Трагедия Эсхила

Автор:
Trashyrashii
Трагедия Эсхила
Аннотация:
Для тех, кому понравился рассказ "Пустота".
_________________________
Не захотела прощаться с героями и написала рассказ-приквел.
Текст:

Минуты словно вязли вокруг задумчивого мужчины, который курил на мостике, вальяжно устроившись в командирском кресле. За панорамным окном виднелась часть обшитого металлом ангара, в котором стоял корабль. Сигарета догорела, бычок полетел на пол.

Мужчина посмотрел на отражение в глянцевом пластике окна. Оттуда оскалился опухший зеркальный близнец со спутанными платиновыми волосами, синхронно утёр слёзы с небритых щёк:

― На кого ты стал похож, старина. С ума сходишь без команды.

Командир корабля скользнул взглядом по рабочим, снующим снаружи, встал с кресла и, шатаясь, направился к выходу. Комбинезон на нём выглядел грязным и мятым, из заднего кармана торчала пара рабочих перчаток. Ноги заплетались и оставляли на припыленном полу извилистые следы.

Электронный замок пискнул, дверь открылась, поползли вниз ставни панорамного окна. Ангар резко ворвался внутрь корабля: шумом, светом, голосами. Командир шагнул наружу.

— Эй, смотри куда прёшь, утырок! — выругался такелажник и сильно толкнул его в спину. Командир покачнулся и неловко приземлился на бок.

— Я… не хотел…

— Да он же пьяный в хлам, — сквозь зубы заметил другой работник ангара, когда подбежал на помощь.

Командир сощурился, обвёл рабочих мутным взглядом — и отрубился.

***

Гладко выбритый щуплый мужчина с короткими русыми волосами переминался с ноги на ногу и ожидал очереди на собеседование в филиале «ТрансГалактикПартнершип» на Тигарден b. Дверь резко открылась, и предыдущий кандидат быстро зашагал к лифту, матерясь. Мужчина зашёл в кабинет.

Обстановка внутри поражала богатством: отделка в черно-золотых тонах и строгая геометрия помещения выполнены в стиле арт-деко.

Соискатель оторвал взгляд от отполированного мраморного пола, осмотрел роскошный интерьер, глаза зацепились за японскую ширму, обитую шёлком. Затейливая роспись в виде птиц и цветов на золотом фоне контрастировала с находившимся рядом человеком. За массивным столом из эбенового дерева сидел помятый мужчина и дремал, положив светловолосую голову на мозолистые загорелые руки. С ухода предыдущего посетителя прошло меньше двух минут, поэтому вошедший сделал неутешительный вывод о состоянии нанимателя.

— Кхе-кхе. Я на собеседование! — громко сказал гость и с грохотом отодвинул тяжёлое кожаное кресло.

С другой стороны стола послышалось: «Что за?» Спустя мгновение, на наглого кандидата уставилась пара светло-голубых, полупрозрачных глаз с покрасневшими белками.

— Алексей Смирнов, на должность пилота. Выдалась весёлая ночка?

— Командир экипажа Харви Эберсон, — вскочил блондин, смутившись, и пожал протянутую Алексеем руку.

— Алексей ― русское имя? Перейду на «ты», не возражаешь?

— Да и нет. Русский и не возражаю, — ответил язвительно Смирнов.

— Отлично! А то приходили тут принципиальные мистеры и мисс. Прям отлегло. Не возражаешь, я закурю? Будешь? Угощайся, эти из табака с плантаций на Марсе-Два-Ноль, этакий удобренный потом и кровью табачок, ха. Ты мне уже нравишься, Алексей, хотя с русскими раньше не связывался, но после войны в Китае нам вроде делить нечего.

Командир затянулся и подмигнул соискателю:

— Давно я в авантюры не ввязывался. «Эсхил» уже лет пять на приколе в ангаре корпорации, маюсь то тут, то там, иногда навещаю корабль. Тоска такая, бывает, защемит. Начал пить от безделья, грешен, заметил ты верно. Сам выпиваешь? О, одобряю, трезвый пилот — хороший пилот, хотя с бортовым искусственным интеллектом, нужны ли пилоты? Эй, не обижайся. Шучу, иначе не набирал бы экипаж с пилотом. Так, отвлёкся. Короче, напился в корабле до чёртиков, да в ангаре на полу вырубился, с утра думал умру, а тут пришли двое из «ТрансГалактикПартнершип» и предложили контракт на кругленькую сумму. Долго не думал, согласился. Потом уже осознал, что надо новый экипаж формировать. Команду растерял: кто мёртв, кто в бегах. Поэтому тут и сижу, Алексей. Жалование делим честно, не крысить, не буянить — мои условия. ― Харви закончил монолог и с ожиданием взглянул на Смирнова.

Тот нервно тарабанил по столу и обдумывал предложение командира Эберсона. Алексей только отслужил в Воздушно-космических силах Российской Федерации и отправился в поисках работы за пределы Земли, поэтому глупо будет не вписаться в экспедицию за приличное жалование. Сама же экспедиция вызывала сомнения в безопасности мероприятия и возможности жалованием воспользоваться.

— Ну, Алексей, решайся. Честно говоря, тебе первому место предложил, уж больно вписываешься в команду.

Спустя пару минут радостный Харви высунулся из-за двери и рявкнул:

— Пилота нашли, проваливайте!

***

Через неделю командир Эберсон уже собрал маленький экипаж на борту «Эсхила».

В центральном пункте управления за алюминиевым столом сидело четверо. Сам Харви с обновлённой стрижкой и в серебряном комбинезоне с эмблемой НАСА, который сиял чистотой, настраивал проектор для голографической презентации миссии. Он выглядел подтянутым и свежим, радостно напевал себе под нос. Рядом с ним сидел и сосредоточенно изучал поверхность стола Алексей Смирнов. После неудачной утренней шутки по поводу алкоголизма командира Алексей чувствовал себя неловко и глупо. Напротив расположилась бортинженер Венди Уолтерс, улыбающаяся голливудской улыбкой собственным мыслям. Чуть поодаль от Венди сидела врач экипажа Сара Касс и читала книгу с планшета.

Члены экипажа уже успели познакомиться и сидели в ожидании группы учёных, которых «Эсхил» доставит с Тигардена b на Глизе 581 c.

На что купился Харви на самом деле, так это на то, что «Эсхил» оборудуют безумно дорогим варп-двигателем, работающим на отрицательной энергии, который будет расширять и сжимать пространство-время вокруг корабля и варп-пузыря. Корабль в принципе не будет ускоряться или двигаться — двигаться будет материя вокруг него и таким образом толкать вперёд. Так экспедиция преодолеет восемнадцать световых лет за рекордные два года и три месяца.

НАСА и «ТрансГалактикПартнершип» годы разрабатывали двигатель и выпустили на рынок в декабре две тысячи пятидесятого. Этот способ межпланетного перемещения стал наименее опасным для человека, в отличие от дешёвого гипердвигателя.

Харви до сих пор отчётливо помнил, как приходил в себя после прыжка к Тигардену b: шутка ли — двенадцать с половиной световых лет за минуты. До использования гиперпрыжка желающие переместиться за пределы Солнечной системы проходили сложное медицинское обследование, при этом прыгать можно было не чаще, чем раз в пять лет, поэтому для внутрисистемных перелётов использовали топливные двигатели и привычную гибернацию пассажиров.

Предстоящая экспедиция являлась важной, в первую очередь, как очередное испытание варп-двигателя, и только во вторую — как шанс прояснить вопрос о колонизации Глизе 581 с.

С этой планетой у человечества сложились непростые отношения. Робот-разведчик перестал передавать информацию спустя месяц, до этого доложил о наличии азотной атмосферы, обладающей близкими к земным процентами кислорода, аргона и других газов, и плодородной почвы с сотнями растений. Последующие роботы не сообщали ничего нового и так и не добрались до открытой воды.

После этого проект колонизации Глизе 581 с заморозили и переключились на Тигарден b, где впоследствии разрослась колония рабочих корпорации «ТрансГалактикПартнершип» и торговых компаний, которым компания сдавала в аренду ангары.

В начале две тысячи пятьдесят первого года корпорация вспомнила об отложенной в долгий ящик планете и выбила у правительства грант на первую экспедицию, состоящую из живых людей, в которую и наняли Харви Эберсона.

За панорамным окном мостика замелькали вспышки камер — журналисты поджидали учёных и глав корпорации с самого утра. Командир замолчал, отвлёкся от настройки проектора и спешно пробурчал экипажу:

— Приехали. Пойду встречу.

Харви покинул борт, и его сразу же сграбастал в объятья Фрэнк Сталлион — генеральный директор «ТГП» — для группового снимка.

Формальное интервью закончили за полчаса, охрана ангара оттеснила от корабля представителей СМИ, и командир Эберсон повёл за собой пятерых учёных, с которыми новой команде предстояло отправиться в путь.

— Так, расположитесь пока за столом, познакомимся, и Сара проводит вас по каютам, — сказал Харви и переступил порог ЦПУ.

Учёные осмотрелись и сели на свободные места. Слово взял полный мужчина лет сорока в очках с двойными линзами, превращавшими карие глаза, которые поблёскивали над налитыми щёками, в бусины:

— Приветствую! Меня зовут профессор Джеймс Траулер. Я глава научной экспедиции, а это мои коллеги, — он обвёл присутствующих рукой.

— Мой заместитель ― профессор Марк Левин.

Указанный учёный с седыми волосами и жидкой бородой сморщился в улыбке и сдержанно поздоровался.

— Исследователь экспедиции ­― доктор Анна Траулер, моя сестра, — взгляды устремились в направлении руки профессора. В отличие от брата Анна выглядела болезненно бледной. Короткие каштановые волосы ёжиком придавали ей вид ребёнка, переболевшего лейкемией, детским казалось и телосложение, и выражение больших карих глаз.

— Биогеограф экспедиции ― доктор естественных наук Джозеф Росс.

Рослый мужчина походил на рестлера из WWE, а не на учёного: чёрный комбинезон обтягивал фигуру, на смуглом лице с явными гавайскими корнями сверкали чёрные глаза, длинные волосы рассыпались по накачанным плечам.

— И последний член группы ― доктор медицинских наук Изабелла Касс. Наше мероприятие неожиданно свело мать и дочь, — Джеймс подмигнул Саре и Изабелле, которая сидела, нетерпеливо отстукивая ритм сердцебиения на поверхности стола. Они казались сёстрами: обе рыжеволосые, со строгими гладкими пучками, зелёными глазами за очками в массивных черных оправах, стройные и невысокие, только лицо Изабеллы было покрыто сеткой морщин, а в волосах виднелись проблески седины.

Харви дождался окончания речи и представил экипаж. По завершении презентации Сара подскочила с места и раздражённым голосом попросила участников проследовать в каюты. Завтра предстоял выход на орбиту, где на базе космической станции НАСА техники «ТГП» поставят на «Эсхил» варп-двигатель, и эти работы совместят с подготовкой экипажа и учёных к гибернации во время полёта.

Услышав тон врача экипажа, Харви Эберсон внутренне ухмыльнулся и приготовился к крайне насыщенной неделе в компании матери и дочери, которые, как он знал, не общались уже несколько лет после смерти отца Сары.

***

Человечество всегда искало счастье, но философами и правителями подразумевались под этим понятием противоположные вещи.

В эпоху перенаселения Земли счастье виделось в расселении людей по галактике и за её пределы, чтобы всех накормить, дать рабочие места и жильё. Пока некоторые страны разрабатывали варианты оптимизации незаселённых земель на собственной территории, США и страны НАТО вели политику переноса человечества в космос. «ТрансГалактикПартнершип» являлась столпом космонавтики, наряду со SpaceX и НАСА, и часть собственных активов вкладывала в науку.

Джеймсу Траулеру предстоящая экспедиция виделась вершиной научной карьеры — за двадцать с лишним лет в Институте исследований космоса НАСА он выделялся среди коллег исключительно раскатистым басом и смешными очками с толстыми линзами. Поэтому учёный так вгрызся в рискованный проект экспедиции на Глизе 581 с — миссию по забору образцов флоры и фауны, изучению пород и рельефа, поиску открытой воды, которую так и не нашли роботы-разведчики. Успех экспедиции дал бы ту известность, то освещение, что он жаждал со старшей школы. Джеймс не спрашивал мнения сестры, когда внёс её кандидатуру в список участвующих в экспедиции. Анна повсюду следовала за братом бледной тенью, контрастирующей с его пышущим здоровьем видом и массивной фигурой. В институте над ними вечно скабрёзно шутили.

Марка, Джозефа и Изабеллу назначили сами кураторы НАСА. При этом Марк злился от того, что попал в экспедицию не главой, а только заместителем.

И вот, подготовка прошла, и «Эсхил» понёсся сквозь тишину космоса в поисках нового человеческого счастья.

***

Первой из гибернации вышла Сара Касс.

За панорамным окном мостика медленно поднимались алюминиевые ставни, впуская свет Глизе 581 — красного карлика. Солнца. В систему Глизе 581 в созвездии Весов входит 6 планет, Глизе 581 с — третья от звезды и делает полный оборот вокруг за тринадцать дней. Планета всегда расположена к светилу одним боком. Её радиус составляет сто пятьдесят процентов от земного, а сила тяжести на поверхности равна 1,6 g.

Перед Сарой постепенно проявлялась сама планета, так похожая на Землю, однако плотные облака закрывали поверхность условного шара, из-за этого невозможно было удалённо определить рельеф. Слава всем земным богам, первые разведывательные экспедиции развеяли опасения о схожей с Венерой температуре поверхности в 400 °C, поэтому люди хотя бы не рисковали сгореть заживо ещё при посадке.

Сара с минуту полюбовалась величественной планетой, вздохнула и направилась обратно в медблок. Необходимые тесты она запустила перед походом в ЦПУ и уже удовлетворённо просматривала результаты на бортовом компьютере. Всё было готово к выводу из гибернации.

По очереди Сара запускала программу, пока не дошла до капсулы матери. Узкие губы сжались в линию, и меж бровей пролегла морщина. Неделю подготовки она избегала встречи с ней. Не обращая внимания на звуки разъезжающегося пластика капсул и прочищающего лёгкие кашля за спиной и по бокам, Сара вглядывалась в расслабленную спящую женщину, словно помолодевшую за два с лишним года в пути.

Сара пересилила себя и нажала кнопку и, отойдя к экипажу, завела разговор о самочувствии каждого.

— Ох, как тяжко вставать после такого продолжительного сна, чувствую себя отвратительно, — делился впечатлениями Алексей Смирнов. — Как там, в ЦПУ, Сара, всё в порядке?

— Точно по плану, корабль на орбите, — Сара ободряюще хлопнула Алексея по плечу. — Не переживай, Алексей, как иначе с таким пилотом?

Русский смущённо улыбнулся и вышел из медблока. Каждый хотел скорее переодеться из медицинских костюмов, адаптированных для гибернации, в эргономичные космические комбинезоны. За ним последовал растерянный командир корабля, бормочущий: «Два года в завязке, это надо же». Венди рассматривала в зеркале слипшиеся ярко-голубые волосы с отросшими корнями и раздосадовано цокала языком.

— Если хочешь, покрашу тебя завтра, всё равно будет нечем заняться, пока будем ждать возвращения учёных, — подошла к ней Сара.

— О, это было бы супер! Спасибо, Сара! Представляешь, мне снилась студенческая поездка в Африку. Неужели, ярчайшим впечатлением в жизни стали львы и гепарды, которых я гладила? — не прекращая говорить, Венди увлекла в открытую дверь врача экипажа, и в медблоке остались только члены экспедиции.

— Ну что ж, — собрал учёных вокруг себя Джеймс, — приходим в себя и готовимся к спуску, коллеги. Впереди самое интересное.

***

«Траулер «Эсхилу»! Траулер «Эсхилу»! Мы вышли на плато. Впереди пещера. Направляемся туда. На связь выйдем внутри».

Харви остановил воспроизведение последнего сообщения от группы учёных, полученное по ретранслятору. За столом повисла тишина. Прервала молчание Сара:

— Значит, уже восемнадцать часов тишина?

— Сара, знаю, там твоя мать, но может быть…

— Что «может быть», Венди? Хоть какой-то цифровой сигнал поступил после этого? Нет? Значит, мы отправимся за ними!

— Сара, я понимаю твои чувства, но по контракту мы доставляем учёных до планеты и обратно, — возразил командир, — а не рискуем головой на поверхности. Предлагаю подождать ещё. Если в пещере порода глушит сигнал, они свяжутся с нами, как выйдут обратно. Шаттл у нас только один, и он на Глизе 581 с, каким образом за ними спустимся?

— А то ты не знаешь, Харви, что есть спасательная капсула. Спустимся на ней, а обратно вернёмся на шаттле. Ну?

— Ладно, Сара. Ждём ещё двенадцать часов, если не выйдут на связь, я спущусь за ними с Алексеем. А пока поужинаем, хватит пялиться на ретранслятор.

Командир Эберсон встал из-за стола и подал руку Венди, та взглянула на пилота Смирнова и, заметив, что тот равнодушно уткнулся в планшет, приняла приглашение Харви. Сара подошла к Алексею со спины и посмотрела, чем он так заинтересован.

— Гарри Гаррисон «Стальная крыса». Читаю на русском, чтобы не забыть родной язык, — не поворачиваясь, сказал Алексей. — Иди, я пока не голоден, посижу.

***

Сара ходила по каюте из стороны в сторону: «Дурацкая миссия. Дурацкая мать. Дурацкое молчание в эфире. Дурацкий Смирнов. Дурацкий Харви». В руках она крутила планшет с запущенной программой по изучению русского языка, которую скачала ещё до полёта, чтобы при случае блеснуть перед Алексеем. Внезапно устройство в руках завибрировало от видеозвонка, и на экране возникло перекошенное лицо Анны Траулер: «Траулер «Эсхилу»: что-то страшное произошло, нам не выбраться, пришлите помощь».

***

— Я настрою автопилот, корабль будет двигаться вместе с планетой, так что мы всегда будем под ним. Спускаемся в капсуле как можно ближе к той злополучной пещере. Если ничего не изменилось, то электрокар находится поблизости от входа, на нём вернёмся к шаттлу, сигнал стабилен. Сара, главное: не паникуй. Держимся рядом. Что бы ни произошло, главное держаться рядом. Алексей, несём пайки на команду, так же возьмём пистолеты. Девочки, не обижайтесь, их два. Идём в сцепке: я с Сарой и Алексей с Венди. Замыкающие следят, чтобы мы находились в поле вашего зрения. Сара, раз в три минуты оборачиваешься и проверяешь ребят. Ищем учёных и быстро сворачиваем экспедицию. Все обсуждения уже на «Эсхиле».

***

Капсула бесшумно приземлилась на мягкую почву на опушке тропического леса.

Одетые в облегчённые скафандры и гермошлемы члены экипажа открутили крышку гермодвери, и вышли наружу. Каждый шаг давался тяжелее, чем на земле, пока все не добавили тяги в ракетных ботинках.

Как и предполагалось, с поверхности Глизе не было видно ни неба, ни местного Солнца, погода стояла пасмурная. Сторона, на которую приземлилась экспедиция, оказалась той, что всегда обращена к светилу, плотный слой облаков ― защита от прямого излучения.

Харви ещё раз проверил сигнал шаттла и отметил в КПК направление. Убедившись в надёжности связки друг с другом, люди двинулись по направлению к плато.

Природа планеты напоминала амазонские джунгли: на поверхности ковром разрасталась густая сочная зелень, лианы оплетали мощные стволы уходящих за облака деревьев, стояла высокая влажность, и куча мелкой мошкары мгновенно появилась над головами экипажа. Ноги утопали в кудрявой зелени, периодически под ногами чавкала чёрная и жирная земля, напоминающая Алексею родной чернозём.

Плато начиналось сразу после опушки. Крутой спуск вёл по пропитанной водой плодородной почве к каменистой равнине, метрах в четырёхстах виднелся зев пещеры и стоящий рядом электрокар.

Подойдя к транспорту, Венди проверила его на исправность и после удовлетворительного результата махнула остальным в направлении входа.

— Техника техникой, но я тут подумал о насущном. Помните, Тесей вышел из Лабиринта благодаря нити Ариадны? Вот, — остановил движение команды Харви, достал из-за пазухи узкий стальной колышек и заколотил его в сухую почву, — подстраховался, взял моток ультратонкой и прочной лески — он похлопал себя по устройству, пристёгнутому к поясу. — Примотаю конец к этому колышку, и пойдём по леске друг за другом, её длина пять километров. Идея пришла в голову перед спуском, и я считаю её гениальной!

Командир Эберсон гордо взглянул из гермошлема на команду и, получив молчаливое подтверждение своей гениальности, провернул колышек, выпуская под землю острые лезвия, придающие ему ещё больше устойчивости.

Экипаж зажёг нагрудные фонари и двинулся в поисках пропавшей группы.

***

Первого учёного они обнаружили быстро, за третьим поворотом: бездыханное тело Анны Траулер лежало у стены. В руке она всё ещё сжимала ретранслятор, который сумел отправить сообщение на «Эсхил» на таком расстоянии от поверхности. На девушке отсутствовал гермошлем, мимика застыла в маске ужаса. С таким выражением она и записывала призыв о помощи. Сара бегло осмотрела покойную на предмет видимых повреждений, их не было, однако под ложечкой засосало тревожное чувство. Зафиксировав на камеру положение тела, члены экипажа двинулись дальше.

Внезапно Венди вскрикнула и указала в сторону: на гладком камне выделялись примитивные рисунки людей, животных, охоты и быта, похожие на те, что на Земле находили в пещере Альтамира и других. Вот маленькие человечки окружили слоноподобное животное и закидывают его копьями, вот среди деревьев танцуют возле костра.

Люди заворожённо смотрели на доказательства разумной жизни. Алексей, которому поручили снимать происходящее, делал фотографии.

— Офигеть! Что, если эти неандертальцы до сих пор живут внутри пещеры, и на них наткнулась группа исследователей? — сказал Харви и тут же осёкся, так как Сара схватила его руку и сжала в своей.

Дальше идущий под уклон коридор разветвлялся. Экипаж исследовал поверхность на предмет следов учёных, и, не найдя таковых, исследовал каждый рукав по очереди.

Первый рукав закончился тупиком.

Второй сам расходился на два тоннеля, и Харви матерился, то сматывая, то разматывая катушку.

К счастью, в третьем проходе удалось выйти на след группы: на каменном полу пещеры виднелись крошки сухпайка. Скоро они вышли в высокую залу, непробиваемую до краёв светом фонарей, так что нельзя было определить точные размеры. Сталактиты и сталагмиты наполняли её зубастым частоколом, многие из них срослись между собой. Аккуратно разматывая леску, Харви вёл людей за собой, огибая колонну за колонной, и напряжённо вглядывался в прорезаемую лучами света темноту.

Внезапно он почувствовал, как Сара отстегнула крепление и кинулась в сторону.

— Сара?! — Харви попытался поймать её за кислородный баллон, но опоздал. Направив луч в ту сторону, куда убежала врач экипажа, Харви заметил поблёскивающие на полу пещеры очки в массивной чёрной оправе. Очки Изабеллы Касс.

Через несколько метров между сталагмитами Харви, Алексей и Венди наткнулись на Сару, прижимающую к груди бездыханную мать. Голова Изабеллы свесилась на бок, и рыжие пряди выбились из всегда безупречного пучка. Гермошлема на ней также не было.

— Маму убили, понимаете? Вот, смотрите, кто-то сломал маме шею, — выдавила Сара сквозь слезы, — Кто из них это сделал? Кто? Почему? Мама, пожалуйста, задыши, я прощаю тебя за отца, ну же! Мама!

Венди присела рядом и приобняла Сару, успокаивающе шепча ей слова через пластик шлема. Алексей решил не мешать и отстегнул Венди от связки. Рядом с телом лежал портативный компьютер Изабеллы со встроенным ретранслятором. Алексей подобрал его и включил последние записи диктофона.

«Планета была обитаема. Почему была? У подземного озера мы обнаружили обширный могильник, последние кости даже не закопали. Все древние, сотни лет, как показал углеродный анализ. Джозеф взял костный материал для детальных исследований. Он насобирал уже тысячу пробирок! <…> Экспресс-тест показал, что вода в озере пресная. Мы устали от гермошлемов и решили их снять, до этого выяснили, что воздух соответствует земному на 98%. Продегустировали воду ― вкусная. <…> У мужчин странная реакция на воду, я думаю, повышается тестостерон. <…> Марк напал на Джеймса и проломил ему голову о сталактит… Мы с Анной прячемся… <…> Анна бежит к выходу за помощью, я не могу, в голове туман, это место — эта планета — она против людей, против животных. Мне кажется, вода отравляет всё живое, недаром на пути мы не встретили никакой формы жизни, кроме насекомых. Как глупо… Мы искали счастья для человечества, а нашли его смерть. <…> Я не могу больше прятаться, Анны нет уже несколько часов, иду на поиски. <…> Со стороны озера доносились безумные крики, а сейчас они стихли. Остался только один или никого кроме меня не осталось. <…> Сарочка, дочка, прости меня, я не стала хорошей матерью, и сейчас мне не хватило духу настоять и помириться с тобой. <…> Я слышу шаги, надеюсь, это Сара, если нет, то я уже ничего не боюсь».

Все молча слушали сбивчивые записи Изабеллы, покрываясь волнами мурашек, даже Сара прекратила плакать и ловила каждое слово матери, навсегда оставшееся в цифровом коде.

Неожиданно по пещере эхом прокатился нечеловеческий вопль.

Крик отражался о стены и естественные наросты и прыгал по помещению, как резиновый мячик, мешая определить его источник.

— Встали спиной к спине! — отдал приказ Харви, и команда тотчас подчинилась. — Медленно движемся по направлению к выходу, я слежу за катушкой. Алексей, пистолет наготове, если что, сразу стреляй.

— Заберём маму, — тихо сказала Сара.

— Мы не можем, Сара. Есть компьютер, там её голос, это лучше, чем ничего, пойми. Отсюда не вытащить труп, пока где-то бегают один или два берсеркера, — взывала Венди к разуму Сары спокойным голосом.

— Потом обязательно нужно вернуться.

— Мы вернёмся, Сара, потом, главное — выбраться.

Из-за ближайшего сталактита выпрыгнул Марк Левин и сбил с ног Харви. Обезумевший учёный оказался обнажён, седая борода всклокочена. Он выглядел пародией на Тома Хэнкса в роли «Изгоя». Рыча, Марк бил по гермошлему, чтобы дотянуться до головы.

— Алексей, стреляй, что застыл?! — визжал Эберсон, пытаясь руками оттолкнуть профессора, ведь вытащить собственный пистолет никак не удавалось.

— Дай сюда! — Венди выхватила оружие из рук бледного русского и выстрелила в старика. — Теперь ты просто обязан на мне жениться, Смирнов, — подмигнула она Алексею и помогла подняться окровавленному Харви, к тому времени столкнувшего с себя обмякшее тело.

Пещеру вновь наполнил ужасающий вой.

— Вот с Джозефом в роли берсеркера я встретиться не хочу, не знаю, как вы, — прокричала Венди.

Командир Эберсон отстегнул катушку:

— Времени наматывать обратно нет, бежим!

И, пропуская через пальцы в защитных перчатках серебристую леску, четверо членов экипажа «Эсхила» побежали из пещеры.

Своеобразный Минотавр стал настигать группу у выхода.

Алексей несколько раз не глядя пальнул в темноту за спиной, но безумец даже не сбился с шага.

Забрезжил свет, и Харви понял, что быстро погрузиться в электрокар с биогеографом на хвосте невозможно.

— Алексей, беги с дамами вперёд, передам подарок нашему мальчику.

Не оборачиваясь на командира, Алексей крикнул: «Есть!», и потащил Сару и Венди на выход.

Они уже залезали в электрокар, когда в пещере грянул взрыв, и из зева вырвались клубы пыли. Венди взвизгнула, а Сара невидящим взглядом уставилась на вход в пещеру.

Первым ковыляющего командира заметил Смирнов и кинулся на подмогу засыпанному каменной крошкой Харви, подхватил того под руки и усадил в транспорт. Судя по тому, что больше никто из пещеры не вышел, подарок командира корабля адресат получил.

― Что это было, командир? Граната?

Харви ухмыльнулся в ответ и хрипло проговорил:

― Мощнейшая, Алексей, психа разорвало на куски!

Сара тихо спросила:

― Раз там нет никакой опасности, вернёмся за телами?

Возле подземного озера, подсвеченного люминесцирующими водорослями, они обнаружили могильник и лагерь учёных. Почти все собранные образцы уцелели, и Сара предложила взять и их, упомянув, что в ином случае все погибли зря. Останки Джозефа, сдерживая тошноту, собирал Харви.

Обратно до шаттла ехали молча.

На пути к «Эсхилу» Сару прорвало. Она билась головой о стену отсека и орала так, что у каждого сквозь грудину словно прорывались дикие кошки, разрывая внутренности на куски. Попытки успокоить девушку проваливались. Сквозь крик и слёзы слышались проклятья и сожаления. Мать бросила их с умирающим от рака отцом ради науки. И только сейчас Сара по-настоящему смогла простить Изабеллу.

Когда врач экипажа затихла на полу, Харви бережно вынес её из шаттла в медблок и грубо, как умел, поставил успокаивающий укол. Сара не сопротивлялась.

Алексей протянул командиру бутылку виски из запасов учёных, но был остановлен взглядом ясных светло-голубых глаз.

― Мне это больше не нужно.

***

В чёрно-золотом кабинете Фрэнк Сталлион расшаркивался перед собравшимся правлением и космонавтами:

— «ТрансГалактикПартнершип» приносит глубочайшие соболезнования, мисс Касс. Вам полагается гонорар вашей покойной матери. Для нашей компании утраты невосполнимы. Но благодаря вам компания получила материалы для дальнейших исследований. Вы справились с задачей превосходно, все вы!

— Да идите к чёрту! Жалованье перечислите на счёт «Эсхил компани», я пришлю реквизиты на почту, — твёрдо сказал Харви Эберсон и зашагал к выходу, за ним направились остальные члены экипажа «Эсхила».

Его семья.

Другие работы автора:
+2
00:01
183
06:43 (отредактировано)
+1
Интересный рассказ. Но пара моментов: 1)жизнь на далёкой планете слишком напоминает земную. Разве так может быть? Возможно совсем от этого нам не уйти. В одном моём рассказе у инопланетян тоже еть ДНК( откуда и почему? Сам не знаю, но у меня без этого не было бы логики в сюжете)… Однако все же авторам научной фантастики следует стараться делать инопланетную жизнь на столько не похожей на нашу на сколько это позволяет идея произедения. Вот создатели фильма Аполлон 18 молодцы, у них там жизнь вообще не белково-углеводная, а минеральная какая-то. Серия фильмов Чужой-Чужие в этом смысле похуже, но недооценённый Прометей несколько исправил ситуацию.
2) герои опять же повторяют ошибку, которая наблюдается в различных фантастических произведениях. Как можно на неисследованной толком планете снимать гермошлемы и что-то пробовать на вкус и на запах? Пусть жизнь похожа на нашу… но если там элементарно бактерии или вирусы против которых у человека нет иммунитета? Сначала ты принесёшь их на корабль и заразишь команду, а потом команда принесёт это на Землю и что из этого может получиться никто не знает. Вы же только что высадились на планету, вы не знаете о ней ничего ровным счётом! А давайте подышим местной атмосферой, содержащей непонятно какие микроорганизмы и попьём местной жидкости, похожей на воду! Почему нет?
08:14
Спасибо за отзыв!
1. Я намеренно делала жизнь приближённой к земной, ведь это ещё больше расслабляло учёных. Другая форма жизни — неизвестность, напряжение, аккуратность. А тут такие же рисунки, такой же воздух, вода такая же, ну красота же, можно брать laugh
2й пункт вытекает из первого, плюс необходимый первичный анализ они провели.
09:51
+1
Хорошо написано, хотя местами просто маловероятно, так это и фантастика. Из замечаний: нереально выглядит употребление воды всеми исследователями, обычно в таких случаях, если нет возможности провести анализ, то выбирают одного, самого малозначимого члена экспедиции и пробуют на нём. Опять же непонятно, почему учёные безоружными отправились в пещеру. А так всё замечательно и увлекательно rose
11:27
+1
Спасибо за отзыв!
Они там были больше суток, могли вполне успеть продегустировать по одному, первичный анализ же показал просто h2o) а вот с оружием — косяк, конечно laugh
Отчет