Литературный семинар

Автор:
Вербовая Ольга
Литературный семинар
Аннотация:
Навеяно литературным семинаром "Мы выросли в России", автобиографическими сведениями и делом участников ингушского протеста. Финалист конкурса "Высокие каблуки-11".
Текст:

В сквер имени Полины Осипенко понемногу подтягивались люди. Участники семинара – молодые авторы из разных регионов, местная литературная элита, организаторы, критики… Бронзовые Пушкин и Достоевский, неподвластные векам, как и много лет назад, встречали гостей. Кого-то из них ждёт слава как писателя или поэта, кто-то, столкнувшись с критикой и решив, что его тексты слабые, забросит литературу надолго, а может, и навсегда и станет неприметным офисным работником. В следующем году в этом сквере будут уже новые лица – только Пушкин с Достоевским будут, как и прежде, стоять в центре.

Оксане этот сквер был знаком с детства. Когда они жили в Бузулуке, отец частенько возил семью в Оренбург. Особенно любила она прогулки по улице Советской. Дойти до памятника Чкалову, спуститься по красивой лестнице до набережной, там посидеть на скамейке, полюбоваться, как несёт свои воды широкий Урал. Обычно мать с отцом покупали себе пиво, ей – мороженое. Счастливое беззаботное время!

Вскоре все участники семинара столпились напротив памятника, и директор местного литературного музея произнёс приветственную речь. Надо же, почти не изменился! Оксана посмотрела на своих товарищей по перу. Новые, незнакомые. Не было среди них ни Лены Аистовой, ни Наташи Крыгиной, ни Сафии Цокиевой… Впрочем, последней здесь сейчас и быть не могло. Не было и брата её, Мансура. Но он и не литератор – в тот раз он только сопровождал свою талантливую сестру. Настя Горных вышла замуж, родила двойню – ей сейчас не до литературы. Но всё же в следующую минуту девушка поняла, что погорячилась. Юля Беликова… Ещё каких-то пару лет назад Оксана бы обрадовалась, увидев её, свою подругу. Но теперь… Теперь душа и сердце молчали.

Память всё стремительнее уносила девушку в те времена, когда она, ещё студентка, отправила на конкурс свой рассказ – первую и не особо удачную попытку написать в жанре фантастики. Но это потом стало понятно, что она не особо удачная – когда её пригласили на семинар в Оренбург, она думала, что всё круто. Ведь её текст отобрали из многих присланных. И не сильно далеко от родных мест, после окончания семинара можно было в родной Бузулук наведаться, мать с отцом повидать. Билет от Москвы до Оренбурга пришлось покупать самой, но проживание в хостеле, питание – эти затраты организаторы взяли на себя. Лена, Наташа и Настя оказались прекрасными соседками и довольно талантливыми. Лену определили в группу «Проза», Наташу – в «Драматургию», Настю – в «Публицистику», ну а Оксану, соответственно – в «Фантастику». После торжественной церемонии открытия семинара участники отправились в центральную библиотеку. Тогда она и познакомилась с Юлей. Юля местная, родилась и жила в Оренбурге, так что для участия в семинаре ей и ехать никуда не приходилось. Текст, который она прислала на семинар, понравился Оксане сразу. Про молодого, с виду ничем не примечательного водителя трамвая, который ночью, под покровом темноты превращался в огромную саламандру. Оксана помнила, в каком восторге были критики от Юлиного текста. Зато текст самой Оксаны – про девушку, которая увидела, как молодой человек упал за борт, и думала: поднимать шум или нет? – вызвал множество нареканий.

На третий день семинара участники поехали в Аксаково, где победителей награждали дипломами и денежными призами. Юля получила первое место. За Настю Оксана также могла порадоваться. Ну, а сама она… сама осталась в пролёте.

После церемонии награждения и концерта для молодых авторов провели экскурсию по усадьбе с рассказом о жизни Аксакова. Тогда девушка узнала, что свой знаменитый «Аленький цветочек» великий писатель посвятил своей внучке Оле. И что самому Аксакову в детстве рассказывала сказки ключница Пелагея.

Показали им тогда и старую сосну, которая помнила Сергея Тимофеевича ещё ребёнком. Однажды маленький Серёжа сильно заболел. Слуга, который в нём души не чаял, носил его на руках по саду и, положив его, спящего, под сосной, вдруг расплакался, обнял дерево, как родное, стал молиться, чтобы выздоровел Серёженька. И что вы думаете? Будущий писатель проснулся и пошёл. На своих ногах, будто не с ним только что была горячка.

- Говорят, если обнять эту сосну и проговорить вслух своё желание, то оно исполнится.

Конечно, современные молодые авторы – народ не очень суеверный, поэтому к словам гида отнеслись с долей здорового скепсиса. Но порой и разумным, взрослым людям двадцать первого века хочется, как в детстве, поверить в чудо.

Юля подошла к сосне первой.

- Хочу денег! И побольше! – сказала она, обхватив дерево обеими руками.

Следом попытать счастья решила Лена. Они с мужем хотели ребёнка, но никак не получалось. Костя Козлов из группы «Фантастов» пожелал успехов в карьере. Наблюдая всеобщий ажиотаж вокруг сосны, Оксана также решила попытать счастья. Кто знает, вдруг и вправду исполнится? Давно влюблённая в Антона Золотова из параллельного, девушка обняла сосну и пожелала, чтобы парень, наконец, обратил на неё внимание. Наташе для полного счастья также не хватало любви, и эту любовь, как Оксана узнала у той сосны, звали Володей. У Сафии и Мансура проблемы оказались куда серьёзнее – уже который год их дядя из-за болезни суставов почти не мог ходить. Поначалу, как и все, не поверившие в чудесные свойства сосны, они, в конце концов, загадали одинаковое желание – здоровья для родственника.

Потом был банкет в ресторане на трассе, где участники и организаторы семинара отмечали успехи, свои и друг друга. Победитель в номинации «Поэзия» Серёжа Комолов отнюдь не отказывал себе в спиртном и почти весь путь до Оренбурга вместе со своими товарищами по группе на весь автобус горланил песни.

- А всё-таки здорово он сделал эту чурку! – злословила Юля, с неприязнью глядя на Сафию. – Понаехали тут с Кавказа! Чего им у себя в Ингушетии не сиделось? Ещё думали, наверное, приз им будет! Да у этой Цокиевой стихи – полный отстой! Скажи, Оксан!

Оксана в ответ неопределённо пожала плечами. Она читала стихи Сафии, и назвать их плохими язык не поворачивался. Напротив, с какой душой и нежностью писала Сафия о родных краях, какой любовью к соотечественникам и к людям вообще были пропитаны её строки! Оксана вообще думала, что именно ей достанется первое место. Но судьи конкурса нашли стихи Комолова более сильными. Возможно, если бы девушка прямо сказала Юле, что та не слишком справедлива к Сафии, они бы уже тогда поссорились, не обменялись бы контактами, и не было бы многолетней дружбы в соцсетях. Но Оксана побоялась обидеть ту, с которой успела подружиться. Та же в свою очередь восприняла её молчание как знак согласия.

Уезжала из Оренбурга девушка рано утром, как оказалось, в одном купе с Цокиевыми. Сколько нужно времени, чтобы из едва знакомых между собой участников семинара сделаться лучшими друзьями? Для Оксаны и Сафии почти четырёх часов пути до Бузулука оказалось достаточно. Говорить с ингушской поэтессой было очень интересно, и Оксане иногда казалось, если бы Юля ехала с ними, она бы непременно изменила своё мнение. Расставаясь, девушки обменялись контактами и, вернувшись на родину, продолжали общаться, но уже в сети.

Потом Оксана с удивлением стала замечать, что желания, загаданные у той волшебной сосны, волшебным образом сбываются. Антон, который прежде не смотрел в её сторону, вдруг неожиданно заинтересовался ею и пригласил на свидание. Лена, с которой девушка нередко виделась в Фейсбуке, через пару месяцев опубликовала пост: скоро она станет мамой! Теперь у неё подрастает дочка – Неждана. Почти тогда же в Фейсбуке появился полный радости пост Сафии. Дяде сделали операцию. Прошла успешно. Друзья ВКонтакте также получили от судьбы подарки. Юля устроилась на работу, о которой мечтала. Платят хорошо, и от дома недалеко. Костю Козлова через месяц после семинара повысила на работе, место начальника отдела дали. Что случилось с Наташей, и ответил ли ей Володя взаимностью, узнать так и не удалось – та не особенно мелькала в соцсетях.

На следующий год в Оренбурге снова объявили семинар. Однако Оксана уже туда не поехала – поражение подкосило её стремление к искусству. Зато в личной жизни всё пошло как нельзя удачнее – Антон как раз тогда сделал ей предложение… И вот в одном из московских ЗАГСов Оксана Ерофеева стала Оксаной Золотовой.

Девушка вспоминала, как радовались за неё подруги: Юля и Сафия, когда она выложила в сети свадебные фотографии. Как наперебой желали молодым долгой и счастливой жизни.

Жизнь супругов действительно оказалась счастливой. Но недолгой. Старая квартира родителей в Бузулуке, куда Оксана приехала с мужем в гости, запах гари среди ночи, огонь в коридоре. Отец и Антон выбежали из комнат и стали пытаться потушить пожар. Оксане с матерью велели остаться в их спальнях. Невольно девушка ловила себя на мысли, что, может, не стоило тогда их слушаться? Может, надо было выбежать, помочь? И тогда они были бы сейчас живы!

Пожарные приехали довольно быстро, как и скорая, когда огонь ещё не успел добраться до комнат. Поэтому Оксана с матерью почти не пострадали. Только дымом надышались. А вот отец и Антон… Внутренние ожоги лёгких не оставили никаких шансов.

«Почему Антон? Почему не я?» - снова и снова задавала Оксана вопрос.

Но кто мог дать ей ответ? Разве только небо. Однако оно упорно молчало.

«Держись, Оксаночка, родненькая! – писала из Сафия из кабардино-балкарского СИЗО. – Почему? Никто не может сказать, ибо смертным неведом промысел Всевышнего. Всё, что мы можем – это молиться за души тех родных, которые ушли в лучший мир».

Да, из СИЗО. Свободолюбивый нрав дочери Кавказа не позволил Сафии сидеть дома, когда народ вышел на акцию протеста против передачи ингушских земель Чеченской Республике. Она была единственной женщиной, которую задержали и поместили под стражу с обвинением в экстремизме.

«Я верю, что ты никогда бы не совершила что-то реально экстремистское, - гласило первое письмо, что Оксана написала подруге. – Потому как хорошо знаю, что более мирного и спокойного человека, чем ты, днём с огнём не сыщешь».

Конечно, поначалу Оксане, никогда прежде не писавшей письма в месте лишения свободы, было неловко, что до Сафии это будет читать совершенно посторонний человек – цензор. Но мало-помалу девушка привыкла к такой переписке. Сафия, несмотря на суровые условия, держалась стойко. «Мои подельники – настоящие рыцари, и я среди них как принцесса», - написала она как-то в письме. С тех пор Оксана так ей в письмах и писала: «Здравствуй, принцесса! Как твои дела? Привет от меня рыцарям! Да пошлёт вам Всевышний скорейшего спасения от злых троллей!». Юля по-прежнему не догадывалась, что она общается с Сафиёй. Лишь разок, когда ту посадили, она сделала робкую попытку признаться – написала подруге: представляешь, Сафию Цокиеву за митинг посадили! Она ожидала, что Юля будет сочувствовать, но Юля ответила:

«Так ей и надо! Пусть посидит, раз не понимает, что своими действиями причиняет ущерб России. Она же раскачивает лодку, Родину Западу продаёт! Поделом ей!».

Оксана так и не нашла смелости ей возразить, а с Сафиёй так и продолжала переписываться тайно. Не хотелось ссориться с подругой.

Тем более не хотелось ссориться после похорон Антона и отца. Юля тогда также поддерживала Оксану, утешала.

«Я на днях как раз в Москву собираюсь, - писала она ВКонтакте. – Может, встретимся?»

«Давай», - с радостью согласилась Оксана, которой как никогда нужна была дружеская поддержка.

Они встретились в «Шоколаднице», заказали по чашечке кофе с пирожным. Разговор с подругой действительно немного отвлёк девушку от грустных мыслей. Потом официант принёс счёт, Оксана потянулась к сумке, чтобы достать кошелёк… Одно неловкое движение – и всё содержимое дамской сумочки оказалось на полу. Кошелёк, косметичка, салфетки… и письмо. От Сафии Цокиевой. Юля тотчас же бросилась помогать подруге собирать вещи. Увидев письмо и прочитав, кто отправитель, она покрылась красными пятнами. Никогда прежде Оксана не видела её лицо столь злым.

- Я не поняла! Ты что, общаешься с этой?

- Ну да, общаюсь, - Оксане ничего не оставалось, как чистосердечно признаться.

- Нет, слушай, ты реально долбанутая! Эта стерва выступает против России, а ты с ней переписываешься!

Напрасно девушка пыталась объяснить подруге, что Сафия Цокиева выступает не против России, а против произвола и бесправия – та и слушать ничего не захотела.

- Да, чтоб ты сдохла, тварь! – крикнула Юля, швыряя письмо ей в лицо.

И стремительно выбежала из кофейни.

После этого она немедленно заблокировала Оксану в соцсетях.

Мало-помалу жизнь налаживалась, и боль утрат притуплялась. Тогда-то и появилось давно забытое желание творить. С маниакальным рвением Оксана начала писать рассказы, к которым после неудачи на семинаре думала, что уже никогда не вернётся.

И вот она снова в Оренбурге, на семинаре, только на этот раз в группе прозаиков. Девушка очень старалась, чтобы её рассказ про Сафию Цокиеву получился как можно лучше. Прежде чем отправить, снова и снова перечитывала, редактировала. Хорошо, Юля не изменила своим пристрастиям к фантастическим сюжетом и по-прежнему оказалась в группе фантастов. Хоть на рабочих встречах не будут пересекаться!

Приветственные речи организаторов и местных литературных гигантов Оксана слушала вполуха, то и дело переводя взгляд на бывшую подругу. Живот, выглядывающий из-под куртки, явно говорил о том, что через несколько месяцев она станет мамой.

Завершилась церемония вальсом, который станцевали для участников семинара актёры местного драматического театра. После чего все пошли в библиотеку имени Крупской – той же дорогой, что и несколько лет назад. Войдя вовнутрь, участники разбились на группы. Фантасты и публицисты тут же свернули направо, остальные поднялись по широкой лестнице на третий этаж и разместились по залам. С Оксаной в группе оказалось человек десять. С Ирой Данниковой Оксана успела уже познакомиться в хостеле, с Ксюшей Вересовой – ещё в самолёте, их места оказались рядом, Маша Челышева – тоже местная, утром завтракала с ней за одним столом. Они уже успели прочитать её рассказ и были удивлены, что героиня, получившая имя Жания, написана с реально существующей девушки, да ещё и участницы того же семинара.

Вслед за участниками явились акулы пера: Иван Сеченов и Роман Краснянский. Первой разбирали работу Иры – историю для детей о мальчике и его друге Стёпе, который, как оказалось, тот ещё жук. Маша, написавшая подборку рассказов о деревенской жизни, попала в лапы критикам сразу после неё. Критики, судя по выражению их лиц, действительно были в восторге. Правда, немного по поводу построения текстов замечания сделали. К работам Никиты про ужасы дома престарелых в российской глубинке, скорее напоминавшего тюрьму, и Игоря – про жуткую усталость продавца-кассира, отпахавшего в супермаркете в канун Нового Года – критики также отнеслись вполне благосклонно. А вот рассказ Кати про метания неуравновешенной барышни, застукавшей своего жениха с другой девицей, охарактеризовали как и вовсе безнадёжный. Оксана в этот раз избежала расправы, однако, глядя на лицо несчастной Кати, со страхом ждала своей участи.

Впрочем, суровые расправы в этот день последовали только после перерыва, когда участников сначала повели на экскурсию – город показать, а затем в столовую – всё-таки даже творческие личности, кроме духовной пищи, нуждаются в простой, человеческой. Оксана, видевшая Оренбург не раз, на экскурсию не пошла. Вместо этого решила прогуляться до набережной, а заодно забежать в магазин сувениров и на почту за конвертами и марками. В магазине девушка взяла пуховый платок матери в подарок, себе варежки и носки из шерсти.

Вернувшись в хостел, чтобы оставить вещи, она застала плачущую Катю.

- Кать, ты чего? Неужели из-за критики?

- Папа был прав – графоманка я никудышная! – всхлипывала девушка. – Я думала, пригласили на семинар – круто! Вот выиграю премию, приеду, докажу папе, чего стою! А теперь фиг мне премия!

- Да ладно, забей! – утешала её Оксана. – Меня в прошлый раз тоже конкретно зарезали!

- Я, наверное, сегодня же соберу вещи – и назад в Самару.

- Да ты погоди! Послезавтра в Аксаково поедем. Там есть сосна. Если её обнять, проговорить своё желание, оно исполнится.

- Да ладно!

- Мы проверяли – реально работает! Так что можешь пожелать стать супер-пупер литератором. Или чтобы папа больше в тебя верил и понимал.

Катя в ответ недоверчиво усмехнулась, однако через минуту задумалась.

- А знаешь, я, наверное, попробую, - ответила она, наконец. - Хотя папа у меня упёртый, тут, наверное, и чудо не поможет.

Однако это горчичное зёрнышко веры, по-видимому, всё же утешило Катю. Когда после обеда критики снова разбирали тексты участников, девушка уже не плакала, а вместе с ними активно участвовала в обсуждении. Оксана же, такая активная с утра, в этот раз была несколько рассеянной. Из её мыслей никак не выходила сосна в усадьбе Аксакова. Та сосна, о которой она до разговора с Катей забыла напрочь.

После того, как на сегодня работа закончилась, и участники, поужинав, разбрелись кто куда, Оксана снова отправилась на набережную. Сидя на скамейке у моста через Урал, девушка быстро выводила шариковой ручкой на тетрадном листе письмо подруге.

«Помнишь сосну в Аксаково? Как тогда всё, что мы загадывали, исполнилось. Какой же эгоисткой я тогда была! Выпрашивала у сосны, чтобы Антон внимание на меня обратил, и даже не думала о том, чтобы пожелать чего-то для него. Да, в итоге мы прожили в любви и согласии, но если бы я знала, что Антону скоро суждено погибнуть! Я бы тогда пожелала, чтобы он жил сто лет в добром здравии. И вот послезавтра я снова буду в Аксаково. Надеюсь, сосна по-прежнему стоит на месте. Больше ничего у неё для себя не попрошу. Лучше попрошу для тебя. И для твоих благородных рыцарей – чтобы вас поскорее освободили. Вернее, нет, попрошу, чтобы приговор в отношении вас был справедливым. А справедливый в данном случае – это оправдательный. Если законы у нас не работают – пусть этим займутся высшие силы».

На следующий день занятия в библиотеке возобновились. Критики снова разбирали тексты молодых писателей, кому даруя надежду на премию, а у кого безжалостно отнимая оную. Оксанин текст попал под обстрел почти самым последним… Нет, Золотова, кажется, не видать тебе премии, как своих ушей! По крайней мере, не в этой жизни. Слишком много политики, от которой творческой личности желательно бы держаться подальше, слишком сильно ощущается деление на «мы» и «они», и слишком явно автор симпатизирует своей героини, которая получилась ну чересчур уж однозначно идеальной. Словом, на прозаика тебе, Золотова, ещё учиться и учиться!

Когда занятия окончились, и прозаики, счастливые и не очень, спустились вниз, фантасты только выходили из своих комнат. Юля активно беседовала с Таней Филюшиной из Уфы, что жила в одной комнате с Оксаной. Судя по лицам девушек, Таня была не слишком довольна тем, что критики ей наговорили. Юля, напротив, выглядела уверенной в себе. Значит, ей, может быть, опять повезёт.

Подходить к бывшей подруге, заговаривать с ней Оксана не стала. С того дня, как встретились в сквере Полины Осипенко, девушки так не перекинулись друг с другом ни единым словом. Зато Таня с Юлей, по всему видно, сразу стали неразлучными подругами. За столом они то и дело садились вместе, держались рядышком, подолгу разговаривали. Юля всегда легко сходилась с новыми друзьями.

Последний рабочий день перед долгожданной церемонией награждения завершился творческим вечером в культурном центре «Армада», где молодые поэты читали свои стихи. К поэтам присоединилась и Таня. Её стихи про леших, водяных, русалок особенно понравились Оксане. Юля, к её удивлению, аплодировала новой подруге как-то вяло и, довольно бодрая с утра, выглядела бледной и слабой. Когда вечер закончился, и участники, одеваясь, стали направляться к выходу, она вдруг вскрикнула и схватилась за живот.

- Юль, ты чего? – перепуганная Таня наклонилась к подруге.

- Ай, больно! Мамочка, только не это! Я не хочу! Пожалуйста!

- Скорую, срочно! – крикнула координаторша Инна.

В зале началась суета. Кто-то набрал номер. Юлю уложили на освободившийся диван. Остальных, включая Таню, попросили выйти и быстренько сесть в автобус. Из окна Оксана видела, как подъехала машина с мигалкой, как люди в белых халатах понесли на носилках рыдающую Юля.

«Хоть бы всё закончилось хорошо!» - думала девушка.

Долгая дорога до родового имения Аксакова стала настоящим испытанием для участников семинара. Проснувшиеся в шесть утра, некоторые были такими сонными, что отключились прямо в автобусе. Более ранние пташки, успевшие не только проснуться, умыться и принарядиться к предстоящей церемонии награждения, но и выпить чашечку кофе, вовсю развлекались, переделывая стихи и песни современных талантов. Оксана же полпути проспала, другую половину слушала музыку на смартфоне.

Наконец, трасса сменилась грунтовой дорогой, и, в конце концов, автобус остановился в ворот усадьбы. Ну, здравствуй снова, имение Сергея Тимофеевича!

Участники семинара, уставшие от долгого пути, стали неспешно выходить наружу.

- Ребёнка спасли, - донеслись до Оксаны слова Татьяны. – Но похоже, ненадолго. Врачи говорят, беременность сложная, шансы, что доносит и родит, считай, равны нулю. Юлька реально в шоке! Ревёт, что уже было два выкидыша.

- Да, трындец!

За много лет в Аксаково почти ничего не изменилось. Знакомой дорожкой прошла Оксана мимо бюста автора «Аленького цветочка» - к веранде коричневого деревянного дома, превращённой в импровизированную сцену. На поляне, за которой плескалась узенькая речка с горбатым мостиком, были расставлены стулья. На них и разместились участники семинара.

Молодой человек, одетый в красный кафтан и сапоги, и две девушки в белых сапожках и вышитых сарафанах, зачитывали имена победителей.

Нет, Оксана, снова приз достался не тебе! Ирина Данникова, счастливая победительница в номинации «Проза», поднялась на сцену, где девушка вручила ей диплом, а парень – букет цветов. Данникова? И хорошо, что именно она победила! Пишет действительно классно!

Юле в этот раз также не довелось получить лавры. Самым лучшим фантастом признали Татьяну Филюшину.

Когда призы по всем номинациям были розданы, артисты порадовали гостей песней про Аленький цветочек.

После концерта для участников провели экскурсию. Вот беседка, где мать Аксакова сидела, смотрела на проплывающих по пруду белых лебедей. Вот сосна, где сам Аксаков чудесным образом исцелился.

- Говорят, если обнять эту сосну и проговорить вслух своё желание, то оно исполнится.

Эти слова были для Оксаны не в новинку. Зато другие девчонки и парни весьма оживились, услышав это.

- Хочу стать известной и успешной! – проговорила Катя, обняв сосну обеими руками.

Снова, как и много лет назад, со всех сторон посыпались желания. Кто-то пожелал денег побольше, кто-то грезил о счастливой любви. Ира попросила, чтобы сын закончил школу с золотой медалью и поступил в престижный институт. Маша - о повышении на работе. Таня, обняв сосну, крикнула как можно громче, чтобы высшие силы наверняка услышали:

- Хочу богатого мужа!

Вот так поворот! Оксана была уверена, что в такой момент она непременно попросит, чтобы с её подругой всё обошлось. Она же так за Юлю переживала!

Участники семинара подходили к сосне один за другим, а Оксана всё стояла и думала: что ей делать? Она же обещала Сафии попросить для неё свободы. Та, в СИЗО, может, только на высшие силы сейчас и надеется. Но с другой стороны, Сафия взрослая, сознательно шла на риск и держится молодцом. А тут нерождённый ребёнок в любой момент может умереть. Следом за двумя другими, которых Юля уже потеряла.

«Прости, Сафия!».

С этими мыслями девушка подошла к сосне:

- Хочу, чтобы Юля благополучно выносила и родила здорового ребёнка.

Половина группы уже была далеко и направлялась к дому Сергея Тимофеевича. Оксана ускорила шаг, чтобы их догнать.

«Ты всё сделала правильно, - писала Сафия. – Если твоё имя – женщина, ты не останешься равнодушной, когда ребёнку грозит опасность. Да поможет Всевышний Юле и её ребёнку! У меня и у моих верных рыцарей пока всё по-прежнему, всё в том же замке».

Эти строки Оксана прочитала едва дыша. Значит, Сафия на неё не сердится. А вот Юля бы наверняка осуждала: что ты за подруга такая, раз выбрала не меня? И сейчас наверняка не будет благодарной за то желание. Да и узнает ли о том, что именно Оксана попросила у сосны ребёночка ей сохранить?

«А впрочем, какая разница? – подумала она в следующую минуту. – Главное, чтобы желание исполнилось, и ребёнок родился здоровым».

И что-то подсказывало девушке, что именно так всё и будет.

Другие работы автора:
0
20:31
108
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Юлия Владимировна