Ангел-хранитель из соседнего подъезда

Автор:
Александр М
Ангел-хранитель из соседнего подъезда
Текст:

Ангел-хранитель из соседнего подъезда

Большой черный кот сидел на скамейке напротив автобусной остановки. Он мог часами наблюдать за вечно суетящимися людьми, которые постоянно спешили и толкали друг друга, чтобы побыстрее попасть внутрь автобуса, занять свободное место (если таковое, конечно, имелось в наличии) и, усевшись на нём, предавшись рассуждениям, делать собственные нелицеприятные выводы о человеческой цивилизации, как таковой.

— Ничего не меняется. Ничего, — зевнул Мартин.

Именно так звали кота последние несколько сотен лет. Или, если быть точнее, последние несколько тысяч лет.

Да-да! Тысяч лет! Ведь для него, бессмертного существа, понятие времени вообще не существует, как таковое! И поэтому складывать дни в годы, а годы — в столетия для Мартина самое бесполезное занятие, какое только можно было бы для него придумать. Вот поэтому кот, если говорить на языке школьников, которые только что запрыгнули в автобус, и «не парился» насчет всего, что связано со «стрелкой часов».

Куда интереснее наблюдать за живыми людьми, у которых это самое время ограничено, и они из года в год, из столетия в столетие, делают одни и те же ошибки, хотя, если рассуждать логически, могли бы и не делать их.

— Убери свою кошку! Сколько можно разводить бездомных животных! — раздался громкий крик старухи с балкона первого этажа дома, стоящего сразу за остановкой.

— Она не моя, — ответила девушка. — Ее кто-то выбросил на улицу. Видите, у кошки даже ошейник есть.

— Мне плевать, что у нее есть! Я этого так не оставлю! Если тебе нужна эта кошка, забери ее себе! — не сдавалась старуха.

— Но у меня уже есть кошка, просто… Просто мне жалко животное, оно ни в чем не виновато.

Девушка молча положила баночку из-под еды в пакет, погладила по голове трехцветную кошку и поспешила в свой подъезд, который был в нескольких метрах от балкона злой старухи.

Мартин оставил бы без внимания это происшествие, если бы не одно «но». Старуха положила руки на ограждение балкона, и, как только ее пальцы коснулись перил, сразу превратились в острые когти, похожие на когти коршуна — только в несколько раз больше, чем у птицы.

— О, Грималкин! — проговорил вслух Мартин. — А ты здесь какими судьбами? Мне казалось, вас всех переловили еще в прошлом столетии.

Грималкин словно почувствовала, что на нее кто-то обратил внимание, и сразу же попятилась назад. Старуха, слегка прищурив глаза, медленно покрутила головой из стороны в сторону, но так и не увидела ничего подозрительного. Тем более — Мартина. Хотя было бы странно, если бы увидела: Мартина увидеть может только тот, кому он сам сочтет нужным показаться.

Смотритель врат — на то и Смотритель, чтобы его не видел никто, а он мог видеть всё и всех. Причем — насквозь.

***

Мартин сидел на скамейке, зевая целое утро и, потягиваясь, делал вид, что он не выспался. Хотя его забытье сном трудно назвать. Кот мог запросто закрыть глаза и открыть, а для людей это будет означать, что прошел ни много ни мало, а целый месяц. Вот и сейчас бессмертный Смотритель пытался привести себя в чувство с помощью кошачьих упражнений для бодрости духа, как вдруг присел, свесив со скамейки хвост, и, повернув голову в сторону, произнес:

— Да вижу, вижу я тебя! Тоже мне, называется, спрятался!

Из-за остановки вышел старик с большой книгой в кожаном переплете и виновато залебезил перед котом.

— А я думал, ты меня не заметишь!

— Уж сколько раз повторять: я Смотритель, а не Хранитель. Мне по должности положено все видеть!

— Ну, ладно! Ладно! Положено — так положено. Кстати, что новенького? Я тебя сам давно не видел.

— А что новенького? — кот приподнял голову. — Да ничего, пожалуй. Всё, как всегда: люди, спешка, хлопоты. Хотя, постой: я видел кое-что совсем недавно.

— И что же вы видели, глубокоуважаемый Смотритель? — старик закрыл рот рукой, чтобы кот не увидел его улыбку. — Надеюсь, не рыжую кошку с соседнего двора?

— Грималкин! — прошипел Мартин.

— Грималкин? — повторил старик, и ему вдруг стало не до смеха. — Как — Грималкин? Почему — Грималкин? Нужно срочно доложить, кому следует! А это, точно, оно?

— Оно, оно! Насчет этого будь спокоен! Я Смотритель, а не Хранитель! — кот, видимо, напомнил старику о неком досадном недоразумении, о котором знали только он и этот старик, и после этих слов Хранитель предательски закашлялся.

— Но, как говорится, я — молчок! Да ты и сам знаешь…

Старик с благодарностью посмотрел на Мартина и погладил того по голове.

— Грималкин, говоришь? Их же, вроде, всех переловили?

В этот момент к остановке подошёл пустой автобус, и старик, не оглядываясь, вошел внутрь и сразу исчез. Водитель, наблюдая за странным пассажиром, который зашел и тут же внезапно исчез, даже забежал в салон, заглядывая под сиденья.

— Показалось, — произнес вслух Мартин.

— Наверное, показалось, — повторил обескураженный водитель и сел на свое место.

Двери закрылись, и автобус поехал дальше. А Мартин махнул хвостом, и врата в другой мир, или, как сейчас принято говорить, в параллельную реальность, закрылись.

Эх, знали бы люди, сколько раз за день они проходят через врата мироздания! Конечно, ничто сейчас не напоминает о том, что еще какую-то тысячу лет назад на месте этой остановки стояли врата из гранита и служили для перехода в другие миры!

Но со временем камни разрушились, эту местность заселили люди, и только врата так и остались стоять на том же самом месте, что и стояли.

Правда, чтобы их активировать, теперь нужно всего ничего — погладить по голове Смотрителя.

***

Дверь подъезда открылась, и из него вышла девушка с небольшим пластиковым контейнером.

— Маруся, кис, кис, кис! — раздался ее звонкий голос, и тут же из небольшого отверстия возле окна теплопункта, который находился в подвале дома, пулей выскочила кошка. — Я вот тебе косточки от курицы принесла, как ты любишь…

Девушка присела рядом с животным и погладила кошку по спине, а та ходила вокруг нее кругами и слегка приподнимала хвост от удовольствия. Кошка Маруся настолько разволновалась, что не знала, как ей поступить в первую очередь: или, урча изо всех сил, приветствовать девушку, или начинать есть, или и то, и другое одновременно.

Девушка поняла, что животное никак не может решиться, встала и отошла на несколько шагов: «Не буду тебе мешать! Ешь!».

И только кошка с благодарностью склонила голову и принялась трапезничать, как вдруг, откуда ни возьмись, появились три огромные собаки. Они заметили Марусю с куриной костью и, словно по команде, бросились прямо на нее. Самая большая собака из этой троицы открыла огромную пасть в надежде схватить кошку за спину и, сделав несколько огромных прыжков, за несколько секунд оказалась прямо перед Марусей.

Но девушка тоже не теряла времени даром: она сделала шаг вперед и, расставив руки в стороны, словно каменная стена, встала на пути у этой шайки лохматых разбойников. А потом произошло нечто такое, что даже Мартин, наблюдавший с умилением за кошкой и девушкой, внезапно остолбенел и, словно фарфоровая копилка, упал со скамейки на землю, еще с минуту продолжая лежать в шоковом состоянии.

Несущиеся на большой скорости собаки увидели, как у девушки из-за спины внезапно появились два огромных белых крыла, которые она сначала вытянула в стороны, а затем, взмахнув громко, хлопнула ими прямо перед носом у собак. Раздался резкий звук, похожий на звук кнута, которым на пастбище пастухи контролируют стадо и управляют перемещением животных. Собаки, никак не ожидавшие такого поворота событий, жалобно заскулили, прижав хвосты, и моментально поменяли траекторию движения. За секунду от их былой смелости не осталось и следа. Три пса, жалобно завывая, словно их атаковал рой пчел, быстро скрылись за углом.

— Сколько живу, первый раз вижу ангела, — прошептал Мартин.

Как только опасность миновала, девушка сложила свои крылья обратно за спину, и они вновь стали невидимыми. Потом она присела возле кошки, которая, видимо, и испугаться не успела. Несколько раз погладила её по голове.

— Ничего не бойся, Маруся! Никто тебя не обидит!

Как оказалось, не один Мартин только что стал свидетелем этого происшествия. На балконе все это время тихонько сидела Грималкин и молча следила за каждым шагом ангела. Когда девушка сложила свои крылья, Грималкин внезапно вскочила со своего места, сняла черный кисет с шеи и прицельно метнула, пытаясь попасть им девушке прямо в голову.

Но Мартин не зря считается самым лучшим Смотрителем в той Вселенной. Он взмахнул хвостом. Порыв ветра подхватил кисет и отбросил его обратно к Грималкин, но всё-таки несколько черных песчинок успели попасть девушке на плечо.

Раздосадованный Мартин запрыгнул на скамейку и злобно прошипел:

— Грималкин, если с ангелом что-нибудь случится, я тебя уничтожу!

***

Мартин до сих пор не мог прийти в себя после встречи с ангелом. Закрыв на мгновение глаза, вспоминая расправленные белые крылья у девушки за спиной, он не заметил, что на земле к тому моменту, когда он открыл веки, прошла почти целая неделя.

— Ох, что-то я задумался… — произнес мечтательно черный кот.

Как раз в этот момент в подъезде открылась дверь, и из нее, как прежде, появилась знакомая фигура.

— Отлично! Значит, за время моего отсутствия ничего не случилось!

Но, когда девушка вышла, держась одной рукой за стену, настроение у кота резко испортилось. По походке, да и по лицу, было видно, что девушка больна. Она медленно переступала с ноги на ногу и очень тихо звала кошку — так тихо, что даже Смотритель еле-еле разобрал в ее словах кличку Маруси.

Девушка всё звала и звала кошку, но, как ни странно, к ней так никто и не пришёл.

Она даже обошла несколько раз двор — в надежде где-нибудь ее все-таки увидеть, но кошка пропала бесследно, словно растворилась в воздухе. И никто из жильцов дома, по их признанию, ее тоже давно не видел. А на все вопросы о судьбе животного она слышала один и тот же ответ: «Понятия не имею, куда она подевалась».

В какой-то момент у девушки вновь появились крылья. Только в этот раз они повисли, как паруса на корабле во время штиля, и она тянула их за собой по земле, словно белую простыню, которая случайно зацепилась за её плечи.

— Сдохла твоя кошка! — раздался ехидный голос с балкона, на котором сидела Грималкин.

— А вы откуда знаете? — девушка вдруг насторожилась и поспешила отойти от балкона на несколько шагов в сторону.

— Да знаю — и всё! Можешь мне поверить! Я заделала дырку возле окна, через которую твоя кошка выползала из подвала. Думаю, за неделю без воды и еды она окочурилась! — Грималкин потирала от удовольствия руки и с нескрываемым восторгом поглядывала в сторону ангела.

Девушка посмотрела на окно и увидела, что отверстие рядом с ним, действительно, заделано куском кирпича и небрежно замазано раствором. Затем ее взгляд коснулся двери в теплопункт, на которой красовался огромный навесной замок.

— Да как вы могли! Да как вам…

Крылья за спиной мгновенно приняли боевое положение, и ангел, слегка ими размахивая, приготовился снести старухе голову.

— Не в этом мире, дорогуша! Не в этом мире!

После этих слов девушка остановилась, замерла на мгновение и, немного поразмыслив, сложила крылья за спину. Отойдя еще дальше от старухи, достала мобильный телефон:

— Аварийная? Да, лопнула труба! В подвале. Полный подвал воды! Того и гляди, подмоет фундамент!

Через полчаса огромный «Урал» с надписью «Аварийная» подъехал к теплопункту. И не успел ещё один из слесарей открыть дверь, как девушка растолкала всю бригаду и первая спустилась в подвал.

Мужчины переглянулись и пожали плечами. А еще через пять минут из подвала снова появилась она, но уже с кошкой на руках. Кошка исхудала, но была жива. Правда, ослабела за это время и еле держала голову. Но этого хватило, чтобы упереться носом в шею своей спасительницы и несколько раз радостно мяукнуть.

Мужчины, когда поняли, зачем их вызвали, немного нахмурились. Но девушка поблагодарила каждого и пожала руку, а самого молодого поцеловала в щеку. В результате аварийная бригада со счастливыми лицами и лучезарными улыбками, довольная, поехала обратно к себе на базу, а молодой человек, которого девушка поцеловала, нежно держал руку на щеке, словно у него болит зуб, и, закрыв глаза, мечтательно думал о чем-то своем.

— Не удивительно, — произнес Мартин. — Меня бы ангел поцеловал, неизвестно, что я бы тогда делал. Летал, наверное…

Увидев такой исход дела, Грималкин и не думала сдаваться.

Она в этот раз насыпала в руку черный порошок и стала дожидаться, когда девушка пройдёт рядом с ней: приготовилась его рассыпать, чтобы наверняка в этот раз накрыть своим ядом и ангела, и кошку.

— Ну, это уже ни в какие рамки! — Мартин дернул хвостом и оказался на балконе рядом со старухой.

— А ты откуда взялся? — Грималкин дернулась, словно увидела призрака из прошлого, но затем замахнулась другой рукой, чтобы ударить кота. — А, ну! Брысь отсюда!

Мартин ловко увернулся и спрыгнул с балкона, а старуха, не рассчитав свои силы, сильно перегнулась через перила и полетела с балкона за землю вслед за котом.

Там она быстро вскочила на ноги и, уже приняв свой естественный вид монстра, кинулась за котом. Но Мартин, как оказалось, только этого и ждал! Он опять ловко увернулся от когтей Грималкин и побежал на свою остановку, поглядывая то на Грималкин, то на автобус, который неспешно к ней подъезжал.

И в тот самый момент, когда монстр был рядом и уже почти схватился за шею Смотрителя, Мартин, не оглядываясь, прыгнул на дорогу, а вслед за ним прыгнула и Грималкин.

Раздался глухой удар, и тело старухи покатилось по асфальту.

— Совсем из ума выжила! — раздались голоса пассажиров на остановке. — Мы видели, как она сама прыгнула под колёса! Водитель не виноват! Мы свидетели!

Кот Мартин сидел на скамейке, словно ничего не происходило, и умывался. Он поглядывал то на девушку с кошкой, которая заходила в подъезд, то на врата, которые еще слегка светились после закрытия, то на Грималкин, которую обступили пассажиры и пытались оказать ей первую помощь.

Эпилог

Черный кот с интересом наблюдал, как первые снежинки ложатся ему на нос, и пытался языком их слизывать, чтобы успеть попробовать на вкус маленький кристаллик, пока тот не растаял.

Из подъезда дома вышел знакомый старик и, улыбаясь, направился прямо к Мартину.

— Вот это удача! Как же мне неслыханно повезло! Я опять твой должник.

— Да ладно, чего уж там! Это тебе спасибо, что прикрыл меня наверху! — Мартин поднял голову, и они оба посмотрели на белое облако.

— Ну, пустяки! Подумаешь, один раз вмешался в людские дела! Правда, относительно людские. Грималкин — не человек, это, во-первых. А, во-вторых, ты спас ангела. Так что вопросов по этому делу больше ни у кого не было.

Старик присел рядом и раскрыл пальто — из глубокого внутреннего кармана показалась небольшая рыжая голова котёнка.

— Мне все обзавидуются! А дети будут в восторге: подарок от самого ангела!

Мартин приблизился к котёнку, понюхал и лизнул его маленькое рыжее ухо.

— Теперь тебе не обязательно ждать меня. У тебя уже всё есть.

Старик, не веря своим ушам, недоверчиво погладил малыша по голове, и через мгновение перед ним засветились врата.

— Это мой тебе подарок, — подтвердил Мартин. — Кстати, а с Грималкин что решили?

— А ничего! Пусть тут и остаётся. А то переселится в другое тело — и ищи-свищи его!

Кот и Хранитель одновременно оглянулись назад и посмотрели на балкон, где в инвалидном кресле сидела Грималкин. От злости она скребла когтями по перилам и клацала огромными клыками на прохожих, которые проходили мимо.

Но никто из них, к великому сожалению старухи, не видел ни когтей чудовища, ни его острых клыков.

Не удивительно. В мире людей практически никогда не видно истинное лицо собеседника — до тех пор, пока он сам его не покажет…
Другие работы автора:
+8
04:40
207
Отчет