Пропавшее такси (Часть I)

Автор:
Алекс Кожин
Пропавшее такси (Часть I)
Аннотация:
На Манхеттене пропадает боевой робот-убийца Главного разведуправления вооруженных сил, который работал под видом такси. В Москве и Нью-Йорке пропавшее такси пытаются разыскать секретные агенты. Чтобы предотвратить катастрофу в США отправляется главный конструктор проекта.
Внимание! Персонажи этой документальной повести выдуманы из головы, любое сходство с реальными лицами и событиями является случайным!
Текст:

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эту странную историю мне рассказал случайный попутчик в ночной электричке. Я слушал его вполуха, ожидая, что он вот-вот попросит денег на пиво. Видя мою отстраненность и скептицизм, этот слегка зачуханный, средних лет человек становился все настойчивей и откровеннее. В доказательство своей истории он приводил какие-то детали, ссылался на цифры и сыпал именами. Порой он сбивался, замолкал, потом, словно вспомнив что-то, с удвоенной страстью начинал убеждать меня, что его рассказ ‒ чистая правда, а он участник и даже, отчасти, виновник произошедших событий.

Он вышел в Салтыковке, как-то неуверенно пошагал по платформе к подземному переходу. Внезапно из тени вынырнули двое, мой попутчик сразу сник, сгорбился и послушно поплелся с ними на выход.

Эта пара, выскочившая из неоткуда, заставила меня, наконец, обратить внимание на происходящее. Они были на одно лицо, одного роста, в одинаковых черных костюмах, словно близнецы. Еще я успел разглядеть, как моего недавнего знакомца сажают в затонированный микроавтобус. Никакая случайность не могла объяснить этот "Мерседес" и эту парочку в костюмах ночью на глухом подмосковном полустанке.

Я долго вспоминал, что рассказывал мне этот человек, пытался воссоздать подробности. Имен и званий я, конечно, не помню, как не помню названий организаций, о которых говорил мой попутчик. Даже сейчас, по прошествии времени, его рассказ выглядит невероятным.

ЧАСТЬ I

Глава 1

По карте Нью-Йорка в разные стороны, медленно, как божьи коровки, ползают красные точки. Капитан Паширов привычно дремлет перед экраном. В Москве три часа ночи, в Нью-Йорке – семь вечера.

Кое-как стряхнув сонную муть, Паширов начинает считать, водя пальцем по монитору: один, два, три,…восемь – одной точки не хватает. Потерев глаза, капитан пересчитывает, и снова точек только восемь.

Слабая тревога заползает внутрь Паширова. Он быстренько трусит в сортир, умывается холодной водой из-под крана. Обычно это помогает снять пелену с глаз. Резкий запах стоялой мочи и хлорки прочищает мозги.

Вернувшись на место, Паширов начинает сначала: один, два, три… Точек ровно восемь. Девятаяотсутствует. Это означает, что на другой стороне океана пропал боевой беспилотник Главного разведуправления российской армии.

Перепуганный капитан лихорадочно жмет красную кнопку вызова оперативного дежурного.

Глава 2

Паша Земмер в эту ночь, впрочем, как и в предыдущие, спал на диване. В супружескую кровать Пашу давно не пускали. Его вообще мало куда пускали. Паша был запущенным евреем из спального района Москвы. Как он здесь оказался, Паша и сам толком объяснить не мог. Сила обстоятельств и ортодоксальных родителей выкинула Пашу из уютной трешки в центре Москвы после женитьбы на Гале, украинской бабе с бронетанковым задом. Несколько лет назад, поддавшись обаянию этой задницы, Паша сам оказался в жопе столицы.

С тех пор Паша пытался из этой жопы вылезти. Торговать собой или идти по головам Паша не умел. Это означало, что в Институте прикладной механики, где он служил научным сотрудником и имел прозвище "Паша-беспилотник", перспектив у него не было никаких.

Пашина лаборатория занималась разработкой и внедрением беспилотного наземного транспорта. Подобный транспорт требовал хороших дорог с различимой разметкой, чего, по определению, в России не было, и быть не могло. Ну а ямы, открытые люки и лихие московские водители уже на стадии проекта превращали беспилотные автомобили в железные гробы. Понимая бесполезность любых усилий, сотрудники лаборатории целыми днями убивали друг друга в виртуальных войнах, курили, сплетничали и смотрели порнушку в интернете. Паша в виртуальные войны не играл, он предпочитал шахматы.

В конце концов, даже Галя устала от Паши и его зарплаты в 17 тысяч рублей. Бедность привела Галю на кассу в "Пятерочку", а Пашу лишили супружеской близости, уютной постели и сытных ужинов по-украински.

Сидя на работе, Паша размышлял над своей жизнью, поневоле слушая коллег ‒ бойцов виртуального фронта. Как-то он услыхал про боевой беспилотник концерна "Калашников", представленный на какой-то международной выставке. Это был чудовищных размеров неповоротливый робот. Однако некий эксперт по международным отношениям утверждал, что "новый ударный беспилотник "Куб-БЛА" может привести к таким же крупным изменениям, как в свое время автомат АК-47".

Под впечатлением успехов "Калашникова" Паша написал программку для беспилотного автомобиля-такси. Фантазируя, добавил в машину емкости с "Новичком" (то было время новостей из Солсбери) и примерил "конструкцию" на карту Нью-Йорка. Игрушечное такси гоняло по городу и травило сотрудников ЦРУ и представителей Госдепартамента. Когда такси окружал американский спецназ, оно совершало самоподрыв. Баллы в игре начислялись за количество поверженных врагов.

Паша показал игрушку коллегам. Новинка понравилась и на время заменила привычные компьютерные "стрелялки". Сотрудники лаборатории даже усовершенствовали игру, добавив туда новые функции.

Как-то новую игру заметил начальник, забрал и запретил о ней вспоминать. Через жену начальника игрушка попала к военным. После этого Пашу несколько раз вызывали в Главное управление Штаба, просили что-то дополнить в программе, поправить код и, наконец, взяли подписку о неразглашении. Пашу не посвящали в детали происходящего, но своим еврейским умом он понимал, что вся эта возня неспроста.

Изобретение мало изменило Пашину жизнь. Он по-прежнему одиноко спал на диване. О судьбе своего "детища" он почти не вспоминал.

Так продолжалось до 3 часов 52 минут четверга, когда Пашу свалил с дивана резкий телефонный звонок. В такое время его давно никто не тревожил. Звонили из Штаба, велели вылезать из постели, взять с собой паспорт и через 5 минут ждать у подъезда с вещами.

В полусне Паша собрался и вышел из дома. Полчаса стоял на морозе, пока не приехала черная "Волга". Водитель вышел курить, презрительно глядя на Пашу. "Извозчик, а туда же", ‒ думал Паша, вдыхая противный дым. Потом долго ехали по Москве. Паша смотрел в окно, ему редко приходилось путешествовать по столице сверху подземки.

В комнате с мониторами было тесно от полковников и майоров. Все тупо таращились на экран и тыкали в него пальцами, считая разбегающиеся пятна. Какой-то военный разглядывал монитор с помощью лупы. Больше восьми точек насчитать никто не мог.

‒ Ну, блядь, хули скажешь? ‒ обратился к Паше усатый полковник. ‒ Считай, сука, где еще одна тачка.

Паша быстро пересчитал бегающие пятна, одного такси не хватало. Беспилотная машина-убийца, начиненная фосфорорганическим отравляющим веществом нервно-паралитического действия, исчезла посреди небоскребов Манхеттена.

Это была катастрофа!

Глава 3

В Нью-Йорке шел скучный январский дождь. Прохожие с зонтиками спешили по Второй Авеню, забегали на время в супермаркет Key Food и бежали дальше. Рядом, в баре Big Easy, советник российского консульства Валерий Лебедев ждал проститутку Зою Рипкину, завербованную им пару недель назад в номере третьеразрядного отеля неподалеку. Зоя, как и многие девушки из бывшего Советского Союза, была независимой участницей секс-индустрии Нью-Йорка и работала в основном через сайт частных объявлений Backpage.com. Чаще всего к ней ходили индусы ‒ "150 долларов за полчаса". Зоя быстро согласилась быть завербованной за сто долларов сверху обычного прайса. Кроме прочего, Зою радовала возможность хоть с кем-то поговорить на родном языке.

Толку от Зои-шпионки было не много. Однако, встречаясь с агентом на конспиративной квартире, Лебедев получал материалы для отчетов и интимное обслуживание за казенный счет. К своему несчастью, Валера не был ни геем, ни трансвеститом. С такими данными рассчитывать на успех разведывательной деятельности в городе Нью-Йорк особо не приходилось.

Сидя у стойки, Валера глубоко задумался, решая, сколько дать чаевых бармену. За год работы в Америке он так и не привык к этим постоянным поборам, а еще к температуре в Фаренгейтах, весу в фунтах, и к низковольтному электричеству.

В штанах советника завибрировало. От неожиданности Валерий чуть не упал с высокого табурета. Наконец, с трудом сообразил, что звонит телефон.

Российский военный телефон 633С "Шмель" был большим и неудобным, зато обладал усиленной криптозащитой. Кроме того, телефон мог работать в диапазоне температур от -40 до +50 градусов по Цельсию. Хотя Лебедев не собирался ни в Антарктиду, ни в Аравийскую пустыню, телефон носить был обязан. "Шмель" плохо работал в американских условиях, в динамике постоянно шумело и подсвистывало, голоса множились эхом вследствие этой самой криптозащиты.

Валера вышел в туалет, зашел в кабинку, запершись, включил телефон и назвал свой пароль. В ответ что-то булькнуло и замолчало. Лебедев присел на толчок, он знал, что вслед за звонком последует шифрограмма. Письменные приказы, по мнению Центра в Москве, легче доходили до сведения советника.

Сидя на унитазе, Валерий Лебедев, он же агент "Зонд" Главного разведуправления, вспоминал свои юношеские мечты. Насмотревшись в детстве кино, где суперагенты с помощью супераппаратуры совершали суперподвиги, Валера мечтал стать героем-разведчиком. В жизни приходилось пересчитывать мелочь в кармане и торчать в вонючем американском сортире.

Депеша, пришедшая из Центра, предписывала Валерию немедленно приступить к поиску городского беспилотного такси номер 7W14. Найдя машину, сразу доложить в Москву, не выпускать такси из виду и ждать указаний. Последний раз такси видели в Нижнем Манхеттене – так наврал капитан Паширов, чтобы не спалиться окончательно. Капитан не помнил, в какой момент и где точно пропала девятая машина, но признать такое – значило поставить крест на карьере.

Лебедев не удивился странному заданию, за год службы он видел всякое. Валера решил дожидаться Зою. Девушка могла как-то помочь ему с этим делом.

Глава 4

Генерал Прохор Забашный сидел за обширным, под стать кабинету и самому генералу, дубовым столом и разбирал донесения. Желтые телефоны с гербами выстроились в ряд перед Забашным, как солдаты на плацу.

Генерал выслужил этот стол, и этот кабинет, и эти телефоны. Родившись в крестьянской семье в захолустном селе под Калугой, Прохор прошел тернистым путем через армию, комсомол, партийную школу, откуда и попал в органы, то есть поднялся с самых низов. Карьера в органах была успешной: уже к пятидесяти годам Прохор стал генералом.

Потом было кратковременное падение с карьерной лестницы, связанное с мутной приватизацией ткацкой фабрики "Красные станки" и дачей генерала в ближнем Подмосковье. По итогам этой "истории" Прохор оказался прикомандированным к Штабу вооруженных сил, где возглавлял специальный отдел, который занимался новейшими научными разработками. В ведении отдела были паранормальные явления, телепатия и телекинез, волновая генетика, торсионные поля и другие современные методы ведения войны.

Сам генерал в боевую магию не верил, не хватало образования. Он был сторонником старой школы и полагался на испытанные методы, к каковым относились слежка, допрос с пристрастием и признание вины. Если признания с ходу выбить не удавалось, генерал верил в полевой телефон ТА-57, который легко подключался к гениталиям "реципиента". Сила тока означенного телефона, как правило, убеждала подозреваемого в собственной виновности, после чего он с легкостью переходил в разряд обвиняемых.

Несмотря на секретность, сведения о работе отдела иногда попадали в открытый доступ. Журнал Министерства обороны "Армейский сборник" как-то сообщил, что российские военные владеют технологией метаконтакта и могут вести невербальный допрос людей и животных. Более того, оказалось возможным воздействие даже на технику противника. Усилием мысли наши военные научились сбивать беспилотники врага, путать компьютерные программы, сжигать кристаллы в генераторах, подслушивать разговоры и нарушать теле- и радиопередачи противника.

Журнал привел конкретный пример, как военным удалось прочитать документы на иностранном языке, которым никто в Министерстве обороны не владеет. Эти документы были спрятаны в сейфе секретной службы Великобритании в Лондоне. Военный телепат находился в Москве в здании министерства на Знаменке. Журнал скрыл, что за эту спецоперацию секретным указом Президента генерал был награжден орденом "Боевого Красного Знамени", а телепат получил медаль "За отвагу".

В мирное время отдел, кроме прочего, обеспечивал безопасность высших должностных лиц государства, в том числе министра обороны. Перед каждым мероприятием с участием министра сотрудники отдела проверяли биоэнергетику местности, очищали территорию от энерговампиров, снимали порчу и сглаз, ставили телепатические и торсионные барьеры от проникновения искусственного и внеземного разума.

Однако конкуренция в Министерстве обороны была велика. Генералу с его отделом приходилось воевать с оппонентами и недоброжелателями. Военный министр был религиозен, он соблюдал православные посты и поклонялся тувинским шаманам. Шаманы с попами постоянно перехватывали инициативу. За служителями культа была сила веры, за генералом – сила знаний. Чтобы показать эту силу, приходилось идти на разные ухищрения: выдавать случайные аварии за сбитые силою мысли американские самолеты; сообщать о блэкаутах в странах НАТО, которые якобы вызваны с помощью генерации торсионных полей.

Конкуренты, однако, тоже не дремали. Православные попы докладывали министру, что с помощью молебна остановили наступление ИГИЛ в Сирии, запустили брексит и заставили голосовать за нужного кандидата на выборах в Мадагаскаре.

Шаманы сжигали верблюдов и нагло заявляли, что с помощью этого обряда укрепили дух русского воинства, повысили боеготовность и запутали китайские ракеты.

При такой жесткой конкуренции побеждал тот, кто первым доложит министру и возьмет на себя ответственность за очередную победу. Неудачи списывали на помехи оппонентов. Телепаты генерала мешали Святому Духу проникать во вражеские ряды. Святой Дух вместе с верблюдами, в свою очередь, наводили порчу на торсионные поля, что не давало возможности взять под полный контроль волю противника.

Чтобы бороться с конкурентами Прохор Забашный наладил совершенную систему разведки и контрразведки. Он построил в Штабе идеальную сеть из шпионов и информаторов. По утрам генерал с удовольствием перечитывал доносы подчиненных и знал все, что происходит в Штабе и вокруг него. Собранная информация играла огромную роль в продвижении генерала по службе, да и просто усидеть за своим обширным столом без знания внутренней обстановки было бы невозможно.

Посмаковав подробности интимных отношений полковника Исаева и майора Вихрь, генерал взглянул на следующий листок и, что называется, офигел. Капитан Овечкин доносил, что в соседнем сверхсекретном отделе потеряли боевого робота, который работал в США под прикрытием.

Генерал мгновенно оценил ситуацию и понял, что это его шанс. Он сдернул трубку, и, вызвав своего заместителя, дал приказ любыми средствами найти пропавшее такси.

‒ Возьми всех этих бездельников, всех телепатов, экстрасенсов, ведьмаков и упырей и ищи машину. Ночами, блядь, пусть не спят, но найдут мне такси первыми!– так в натуральных выражениях звучал приказ генерала.

Глава 5

Разгоряченная Зоя влетела в бар, закинула зонтик в стойку у двери, смахнула мокрую пыль с волос. Как обычно ее появление вызвало оживление, посетители оторвались от своих напитков и стали, кто прямо, кто искоса, пялиться на Зою. Вся в немыслимых блестках, с вываливающимися до сосков грудями и в короткой юбке, Зоя умела произвести впечатление на окружающих.

Всего несколько лет назад Зоя, тогда еще Катя Машукевич, была скромной домохозяйкой в провинциальном Бобруйске. Но в 22 года в нее, как вспоминают соседи, словно вселился бес. Однажды Кате приснилось, что она заболела и умирает. Приснилось так ясно и страшно, что Катя перепугалась насмерть. Вот так просто взять и умереть, не попробовав то, о чем Катя втайне мечтала, она не могла.

И тогда Катя начала "жить", что в ее представлении значило выпивать, закидываться разными веществами и отрываться по полной. Сладкая жизнь увлекла Катерину. Она перебралась из Бобруйска в Москву. Там ее подобрал пожилой, богатый дядька. Ему льстила Катина прыть и готовность заниматься любовью круглые сутки напролет. С дядькой Катя побывала в Дубае, Франции и Италии.

Впервые попав в Нью-Йорк она, неожиданно для себя, поняла, что это ее город: многолюдный, бестолковый, устремленный в высоту своими небоскребами. В один из дней, плывя на бесплатном пароме мимо Статуи Свободы, Катя окончательно решила, что не уедет отсюда никогда.

Она бросила своего дядьку, который улетел обратно в Москву, и устроилась работать в магазинчике на Брайтон-Бич. Через короткое время Катя оформила визу невесты, сделала документы на имя Зои Рипкиной, и выбрала профессию жрицы любви.

Валерий Лебедев быстро объяснил Зое суть дела: в огромном городе нужно разыскать пропавшее такси с номером 7W14. Лебедев даже не стал утруждаться и рассказывать, зачем ему нужно это такси. Зоя кивнула, потыкала пальцем в своем смартфоне и вскоре выяснила, что в Нью-Йорке только четыре компании имеют беспилотные автомобили.

Валера заказал две порции "Столичной". Зоя по очереди звонила в компании и быстро что-то щебетала на том странном языке, на котором разговаривают жители Брайтона.

В двух фирмах заявили, что такси с таким номером у них нет. Звонить в Гугл-такси Зоя не стала. В третьей компании, куда позвонила Зоя, человек со знакомым акцентом жителя Брайтона начал расспрашивать, кто звонит, зачем им такси, а потом тихо положил трубку. Стало понятно, что это и есть та самая фирма. Зарегистрированный адрес компании оказался липовым – такого дома на Брайтон-Бич Авеню просто не было.

Но был телефон компании. Зоя хлопнула вторую порцию "Столичной" и задумалась. Найти адрес по номеру телефона в Нью-Йорке было не просто, но если постараться, то можно.

Глава 6

Утро Арона Миллера, как часто случалось в последнее время, выдалось хлопотным. Дети не желали на завтрак вчерашние котлеты с макаронами и, вдобавок, не хотели говорить по-русски. Арон с трудом понимал их американскую скороговорку, пересыпанную "шитами" с "факами", и совсем не понимал тягу к молочным хлопьям. Дети росли американцами, и это расстраивало Арона, хотя иммигрировал он из Советской России главным образом из-за детей.

Арон Миллер был русским разведчиком, которым стал не по своей воле, а по нужде. Чтобы навсегда покинуть родину, где "с каждым днём всё радостнее жить", Арону пришлось пойти на сделку с собственной совестью. Арона, имевшего судимость за торговлю дефицитом из-под полы, на родине "ценили" и за границу не выпускали. Единственным шансом было согласие на сотрудничество с органами. Записавшись в шпионы, Арон с семейством быстро покинул радостную страну, а освоившись в Америке, сменил фамилию с Гальперовича на Миллера, полагая, что так его никогда не найдут. Имя Арон сохранил, чтобы не путаться.

Прошли годы, Арон прижился на Брайтоне, завел магазинчик и тихо торговал бывшим советским дефицитом. Но однажды еврейское счастье Арона закончилось. Его нашел русский резидент, показал бумагу, когда-то подписанную Ароном Израилевичем, и напомнил о долге перед родиной. Той страны, которую покинул гражданин Гальперович, уже давно не было, но страх перед ней остался в душе Арона. Нехотя он согласился отдать свой долг обратно. Однако, узнав, что от него хотят, даже приободрился.

Родина потребовала от Арона зарегистрировать фирму, снять гараж в малолюдном месте и купить десяток поддержанных беспилотных такси. Сделать это было не трудно. Через свой магазинчик Арон быстро "отмыл" наличные, привезенные ему советником российского консульства, и стал владельцем таксомоторной компании с девятью машинами.

Больше Арон резидента не видел, советник консульства Лебедев, который приносил чемоданы с деньгами, тоже не появлялся. Через месяц после покупки такси из Москвы прибыли "автомеханики". Они что-то вкрутили в машины, добавили несколько дополнительных антенн и отгородили в гараже угол, где разместился пульт управления. "Механики" убыли, а вместо них Арон поселил в гараже троицу гладких молодых людей с полувоенной-полублатной выправкой. Они засели за мониторами и числились по категории "оператор такси".

Так на улицах Нью-Йорка появились девять автомобилей, начинённых спутниковой связью и навигацией, видеокамерами и другой электроникой. Кроме прочего, "автомеханики" разместили в автомобилях баллоны с газом. Предполагалось, что беспилотники под видом такси будут выслеживать и, в случае необходимости, ликвидировать "клиентов", заподозренных в нелояльности. Первая девятка была пробной серией, дальше предполагалось распространить этот проект на всю территорию США и страны НАТО. Контролировали такси "операторы". Общее руководство проектом осуществляли из Штаба в Москве.

Машины работали исправно, 24 часа в сутки. Безналичная оплата поступала на банковский счет Арона, наличные – в кэш-боксы. С заправкой проблем не возникало: в городе были специальные бензоколонки. Техобслуживание почти новым автомобилям не требовалось. Операторы дежурили посменно, а потом отсыпались тут же в гараже, где Арон устроил им нечто вроде общежития.

Глава 7

Валера добрался до Брайтон-Бич на метро, зашел в магазинчик Арона и, не проронив ни слова, сходу заехал в морду владельцу. Арон беззвучно повалился на пол, заохал, и, как червь, попытался уползти к автомату с газировкой у входа. Валера больно придавил ногу Арона к полу.

‒ Ну что, сука жидовская, как дела? – поинтересовался Валера, сильнее надавливая на ступню Арона Израилевича.

К стыду, нужно признаться, что советник российского консульства в Нью-Йорке был отъявленным антисемитом. Кроме прочего, Лебедева взбесило то, что его не посвятили в детали операции, а использовали исключительно в качестве курьера для передачи денег Арону.

‒ Ой-ой! ‒ застонал с пола Арон, перейдя на диалект "Маленькой Одессы". ‒ Что ви делаете, гражданин-начальник? Зачем ви меня бьете, зачем ви так строго со мной говорите? Ви видите, у меня теперь кровь. Прошу записать это в ваш протокол.

Оказалось, что прошлое никуда не делось, и годы, проведенные в тюрьме Советской России, навсегда остались в памяти Арона Израилевича. По существу, скрывать Арону было нечего, и уже через десять минут Валера знал все о таксомоторной компании. Лебедев заставил Арона закрыть магазин и везти его к гаражу.

Подъехав на место, Арон ткнул пальцем в направлении ворот.

‒ Таки здесь, ‒ проныл Арон.

Валера вытащил пожилого человека из машины и, подталкивая в спину, повел к воротам гаража. Двери, вопреки ожиданиям, оказались заперты изнутри. На стук никто не отзывался. Пришлось пробираться к гаражу с другой стороны, через забор. Подгоняя Арона кулаком в зад, Валера полез через преграду.

Арон смог подтянуться только до середины забора, он стонал и жаловался. "Да и черт с тобой!" ‒ плюнул Валера и, бросив Арона, спрыгнул в заваленный хламом двор.

В присядку Лебедев подкрался к окну и заглянул внутрь. Там, за окном, в разных позах валялись двое молодых мужчин. Третий, уткнувшись головой в клавиатуру, сидел за столом с мониторами.

"Убили, провал, ‒ подумал Валера, ‒ база раскрыта и уничтожена!". Лебедев дрожащей рукой полез в карман за телефоном.

Арон тем временем вернулся к машине, тихонько завел двигатель и поехал домой. Ему предстояло быстренько собрать вещи, жену и детей, и снова бежать подальше от бывшей родины.

Глава 8

Вытащить громоздкий "Шмель" из узких брюк советника было нелегко. Возня с телефоном немного успокоила Валеру. Что он мог доложить в Москву? Задание найти такси он не выполнил, вместо этого влез в государственные секреты, которые ему знать не полагалось.

Лебедев отдышался, сидя под окном гаража, затем, слегка приподнявшись, снова заглянул внутрь. Через пыльное окно в полутьме гаража он разглядел полуодетую негритянку. "Черных в русской разведке быть не должно", ‒ мелькнула мысль у Валеры.

Чем больше глаза привыкали к полумраку, тем отчетливее видел советник картину внутри. Там были пустые бутылки от виски и колы, кучки белого порошка на столе и мигающие мониторы. Валера стал барабанить в окно, негритянка зашевелилась и открыла глаза. Это было так неожиданно, что Валера юркнул вниз и прижался к земле.

Переведя дух, Лебедев решил, что обдолбанные разведчики ему вряд ли помогут. Он снова перелез через забор и здесь обнаружил пропажу Арона. Пришлось тащиться к метро. К счастью, за углом торчало свободное такси. Валера быстро влез в машину и продиктовал в микрофон адрес российского консульства на Манхеттене. Такси развернулось и рвануло в сторону центра.

Несколько минут Валера соображал, что ему делать. Потом все же решил доложить в Москву, надеясь, что его инициатива не будет наказана. Он достал телефон, набрал логин и пароль. Ответа не было. Монохромный жидкокристаллический дисплей "Шмеля" даже не светился. Это было странно.

Лебедев несколько раз потряс телефон и огляделся. За черным стеклом как будто маячила тень водителя. На призывы Валеры он не реагировал. Лебедев застучал в окно кулаком ‒ ничего.

Машина мчалась по незнакомым улицам. Через несколько минут Валера наконец заметил ее бортовой номер. Это была машина, которую он искал – беспилотное такси 7W14.

Глава 9

Прошла неделя с той памятной ночи, когда была утеряна связь с боевой машиной. Вслед за такси пропал расконсервированный агент Арон Миллер – владелец таксомоторной компании и мелкого магазина на Брайтон-Бич. А советник консульства Валерий Лебедев уже несколько дней не появлялся на работе, и установить его местонахождение не удавалось.

Всю неделю пропавших искали русские агенты в Америке. Но все как сквозь землю провалились.

В Москве специалисты генерала Забашного не спали ночи напролёт. Они медитировали, экстрасенсорили, раскрывали и закрывали чакры, раскидывали торсионные капканы и ставили биоэнергетические ловушки, но результата не было. В отчаянии генерал обратился к внештатному консультанту отдела Федору Афанасьевичу Конникову, или в просторечии "отцу Федору".

Федор Афанасьевич имел многочисленные достоинства. Он был заслуженным мастером спорта, членом Союза художников и Союза писателей, академиком Российской Академии выживания, пилотом свободного аэростата и протоиереем. Кроме того, экспертом по колыбельным цивилизациям, автором многочисленных публикаций, а также бизнес-тренером, консультантом и методологом.

Столь громоздкий список обязанностей, должностей и званий помогал Федору Афанасьевичу посещать многие кабинеты, бани и частные вечеринки, присутствовать на приемах, собраниях масонских лож и шахматных клубов, то есть, быть в тех местах, где решались государственные вопросы. Обладая таким уникальным набором, Федор Афанасьевич обеспечил себе вполне безбедное существование, и, кроме того, имел возможность проводить свои многочисленные опыты за счет пожертвований из государственной казны.

В данный момент Федор Афанасьевич занимался превращением "живой" воды в "мертвую" с помощью фильтров Виктора Петрика. Проект всероссийской очистки воды по технологии изобретателя Петрика не вошел в число партийных проектов "Единой России" и вследствие этого не получил обширного финансирования, но Федор Афанасьевич придавал этому делу большое значение. Жидкость желтоватого оттенка с ароматом кислоты и слегка вяжущим вкусом под брендом "Целебные воды Конникова" уже вовсю развозили по детским садам и школам Москвы. Мэрия потратила на снабжение столичных учреждений кислотным раствором миллионы рублей, надеясь таким способом компенсировать сокращение медицинского персонала в городе.

Отец Федор принял генерала в центре Москвы в здании Российской академии выживания. Этот дом был подарком бывшего мэра столицы Юрия Лужкова, крайне неравнодушного к исследованиям и духовным практиками Федора Афанасьевича.

Выслушав генерала, Федор Афанасьевич попенял Забашному на преклонение перед всякой иностранщиной, засилье хайтека и "всякого заграничного мудрствования".

‒ Проще нужно быть, ближе к земле-матушке, ее родимую слушать, ‒ увещевал Федор Афанасьевич генерала. После чего пригласил его пойти послушать, "что земля скажет".

Федор Афанасьевич скинул сапоги, размотал розовые портянки и повел генерала во внутренний дворик здания Академии. Дворик был аккуратно выметен от снега, тропинки посыпаны песочком. Скинув шубу и оставшись в одной рубахе до пят, Федор некоторое время ходил по двору, нюхал воздух и прикладывался к деревьям. Потом лег на землю, приник ухом и застыл так на некоторое время.

Встав, Федор Афанасьевич перекрестился и взял генерала под локоток.

‒ Вижу я твою машину, ясно вижу, стоит у небоскреба Трампа. Там ее и ищите,‒ молвил Федор Афанасьевич, и, не говоря больше ни слова, удалился восвояси.

Генерал Забашный вышел из здания Академии, выругался про себя, плюнул и велел шоферу ехать в Штаб.

На первый взгляд может показаться, что Федор Афанасьевич Конников случайно влез в эту историю и не имеет никакого отношения ни к Нью-Йорку, ни к пропавшему такси. Но дальнейшие события указывают, что именно отец Федор был рядом с разгадкой.

Глава 10

Совещание в Штабе выдалось бурным. Генералы шумели, обвиняли другие отделы и выгораживали свои. Время от времени кому-то из присутствующих становилось дурно, и его под руки выводили на воздух отпаивать валерианой на коньяке.

Все это время Паша Земмер скромно сидел в коридоре, ожидая своей очереди для экзекуции. "В конце концов, ‒ думал Паша, ‒ не 37-й год, сразу не расстреляют, ну с работы выгонят, за границу не будут выпускать". Больше всего Паше было жаль премии, которую ему обещали "за внедрение рацпредложения", как говорилось в приказе по институту.

К моменту, когда Пашу вызвали в кабинет, ему было уже безразлично, когда его расстреляют – сейчас, или после следствия. Он прекрасно понимал, кого сделают крайним в этой ситуации.

Войдя в кабинет, Паша без разрешения опустился на стул, чем привел в замешательство генералитет. К такому здесь не привыкли. Все молча уставились на Пашу.

Паша Земмер, который не спал и почти не ел всю неделю, пытаясь наладить связь с потерянной машиной, вдруг осознал, что эти толстые погононосцы ‒ просто тупые идиоты. Они ничего не смыслят в программировании, в навигации, в каналах связи, они могут только командовать такими как он.

‒ Нужно лететь в Нью-Йорк, ‒ неожиданно для себя тихо сказал Паша Земмер, ‒ оттуда можно установить связь, найти такси и остановить его.

Его слова были как гром с ясного неба. Выставив Пашу за дверь и посовещавшись между собой, генералы пришли к выводу, что стоит попробовать, другого выбора просто не было. В конце концов, решили вояки, можно будет списать всю вину на этого еврея. А если его тело вдруг обнаружат в Гудзоне, то и концы в воду.

Глава 11

К вечеру мелкий, противный дождь, наконец, прекратился. Туман, словно шапкой, накрыл Нью-Йорк. Верхние этажи небоскребов скрылись в облачной пелене. Туристы, купившие билеты в расчете увидеть закат, поднявшись на смотровую площадку Эмпайр-стейт-билдинг на 102 этаже, были крайне разочарованы.

С не завешенной туманном смотровой на 86 этаже небоскреба, открывался изумительный вид на Манхэттен. Остров светился как новогодняя елка. Поток красных и белых огней медленно тек по каналам городских улиц. Где-то в этом потоке среди других машин двигалось неуправляемое такси 7W14, начиненное ядом.

Девять часов в самолете Паша проспал, сказалась бессонная неделя. В полудреме Паша отстоял очередь на контроль в аэропорту Дж. Кеннеди и, забрав сумку с вещами, вышел из терминала на стоянку такси. Машины подъезжали одна за другой, Паша быстро оказался первым в очереди. Подъехал желтый пикап, Паша влез внутрь, быстро продиктовал адрес отеля, увидел, как на экране был проложен маршрут на Манхэттен. Машина тронулась, Паша с любопытством смотрел через окно, он первый раз был за границей.

+1
13:29
144
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Отчет