Право на доверие. Глава пятая

Автор:
elena.artyushkina
Право на доверие. Глава пятая
Текст:

Синее небо качнулось и попыталось поменяться местами с серо-бурой землей. Но передумало и остановилось где-то посередине. И кто же такой добрый не дал мне упасть в грязь?

Я подняла взгляд, чтобы окунуться в черную бездну. Хаос, меченый!

— С вами все в порядке, госпожа жрица?

Поняв, что невольно оказалась в объятиях дракона, я вздрогнула всем телом, судорожно рванулась. Ох, не избежать мне грязевой ванны, если бы он сразу отпустил. Но, к счастью, меченый разжал руки только, когда убедился, что я уверенно стою на ногах. Думаешь, не знаю, не для меня стараешься? Встретились одни, прошел бы мимо и даже не обратил внимания. Еще и подтолкнул, чтобы уж наверняка. Но пока рядом девчонка дракон будет вести себя предельно вежливо, опасаясь допустить кривотолки в деревне.

— Тетя Лана, вам плохо? — Динька повторила вопрос меченого. Я посмотрела на девочку — глазенки широко распахнуты, мордашка встревожена. Действительно волнуется. Непорядок. Дети должны беззаботно улыбаться. А не хмурить брови, пытаясь уладить вопросы, с которыми не справились взрослые.

— Все хорошо, — я выплеснула в голос море уверенности. — Я задумалась и поскользнулась.

Тревога сменилась недоумением.

— Но вы же стояли?

Правда? Незадача!

— Можно поскользнуться и на ровном месте, — вот и еще одна причина не любить свой странный дар — никогда не знаешь, в какой конкретный момент вернутся стрелки вселенских курантов, чтобы заново начать ход истории. Когда прошлое и будущее меняются местами, очень легко попасть впросак. Вспомнить бы, о чем шел разговор. Кажется, о цветах. А впрочем, неважно. — Как мамка поживает?

— Ой, тетя Лана, спасибки, что напомнили. Она вас зайти просила.

— Сейчас к ней и отправимся, — Хаос, как же все-таки приятно видеть довольную улыбку на этой мордашке! Живую и веселую. Я никому не позволю причинить тебе вред, мелкая. Слышишь, никому.

— А разве госпожа жрица не в лес собиралась? — на губах меченого снова блуждала ехидная улыбка. Не дождешься! Может, я не самая старательная ученица, но порой и я способна усвоить пройденный урок. Снова месить грязь ради глупой боязни показаться дурочкой тому, чье мнение для меня, в сущности, не должно иметь никакого значения? Увольте.

— Я передумала.

Меченый пожал плечами. Если он и разочарован, что забава сорвалась, то по нему незаметно. Хотелось бы мне научиться так сдерживать эмоции: все, о чем я думаю, при должном умении читается на моем лице.

— Пошли, мелкая!

Девчонка радостно повисла на руке, начала тараторить.

— Тетя Лана, угадайте, что мы сегодня видели?..

Я кивала и улыбалась, почти не вникая в смысл сказанного. Сейчас меня занимали более важные вопросы: кто в ответе за произошедшее и как я могу предотвратить трагедию? Древние вернули меня именно в этот момент истории, значит, сейчас мой первый шанс направить ход событий в другую колею. Главное, понять, что необходимо сделать? Отговорить Диньку идти завтра встречать меченого? Можно попробовать, но я не уверена, что егоза послушается. Вероятнее, согласно покивает, благополучно пропуская мудрый совет мимо ушей, и поступит по-своему. Да и неправильно это: я хочу спасти всех детей, а не одну симпатичную мне девчонку. Попросить меченого о помощи?

Я оглянулась как раз вовремя, чтобы на миг поймать изучающий темный взгляд. Дракон тут же отвел глаза, заставляя усомниться, а был ли этот самый миг?

Вот кого я никак не могу раскусить. Вечно балансирующий на грани между учтивостью и насмешкой, он не признает власть Совета драконов, но ни разу не переступил черту, за которой последовал бы неминуемый вызов. Из страха? Скорее, я боюсь его, хотя меченый не давал ни малейшего повода для опасений — нахальные подначки во время редких вынужденных встреч не в счет. Да, я знаю, что он опасен, как опасен остро заточенный клинок. Но это оружие пока мирно спит в ножнах, так почему я каждый вздох готовлюсь к обороне? Полагаю именно себя его целью? И почему только я отношусь к дракону с настороженностью?

Например, шахтеры считают меченого «свойским парнем». Молодки строят глазки в безнадежных усилиях познакомиться поближе — я с изумлением поймала себя на мысли, что испытываю странное удовлетворение от их неудач. Мария не определится между сыном и младшим братом. Динька… Девчонка смотрит на дракона взглядом, полным беззаветного обожания. А он сам с такой нежностью и заботой относится к мелкой, словно она его горячо любимая сестренка. Просто обман? Не похоже, ведь в любой, даже самой искусной игре всегда чувствуется фальшь. И на поляне он тоже не притворялся.

Но почему изгой, успешно доказавший во время Раскола, что жизни людей для него не имеют значения, готов был пойти на любые жертвы, чтобы отомстить убийцам девочки? Я не понимала.

— Тетя Лана, вы меня совсем не слушали! — обиженно топнула ногой Динька. Я посмотрела на мелкую: губы надулись, курносый нос смешно морщился. Виновато улыбнулась.

— Прости, отвлеклась, — и, действительно, погрузившись в размышления, я не заметила, как мы пришли к Динькиному дому, осталось лбом в забор уткнуться для пущей верности.

Мелкая хотела еще подуться, но внезапно передумала, дернула меня за рукав, заставляя нагнуться ниже, и тихо (слышала только половина улицы, а не вся) заговорщицки прошептала на ухо.

— А братик Рик, он симпатичный. И добрый. Только одинокий. Вы подружитесь с ним, тетя Лана.

Ловко увернувшись от щелбана, девчонка отбежала на безопасное расстояние. Я зло посмотрела на меченого: если он сейчас что-нибудь скажет, я за себя не ручаюсь. Дракон с невинным видом «а я мимо случайно проходил» изучал окрестные дома, безуспешно пытаясь бороться с улыбкой, изгибающей губы. Подружиться предлагаешь? Обреченно вздохнула и решилась: если это мой шанс предотвратить трагедию, я согласна даже на временный союз с изгоем.

— Р..рик, нам надо поговорить, — имя дракона далось мне с трудом.

Девчонка прыснула в прижатый к губам кулачок. Меченый удивленно обернулся. Конечно, изумишься, учитывая только что полученный мной от маленькой доброжелательницы совет. Вон она стоит на безопасном расстоянии, подхихикивая в ладошку. Лишние свидетели нам нужны? Правильно, нет. Я грозно сдвинула брови.

— Кыш, мелкая!

Смех зазвучал явственней. Куда катится мир? Дети пошли без стыда и совести.

— Скажи мамке, у нас на чай будет гостья, — меченый почему-то решил мне помочь. Динька несколько секунд раздумывала, подозрительно косясь на меня и дракона, но все-таки убежала в дом выполнять просьбу названного брата. Рик проводил мелкую ласковым взглядом.

— Я слушаю тебя, девочка.

Я медлила, не представляя, как объяснить ситуацию, но не раскрыть свою главную тайну. Как подобрать слова, чтобы изгой согласился мне помочь, но не сказать ничего лишнего. Ведь одна нить узора непременно потянет за собой остальные. Проще вообще ничего не говорить. Проще, но достаточно ли?

— Не здесь. Я буду ждать тебя завтра до заката в лесу к северу от Запруды. Найдешь? — в полночь мелкая была еще жива, значит, времени должно хватить.

Черные глаза нехорошо прищурились.

— Может, и найду. Зачем мне вообще приходить туда?

Закономерный вопрос. И я надеялась, что знаю, как на него ответить.

— Ты ведь хочешь, чтобы с Динькой было все в порядке? — двусмысленность фразы смутила не одну меня.

— Что ты задумала, жрица? — голос меченого зазвучал угрожающе.

И сам он весь подобрался, словно хищный зверь перед прыжком. Прямо-таки волчица, защищающая своих щенят. Неужели изгою настолько дорога девчонка, что он готов сражаться со всем миром? Тогда дракон неправильно выбрал врага. Отвечать нужно предельно честно, Лана. Иначе он не поверит.

— Я хочу спасти ее.

— Разве Диньке что-то угрожает? — недоумение. Зверь чуть расслабился, когти спрятались. Надолго ли, вопрос.

— У меня возникло предчувствие, что она может погибнуть, — правильно, коль не способна предоставить правдоподобное объяснение, вали все на высшие силы. Они не обидятся. Наверное. — Ее убьют. Я должна предотвратить беду.

— Предчувствие? Южные леди научились прорицать будущее? Я полагал, оракулы встречаются только в западном клане.

Меченый скептически нахмурился. Я тоже засомневалась, если бы передо мной пороли откровенную чушь. Как же мне убедить дракона, что я нуждаюсь в его умениях?

— Я...

— Тетя Лана, вы скоро? — из окна высунулась любопытная мордочка Диньки.

— Сейчас приду, — отмахнулась я, но мелкая не спешила прятаться внутри, дожидаясь, чтобы слова оказались подкреплены действием. Продолжать разговор с таким свидетелем не представлялось возможным, поэтому остался один взгляд. Хаос тебя забери, я же прошу, помоги мне!

За чаем и беседой время летело незаметно. Мария уточняла что-то о лекарственных травах, я не слишком задумывалась об ответах. Меченый молча сидел в углу, изредка косясь в мою сторону. В любых других обстоятельствах меня бы коробило подобное соседство, но сегодня долг стоял выше личной неприязни: мне потребуется любая помощь, какую возможно найти, и я не собиралась проигрывать эту партию из-за глупого высокомерия.

Динька, постоянно крутившаяся между мной и драконом, снова вернулась ко мне на колени. Пальцы инстинктивно зарылись в темные кудряшки. Девчонка недовольно стряхнула мою руку, обернулась.

— Тетя Лана, а вы пойдете со мною провожать братика?

— Провожать? — переспросила я.

— Да она, считай, каждый день гуляет с Риком — доводит до шахт и встречает после смены, — с улыбкой пояснила Мария, нахмурилась. — Госпожа целительница занята, чтобы играть с тобой в игры.

— Тетя Лана? — Динька обиженно надула полные губы.

— Сегодня не могу, — я все-таки потрепала темные вихры. Вечером у меня оставался шанс исправить еще пару важных мелочей, пусть и не касающихся напрямую моего договора. — Но завтра утром, если хочешь, пойду с тобой.

— Правда? — недоверчиво переспросила девочка.

— Честное слово, — я поднялась, склонила голову, благодаря Марию. — Спасибо за хлеб-соль, хозяйка. Хорошо посидели, но мне пора.

Меченый дернулся было последовать за мной, чтобы продолжить неоконченный разговор, но Динька его опередила.

— Тетя Лана, я с вами. Можно? — я едва успела накинуть куртку, а мелкая уже уцепилась за рукав.

— А разве ты не пойдешь с дядей Риком? — я пыталась одной рукой застегнуть пуговицы. Получалось плохо, но стряхивать мешающуюся девчонку не хотелось.

— Он позже уходит. Я успею. С вами прогуляюсь и мухой обратно, — Динька все-таки отпустила мой рукав. Исключительно для того, чтобы одеться самой.

Я обреченно вздохнула: похоже, пообщаться с драконом сегодня мне не удастся. Говорят люди, есть такое понятие — судьба. Рок, только попадись ты мне!

До трактира я добралась довольно быстро. Динька всю дорогу крутилась подле, то отставая на пару шагов, то забегая вперед. Иногда девчонка бросала на меня лукавые взгляды. Тут же отворачивалась, ловя смешинки в приложенную к губам ладошку. Наконец, когда мы почти пришли, она остановилась и напрямик спросила.

— Тетя Лана, а вам братик Рик нравится?

Я споткнулась на ровном месте, мерзавка продолжила.

— А о чем вы с ним разговаривали?

Я молча изучала нахальное лицо, раздумывая, удастся ли мне изловить мелкую и отшлепать. Динька, не замечая угрозы (или открыто игнорируя ее), добавила.

— Когда Пашка конопатый влюбился в Анку с соседней улицы, он ее за косу дергал и украдкой на озере подсматривал.

Хаос! Докатились. Не хватало мне сальных улыбочек шахтеров, еще и всякие малявки издеваться будут. Нет уж! С самой доброжелательной (то бишь приторно-сладкой) улыбкой я поманила Диньку.

— Хочешь, я открою тебе страшную тайну?

Девочка недоверчиво нахмурилась, но любопытство все-таки перевесило осторожность, и она сделала шаг ко мне, затем еще один, попав в расставленную ловушку. Я склонилась к заинтересованной мордашке и зловеще прошептала.

— Я и дядя Рик — коварные драконы, которые собираются украсть одну чрезмерно болтливую непоседу и спрятать в самой-самой темной пещере, — я схватила мелкую в охапку, игриво кусая за шею (не особо приятное занятие, если учесть, что на егозе был надет старенький потрепанный тулуп и вскоре весь рот у меня оказался забит шерстью). — Обожаю маленьких сладеньких девочек.

— Тетя Лана! — Динька возмущенно брыкалась, ни на долю[1] не поверив мне. А я ведь почти не соврала.

— Здравствуйте, госпожа целительница, — приветливо помахал мне из-за ограды Хок. Рядом с ним у открытого зева подпола лежал полный мешок картошки.

— Вы бы спину поберегли, уважаемый, — махнула я в ответ, выпуская ребенка. — Тяжести да в ваши годы таскать — дело дурное.

Трактирщик глубоко задумался, уныло поплелся в сарай за пустым мешком, чтобы разделить ношу.

Я ласково потрепала Диньку.

— Беги, мелкая. Опоздаешь к другу своему. А завтра вместе пойдем…

Облокотилась о забор, провожая умчавшуюся девчушку взглядом. Я спасу тебя, мелкая, слышишь? Я сумею! Я сдержу обещание, которое еще не дала и, надеюсь, никогда не дам.

— Госпожа целительница! — голос трактирщика вырвал меня из задумчивости. Я выпрямилась, заставила себя улыбнуться.

— Слушаю вас, господин Хок! — трактирщик уже отнес один мешок в дом и сейчас напряженно размышлял, тащить ли второй или вернуть в погреб до лучших времен.

— Я, значит, к купцам завтра утречком собрался. Вроде вы любопытствовали, могу и вас с собой захватить — вдвоем оно веселей будет.

Я насторожилась: торговцы как-то связаны с тем, что должно произойти. Возможно, один из них замешан в убийствах и обрядах крови. Если я права… если вычислю, кто это сделал, я уничтожу его! Я смогу, без сомнений и колебаний.

Я помотала головой. Караван пользуется покровительством Альтэссы. Свиток подлинный, я бы распознала подделку. Или… Я отогнала опасные мысли. Слишком мало информации, чтобы сделать правильные выводы. Надеюсь, я ошибаюсь и негоцианты не виноваты. В противном случае у южного клана и лично у меня серьезные неприятности. Но присутствие господина Хока мне только помешает.

— Не лучшее время, уважаемый. Стоит ли доверять дочку неизвестным людям? Я бы посоветовала подождать знакомых караванщиков.

Трактирщик задумчиво почесал начинающую проявляться лысину.

— Ить, подумать, правы вы, госпожа целительница.

Хок снова взглянул на несговорчивый мешок, не желающий добираться до кухни своим ходом, тяжело вздохнул и, взвалив груз на плечи, побрел к дому. Я придержала ему дверь, вошла следом. Прежде чем подняться в свою комнатенку, заглянула на кухню, выцыганив куриную голень для кошки и тарелку с картохой себе.

Алис придирчиво изучила предложенное яство, но все-таки принялась за пищу с видом королевы, снизошедшей до простых смертных. Я лениво ковырялась вилкой в картошке. Есть совершенно не хотелось: невеселые размышления напрочь отбивали аппетит.

Смерть... Снова я играю с Серой Госпожой в прятки. В пятый, нет, уже в шестой раз. Четыре круга прошли относительно легко — но на моей стороне была вся мощь Южного Храма. О пятом вспоминать не хотелось: тогда я, по сути, впервые кинула кости самостоятельно, и мне крупно повезло, что выпали «крылья дракона»[2]. Я надеюсь изменить будущее, не зная, хватит ли мне сил.

Я отпихнула тарелку, резко встала, едва не опрокинув стул. Кошка удивленно подняла голову, мгновение посмотрела на меня, снова уткнула нос в миску.

Довольно пессимистичных мыслей!

Я вытащила из пыльного угла свою сумку, вытряхнула содержимое на стол. Куча пузырьков с зельями, еще больше пакетиков и мешочков. Травы, травы, настойки — все не то! Если завтра мне предстоит сражаться... Я зябко передернула плечами. Боевая подготовка у меня была, до сих пор вспоминаются синяки и шишки, набитые на полосе препятствий и в учебных спаррингах. Только из лекаря воина не сделать. Правда, и хорошего лекаря из меня не получилось.

На самом дне обнаружился ритуальный кинжал в простых потертых ножнах. Лезвие легко покинуло убежище и холодно подмигнуло моей унылой физиономии отточенным краем. Добрый клинок, коротковат правда для серьезного боя. Попросить, что ли, взаймы у меченого? Но, во-первых, не даст. А во-вторых, мечом я вполне могу самостоятельно зарезаться без всякой посторонней помощи.

Я решительно спрятала лезвие обратно в ножны. В конце концов, сражаться я собиралась только в крайнем случае, когда не останется иного выхода, и лучше всего заклинаниями, хотя магия у меня тоже не боевая.

Кого я обманываю?! Мне вряд ли удастся избежать схватки. Секунду подумав, я отложила кинжал на край стола. Туда же полетел кованый серебряный браслет-накопитель, используемый для обучения драконят, которые не способны напрямую связываться с миром снов. Жаль, наполовину разряженный: сама виновата, вовремя не восстановила потраченную на плетения энергию, а теперь уже поздно. Связка амулетов на цепочке: наудачу, от ран, простуды, запора… хм, а этот откуда здесь взялся? Вряд ли они способны принести реальную пользу — обычные яркие безделушки, созданные для обмана простофиль.

Рука непроизвольно потянулась к груди, где в складках одежды прятались кроваво-красный рубин и медальон жрицы. С вещами, имеющими реальную ценность, я старалась не расставаться.

Что еще? Пара эликсиров из арсенала северных братьев для улучшения скорости реакции, от которых на следующее утро жутко трещит голова и ломит все тело. Надеюсь, не понадобятся. Оставшиеся вещи взмахом руки отправились в сумку. Браслет кандальной тяжестью защелкнулся на запястье. Спать с ним неудобно, но для некоторых артефактов требуется предварительная настройка, да и заряжу немного.

Я растянулась поверх одеяла, закрыла глаза, приказав себе проснуться на заре. Руки вдоль тела, ладонями вверх. Вдох, выдох на три счета, вдох, выдох… Моя попытка медитации закончилась как обычно — я просто уснула.

***

Шершавый язычок коснулся щеки, заставив вздрогнуть и открыть глаза. На меня требовательно смотрела кошка. Спасибо, Алис, я помню. Резко встав, я начала переодеваться, мимолетно жалея об утраченном тепле. Высокие сапоги на многочисленных застежках, штаны, тонкая кожаная куртка, не спасающая от здешних холодов, которые не спешат уходить, несмотря на наступление весны. Я мрачно ухмыльнулась. Ничего, авось не замерзну. Волосы я на скорую руку переплела в неряшливую косу, на лоб натянула повязку, не дающую выбившимся прядям лезть в глаза.

Ножны удобно пристегнулись к предплечью, спрятавшись под широким рукавом: не стоит без нужды демонстрировать оружие, вдруг удастся договориться миром. Перед глазами встала бурая от крови поляна. Я почувствовала, как отголоски охватившего меня в лесу гнева вытесняют вечные неуверенность и страх. Нет, миром это дело не решить. Лана, настало время показать, на что способны эссы Южного Предела. Кроме тебя, некому их спасти.

Кошка вскочила на стол. Я легонько провела рукой по теплому боку.

— Пожелай мне удачи, Алис.

Спутница промолчала, но я и так знала, что она поддерживает меня. Сегодня и всегда.

— Что ж, Хаос, поиграем, — я взяла в ладони разноцветную безделушку, сотворенную руками моей любимой непоседы, закрыла глаза, настраиваясь на мелкую, создавая между нами незримую связь. Почувствовала, что необходимо спешить, почти физически ощутила надвигающуюся угрозу.

Стремительно вылетела из комнаты, провожаемая зелеными омутами глаз, спустилась по лестнице, игнорируя приветствия господина Хока и его дочерей. Извинюсь позднее. Сейчас главное не потерять настрой.

Деревня еще дремала, на улице было совершенно безлюдно. Я поежилась от утренней прохлады, набросившейся на меня, стоило только покинуть уютное тепло гостиницы. Быстрый шаг помог разогнать кровь и согреться. Перед мысленным взором четко вырисовывалась цель, остальное утратило значение, и лишь каким-то краешком сознания я отмечала окружающие меня предметы: застывшую грязь под ногами, легкий хруст проломившейся корочки льда над лужицей; затаившиеся избы, сверлящие спину мрачным взглядом пустых окон; поднимавшийся на востоке алый шар солнца, отразившийся пурпурными бликами в свисавших с крыш длинных, до земли, сосульках.

Ощущение уходящего времени стало сильнее, как той ночью.

Наконец-то нужный дом. Я отворила калитку, балансируя, преодолела обледенелую дорожку. Настойчиво постучала. Через несколько секунд, показавшихся мне вечностью, дверь отворилась, и на крыльцо вышла заспанная Мария.

— Госпожа целительница? — неуверенно произнесла женщина.

Моя одежда, да и сам вид, больше приставший какому-нибудь зверолову или наемнику, похоже, шокировал селянку, привыкшую считать брюки частью исключительно мужского гардероба. Глухомань, одно слово.

Я глубоко вздохнула, успокаивая разгоряченную кровь. Улыбнулась.

— Доброе утро. Динька дома?

— Ах, правда, — облегченно вспомнила Мария вчерашний разговор. — Извините. Не дождалась вас егоза. Убегла уже.

— Хаос! — не смогла удержаться от ругательства. — Давно?

— Минут пятнадцать назад. Что-то случилось? — в голосе матери мелькнула тревога.

— Нет, — я надеялась, еще нет. — Я ее догоню. До свидания.

— До свидания, — растерянно отозвалась женщина за моей спиной. Любой бы на ее месте оторопел от подобного разговора.

Я побежала, рискуя поскользнуться на превратившейся в каток улице и переломать себе все кости. Не представляю, каким образом дети способны скакать и носиться по настоящему льду!

После поворота к штольням дорога улучшилась. Дома остались за спиной, вокруг расстилались черно-серые поля, спереди вздымались громады гор, окрашенные в розовое лучами восходящего солнца. Вдалеке, около развилки виднелась крошечная темная фигурка. Динька!

Хаос! Я заметила конный отряд, приближающийся к перекрестку. Ускорилась, видя, как девчонка неуверенно замерла, когда всадники перегородили ей дорогу.

Я прекрасно представляла нагло ухмыляющиеся рожи, перемигивающиеся взгляды. И фальшивые посулы: «Не бойся, глупышка, ничего мы тебе не сделаем». Так она вам и поверила! Динька хоть и мелкая, но соображает хорошо. Девчонка развернулась, бросилась прочь, только разве пешему обогнать конника? Один из негодяев подхватил ее под мышки и затащил в седло, будто зайчонка. Егоза попыталась вырваться, но после первой же оплеухи испуганно затихла.

— Отпустите девочку! — мне удалось привлечь внимание похитителей. Я снизила темп, перешла на шаг, совсем остановилась.

Бандиты ощерились. Правильно. Что одна хрупкая женщина может сделать пятерым здоровым лбам? Даже моя уверенность в себе не смутила их. Между нами оставалось шагов тридцать, отступать мне, по их разумению, было некуда, да я и не собиралась.

Спокойно изучила разбойников, пытаясь выявить самого опасного. Одеты в меховые куртки с капюшонами. Хороший выбор: и тепло, и движения не стесняют. Железа самый минимум, но даже имеющегося хватит насторожить селян или порезать на ленточки одного бестолкового драконенка, вечно сующего нос не в свое дело. А особенно мне не нравилась пара арбалетов.

— Смотрите-ка, еще одна пташка залетела в наши сети, — вперед выехал крепыш с небритой опухшей рожей. Сальные буркалы прилипли к моей фигуре, ничуть не смущенные мужским одеянием: «купцы» много где побывали, а на юге к одежде относятся более свободно.

Я в свою очередь оценила топорище, торчащее у него из-за пояса, честно устрашилась: сколько же надо силы иметь, чтобы таскать эдакую махину! Медведь, ему в объятия попадешь — живой не отпустит. Впрочем, меня сильнее волновал бледный высокий тип с невыразительными водянистыми глазами и ремнями через грудь, в которых скрывались метательные ножи. Этот молчал, мерзко ухмыляясь одной половиной рта. Рядом с презрительным выражением, за которым пряталась неуверенность, самодовольно выпрямился в седле безусый мальчишка, в котором я без удивления узнала Атэра. Видимо, подсознательно готовилась к такому развитию событий. Простоватый детина с лицом деревенского простачка удерживал в огромных лапищах Диньку. Последний, невзрачный арбалетчик, прятался за спинами товарищей.

— Это ж госпожа целительница, — промолвил детина. Медведь и бледный переглянулись.

— Рыжая ведьма, которую упоминали в наводке?

Арбалетчик начал взводить оружие. Но его остановил бледный, являющийся, похоже, главным в отряде.

— Живой. Прихватим еще один подарочек колдуну.

Бандиты натянули поводья, разворачивая лошадей, ударами пяток пуская их в галоп, выстраиваясь клином. Когда на тебя несется конный строй, единственное желание — забыть про все и бежать. И получить обухом по голове. Я удобнее расставила ноги. Пятнадцать шагов. В острие клина здоровяк с рожей, которая бывает после недели пьянства, справа и слева — бледный и арбалетчик соответственно. Атэра оттеснили назад. «Дурачок» с Динькой тоже отстали. Десять шагов. Хотите напугать? Ждете, что не выдержат нервы и я побегу? Не дождетесь! Семь, пять…

— Аиииииииииииииииии!

Звук, подкрепленный магией, перешел границы слышимости людей и драконов, но прекрасно повлиял на лошадей, которые в панике встали на задние копыта, молотя передними по воздуху. Бандиты, не ожидавшие подставы от вышколенных ездовых, спелыми грушами посыпались на землю, кроме одного, сумевшего каким-то чудом удержаться на пляшущем коне. Хаос, а бледный действительно опасен! Но сейчас у меня не было времени на него — стоило использовать удачный момент.

Увернувшись от бьющих по воздуху копыт, я оказалась рядом с пытающимся подняться, сквернословящим «медведем». Постыдился бы хоть, дети слушают. «Сеть Гипноса» обожгла кончики пальцев и подарила любителю выпить двенадцать часов беспробудного сна. Одним меньше.

Поворот в полуприсяде. Кинжал легко покинул ножны, улегся в пальцы левой руки. Короткий замах, острое лезвие понеслось в открывшееся горло ворочающегося на обочине Атэра. Голубые глаза оцепеневшего мальчишки расширились от ужаса. В последний момент рука дрогнула, и клинок вонзился в землю рядом.

Хаос, Ланка, что ты творишь?! Он такой же убийца, как и остальные!

Исправить ошибку невозможно. Танец должен быть продолжен. Кинжал вырвался на свободу. Шаг. Ногой отшвырнуть прочь, ломая, арбалет, к которому потянулся щуплый. Шаг. Шаг. Поворот. Ударила кулаком в лицо «дурачка». Тот отшатнулся, упал на колени, оглушено затряс головой, но сознание не потерял. Плохо.

Я вздернула за воротник сжавшуюся в комок Диньку.

— Беги!

Поворот. Пришедшие в себя бандиты осторожно сходились ко мне полукругом. Четверо, все еще слишком много. Похоже, брать живьем они меня больше не намеревались.

Бледный, гарцующий на коне, небрежно коснулся ремней. Нырнула в сторону, уходя от ножей, вспоровших землю на том месте, где я секунду назад стояла. Плечи сдавили чугунные объятия «дурачка», заставив стиснуть зубы. Да, деревенский богатырь, силушки тебе не занимать. А вот умишком подкачал. Пытаться схватить дракона голыми руками — смертельно опасное занятие. Извернувшись, я всадила кинжал противнику в бедро. Гигант с диким обиженным ревом разжал руки. Оттолкнулась, нырнула вперед, и щуплый получил свою порцию здорового крепкого сна. Жаль, я метила в бледного, но тот ушел из-под удара.

Блеск металла справа. В последнюю секунду я успела подставить кинжал. Рука меленько задрожала — долго мне блок не удержать. Пальцы правой, плетущие очередную сеть, налились холодом. Запас браслета подошел к концу? Плохо, выдирая силу из собственного резерва, я скоро не смогу сражаться.

Расцепив оружие, отскочила от бледного, присела, подражая кошке перед прыжком, готовясь опять ринуться в схватку. Краем глаза уловила движение сбоку, но среагировать не успела. Атэр, пытавшийся судорожно натянуть тетиву, с огорошенным видом опустил приклад арбалета мне на затылок. Перед взором вспыхнули тысячи звезд, и с громким треском — это была моя голова или дерево? — я провалилась во тьму...

***

Кто-то с достойным лучшего применения упорством колотил в дверь. Почему вы не можете понять: здесь вам не рады! Зайдите через пару веков, пожалуйста.

Стук не прекращался. Хаос! В какой-то момент я осознала, что назойливый шум существует только в моей голове. Попробовала разлепить веки — свет резанул по глазам, заставив молоточек заработать с удвоенным энтузиазмом. Головная боль тугим обручем сдавила виски. Я зажмурилась, дыша медленно и глубоко. Боль нехотя отступила, затаившись на границе восприятия, ехидно подмигивая: «Я рядом, я не ушла, не надейся».

Осторожно приоткрыла глаза, сначала левый, потом правый. Расплывчатые силуэты предметов обрели резкость, и наконец-то я смогла оценить глубину той ямы, в которую угодила. Лагерь купцов. Ожидаемо, пускай я до последнего момента и надеялась, что ошибаюсь. Ведь согласно виденному мной свитку эти люди находятся под защитой Храма Целителей. Кто-то мастерски подделал печать Альтэссы? Или изменников в Южном Пределе оказалось не двое, а гораздо больше? Нужно тактично намекнуть Повелительнице[3], что ее начальник стражи не справляется со своими должностными обязанностями. Когда выберусь отсюда. А пока неплохо бы осмотреться.

Сквозь щель в пологе фургона виднелись темные стволы деревьев, ярко пылающий костер и несколько людей вокруг него — были среди них и бандиты, с которыми я сражалась утром. Сколько же сейчас времени? Судя по падающим теням и смягчающимся краскам, день близился к завершению. Хаос, как я умудрилась столько проспать?! И почему я вообще здесь очутилась? Память услужливо выдала несколько разрозненных фрагментов мозаики, с трудом складывающихся в общую картину. Отряд разбойников, собирающихся похитить Диньку. Вставшие на дыбы кони. Ужас в глазах мальчишки. Этот же мальчишка, с испуганно-напряженным выражением лица опускающий приклад арбалета мне на загривок. Хаос! Следовало убить гаденыша, когда представилась возможность.

Стоп, Ланка. Анализом произошедшего будешь заниматься в другом месте, желательно подальше от этого леса и его обитателей, у зажженного камина и с кружкой горячего отвара в руке. А сейчас надо искать пути к спасению. Итак, что у нас есть? Или, вернее, чего нет?

Стянутые в локтях за спиной руки онемели — я их почти не чувствовала. Во рту поселился металлический привкус. Вокруг витал одуряющий аромат мяты, обволакивающий сознание, не позволяющий сосредоточиться. Это последствия удара по голове, или они меня чем-то опоили? Не думай о запахе, попробуй связать потоки, освободиться от пут. Магия южного клана — это магия жизни, нам легче всего удается воздействие на животных и растения, но уничтожить веревки не должно составить труда, даже с моими ограниченными возможностями.

От резкой боли, пронзившей виски, потемнело в глазах. И лишь через несколько минут, когда молот, бьющий по наковальне в голове, немного утих, я снова обрела способность соображать. Хаос, что же это такое?! Я не сумела дотянуться до потоков! Не увидела их! Но подобное просто невозможно! Невозможно!

Пока я осознавала свое невероятное (а главное, неприятное!) открытие, мной заинтересовались. Небритая красная рожа, на мгновение показавшаяся смутно знакомой (неужто это тот пьяница, подсказавший нам с господином Хоком дорогу в прошлый раз? Небось квасят с давешним «медведем» на пару), заглянула в повозку. Ее обладатель, убедившись, что я очнулась, за воротник выволок меня из фургона. Хаос! Со мной еще ни разу не обращались, словно с кульком муки. Как унизительно!

Ударившись об землю (добро пожаловать, синяки! Не о том ты думаешь, Ланка, явно не о том), я предприняла очередную отчаянную попытку сплести заклинание. Снова безрезультатно. Когда черная дымка перед глазами немного рассеялась, я с огорчением обнаружила, что врагов уже трое. Остальные у костра с любопытством наблюдали за происходящим. Тот, первый, наклонился ко мне, грубые мозолистые пальцы провели по щеке. Я вздрогнула. От отвращения и… страха, когда поняла, что не сумею защититься. Я догадывалась об их намерениях. Похотливое желание без труда читалось в глазах обступивших меня людей. Людей ли?

Пальцы, на мгновение замершие около края губы, продолжили свой путь: подбородок, шея, застежка куртки... Я малодушно сдалась охватывающему меня ужасу. Помогите, пожалуйста, хоть кто-нибудь!.. На лице бандита появилась сальная ухмылка, обнажившая полусгнившие редкие зубы.

— Ты ведь поиграешь с нами, жрица?

Кривая усмешка прямо-таки лучилась от предвкушения забавы и осознания безнаказанности. На смену страху пришла злость. Будешь дрожать, как кролик перед удавом?! Где твоя гордость, Лана?! Неужели проклятая Каданэра оказалась права, и ты всего лишь бесполезная кукла?!

Я выдавила из себя улыбку, плюнула мерзавцу в небритую харю. Надеюсь, достаточно ясный ответ.

— Тварь!

Его аж перекосило. Рука ушла в замах. Я зажмурилась. Сейчас будет больно…

— Довольно! — холодный резкий окрик вынудил разбойника остановиться, отойти от меня. На лицах насильника и его дружков проступило разочарование.

Хозяин каравана все так же отличался от окружающих его бандитов — вычурной одеждой, намеками на хорошие манеры, высокомерным взглядом повелителя жизни и смерти. Мелкий хищник на службе более сильного зверя, здесь и сейчас он обладал абсолютной властью и пользовался ей в свое удовольствие. Я нервно закусила губу: больше всех изощряются в издевательствах над пленными врагами те, кто сам привык терпеть унижения от своих «союзников». Поэтому внезапное внимание лжекупца к моей скромной персоне сулило только очередные неприятности.

Он повернулся к собеседнику, заканчивая прерванный разговор.

— Девчонок, беленькую и русую, оставьте. Из них может выйти толк. Других приготовьте к ритуалу, — главарь раздраженно изучил меня и мое… окружение, процедил. — Пошли вон отсюда! Я запрещал ее трогать. Жрица не для вас. Она принадлежит господину.

Господину? Неужели караванщики служат тому же нехорошему человеку, что и прошлые охотники, желающие отделить мою непутевую голову от тела. Лана, поздравляю: тебе везет как утопленнице!

Разбойники нехотя удалились. Один из них буркнул под нос.

— Магик проклятый, чтоб ты сдох! Все равно хозяин убьет девку, так почему бы сначала не развлечься.

Я его слышала, и не только я, потому что мой «спаситель» проводил «товарищей» ледяным взглядом, от которого лично у меня мурашки побежали по коже. Похоже, во владения Серой Госпожи любители халявы прибудут даже раньше, чем один незадачливый дракон. Колдун присел рядом со мной, тонкие холеные пальцы схватили за подбородок, заставляя поднять голову, посмотреть прямо в глаза. Удовлетворенно кивнул.

— Как и ожидалось, зелье подействовало, — пробормотал маг. Холодно улыбнулся. — Думаю, господин щедро вознаградит меня за возможность лично покончить с тобой.

— Кто твой господин? — прямо спросила я. Надо же определиться, какая паршивая личность настойчиво пытается сжить меня со свету. Порой наличие необходимых сведений резко повышает шансы остаться целой и невредимой. Я не собиралась засиживаться у «гостеприимного» костерка до ночи. Искренне надеюсь, что мне удастся сбежать раньше.

Колдун недобро усмехнулся. Встал, брезгливо вытер руку кружевным платком.

— Ты узнаешь. В свое время.

Ага. Когда будет слишком поздно, но такой вариант по известным причинам меня категорически не устраивал. Я не смогла скрыть досаду: лжекупец оказался не настолько прост, чтобы расслабиться и поделиться информацией с поверженным противником.

Колдун отвернулся, собираясь уходить. В горле пересохло от внезапной и страшной догадки, но я должна была спросить, хотя почти знала ответ. Слова обдирали глотку.

— Ты собираешься убить детей?

— Да.

Хаос! Ситуация складывалась хуже не придумаешь. Но ведь в прошлый раз ритуал провели после полуночи, а сейчас даже солнце не село. Неужели мое вмешательство заставило бандитов пересмотреть планы, ускорило ход событий?

Мне с трудом удалось свести мысли в кучу, задать следующий вопрос.

— Зачем?

— Не все владеют магией снов, как ты. Некоторым нужна сила со стороны.

Я поняла, что он имеет в виду. У каждого человека помимо телесной оболочки имеется вторая, невидимая глазу. Кто-то называет ее душой, кто-то аурой, кто-то крыльями — не важно. Но именно на использовании энергии, накапливаемой этой незримой сущностью, и основывается умение работать с плетениями и потоками, по-народному колдовство.

Драконы за счет силы, заключенной в крови Древних, обладают неплохими запасами «лишней» энергии и способностью быстро восстанавливать потраченные резервы. Люди же ограничены некоторым практически не восполняемым минимумом, необходимым для жизни, и когда он заканчивается, наступает смерть. Это краткое и чересчур упрощенное объяснение, но сейчас не время вдаваться в научные дебри и философские трактаты.

Считалось, что люди не могут колдовать: для создания абсолютно любого заклинания требуется вложение немалой силы, которой у человека обыкновенно нет. Но, похоже, кто-то сумел обойти ограничения матушки-природы и придумал способ собирать и хранить внешнюю энергию, увеличивая свой магический потенциал. За счет чужих жизней. Отвратительно! Жутко! Немыслимо!

— Ты... чудовище!

Колдун пнул меня. Острый носок сапога вонзился в бок, заставив скривиться от боли.

— Не зли меня, девочка. Кровь дракона также неплохо подойдет для моих целей.

Я была близка к отчаянию. Как же мне остановить его?! Какими словами убедить монстра, готового цинично принести в жертву ребенка ради собственной власти?! Взывать к милосердию, умолять образумиться? Бесполезно. Грозить неминуемым возмездием? Он только ухмыльнется, выслушивая обещания кары от связанной пленницы. Сыграть на страхе потерять благосклонность неведомого господина? Кажется, меня собирались преподнести в дар живой…

— Подожди, — я торопливо, глотая слова, попыталась воспользоваться единственным шансом. — Я связана с детьми древним заклятием. Если ты убьешь их, я тоже умру.

Губы колдуна искривила усмешка. Он мне не поверил. Хозяин не рассказал подручному о моем капризном таланте, а вероятно, и сам не знал.

— Тебе лучше замолчать, девочка. Иначе я передумаю и разрешу ребятам у костра немного пошалить с тобой.

— Я не лгу!

Враг сощурился, как довольный кот, объевшийся сметаны.

— Я рискну.

***

Хронос неумолимо пересыпал песчинки времени, которого оставалось совсем немного. Скоро маг крови начнет ритуал, и когда его кинжал пронзит Диньку, я тоже умру. Сразу же или чуть погодя, я не знала. Слишком мало полезной информации содержали древние хроники и старые легенды.

Я напрягла руки, тщась освободиться от пут. Хотела спасти детей, а в результате погибну сама. Хаос! В нашей с тобой игре я ошиблась в первый раз. И этой ошибке, похоже, суждено стать последней, ведь я не могу ничего изменить. Не способна исправить. Как же противно ощущать свою беспомощность! Глупый, глупый птенец, неужели нелепо умереть в позабытой богами деревеньке — все, на что я способна?!

Я мысленно отвесила себе пощечину. Глубоко вздохнула. Спокойствие, Ланка, только спокойствие. Тебя же учили самоконтролю. Паника не принесет толка, лишь усугубит и так непростое положение. Думай! Безвыходных ситуаций не бывает. Ищи пути к спасению. Прежде всего надо развязать руки. Магия мне сейчас недоступна, значит, хорошо бы отыскать что-нибудь острое. Жаль, кинжал отняли бандиты. Камень… У меня вырвался нервный смешок. Где я посреди леса найду прочный осколок, чтобы перетереть веревку? Спокойно, Ланка.

— Жрица? Что здесь происходит? — прозвучавший за спиной вопрос заставил вздрогнуть от неожиданности. Извилисты твои дороги, Рок! В данный момент я была безумно рада даже изгою.

— Рик?

Я выгнула шею, попыталась извернуться, чтобы увидеть мужчину.

— Не дергайся — привлечешь внимание, — раздраженно прошипел дракон. — Сейчас я освобожу тебя.

Я почувствовала холод стали, коснувшейся руки. Веревки ослабли.

— Так что ты тут делаешь, девочка? Неужели любуешься местными красотами? — голос меченого наполнился едким сарказмом. Я с легкостью могла представить насмешливую улыбку на светлом лице. Но язвительный ответ замер на губах. Жертвоприношение начнется с минуты на минуту. В подобной ситуации наши постоянные пререкания отходили на второй, если не на третий план.

— Динька! Дети! Рик, их собираются убить! — когда я сильно взволнована, со связной речью у меня определенно возникают проблемы.

— Где? — выдохнул мужчина.

— Их повели на север. Шагов через сто поляна, — легкий шорох за спиной подсказал мне, что воин встал. — Постой, среди разбойников колдун.

— Дракон? Или полукровка? — голос меченого изменился, но я не услышала ни страха, ни нерешительности. Он просто оценивал, какие трудности принесет появление такого врага.

— Это человек.

— Человек? — легкое удивление. — Неважно. Сколько их всего?

— Семеро ушли с магом, остальные здесь, возможно, кто-то в лесу, — тень мелькнула и пропала. Рик, выяснив все, что хотел, отправился на охоту.

— Будь осторожен, — с опозданием прошептала я вслед. Я почему-то верила, он справится. А что делать мне? Если начнется драка и отдыхающие у костра бандиты кинутся на подмогу товарищам, дракону несдобровать, будь он хоть мастер меча. С другой стороны, что способна я, без магии и полуоглушенная, противопоставить дюжине вооруженных громил, если на рассвете даже с отрядом из пяти человек не сумела разобраться. Я невольно поморщилась, представляя шишку на голове.

На противоположной стороне поляны мелькнул и тут же исчез белый силуэт. Показалось? Нет, поняла я по прошествии пары минут, когда мягкая лапа нетерпеливо потеребила веревку. Знаю, Алис, что надо уходить, но не могу. Динька все еще в опасности, да и меченому я обязана.

— Отвлеки их, — чуть слышно прошептала я. Кошка недовольно фыркнула и исчезла.

Чтобы через минуту появиться. Алис с истинно королевской грацией нахально прошлась рядом с повозками, развернулась и направилась к костру, села, обвив лапы пушистым хвостом, требовательно посмотрела на людей. Один из разбойников рассмеялся и отломил кусок от краюхи хлеба, бросил на землю. Алис презрительно обнюхала подачку, зло сверкнула зеленью глаз и белой молнией метнулась вперед, вцепляясь в лицо доброжелателя. Отскочила, оставив глубокие кровоточащие царапины. Припала к земле, угрожающе зашипела.

— Лови! — взвыла жертва кошачьей неблагодарности. У костра начался переполох. Толпа здоровых мужиков пыталась поймать юркого зверька, который, словно дразнясь, крутился под ногами, не спеша удирать в лес. Шум, поднятый горе-охотниками, удачно скрыл звуки боя, донесшиеся с севера.

— Лови, лови беса! — громче всех орал поцарапанный бандит.

— Это ж звереныш ведьмы! — вспомнил знакомец господина Хока. Недобрые взгляды не совсем честной, а если быть точной, то совсем нечестной компании обратились ко мне. Пора драпать! Я вскочила на ноги и бросилась бежать — моя очередь поиграть роль приманки.

Шатало. Выяснить бы, паршивое самочувствие — последствие удара по голове или странного зелья? Сейчас не важно, а если мне не удастся достаточно шустро перебирать ногами, то и в будущем это не будет иметь никакого значения.

Бег по лесу превратился в увлекательнейшую забаву. За спиной пыхтела, сопела, материлась и улюлюкала толпа. Под сапогами разъезжалась земля, ветки, пни и корни так и норовили подставить подножку. Да и деревья, как назло, неслись навстречу, почему-то постоянно возникая на пути моего бегства — что им в лесу места мало?!

Вперед! Продраться сквозь заросли орешника, увернуться от раскрывшей объятия березы. Извини, милая, сегодня не твой день. И вообще я растениями не увлекаюсь. Хе-хе. Перескочить яму, заполненную валежником. Отшатнуться от одного чересчур резвого типа. Это они что задумали? Собираются меня окружить. Нечестно! Свернуть налево, где есть зазор между замыкающими кольцо преследователями. Ух, проскочила! Через куст на просвет. Хаос, неужели я наконец-то выбралась из проклятого леса!

Мда. Ошибочка вышла. Похоже, загонщики именно этого и добивались — заманивали меня на поляну, где должен был находиться их маг. Если так, они крупно просчитались. Маг присутствовал, только колдовать он уже не мог — не сподручно-то без головы. А рядом, чутко вслушиваясь в доносящиеся из чащи крики, стоял меченый. Не нравятся мне его пустой мертвый взгляд и клинок, мчащийся мне в лицо. Ой, как не нравятся! В последний момент я пригнулась, меч пронесся над макушкой и с глухим чавкающим звуком врезался в препятствие. За шиворот полилось липкое и теплое. Хаос! Я споткнулась и кувырком пролетела остаток поляны, оказываясь рядом с Динькой. Живой. Судорожно вцепилась в девчонку, не зная, кому больше нужна поддержка — мне или ей. Прошептала.

— Не смотри, — а сама не могла отвести взгляд.

Бойня. Этот сын гулящей собаки! Простите мои манеры. Он же настоящий убийца! Вихрь стали и смерти, кружившийся по поляне, не давал бандитам ни шанса. Кровь лилась на темную землю, рубиновыми росчерками ложилась на стволы деревьев, словно безумный художник всего одной краской рисовал нереальную картину — пугающую, но талантливую. А я еще переживала за изгоя! Он и сотню положит — не заметит.

— Прекрати, — я прижала девчонку к себе, игнорируя ее слабое трепыхание. — Пожалуйста, остановись!

Разбойники не успели понять, что произошло. Вдохновленные перевесом, они напали, слишком поздно осознав, им не справиться с воином севера. Меченому доставало одного удара. Дракон без жалости и колебаний собирал кровавую жатву... Да, передо мной были преступники. Возможно, они заслуживали смерти. Любой бы суд приговорил их. Но побоище… Так не должно быть! Это слишком страшно!.. Я зажмурилась, не в силах дальше смотреть.

— Тетя Лана, — услышав неуверенный голос, я открыла глаза. Динька робко заглянула мне в лицо. — Тетя Лана, у вас кровь?

Коснулась ладонью затылка, на пальцах остались темные пятна.

— Не волнуйся, это не моя.

Я поняла, что больше не слышу ни звона стали об сталь, ни криков раненых и умирающих. Над лесом воцарилась неестественная тишина. Меченый статуей застыл в центре поляны, единственный живой среди покойников. Он даже не ранен. На лице бесконечно усталое выражение, глаза полуприкрыты, затянуты мутной дымкой, губы искривила горькая усмешка. Руки бессильно опустились, будто потемневшие от крови клинки вдруг стали неподъемным грузом. Медленно на щеках дракона проступили черные линии клейма, свиваясь и изменяясь, складываясь в окончательный узор. Я замерла, не смея разрушить хрустальное затишье этого нереального вечера, не зная, что будет дальше. Боясь предположить…

— Вот он, убивец! Демон западный! Сюда, все скорее сюда!

На поляне появились люди. Много людей. Разношерстная толпа, сливавшаяся в одно цветное пятно, ведомая знакомым мне бандитом — Грэгором. Но пришедшие с ним не были разбойниками, всего лишь жителями близлежащих деревень, ищущими похищенных детей. Я увидела паренька, обитающего по соседству с трактиром, Дану и Марфу, и даже уважаемого старосту, держащегося вблизи мрачного начальника шахт.

— Весь честной народ положил, грешник проклятый! — надрывался Грэгор, напоминая мне ярого проповедника Новой Религии[4]. — Что с купцами сделал, вы посмотрите!

На лицах людей читалось напряжение. Кое-кто сжимал вилы, другие вооружились топорами, третьи прихватили обычные дрыны. Селяне окружили изгоя, но пока выжидали, медлили, с опаской косясь на мечи в руках дракона. Он враг, убийца, предатель. У меня не оставалось сил сказать им правду. Да и желания тоже не было, наверно.

Они колебались, решаясь. Их много, он один. Если Рик станет сражаться… Пальцы меченого разжались, клинки глубоко вонзились в землю. И это послужило сигналом. Вся толпа бросилась на противника, словно стая шакалов на умирающего льва. Повалила на землю, избивая. Кулаками, ногами, самодельными дубинками. Я не знала, чего в их действиях больше — ужаса перед западными завоевателями и чудовищами в облике людей, мести за обманутое доверие, ненависти.

Дракон даже не пытался сопротивляться, инстинктивно свернувшись в комок, прикрыв голову руками.

Динька всхлипнула, рванулась из моей хватки. Маленькая птичка, попавшая в сети. Маленькая птичка, не боявшаяся бури — обезумевшей толпы, убивающей живое воплощение своих страхов. Пара минут, и все закончится. Не будет больше бесконечных раздумий, постоянного ожидания удара в спину. Месяц желаемого покоя, после которого я пересеку Морозные горы, навсегда оставив эту богами забытую деревеньку. Да, лучше бы он умер. Но, Хаос, будь я проклята, если не попробую вмешаться!

Я поднялась, опираясь на соседнее дерево. Колени подгибались, силой воли я удержалась на ногах.

— Довольно, — выговорить удалось со второй попытки. Безрезультатно: озверевшую, опьяненную кровью толпу не остановить одним сказанным едва слышно словом.

Я сорвала с шеи медальон (и как бандиты на него не позарились?), провела дрожащим пальцем по тонким линиям узора, надеясь, что получится. У меня не осталось магии, но большинство выпускниц Южного Храма ей и не владеют. Медальон сам по себе артефакт, воспользоваться которым должен суметь и обычный человек. Протянула вещицу Диньке, хрипло выдавила.

— Кричи!

Она недоуменно нахмурилась, спустя секунду глаза озарились пониманием. Девчонка схватила медальон и завопила что есть силы.

— Беда! Пожар! Враги!

Тоненький детский голосок, усиленный в сотни раз, обрушился на окрестности оглушающим громом. Эхо подхватило и понесло слова по лесу.

— Беда! Пожар! Враги! Беда!..

Динька, оробев, вжала голову в плечи. Но напугалась не она одна. Я достигла цели: люди на поляне пригнулись к земле, шарахаясь от теней, разбегались в стороны, прячась в кусты и за деревьями. И лишь пару минут спустя они сообразили, что опасности нет. Удивленные лица обернулись ко мне и мелкой, наконец-то замечая нас. Селяне будто очнулись ото сна и теперь пытались уразуметь, что происходит.

Вперед выскочил Грэгор, потрясая указующим перстом.

— Ить ведьма! Она с демоном заодно.

Чьи-то руки оттащили его.

— Успокойся. Это просто госпожа целительница.

— Вы же не звери, люди, — прошептала я, крепко прижимая к себе Диньку. — Вы же не звери.

Во взглядах, обращенных ко мне, друг к другу, к неподвижному дракону, скорчившемуся на земле, расплескалось непонимание. Растерянные, испуганные, люди не знали, что делать. Сейчас толпа пойдет за тем, кто первым покажет выход, даст верное направление.

— Права ить госпожа целительница. Чего ж это мы творим-то? — староста обернулся к односельчанам. Ответом ему служили пустота в глазах и тишина. Староста потеребил бороду, задумчиво почесал маковку. — Истину глаголет. Все по правилам да по законам должно свершаться. Вяжите демона, судить его будем!



[1] Самая маленькая мера веса, равная 0,044 гр.

[2] Шесть шестерок. Считается выигрышной комбинацией при игре в кости.

[3] Повелителями Небес называют драконов из верховных семей. Также этот титул иногда используется при обращении к занимающему более высокое положение в клане. В данном случае имеется в виду Альтэсса Южного Предела.

[4] Молодой, набирающий популярность культ Человека-Бога, теснящий исконное «языческое« (по словам служителей Новой Религии) поклонение тотемам.

0
16:59
77
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Юлия Владимировна

Другие публикации