Пустота

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Trashyrashii
Пустота
Аннотация:
Рассказ с Новой Фантастики 2021.
Переписан с учётом собранных отзывов.
Текст:

«Пустота. С неё когда-то всё начиналось и ей же закончится. Не будет ничего, никого, только пустота, ― старший лейтенант военно-воздушных сил США Джастин Уорд смотрел на багровое пятно, которое стремительно расплывалось на груди отутюженной формы. ― И когда всё пошло не так?..»

***

Двадцатого апреля две тысячи пятьдесят шестого года в полпятого утра раздался Тот Самый Звонок. Плазменный ретранслятор замигал RGB-подсветкой и выдал подобную птичьей трель. Лейтенант мгновенно открыл глаза ― он только начал проваливаться в дрёму, не в силах больше ожидать звонка.

― Так точно. Понял. Вылетаю через час.

― Всё-таки позвонили? ― Роксана бесшумно поднялась с кровати и обхватила Джастина за плечи.

Взяв тонкую бледную ладонь жены, мужчина отрывисто приложил пальцы к губам и проговорил в темноту комнаты:

― Пора собираться, милая. Вылет в пять тридцать, эту возможность я ждал пять лет. Через год я подам в отставку и мы, наконец, купим тот дом у озера, который снимали прошлым летом. Всё, как мы хотели. Только год. Одна короткая командировка на Ганимед. Время пролетит незаметно, обещаю. Устрой здесь читальный клуб или домашний кинотеатр, основывай хоть церковный хор, найди, чем заняться, пока я буду на расстоянии семисот восьмидесяти миллионов километров.

Лейтенант Уорд надел форму ВВС США, спустился на задний двор и поставил запускаться внутренние системы собственного шаттла.

В голове по кругу шли одни и те же мысли: «Топлива как раз хватит до орбиты, а там присоединюсь к группе на межпланетном корабле. Полгода туда, полгода обратно. Доставить осуждённых и вернуться к Роксане в домик у озера. Подать, наконец, в отставку и наслаждаться старостью с любимой женщиной. Отдыхать».

Старшему лейтенанту Джастину Уорду в этом году уже шестьдесят. Выполнение миссии на Ганимед ― его армейская лебединая песня, жирная точка в службе. Джастин, улыбаясь, думал, как раздаст все долги и начнёт писать кантри-песни.

Мужчина закинул сумку в багажный отсек и быстрым шагом пересёк двор, чтобы успеть позавтракать вместе с женой последний раз в этом году.

Ровно в половину шестого напор воздуха вырвался из сопел, опалив траву стоярдового двора, и серебристый корабль исчез в начавшем розоветь небосводе.

Роксана смотрела вслед из окна кухни и улыбалась.

***

Генерал Филипп Джонсон встретил Джастина за стыковочным шлюзом. При виде командира старший лейтенант Уорд вытянулся и отдал честь.

― Отставить, старлей! Ещё формальщины не хватало. Вместе Китай освобождали в тридцать седьмом, можем же обняться, не виделись сто лет, ― покрытый морщинами и космическим загаром генерал расплылся в улыбке и заключил боевого товарища в крепкие объятия.

― Как видишь, я обещания держу, выбил всё-таки это дельце, не подвёл. Люди в правительстве хотят, чтобы этих троих тихо доставили на Ганимед, поэтому военную полицию не подключали, лишь тебя и экипаж частной компании, дружище!

Он повёл по коридору Джастина, придерживая за плечо:

― Сейчас тебе всё подробно покажу и выдам краткую информацию по осуждённым, пойдём в каюту, там не будут мешать.

Обставленная по-спартански комната в серо-стальных тонах помимо санузла и спальной капсулы вмещала круглый пластмассовый стол с ретранслятором и голографическим экраном. Как только генерал Джонсон уселся, активировались экран и сенсорная клавиатура.

Филипп загрузил личные дела конвоируемых и начал презентацию.

― Видишь, пометка «особо»? Осудили за неподчинение приказам и попытку организации переворота на Марсе-Два-Ноль. Капрал Стэнли Забински. Как волчара смотрит, так и норовит выпрыгнуть из фотографии и вцепиться в глотку!

Генерал тапнул по клавиатуре и показал следующего заключённого. Джастин поморщился: с экрана на него смотрела молодая афроамериканка с выразительными чертами, будь она чуть полнее и менее уставшей, старший лейтенант мог бы принять ею за копию покойной матери.

― Эта мадам породистая, зря ты так, зовут Ким Гаррисон, ― генерал ошибочно принял выражение на лице сослуживца за отвращение, ― её отец служил с нами в Китае, помнишь, рядовой Гаррисон? Поддержала капрала Забински на Марсе-Два-Ноль и, собственно, вот.

Джонсон крякнул, пытаясь выдавить смешок.

― И наш третий подопечный ― доктор физико-математических наук Абдул Хариф. От него держись подальше, любого заболтает. Распространяет ложную информацию о НАСА и ВВС США, организатор онлайн-группировки хакеров против колонизации Вселенной. Так и расстрелял бы как собаку, но наше демократическое государство предпочитает отправить на исправление в пустыню на Ганимеде. По этим красавцам всё. С командой познакомишься завтра, и начнёте подготовку к полёту. А пока давай пропустим по стаканчику и поговорим? Как живёшь? Как Роксана? Отхватил себе молодуху перед пенсией, как она в постели?

И, похабно гогоча, Филипп отключил электронику и водрузил на стол два стакана, которые припрятал под столом перед приходом товарища.

***

В восемь утра сигнал будильника как механическая обезьянка ударил Джастина по вискам. Слишком давно он не употреблял алкоголь, чтобы позволить себе роскошь дать вчерашней встрече затянуться. Старший лейтенант, превозмогая боль, тут же зарёкся употреблять и впредь.

Джастин выбрался из капсулы и направился в душевую кабинку. Там под сильным напором сдобренной травяным гелем воды он разлепил глаза и пришёл в себя. Мужчина пальцами пригладил короткие кудри и этой же рукой протёр запотевшее зеркало.

Оттуда на него покрасневшими глазами смотрел подтянутый темнокожий мужчина с едва тронутыми сединой висками и гладко выбритым лицом. Он давно убрал лишнюю растительность электроэпиляцией, а признаки старения — косметологией и пластической хирургией. Генерал, судя по всему, пренебрегал подобными процедурами и выглядел на точные шестьдесят пять, что в глубине души порадовало старшего лейтенанта с первых минут встречи.

― Так значит, это ты главный? ― обратился к Джастину невысокий блондин с прозрачными голубыми глазами в комбинезоне с эмблемой НАСА, как только старлей переступил порог столовой. За большим прямоугольным столом сидели генерал Джонсон и трое неизвестных военному людей.

Джастин пристально посмотрел на стоящего перед ним наглеца и произнёс, растягивая слова:

― Ну, допустим, я. Хотя сказать такое при генерале опрометчиво. Сам кто?

― Командир корабля «Эсхил» и по совместительству глава «Эсхил компани» Харви Эберсон. Позволь представить экипаж. Нас мало, так как пиджаки из Пентагона с чего-то решили, что частный экипаж сгодится для этапирования опасных преступников. Я не слишком доволен, но, в конце концов, гонорар обещают внушительный. После того, как наша компания слегка поссорилась с одной корпорацией, и корабль лишили варп-двигателя, приходится хвататься за выгодные предложения. Итак, к экипажу. Видишь того русого славянина в компании с синеволосой красоткой? Это пилот Алексей Смирнов и бортинженер Венди Смирнова. Сошлись у меня под боком: в экспедиции на Глизе 581 c.

Представленные с улыбками помахали Джастину и продолжили есть.

― Надеюсь, вы подружитесь, но за Венди не приударяй, это моя прерогатива, ― Харви хитро подмигнул и указал на последнюю не представленную старшему лейтенанту женщину, печатающую на планшете. Рыжие волосы она собрала в тугой пучок, очки в массивной чёрной оправе бликами скрывали зелёные глаза.

― Защита наших смертных оболочек от распыления в бесконечности — врач экипажа Сара Касс.

― Стало быть, я ваш главный сторож и борец с преступностью. Старший лейтенант Джастин Уорд, рад с вами познакомиться.

Джастин подошёл к шведскому столу и собрал завтрак на поднос. Заняв место напротив четы Смирновых, он завёл непринуждённый разговор о космосе. Харви поддержал разговор, напряжение незаметно спало, и следующие полчаса компания в голос смеялась с военных анекдотов лейтенанта Уорда.

Повесткой полуденного собрания стало обсуждение подготовки пассажиров и членов экипажа к гибернации на протяжении пути. На это отвели неделю, добавив физическую подготовку и проверку здоровья по необходимым пунктам. Начало полёта запланировали на понедельник первого мая.

В два часа пополудни первого мая две тысячи пятьдесят шестого года генерал дал отмашку на отстыковку «Эсхила» от станции.

Как только корабль зашёл на заданный курс, Сара ввела сначала конвоируемых, потом экипаж в гибернацию. Сама она сама легла в капсулу последней и, помолившись, нажала кнопку запуска программы.

***

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в семь пятьдесят шесть утра произошёл сбой системы, во сне Джастин стоял на берегу озера и держал Роксану и мальчика-мулата лет пяти за руки.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в семь пятьдесят семь утра отключился автопилот, Алексей Смирнов во сне стоял на Красной Площади под снегопадом, а Венди Смирнова гладила в саванне диких котов.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в семь пятьдесят восемь утра произошло замыкание, доктору Харифу во сне улыбалась беззубым ртом дочь.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в семь пятьдесят девять утра корабль сильно тряхануло, во сне у капрала Забински снова началась перестрелка на Марсе-Два-Ноль, а сержант Гаррисон рыдала на похоронах жены, убитой незадолго до событий в колонии.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в восемь утра запустилась программа пробуждения, Сара Касс закричала вслед растворяющейся в темноте матери.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в восемь ноль одну утра «Эсхил» завибрировал после тряски, а в коридорах завыл сигнал тревоги, в сновидении командира корабля Эберсона он только прикончил бутылку пива в любимом баре Тихуаны.

Когда четырнадцатого октября две тысячи пятьдесят шестого года в восемь ноль две утра пассажиры межпланетного корабля проснулись в капсулах, в шестистах миллионах километров от «Эсхила» ― на Земле ― ничего не произошло.

***

― Командир, доложите обстановку. С чем связана аварийная ситуация? ― Джастин Уорд обратился к Харви, стоявшему посреди собравшихся в центральном пункте управления пробудившихся.

Недоумённые выражения лиц сменялись страхом по мере отчёта:

― Объяснить, что произошло, я не могу. В журнале не сохранились записи состояния нашего пути до этой минуты. Видимо, перебой питания повлиял на данные. Мы бодрствуем уже около тридцати минут, но датчики времени и топлива стоят на месте, хотя корабль движется. За бортом ― темень, а должен быть Юпитер. Я пока не разобрался.

Треск внутрикорабельной рации заставил их отвлечься.

― Экипаж, приём. Это доктор Абдул Хариф. В модуле произошёл сбой гибернации, мы тут бодрствуем. Если вы спите, то печально, ведь тут даже нет туалета. Надеюсь, когда подлетим к Ганимеду, никого не будут смущать три трупа.

― Сара, пойдём, проверим их состояние, ― Старший лейтенант взял на себя инициативу и знаком показал врачу следовать за ним. Отсек с заключёнными находился в задней части корабля, рядом со стыковочным модулем.

По дороге они заскочили в каюты и переоделись: доктор в привычный комбинезон НАСА, а военный в свежую форму. Застёгивая на ходу пояс с кобурой, в которой лежал шоковый пистолет, Джастин присоединился к ожидавшей за дверью женщине.

Дорогу провели в тишине. На повороте к цели старлей услышал странное постукивание со стороны дезинфекционного отсека. Подойдя к шлюзу, мужчина заглянул в прямоугольное окно над ручкой и остолбенел: гермодверь стыковочного модуля стала полупрозрачной и сквозь неё виднелась только чернота космоса.

― Э, Сара. Сара! ― позвал он, но доктор уже стояла за спиной и вглядывалась туда же.

― Вижу, доложим командиру, как вернёмся после проверки наших подопечных.

Старший лейтенант рывком открыл отсек и направил пистолет внутрь:

― Всем отойти к задней стене, руки за голову. Доктор Касс осмотрит каждого по очереди, остальные стоят смирно и молчат. После осмотра доктор снова запустит программу гибернации, и вы займёте капсулы до окончания планового полёта. На корабле произошёл скачок напряжения, бортинженер уже занимается устранением неполадок, тут не о чем волноваться.

Сара приступила к осмотру. Джастин не снимал пальца со спускового крючка и внимательно следил за процессом.

Внезапно сержант Гаррисон ойкнула и уставилась на стену, за которой располагалась дезинфекционная камера. Старлей проследил за взглядом Ким, туда же обернулись остальные.

― Не хотелось бы поднимать панику, но корабль становится прозрачным, ― прервал молчание капрал, ― точно не о чем волноваться, сэр?

― Так, осмотр закончен. Вы трое сидите тихо. Мы выйдем из отсека и свяжемся с ЦПУ.

Покинув помещение, лейтенант достал из кармана рубашки ретранслятор и вызвал Харви. Тот долго не принимал вызов. Наконец, на экране призраком засветилось бледное лицо блондина:

― Старший лейтенант Уорд, у нас тут проблема.

― Тут тоже не курорт, Эберсон. С кораблём творится что-то...

― ...странное, ― закончил за него командир, ― кроме этого Венди плохо. Как вы ушли, она зашлась диким кашлем и словно готовится выплюнуть лёгкие с минуты на минуту. Саре нужно срочно вернуться.

За дверью раздался крик, изнутри забарабанили по толстому железу.

― Старлей, открой дверь! Тут Ким кашляет кровью! ― кричал из-за двери Стэнли Забински, не прекращая стучать.

Джастин выругался и распахнул дверь: сержант лежала на полу, свернувшись в клубок и кашляла, пенистые красные брызги летели изо рта на заполированный до зеркала металл. Капрал отскочил и поднял руки, всем видом показывая, что не причинит никому вреда, доктор Хариф придерживал женщину за плечи и бормотал. Западная стена стала ещё прозрачнее, гермодверь в стыковочный отсек почти пропала из виду.

― Черт побери, что с вами всеми делать. А ну повернулись к стене, я надену наручники. Сара, помоги с сержантом Гаррисон, надень на неё.

Сделав задуманное, Джастин Уорд подтолкнул мужчин к выходу:

― Пойдёте с нами, но только попробуйте что-то выкинуть по пути! Сара, я возьму Ким на руки, держи пистолет, если кто-то дёрнется, стреляй без промедлений.

Старлей достал ретранслятор и послал сообщение командиру корабля: «Выдвигаемся с заключёнными, тут такие же симптомы у Ким Гаррисон, подготовьте медицинский отсек, встретимся там».

Обратный путь проходил под аккомпанемент из треска и свиста обшивки, словно снаружи «Эсхил» чистили по пластинам как луковицу.

Оставив Ким и Венди на попечение доктора Касс, старший лейтенант кивнул Харви на выход. Абдул и Стэнли шли впереди.

― Не уверен, что таскать их за собой разумная идея, но другого выхода пока не вижу. Если стены с задней части корабля становятся не только прозрачными, но и исчезают физически, я не уверен, что стоит запирать заключённых в очередном помещении. Понимаешь, тут творится явная чертовщина, и рисковать не стоит. Посмотрим, что удалось сделать Алексею, а там будем решать с заключёнными.

За разговором с командиром Эберсоном Джастин сам постепенно успокаивался, но взволнованный русский, встретившего их на пороге Центрального Пункта Управления, свёл все старания на нет.

Старший лейтенант и командир разместили преступников за столом и пристегнули к подлокотникам. Смирнов подвёл мужчин к экранам и сбивчиво заговорил:

― Насколько я понял из наблюдений, наш корабль зациклило в пространстве: как только пролетаем вперёд семь километров, сразу же перекидывает в точку, в которой нас застало пробуждение, при этом датчики топлива стоят на месте, на радаре ни одного объекта. Это странно, понимаете, до цели всего месяц пути, Юпитер и спутники уже должны отображаться, а там ничего. И за пределами смотрового окна ничего, только чернота. Мы словно зависли нигде и ни во сколько. Никогда не сталкивался с подобным, чтобы хоть примерно понять, что происходит. Из вариантов только выйти в открытый космос и посмотреть на двигатели снаружи. Ещё я отмечаю у себя странные симптомы: тело ломит, а в лёгких свербит. Вы как, ощущаете подобное?

Джастин отрицательно замотал головой. Харви же пристально всматривался в мониторы и словно пропустил вопрос пилота мимо ушей.

Сзади закашляли. Старлей резко обернулся, но с облегчением заметил, что доктор Хариф просто привлекал внимание самым незатейливым способом. Увидев, что внимание членов экипажа и военного сосредоточено на нём, араб заговорил:

― Я выслушал отчёт пилота Смирнова и, кажется, знаю, что происходит. Мы в чёрной дыре.

***

― Сегодня утром мы пересекли горизонт событий. И корабль раздвоило. Эта версия зависла внутри дыры и движется сквозь неё. Вторая, вместо того, чтобы превратиться в пепел под воздействием излучения Хокинга с внешней стороны, каким-то образом осталась целой и продолжает путь на Ганимед. Очевидно, поэтому корабль начал исчезать, а пассажиры страдать от неизвестной болезни. Согласно общим принципам квантовой физики информацию нельзя клонировать, значит, мы создали пространственно-временной парадокс и будем уничтожены, чтобы одна копия осталась невредимой. Я вижу только два возможных исхода: мы смиряемся со своей участью и будем распылены по чёрной дыре, либо уничтожаем нашу копию, и тогда физика нас признает и спасёт. Мы проскочим дыру и окажемся с другой стороны маршрута. Сможем его завершить. Либо не завершить, в зависимости от того, какие ещё части корабля и экипажа успеют исчезнуть к этому времени. Самое классное: обе версии связаны друг с другом квантовой запутанностью, и нельзя предугадать, останется ли эта, если будет уничтожена другая. Великая честь ― первыми из человечества испытать это на себе! И только нам решать, какой из предложенных путей выбрать. По моим подсчётам через двенадцать-тринадцать часов мы исчезнем, значит, есть максимум три часа, чтобы решить и успеть остаться в работоспособном состоянии тел и «Эсхила».

― Пойду к женщинам, проверю, как у них дела, и заодно спрошу их мнение относительно нашей ситуации. Хоть я и командир корабля, брать на себя ответственность за жизни людей не буду, ― Харви встал из-за стола и направился к выходу.

― И откуда только взялась эта чёртова дыра, маршрут я построил и проверил лично, ― вздохнул Алексей и положил голову на вытянутые на столешнице руки. Внезапная мысль заставила его тут же вскочить с места.

― Доктор Хариф, если это действительно чёрная дыра, то разве это не означает, что Солнечная Система под угрозой?

Араб смежил веки. Морщинистый лоб хмурился от терзающих голову учёного мыслей. Наконец, он ответил:

― Мистер Смирнов, думаю, это не просто чёрная дыра. Нет сомнений в вашей компетенции как пилота, такой объект обязательно засекли бы. Единственная теория, которую я готов озвучить: к дыре ведёт открывшаяся червоточина. Её трудно обнаружить сканированием космоса. Однако это мало что меняет. Выбраться по-прежнему сможем так, как озвучено. Надеюсь, это происшествие заставит правительства стран задуматься.

Джастин стоял в стороне и молчал, в голове навязчиво крутились мысли о Роксане.

***

Решить оказалось проще, чем казалось Харви сначала. Ким лежала в забытьи на аппарате искусственного дыхания. Венди ещё не отошла от успокоительного и сказала, утирая окровавленный рот, что хочет жить и родить нескольких маленьких Смирновых. Сара тоже однозначно высказалась, что дела до копии на пути к Ганимеду ей нет.

Дело осталось за малым — понять, как уничтожить копию и как успеть в срок.

На «Эсхиле» был отсек с межпланетными ракетами, воспользоваться можно было только один раз, и права на ошибку у экипажа не было.

Освобождённый от наручников Абдул занимался расчётами за бортовым компьютером. Поскольку они зависли посреди пространства и времени и продвигались вперёд лишь на семь километров с циклом в десять минут, корабль-копия опережал их на маршруте на несколько часов. Учёный рассчитывал траекторию полёта ракеты с учётом искривления материи внутри дыры, накидывал преодоление горизонта событий и прокладывал курс прямиком в будущее с учётом ускорения корабля-копии. Согласно теории доктора Харифа, корабль распадался со скоростью два кубических сантиметра в минуту, значит, до двигателей Вселенная доберётся через пять, максимум шесть часов. Ракету нужно запустить не позднее, чем за четыре часа до этого времени, а значит, доктору физико-математических наук на расчёты оставалось полчаса. Алексей Смирнов сидел рядом с ним и помогал в силу знаний. Остальным оставалось только наблюдать за работой гениального ума и уповать на успех предприятия.

Наконец, русский и араб разогнулись и встали из-за компьютера.

Пилот удостоился чести доложить экипажу и пассажирам план запуска:

― Попытка, как понимаете, только одна, и та предполагает ручную настройку поворота ракетной шахты. Туда пойду я. В это время вы доверите доктору Харифу управление орудием с бортового компьютера, он пропишет разработанную траекторию и в момент, когда мы будем двигаться на доступные километры внутри петли, произведёт запуск. Потом останется только ждать. Если все сделаем правильно, то через четыре часа корабль-двойник настигнет ракета, и наши копии сгорят вместе с «Эсхилом―два» во сне. Мы же станем настоящей версией, как говорил доктор, и отправимся на Ганимед, где починим корабль, чтобы вернуться на орбиту Земли.

― Всё понятно, Алексей. Что ж, желаю удачи. Отправляйся к ракете, ― резюмировал Харви Эберсон.

В то же время запищал передатчик у него в руке, с экрана обеспокоенно смотрела Сара:

― Венди стало хуже, необходима искусственная вентиляция лёгких, а на аппарате уже лежит Ким. Командир, я не знаю, что делать.

Смирнов сжал губы в тонкую полосу и повернулся к Харви:

― Я иду спасать ваши жизни, спасите мою жену.

И, не дожидаясь ответа, он накинул на себя серебристую куртку и вышел из комнаты. Воцарилась такая звенящая тишина, что опять стал слышен свист обшивки. Старший лейтенант обратился к капралу, ещё пристёгнутому к стулу:

― Капрал Забински, сержант Гаррисон ― военный преступник, как и вы, однако задача стоит доставить всех в целости и сохранности на Ганимед. Ким ― ваша подчинённая, она пошла за вами в тот замес, который привёл к стольким смертям, а вас приговорил к ссылке на край Солнечной Системы. Скажите, капрал, кого мы спасём? Вы решали уже за солдат на Марсе-Два-Ноль, решите же ещё раз!

Стэнли сидел белый как мел и, не мигая смотрел в глаза Уорду. С трудом он разлепил пересохшие губы и заговорил:

― Вы верно подметили, старлей, я возглавил попытку военного переворота, сделал попытку изменить к лучшему существование жителей этой колонии. И люди шли за мной, потому что верили в те же идеалы. Идеалы чести, справедливости и свободы. Идеалы той демократии, о которой на Земле давно забыли. Идеалы того равенства, которое в США так и не построили. А сейчас я должен решить, кто из этих женщин будет жить, а кто умрёт? Что ж.

***

Алексей Смирнов не ожидал увидеть исчезающие части корабля так близко к ракетному отсеку — конец коридора упирался в дверь пищеблока, за которым находилась теплица. За ней располагался коридор от рубки к стыковочному модулю. И вот через дверь пищеблока уже проглядывались очертания холодильных камер и микроволновых плит. Мужчина выругался и открыл дверь ракетного.

В ЦПУ за главным компьютером доктор Абдул Хариф прописывал параметры запуска, одновременно следя за действиями пилота через монитор наблюдения.

За ним двое военных сжигали друг друга взглядами и решали, кому из пострадавших Сара подключит аппарат вентиляции лёгких.

― Это твоё решение, капрал. Запомни.

Старший лейтенант довольно кивнул в подтверждение своих слов. Харви до этого момента внимательно слушал перепалку. Как только спорившие замолчали, командир едко произнёс:

― Я пойду тогда передам приказ Саре лично, господа. Вы пока оставайтесь в жи…

Слова Эберсона потонули в начавшемся кашле. Мужчина согнулся пополам и подобно коту, отхаркивающему шерсть, выплёвывал изо рта кровь вперемешку с мокротой.

Доктор Хариф отвлёкся на шум:

― Как я и предполагал. Распад ожидает каждого.

В ракетном отсеке заходился разрывающим лёгкие кашлем Алексей Смирнов.

***

― Харви! Я так рада, что ты пришёл! ― приветствовала командира корабля Сара. От его взгляда не укрылся её заметно побледневший вид и потёки крови, неаккуратно стёртые около рта.

­― Как дела у Венди? Капрал разрешил снять её с аппарата ненадолго, придётся чередовать.

― Уже не нужно. После того, как меня накрыл приступ, я поняла, как можно ненадолго купировать распространение. Это как лучевая болезнь, Харв. А средства от неё уже давно в каждом комплекте как обязательные.

Женщина попыталась улыбнуться и закашлялась.

― Я тоже заболел. Абдул говорит, это ждёт нас всех. Если у них со Смирновым ничего не выйдет ― мы обречены.

― Кхе-кхе, командир, не переживай. В крайнем случае, мы впадём в беспамятство, как Ким. Умирать не так уж и больно. Интересно, было ли матери больно? Как думаешь, Харви?

Блондин устало взглянул поверх рыжей головы Сары и зажмурился, тихо произнеся:

― Не знаю, Сара. Надеюсь, мы сегодня не сможем этого узнать.

― Причём у неё напрямую, Харв, напрямую, ― врач экипажа протянула несколько шприцев и инструктировала, как и куда их необходимо вколоть.

В ЦПУ Харви вернулся вслед за Алексеем, уже взволнованно делившимся наблюдениями с заключёнными и капралом.

― Что это у тебя, командир Эберсон? ― произнёс с недоверием Джастин, покосившись на зажатый в кулаке острый букет.

― Сара передала. Она считает, что распад схож с лучевой болезнью и выдала замедляющие этот процесс препараты для внутримышечного введения. Ей удалось стабилизировать Венди, так что выдыхай, Алексей.

Пилот заметно приободрился.

― Раз Алексей настроил ракетную шахту, я, пожалую, запущу ракету, как считаете? ― спросил доктор Хариф и ехидно растянул рот в улыбке.

***

Мужчины собрались вокруг Абдула за бортовым компьютером и, кусая губы, напряжённо вглядывались в запущенный таймер. Стэнли Забински стоял без наручников за спиной Джастина и сжимал тому плечо от волнения.

С момента спасительного залпа прошло три часа пятьдесят восемь минут. Они успели принять лекарство, погулять по кораблю и понаблюдать исчезающие части, проведать женщин в медблоке. Кашель стал легче, а привкус крови во рту смыл принесённый из холодильника в столовой запас кока-колы.

На экране бежали цифры.

Три часа пятьдесят девять минут сорок восемь секунд.

Три часа пятьдесят девять минут пятьдесят девять секунд.

Четыре часа ровно.

Все переглянулись.

Завыла сирена, корабль затрясло. Собравшимся пришлось схватиться за друг друга.

По окончании тряски первым решил заговорить доктор физико-математических наук:

― Посмотрите в панорамное окно, ребята. Мы проскочили.

Прямо по курсу бело-оранжевыми вихрями выпучивался посреди космической бесконечности Юпитер.

***

­― Я буду ходатайствовать, чтобы вам скостили срок, капрал, доктор, ― бил себя в грудь Джастин перед приземлением на Ганимед. ― Ваше участие не останется незамеченным. Я составил рапорт и направил генералу Джонсону, по приезде на орбиту сразу же лично пойду к нему!

Стэнли добро улыбнулся:

― Не думаю, что это хорошая идея, старлей. Мы здесь заслуженно, к тому же, кто знает, что может произойти на таком расстоянии от цепких рук правительства, а?

Старший лейтенант вгляделся в хитрые искры в карих глазах и сдержал рвущиеся наружу слёзы.

***

«Пустота. С неё всё начиналось и ей же закончится» ― думал, сидя на полу спальни, старший лейтенант военно-воздушных сил США Джастин Уорд, наблюдая, как на груди расплывается багровое пятно.

Вернувшись на передовом военном корабле с варп-двигателем на орбиту, он с удивлением обнаружил, что генерал отсутствует. На все вопросы ответ один: «Отпуск». Старлей ещё раз продублировал рапорт, для весомости приложил к нему прошение об отставке и отправился домой.

Выйдя из шаттла, он застал опустевший дом.

Вещи словно застыли, ни на йоту не сдвинувшись с момента, как он видел их в последний раз. Как будто весь его дом попал в сингулярность. Взгляд зацепился за фото в золочёной рамке: он и Роксана на крыльце арендованного дома. Счастливые. Влюблённые.

Джастин развернутся на месте, зашёл в гараж и сел в покрытый пылью джип.

Возле дома у озера стояла машина Роксаны.

Старлей взлетел по ступенькам на второй этаж как окрылённый, сердце колотилось в предвкушении встречи, нутро разрывали благодарности незапертой двери.

Храп. Мужской. Горло сжало предчувствие.

В такой знакомой кровати Роксана спала на груди генерала Джонсона.

― Да вы, да как вы смеете? Роксана! Филипп!

Раздался выстрел. Проснувшийся генерал держал в руке чернеющий дулом ствол.

Багровый цветок распустился полностью, и сердце лейтенанта издало последний удар.

Джастин погрузился в пустоту между временем и пространством, отправился в вечный полёт в темноте чёрной дыры.

Другие работы автора:
+2
22:35
369
07:28
Недостаток только один: не совсем понятно почему корабль не мог покинуть эту пространственно-временную область, а ракета смогла. В остальном thumbsupочень и очень неплохо, при экранизации подобного произведения мог бы получится фильм уж точно не хуже какой-нибудь «Сверхновой» 2000-го года выпуска, который кстати Коппола снимал. Очень печально, что подобные сюжеты крайне редко выходят на большой экран, а от всякой псевдофантастической чуши типа аватаров, трансформеров и «человек-резиновые трусы поверх лосин» а-ля Марвел уже в глазах рябит…
10:16
Добрый день!
Спасибо за добрые слова.
По поводу ракеты: я предполагала, что это возможно ввиду того, что ракета может развить бОльшую скорость.
Хотя, печатая сейчас это объяснение, я начинаю в нём сомневаться.
07:48
Двадцатого апреля две тысячи пятьдесят шестого года в полпятого утра раздался Тот Самый Звонок. Плазменный ретранслятор замигал RGB-подсветкой и выдал подобную птичьей трель. Лейтенант мгновенно открыл глаза ― он только начал проваливаться в дрёму, не в силах больше ожидать звонка.

― Так точно. Понял. Вылетаю через час.
Вам в отзывах не писали, что в научной фантастике, особенно когда описывается какой-то мир будущего, как-то описывается еще и обстановка вокруг персонажа, там, помещение, предметы, он сам. Есть такая штука, как детализация, она может быть хорошим средством выразительности.
Например, вот у вас персонаж просыпается, говорит по воксу или что там у него, включает свет и видит, что под диваном валяется плюшевая летающая тарелка. И он несет эту тарелку в детскую, кладет на место, чтобы дочка там или сын не искали игрушку. Или любая другая деталь, которую можно развернуть в любую сторону — можно показать, что герой любит жену, или, например, устал от этой собачьей жизни, или наоборот, хочет свалить из дома поскорей. Вы с ходу можете убить двух зайцев — и визуализировать текст, и дать какую-то эмоцию.
10:10
Вы уверены, что читали текст после цитаты?
Просто там как раз подаётся и отношение к жене, и к службе.
10:25
Ну смотрите, вот фрагмент целиком:
Двадцатого апреля две тысячи пятьдесят шестого года в полпятого утра раздался Тот Самый Звонок. Плазменный ретранслятор замигал RGB-подсветкой и выдал подобную птичьей трель. Лейтенант мгновенно открыл глаза ― он только начал проваливаться в дрёму, не в силах больше ожидать звонка.

― Так точно. Понял. Вылетаю через час.

― Всё-таки позвонили? ― Роксана бесшумно поднялась с кровати и обхватила Джастина за плечи.

Взяв тонкую бледную ладонь жены, мужчина отрывисто приложил пальцы к губам и проговорил в темноту комнаты:

― Пора собираться, милая. Вылет в пять тридцать, эту возможность я ждал пять лет. Через год я подам в отставку и мы, наконец, купим тот дом у озера, который снимали прошлым летом. Всё, как мы хотели. Только год. Одна короткая командировка на Ганимед. Время пролетит незаметно, обещаю. Устрой здесь читальный клуб или домашний кинотеатр, основывай хоть церковный хор, найди, чем заняться, пока я буду на расстоянии семисот восьмидесяти миллионов километров.

Лейтенант Уорд надел форму ВВС США, спустился на задний двор и поставил запускаться внутренние системы собственного шаттла.

В голове по кругу шли одни и те же мысли: «Топлива как раз хватит до орбиты, а там присоединюсь к группе на межпланетном корабле. Полгода туда, полгода обратно. Доставить осуждённых и вернуться к Роксане в домик у озера. Подать, наконец, в отставку и наслаждаться старостью с любимой женщиной. Отдыхать».

Старшему лейтенанту Джастину Уорду в этом году уже шестьдесят. Выполнение миссии на Ганимед ― его армейская лебединая песня, жирная точка в службе. Джастин, улыбаясь, думал, как раздаст все долги и начнёт писать кантри-песни.

Мужчина закинул сумку в багажный отсек и быстрым шагом пересёк двор, чтобы успеть позавтракать вместе с женой последний раз в этом году.
Вот, я повыделял полужирным экспозицию — сведения о бэкграунде персонажа и грядущих событий.

Визуализации нет совсем, для фантастики это очень плохо. Посмотрите сами: вообще нет описаний.

Несколько раз повторено о его любви к жене, но действие, где это показано действием? У вас есть хорошая сцена для этого — когда он только проснулся и перед ответом на заданный вопрос взял жену за руку. Это хороший, интимный момент контакта, стоило бы задержать на этом месте фокус, но вы проскакиваете его ужасно быстро. Конечно, это мелочь, но в начале текста такие детали, эмоциональные и залазящие читателю под шкуру, могли бы вас вывести во второй тур.
10:52
О, вроде поняла: показывать через действие, а не описание/говорение?
По поводу описаний места и прочего мне прилетали тапки, что в начале текста это наоборот никому не интересно. Я запуталась.
11:13
+1
О, вроде поняла: показывать через действие, а не описание/говорение?
Да, верно.
Понимаете, когда вы что-то пишете, например, что капитан был отважный, вы предлагаете читателю поверить на слово, как если бы вы стояли рядом с капитаном и утверждали это. Читатель, конечно, дает автору некоторый аванс, но им совсем не стоит злоупотреблять. Куда лучше будет не сказать, а показать нужный вам факт, деталь или черту характера, к примеру, капитан в реплике говорит, что прошел Мыс Горн, и, если понадобится, пройдет его еще раз. И читатель для себя понимает, что это действительно смелый человек и умелый мореход, при этом вы как автор не тратите кредит доверия.
В идеале текст должен именно показывать события, отношения и поступки героев. Авторский пересказ — это такое себе дело. Я бы не сказал, что его совсем нельзя использовать, иногда поджимает объем, иногда события не так важны, но всегда лучше именно показывать.

Сами для себя определите приоритеты. Не всегда вам советуют дельное. И я могу ошибаться, потому что говорю о прозе с точки зрения своего опыта и литературной интуиции.
Я просто считаю, что фантастика очень сильно связана с визуалом, особенно такая, где есть альтернативные миры. Да, описание не нужно затягивать, буквально пара предложений тут, пара там, яркая ассоциация, предмет или вид, вызывающий у персонажа какую-то эмоцию — и среда готова, у читателя уже есть картинка и впечатление, которое ассоциируется с вашим рассказом. С хорошим визуально ярким стартом некоторые проходные сцены можно проскочить, описывая только маленький пятачок пространства рядом с фокусом действия — «он сел и побарабанил пальцами по металлической столешнице», «на краю сада она остановилась под облетевшей липой и, щурясь, смотрела, как он уходит».
11:28
Честно, мне казалось, что я такие мини-описания впихиваю, но теперь очевидно, что в целом не считывается, особенно, как я убрала половину в этой редакции.
16:56
+1
Автор, совершенно потрясающий рассказ. Высокое исскусство. Незабываемо. Пожалуйста, пишите ещё!
17:32 (отредактировано)
2056 год.
Простите, уважаемый автор. А что так подстегнуло и ускорило НТР (научно-техническую революцию)? Зависло у меня внимание и никак в рассказ погрузиться не могу. :)
По-ходу к 57-му году человечество толь-только начнёт осваивать кетайский, будет трахаться по сети в костюмах этих… и хорошо, если электромобили кое-как войдут в обиход…
Откуда челноки у лейтенантов и особенно (!) полёты к Ганимеду? К тюрьме (!) тамошней? (Когда успели построить, туда пол-года лететь, стройбаны, стройматериалы… или со всем справились роботы нон-стопом? Да вот только и роботов мы особо не увидим в 57-ом, во всяком случае автономных, таких, которых чинить не надо на каждом шагу, и чтобы они самостоятельными более-менее были).
Какой-то гипер-скачок технического и технологического прогресса… :)
И ещё — ему лететь завтра, а они «по стаканчику» Новый способ лететь без перегрузок или прорыв в медицине (по скорости регенерации организма)? Короче… я удивлён…
:)
18:17
Начну с последнего: лететь ему не завтра, он только прилетел и начинается подготовка.
А насчёт 2056 — я не хотела брать далёкое будущее, где всё будет незнакомым современнику, плюс я верю в SpaceX laugh
18:28
:))) Вот, незадача…
Только прилетел…
:)
Ладно.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2