но и не собирался бежать от нее. Он долго прожил – не один выводок волчат увидел свет в его логове, заботливо охраняемый им и его волчицей. А потом умерла его любимая, не проснулась однажды пару лет назад. Волк не стал искать причины, он просто скрепя сердце принял этот факт. Больше волчицы у него не было – стар был, да и привык к своей, родной. А даже если бы захотел – кто отважится растить кутят с хромым? Нет, волк не хромал постоянно – старая рана давно уже зажила, но временами, особенно по ночам, сжимала мышцы боль, заставляя неестественно выгибать лапу при ходьбе. Иногда стая подкармливала старика – уж очень хорошо разбирался он в оленьих и кабаньих тропах, знал целебные травы, рассказывал сказки волчатам. А те, растопырив уши, и раскрыв в удивлении пасти, тихо сидели вокруг старика, прекратив свои игры и шалости на время. Недаром его Хитром прозвали еще в молодости, и так и закрепилось сие прозвище.
В общем, волк не мог жаловаться. Но все же подчас заедала его тоска, так что хотелось выть. Но не в стае – одному, чтобы не было никого рядом. Вот как сегодня.
Прихрамывая, вышел Хитр на поляну. Вся она была утоптана. Хитр повел носом. Олени тут отдыхали совсем недавно. Интересно. В другой раз вернулся бы старик к стае с рассказом о том, что невдалеке жирная добыча. Но сегодня, как только закончился снегопад, волки вышли на охоту. Даже Хитр с ними (лапа не болела абсолютно, начав ныть только недавно). Видать Великая Белая Мать в небесах решила наградить их за страдания, которые переживают тела ее служителей, терпя такой холод. Охота была на удивление удачной – кабаны, которые не успели еще потерять весь свой жир, запасенный на зиму.

Хитр вышел в центр поляны, и подняв поседевшую морду к луне, завыл. Сначала тихо, словно приноравливаясь а потом все громче и громче, вливая в песню в честь Великой всю силу, на которую еще был способен. Он пел, а Лик Белой Матери взирал на него с темных небес, и свет Её серебрил его шубу, словно благословляя.

-Ты еще мощен, старик, - молодой смешливый голос отвлек волка и заставил чуть ли не подпрыгнуть на всех четырех лапах. Кто смог подобраться так близко? Хитр обернулся и увидел, что рядом с ним стоит человек. Молодой парень в черной тонкой одежке. Желтые, как у волка, глаза, улыбались. Черные волосы были совершенно растрепанны. Но самое главное, волк тут же выругался на себя – и как он мог принять это существо за человека? Ведь нет человеческого запаха. Никакого запаха нет, если честно. Да и много ли на земле людей, которые с волками разговаривают, надеясь на понимание?
-Ты…Тот-кто-провожает. Но разве ты не в облике Великого волка?
Парень с удивлением осмотрел себя, хмыкнул, и тут же вокруг него закружился вихрь из поднятых с земли снежинок. Через секунду улегшийся вихрь открыл взору Хитра большого, раза в три больше обычного, волка. Шерсть была того девственно белого цвета, который имеет разве что нетронутый еще никем, только выпавший, снег. Тело Волка слабо светилось, также, как и светились его зеленые глаза, мудрый и добрый взгляд которых словно проникал в самые спрятанные, самые темные закоулки души Хитра, даря тепло. Даже физически стало, кажется, теплее.
Из глаз Хитра полились слезы. Третий раз за всю жизнь. Первый раз плакал уже молодым самостоятельным волком, когда умерла мать, второй раз – над телом верной возлюбленной. И вот рыдал Хитр сейчас. Но это не были слезы боли или обиды. Эти слезы словно омывали сознание и тело, избавляя от невидимого, но кажущегося таким тяжелым груза. Хитр даже удивился – и как он жил с этим, как таскал этакие каменищи в душе и не чувствовал? И как легко становилось, когда они растворялись в потоке слез.
Тот-кто-провожает молча смотрел на Хитра, продолжая согревать старика теплом своего взгляда. А когда поток слез иссяк, дал Хитру некоторое время оправиться и привыкнуть к новому, такому необычному ощущению легкости.
Хитр же, немного освоившись, и убедившись что на самом деле не взлетит сейчас над землей, спросил
-Пришло мое время? Я готов. Но все же, ответь, почему ты был в облике человека сначала?
Тот-кто-провожает усмехнулся и сказал
-Не только твое время пришло. Чуть раньше должен уйти еще некто. Из деревни, рядом с лесом. Вадим-охотник. Я пришел и за ним тоже. Сначала забрать его, а потом уж и тебя. Да уж больно понравилась мне твоя песня.

Хитр сразу ощерился. И не хотел вроде, а вот, привычка.
-У тебя с ним не очень хорошие отношения? - мягко спросил Тот-кто-провожает.
Хитр удивленно посмотрел на собеседника. Разве может Сын Белой Матери задавать столь глупые вопросы? Какие отношения у волка могут быть с охотником, что столько раз преследовал, и которому он обязан своей хромотой и болью? Крепко засела пуля, рана заросла, но видать не сидится проклятому куску свинца спокойно, вот и начинает иногда бродить по живому мясу, причиняя невыносимые страдания.
Впрочем, известно каждому волчонку, что Сын Великой Матери любит шутить и не всегда добры его шутки, хотя и вреда особого не причиняют. Лишь проверяют на стойкость и разум, ибо негоже матерому волку в обиду впадать как кутенку, еще от материнской сиськи не отученному. Хитр вспомнил Вадима. Крепкий еще старик, смелый, быстрый на лыжах. Раньше был у него пес, да как умер, так других Вадим не заводил. Несколько раз сталкивался со старым охотником Хитр, и вот теперь.... Надо же, как бывает.
-Так значит, ты и людей провожаешь? – спросил волк
-А почему бы и нет? Люди, волки, все душу имеют, всем Туда идти. Ну и оттуда приходить. Только называют они меня по-иному. Но смысл не меняется от того. Его тоже некто ждет Там.
Хитр вздохнул.
-Зачем ты забрал их? Они могли бы еще пожить обе
Тот-кто-провожает лишь головой покачал
-Это решаю не я. Я – провожаю, и слежу, чтобы все было в порядке на дороге.
-Да, извини, - Хитр опустил голову. Минуту они молчали и тут Хитр спросил:
-А Вадима кто встречает? Кто встречает людей?
-Да все то же. Вадима Там ждет его самка, что умерла два года назад. Очень они любили друг друга. Сдал он сильно, а тут еще и ногу повредил, теперь вот по ночам, когда люди спят, он болями мучается. Мать бы еще ждала охотника, да вот не дождалась, уже ушла на дорогу Сюда года три назад.
Два года? Хитр хмыкнул. Прямо как у него. И лапа тоже. И старик. Правда, Хитр Вадима молодым и не помнил, ну так волки живут меньше, чем люди. И вот смерть теперь вместе принимать. Почему-то от этих мыслей Хитр вдруг почувствовал какую-то даже не жалость, а грусть по отношению к бывшему врагу. И подумал, что сейчас даже неосознанно не ощерился бы, услышав его имя. Перед лицом Великой Дороги все их обиды ничего не значат. К тому же ведь Вадим, также как и Хитр, всего лишь выполнял свою, отведенную Великой Матерью, роль в круге жизни. Хитр охотился на кабанов и оленей, Вадим охотился на Хитра и его сотоварищей. Боль и слезы принесли не только охоты Вадима, но и охоты стаи Хитра. А по-иному бы и не получилось. Ибо так заведено, и Хитр лишь надеялся, что Там, за порогом, он узнает причину , почему так распределились роли в Круге.
-Ладно, - вдруг встрепенулся белый волк. – мне ведь пора за Вадимом.
Вновь взметнулся снежный вихрь и на поляне уже стоял прежний юноша. Пригладил черные волосы, которые тут же вновь приняли прежний вид, попытался стереть черную помаду с губ, потрогал серьгу в ухе и пирсинг в брови, оглядел себя пристально – черные узкие брюки, подранная майка с вышитым алым анхом, белые кроссовки, И, неудовлетворительно пробормотал:
-Нет, этак он у меня от инфаркта раньше срока окочурится. Придется по старинке.
На этот раз не было вихря. Просто неуловимо изменилась фигура парня на нечто в темном, подранном внизу балахоне. Капюшон закрывал полностью голову и лицо, хотя острый глаз смог бы заметить белизну костей голого черепа. В руках фигура держала огромную косу. Причем умудрялась держать ее так неумело, что казалось, вздумай она использовать косу по назначению, то, скорее всего скосит себе руку или ногу.
Из под капюшона раздалось одобрительное хмыканье. И фигура медленно, словно плывя, пошла по поляне.
-Постой, - обратился к фигуре Хитр
Та остановилась
-Ты…расскажи Вадиму обо мне. Что наши пути похожи так. Все-таки …
-Не так страшно идти по Дороге, думаешь? – рассмеялась фигура прежним почти мальчишеским смехом. – А может ты и прав. Расскажу. Знаешь что, Хитр. Ты тут нас подожди, ладно? Вот как раз отсюда по дорожке Серебра Моей Матери и пойдем.

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
Молодой совсем волк Хитр, названый так в честь деда, утром вспомнил, что этот самый дед обещал ему рассказать какую-то интересную историю. Но вот беда – не было старшего Хитра в стае. Впрочем, старик и раньше уходил чтобы побыть в одиночестве.
Очень скоро Хитр нашел следы деда и вышел на поляну, где увидел в снегу тело старого волка. То, что он мертв, внук определил сразу. Но все же, словно подчиняясь каком-то инстинкту, совершенно глупой надежде, пару раз ткнулся носом в уже остывший бок.
-Он ушел ночью. Приходящий забрал его, - послышался хриплый голос сверху.
-Тот-кто-провожает, - автоматически поправил молодой Хитр и тут же посмотрел вверх. Ну да, старый ворон Нидо сидел на ветке. Вороны верят в Того-кто-провожает, но называют его Приходящим и считают порождением богини Сумерек. Как многие из его племени, Нидо мог видеть гораздо больше, чем остальные существа и слова его не вызвали у молодого волка сомнений. Он лишь кивнул и отправился в стаю – нужно было сообщить всем, чтобы сегодня вечером волки провели положенный обряд, восславив Великую Мать и Её Сына. Ту, что решает, когда и куда кто-то уйдет и придет. И того, кто помогает в Пути.
Молодой волк уже ушел, а Нидо все думал – стоит ли рассказать ему о том, что по дороге из лунного серебра брели трое – Приходящий, старый Хитр…и человек Вадим, прозванный Вадимом-охотником? Но в конце концов, Нидо решил, что не стоит. Даже для него, много раз видевшего Приходящего во многих видах, такое зрелище было в новинку. Волк и олень, волк и кабан, лиса и заяц – все это видел ворон. Но чтобы волк и человек – такого еще не наблюдал. Поистине, у Приходящего странные шутки. Очень.
Приняв такое решение ворон нахохлился и сам того не заметив, задремал. И ему все снилась странная сцена. Приходящий в виде молодого парня буквально скачет по лунной дороге. А за ним, забыв навсегда и о старости своей и о хромоте, идут старый волк и старый охотник, болтая, как будто давние приятели.

+4
16:25
104
17:26
+1
bravoхорошая идея и изложена хорошо rose
18:31
+2
Почему-то нет-нет, да и обращусь к этой идее.
18:54
+1
актуальная она, что там, за гранью и на переходе. одно скажу, смерть не так страшна, как её ожидание, потом и не жду, она придёт, а меня дома нет smile
22:00
+1
Эпикур был того же мнения))) music
22:18
Просто доводилось blush
18:03
+1
Красиво. Душевно. И трогательно.
Спасибо, Аделаида! Хорошая история.
18:31
+2
Благодарю rose
21:07
+2
Такое тихое, спокойное и трогательное повествование, до слёз. bravothumbsup
21:58
+1
Спасибо!
Загрузка...
54 по шкале магометра