На острие ножа

Автор:
denis_may
На острие ножа
Аннотация:
Как хорошо быть человеком, когда понимаешь - в этом мире ты не один.
Текст:

– Какое прекрасное время, ведь солнце ослепляет глаза. Мое сердце трепещет как в первую брачную ночь. И крылья уносят меня в мечты, где каждый миг как глоток свободы с запахом душистого нежного меда. – Пел я себе под нос, мотаясь хаотично по гостиной комнате, словно квант в суперпозиции (до тех пор пока не откроешь глаза). Эту же песню пела мне мама ровно десять дней тому назад, когда я только-только начинал делать первые шаги.

Настроение было отличным, полон сил, я наслаждался своим бездельем. Некуда спешить, некому служить! Время текло очень медленно, ведь у меня сорок восемь часов в сутках, любой может позавидовать мне.

Огромная гостиная легко давала мне разбежаться. Что еще нужно для полного счастья? Меня поймет каждый ребенок. Ребенок в квартире был, и его звали Миша. Он был медленный и неуклюжий с апельсиновыми щечками на лице. От него пахло медом и свежими пряниками. Так и хотелось мне их съесть. Но это делать днем было опасно. Лишь ночью в кромешной тьме под звуки цикад из открытого окна я мог украдкой прикоснуться к его лицу и наесться сахаром с его сладких «бантиков». Это было прекрасно, прекрасно, но только до утра. А утром этот малыш превращался в неугомонного злодея. Он превращался в маньяка! И не он один. Еще в квартире жила пожилая женщина. Она все бегала за Мишей с ложкой каши и кружкой малинового, а по выходным и персикового, компота. Эх, Миша, мне бы так жить! Он называл ее бабушкой и требовал от пожилой женщины каких-то мультиков и «сникерсов». Но у старушки имелись свои планы, все было по расписанию и рациону. Признаться, благодаря ей, у меня появилось свое четкое расписание для моих увлечений. Чему я был несказанно рад. Ведь каждый должен заниматься своими любимыми делами, не смотря на условия в которые была поставлена душа.

И да – бабушка, как и ее Миша, была маньяком. На их счету не одна загубленная жизнь моих собратьев. Прискорбно осознавать, что есть те, которым абсолютно наплевать на твою жизнь. Для них я всего лишь надоедливый звук, не более того. И в любой момент от них можно ожидать удара в спину.

Их оружие – черная лапа смерти. Она быстрая как стрела и оглушительная как гром. Я постоянно хожу по лезвию ножа, иногда считанные миллиметры отделяют меня от небытия, от обрыва в темную бездну сознания. Становится страшно и одновременно драйвово.

Охота на меня ведется днем постоянно. Везде слежка. Как только я появляюсь в комнате, тут же на позицию у орудия становится маньяк-рецидивист.

Но этой ночью из открытого окна с тьмой ночной пробрался в дом сам дьявол. Его скрежет зубов и противная мерзкая вонь прокрались незаметно. Я хоть и не видел его, но чувствовал – мои волоски на всем теле дрожали от неизведанного страха сковавшего все мои члены. Я был напряжен как оголенный нерв, лишь тишина рассвета заземлила страх.

Миша спрыгнул с расправленного дивана и, убедившись, что бабушка спит, включил телевизор. Я незаметно спрятался за его плечо, и мы стали смотреть мультики. Черно-белые картинки медленно прыгали на экране. Я попытался найти в этом смысл и понять, как этот ящик часами приковывает внимание всех этих людей, которые садятся возле него.

Через час проснулась бабушка и отвела юную особу на кухню.

– Вот и настало время порез-з-звиться! – крикнул я в утреннюю тишину.

Я начал метаться по комнате, как угорелый. Четко маневрируя среди предметов быта.

– Такой ловкости как у меня нет ни у кого на свете! З-з-звонкой пулей я несусь по коридорам ж-ж-жизни!

– Что это?! Что это такое? – полупрозрачные провода связали мое тело.

Я оказался в хитросплетенной ловушке. Натянутый липкий диск, как батут пружинил под моим мохнатым телом, с одним только отличием ­– я не подпрыгивал, а все сильнее увязал в клейкой ленте. С каждым моим движением я только ухудшал свое положение дел.

И тут над головой раздался треск и адский писк. И мерзкая смердящая вонь явилась вдруг опять. Я замер, но этому не последовало мое сердце. Оно резвилось от души, как будто отбивало каблуками свой последний «ча-ча-ча».

– О Бож-ж-же! Бож-ж-же мой! – заорал я, надрывая связки.

Само зло медленно, довольно ловко ползло ко мне. Его противные глаза адовым огнем горели. Их много, сколько? Глаз шесть в меня вцепились и вынимали душу из нутра.

– З-з-закрой, з-з-закрой свои глаз-з-за! ­– кричал я противной твари.

Дьявол открыл пасть, и показалась в предвкушении слюна. И вот коснулся он моей плоти и лязгать стал гниющими клыками перед самым моим носом. Удар убийственный я почувствовал в живот! Я дергался, кричал, умолял весь белый свет в своем спасении.

– О Бож-ж-же! Бож-ж-же мой!

Никто не слышал просьбы этой, никто на помощь не пришел. Лишь сущность подземелья стояла рядом у меня. Смотрела на мои мученья. Обедом твари станет вскоре плоть моя.

И вот грязные лапы неземного чудовища коснулись меня и закрутили, как на карусели, вокруг своей оси. Я лишь вторил с каждой секундой все тише и тише:

– З-з-закрой, з-з-закрой свои глаз-з-за!

Меня закутали как младенца в одеяло смерти, осталась только маленькая щель, через которую я цеплялся за жизнь своим безумным взглядом.

Мохнатая черная сущность стала отдаляться от меня по стене в сторону шкафа, где наверняка уже был приготовлен торжественный трапезный стол для главного обеденного блюда. Невидимая нить связывала убийцу с моим телом.

Тут ворвался как ураган Миша. Схватил свое оружие и оглядел комнату. Вдруг прыгнул на кресло и со всего размаха хлопнул своей резиновой лапой по стене.

­– Паук! Ба! Я убил огромного паука!

Ужасный монстр превратился в безобидную восьми лучевую звезду. Моя нить с убийцей оборвалась, и мое раненое парализованное тело грохнулось между стеной и креслом на свежеокрашенный пол. Я стал приходить в себя, медленно вдыхая ароматы ацетона и эмали. И думал лишь о том: «Как хорошо быть человеком!»

+3
09:30
202
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина