Стоша гамает в Heroes of Might and Magic III

Стоша гамает в Heroes of Might and Magic III
Аннотация:
Не "спидовыми бабками" едиными, славится Земля Русская! (В связи с моими, широко известными, благочестивостью, скромностью и застенчивостью, в тексте заменены рядом стоящие буквы "Е" и "Б" на "ХХ", тем не менее, монашкам, девственникам, депутатам госдуры и чиновникам роскомпозора, читать не рекомендуется во избежание полыхания пуканов.)
Текст:

Сергей Долин по кличке "Стоша Достоевский" и Зема Спартак, по кличке "Гладиатор" сохранились в "Heroes of Might and Magic III" и Гладиатор включив TV стал не спеша уничтожать пиво с чипсами, а Стоша - дописывать программу. Программа должна была находить в базе жителей Питера пожилых женщин, фамилия которых оканчивается на слог "ба". - Готово, - сказал Стоша через пол-часа. Зема отставил пивко и подошел. - Прикольно, - сказал он, показав пальцем на одну из строк на мониторе, - давай эту! Распечатав данные на принтере Стоша запустил программу выключения компа, которую он недавно закончил писать. Со включением компьютера было просто. В "Автозагрузку" Стоша поместил программу, которая залазила в папку, куда он поместил вырезанные кусочки из наиболее прикольных пранков и программа случайным образом выбрав один из них - воспроизводила его, забавляя Стошу и придавая ему рабочее настроение. А вот программа для выключения компьютера получилась гораздо более сложной. Писал ее Стоша долго и дописав - очень гордился.

- Слышь, Зема, слушай!

Гладиатор с интересом уставился на колонку.

- Ты на материной ХХХ сдохнешь! - раздался из компьютерной колонки знакомый голос "спидовой бабки", - ХХХ ее и сдохнешь!

- Ништяк! - Гладиатор поднял большой палец и пошел в прихожую.

- А то! - Стоша удовлетворенно улыбнулся, в который раз поражаясь своей гениальности и отправился следом.

На мониторе появилась заставка завершения работы виндоус икспи.

В коридор вышла заспанная мать Стоши.

- Привет, Спартак, - подавляя зевоту, она кивнула другу сына.

- Здрасти, Ольга Пална!

- Опять похабщину слушали?

- Новое поколение выбирает пранки!

- Ну и Бог с ними, раз оно выбирает, - подумала Ольга. Самое главное, что при гостях, Сережа и его приятели ведут себя паиньками. Ничего матерного не крутят. Вообще, с сыном ей повезло. У других - или сидят или на учете или пьют и курят или глушат родителей дурной музыкой, а у нее - хорошо учится, да еще и подрабатывает. И это в семнадцать лет. Ольга вздохнула. Завтра сыну исполняется восемнадцать и с этого момента начнутся серьезные финансовые проблемы. Подлый папаша Сергея, обрюхатил ее шестнадцатилетнюю и не добившись аборта, платил с рождения сына, вполне достойные алименты, позволявшие им, в общем-то, жить достаточно безбедно. А теперь придется основательно затянуть пояса. Надо дожить до получения Сергеем высшего образования и хорошей работы - тогда станет легче. А может выйти за состоятельного мужичка? Достаточно встреч, то с одним, то с другим. Хорошо, что сын спокойно воспринимает ее нестабильную личную жизнь. Так что Бог с ними, с этими пранками с их матюгами. Ей к похабщине не привыкать, а его эта гадость, вроде бы, не портит. Да и деньги он за них получает. Так что не стоит обращать внимания...

- Сережа, у нас Ира заболела, так я за нее сегодня в ночь.

- Понял.

- Ты уж сам себе всего купи, я не хочу никуда выходить - мне бы отоспаться...

- Загоняете вы себя, Ольга Павловна - глядя на мать друга сверху вниз, пробасил Гладиатор, - вы же молодая, красивая женщина, вам развлекаться надо, а у вас - все работа и работа...

Ольга в очередной раз с интересом глянула на Зему. Что-то, последнее время, он не упускает возможностей делать ей комплименты. Уж не заинтересовался ли он ей? Собственно, ничего страшного - четырнадцать лет - разрыв небольшой, плюс, ей ее возраста никто не дает. Маленькие стройные женщины зачастую долго сохраняют изящность. Так что скостим до десяти. С парнем на семь лет ее моложе, она спала. И сейчас бы с ним жила, если б не поняла, что изменяет. Так что, в принципе, ничего такого крамольного потрахавшись со Спартаком она бы не совершила, если бы он не был другом сына. Этот факт - все закрывает. Так что, Спартак-дорогуша, трахай меня глазами сколько угодно, а вот членом - не получится.

- Ты же сам знаешь, Спартак, как сейчас дорого учиться! Пока до диплома доберешся - тебя как липку обдерут. Вот и приходится, чтобы на эту долбаную учебу отложить деньги - уходить в недосып.

- "Долбаную"? - начал уточнять Спартак.

- Да, - встрял в разговор Сергей, - сейчас смысл учебы не в получении знаний, а в получении диплома и после этого - теплого места. А нужные знания можно и самообразованием получить.

- Что я и делала. - резюмировала Ольга Павловна и надавила рукой на запах халата, прикрывая ложбинку между высоких конических грудей, которые вполне могли бы принадлежать не тридцатичетырехлетней женщине, а двадцатилетней девушке. Спартак, любовавшийся матерью Сергея, разочарованно отвел глаза.

- Ну пока, мальчики. - И Ольга зевая поплелась в сортир.

Через сорок минут Стоша, держа наготове дорогой диктофон, звонил по телефону отмеченному в его списке крестиком, а Гладиатор опираясь на тяжелую трость, дежурил поблизости. Задачей Спартака, пока он не вступит во вторую фазу записи пранка, было отгонять от удобно стоящего на отшибе телефонного аппарата желающих позвонить и любопытных, пока Стоша не закончит запись.

Послышался звук снимаемой трубки. Стоша тронул языком специальный вкладыш, меняющий звучание голоса, и назвав номер телефона клиента, вежливо поинтересовался, туда ли он попал.

- Да. А в чем дело? - напористо осведомился голос бодрой пожилой женщины.

- Скажите, пожалуйста, Мудина Ибановна Журба здесь проживает?

- Да. А что нужно?

- Меня зовут Лазарев Николай Михайлович. Я звоню по поручению руководства благотворительного фонда "Забота о достойной старости". В связи с приближающимся днем города, наш фонд проверяет предварительные списки, чтобы предоставить ветеранам-ленинградцам, награжденным орденами или медалями ценные памятные подарки и финансовую помощь.

Стоша сделал паузу. Из трубки раздавалось шумное дыхание. Стоша представил, как авторитарная толстая старуха высчитывает и прикидывает, как бы ей воспользоваться ошибкой в праздничном списке и выдав себя за ветераншу-медалистку, получить нахаляву деньги и подарок. Молчит. Боится допустить ошибку из-за которой халява может сорваться.

- Скажите пожалуйста, Журба Мудина Ибановна, сможет приехать двадцать пятого числа на Большую Конюшенную за подарком?

- А почему вы сами не приедите?

- У нас благотворительный фонд формируемый пожертвованиями частных лиц в России и Германии. Мы не можем себе позволить содержать значительный штат курьеров или нанимать их. Кроме того планируется концерт и надо будет сделать групповые фотографии ветеранов с нашими подарками.

- А что за подарки?

- Это - сюрприз. Я не могу дать вам эту информацию преждевременно.

- Куда и когда приезжать?

- Подождите, это пока еще преждевременный вопрос. У Мудины Ибановны в списке почему-то отсутствуют два пункта. Требуется уточнить.

- Что уточнить?

- Я могу поговорить с Мудиной Ибановной по телефону лично? У нас не принято передавать подарки через родственников.

- Это я - Мудина Ибановна.

- Очень приятно! Мудина Ибановна, - вы - ветеран?

- Да.

- Ветеран чего?

- В смысле?

- Ну, к примеру: Ветеран войны или труда.

- Ветеран труда.

- Секунду, записываю...

Сделав паузу, Стоша продолжил:

- Какие у вас правительственные награды?

- В смысле?

- Ордена? Медали?

Повисла пауза. Стоша тащился, представляя, как клиент судорожно размышляет над ответом.

- Мудина Ибановна, у вас орден или медаль?

- Медаль, - наконец-то разродилась пожилая мадам.

- Какая?

- В смысле?

- Название медали? Что написано в наградном листе?

- Я не помню. Я его далеко положила.

- Поищите, я подожду у телефона.

- Лучше дайте свой, я когда найду - перезвоню.

- Это будет проблемно. Когда я закончу всех обзванивать, я тут-же сдаю список. Потом он не будет исправляться. Неужели не помните вашу медаль? Вот, к примеру, у Жуковой, в списке над вами - медаль "Заслуженный учитель РСФСР".

- У меня тоже.

- Что тоже?

- То же заслуженный учитель.

- Гм. Интересное совпадение.

- Да, совпадение. Учителей много.

- Ну, клиент и обнаглела! - подумал Стоша, - не могла придумать "за доблестный труд" или еще что-нибудь подобное... Явно все врет, ради халявы! Такую и разводить не стыдно!

- Значит записываю - "Заслуженный учительРСФСР"?

- Да.

- Подождите, я запишу.

Снова пауза.

- Мудина Ибановна, вы слушаете?

- Да.

- Вы сможете взять с собой фотографию на которой вы в молодости, Ее при вас отсканируют и тут-же вернут.

- Зачем?

- Фонд планирует выпустить книгу "Когда мы были молодыми".

- Мне это не нужно.

- Это нужно фонду. Нам отсчитываться перед штаб-квартирой в Мюнхене. Отказавшиеся от участия в книге не получат денежную премию.

- А сколько она?

- Зависит от числа пришедших и участвующих в издании книги.

Продиктовав Мудине Ибановне адрес, куда надо приходить, и время мероприятия, Стоша сказал:

- И последнее. Мудина Ибановна, мы наняли поэта, который в форме поэмы напишет о молодости наших ветеранов. Изложение будет довольно вольное, но вы ему должны будете изложить несколько моментов, от которых он будет отталкиваться, пиша о вашей молодости.

Далее Мудина Ибановна, которую, большинство ее знакомых, за глаза звали Мудибана, услышала в своей телефонной трубке отдаленные голоса:

- Апполон Геннадьевич, возьмите трубочку. На верхнем листе она семнадцатая. А я пока покурить выйду.

- Мудина Ибановна? - раздался в трубке более грубый голос.

- Да.

- Это Апполон. Я буду про вас писать. Что в вашей жизни было интересного?

Пауза.

- Ну хорошо, скажите, у вас дети есть?

- Да.

- Сколько?

- Какая вам разница?

- Психология литературных персонажей с разным колличеством детей спорадически и ноументально отличается. Я как раз об этом пишу в моей диссертации. Чтобы выписать ваш характер... Впрочем, судя по форме вашего ответа, ребенок у вас - один. Сын или дочь?

- Дочь.

- Ясно. Имя мне не нужно. Поэма не о ней, а о вас. Замужем были?

- Да.

- Сколько раз?

- Один.

- Живете с мужем?

- Да.

- Он до брака с вами был женат?

- Нет.

- Хорошо. Как вариант, поскольку мне проще писать от лица мужчины, я буду излагать сагу о вас от лица вашего мужа, который встретил вас в тяжелые послевоенные годы и влюбился на всю жизнь. Как ваша фамилия? Журба? Гм. Как-же ее рифмовать-то? Неудобно. О! Придумал! Дети у вас есть, значит вы и это самое... Значит так. Ваш муж восторженно, что вы ему того - "Не зря я раскатал губу, что ночью выХХу Журбу! Теперь благодарю судьбу - ведь я и впрямь ХХу Журбу!"

Мудибана бросила трубку.

"Апполон" потом еще несколько раз звонил клиенту, чтобы попросить дополнительных сведений для придания поэме большей достоверности. И хвастался, что слоган "ХХу Журбу" - очень удачная поэтическая находка.

Вначале Мудибана просто бросала трубку, а потом стала угрожать, что с радостью было воспринято Стошей и Гладиатором (игравшим роль "Апполона"). Они до вечера звонили Мудибане из разных телефонов-автоматов и собрали неплохой материальчик для выставления новых пранков в инет.

А возмущенная Мудибана несколько раз звонила в милицию и на АТС. Увы, узнать телефон бесстыжих террористов не удалось.

Вне себя от злости, что сорвались подарок и премия, на которые она уже стала надеяться, и что ее подло и безнаказанно оскорбили, Мудибана делала салат.

Хуже всего, что ее дочка (старая дева) воспитанная приличной и порядочной девушкой, которая лучше вообще ни с кем не станет, чем с кем-нибудь, привыкла звонить любимой мамочке несколько раз в день. И когда Мудибана совсем забыв про то, какой у нее внимательный и заботливый ребенок, из-за злобных телефонных террористов, временно перестала брать трубку, доченька так забеспокоилась, что с мамочкой что-то случилось, что позвонила соседям. Пришла соседка и передала, что дочь Мудины Ибановны вся в беспокойстве и истерике, из-за того, что мамочка не берет трубку.

И тут зазвонил телефон.

- Это я, заинька! - выпалила Мудибана схватив трубку.

- Всех прочих баб видал в гробу - я в рот и в зад ХХу Журбу! - рявкнуло оттуда.

Мудибана бросила трубку и сама принялась звонить на работу дочери. Но там было занято - дочка не теряла надежды дозвониться до мамочки. Пришлось звонить ей на сотовый.

- Позвони мне, я дома! - рявкнула Мудибана в трубку, наконец услышав на другом конце линии встревоженный голос своей кровиночки. И сожалея о зря потраченных центах стала ждать звонка. Который не замедлил воспоследовать.

- Извини, зайка, что заставила беспокоиться, - виновато начала Мудибана.

- Ты не звони мне на трубу, когда я в зад ХХу Журбу! - угрожающе рявкнула телефонная трубка.

От возмущения, Мудибана не сразу оборвала наглеца. И тот этим воспользовался:

- Анал для многих баб - табу, но я туда ХХу Журбу!

- Голову оторву, ублюдок, посажу на пятнадцать суток! - завизжала Мудибана.

- О! Вы тоже - поэт! - уважительно забасил Апполон.

- Сука, сука, сука! - завопила Мудибана и затопала ногами от ярости, - Убью гада! - и бросила трубку.

Снова раздался звонок. Мудибана схватила трубку и сжав ее так, что побелели костяшки пальцев, угрожающе произнесла:

- Если ты, гадина, еще раз сюда позвонишь...

- Мама, что я тебе сделала?! - раздался плаксивый голос, - Мама...

- Ой, доченька! Ой, извини, милая! Да что ж это! Да как-же эти гады-то... - запричитала Мудибана.

Наконец-то обрисовав дочери происшедшее, Мудибана немного успокоилась и когда раздался следующий звонок, встретила неожиданность многообещающим - Да, - после которого с одинаковой готовностью могли политься и угрозы и сюси-пуси.

- Это я, мама, - взвизгнула трубка, - я тут подумала...

Выслушав сильно запоздавшие рекомендации касающиеся ментов и АТС, Мудибана поблагодарила дочь за внимание и заботу и положила телефонную трубку.

- И осторожно, как раба, мой толстый ХХХ сосет Журба... - информировали Мудибану при следующем поднятии трубки.

- К тебе уже милиция едет, подонок! - выкрикнула Мудибана.

- Не "подонок", а "падонак", - на "удафе" не бывала?!

- Не бывала и не побуду, а ты, мразь фашистская, там побываешь! - зловеще предупредила Мудибана "Апполона".

- Я и так там тусуюсь - ответил не очень-то и испуганный Апполон, - Вот сегодня зайду и ХХу я Журбу...

- Чтоб ты сдох, проклятый! - и Мудибана снова бросила трубку.

- Миссион импосибле - сказал Гладиатор навстречу коротким гудкам.

В следующий раз Мудибана просто сняла трубку и стала ждать держа палец на рычаге.

- Здравствуйте, - раздался незнакомый довольно тонкий голосок, - Мудибана удивленно ждала. Может быть подруга дочери? Дочь у нее пошла в нее - такая же безгрудая, узкобедрая и плоскозадая с голосом, который так и подмывало отнести к "среднему полу". И этот голос смахивал на таковой. - Я... иХХу жиурбу!

Мудибана нажала рычаг. На другом конце линии, согнувшись, кашлял Стоша. Писк для его голосовых связок оказался сложным испытанием.

Мудибана очередной раз позвонив в милицию, оказалась жутко разъярена: - Это что-же, я в заявлении, должна указать фразы, которыми меня оскорбляли?! Вы что-же, думаете, я "ХХу Журбу" буду пи... - раздавшийся на том конце линии хохот так оскорбил Мудибану, что она бросила трубку не договорив.

- ХХу Журбу, - повторила Мудибана вслух, мечтая немедленно, своими руками, задушить негодяев, - ХХу...

И тут она впервые подумала не о характере фразы, а о ее смысле. А ведь этого уже лет пятнадцать как не было... - неожиданно подумала Мудибана. - Тот - давно импотент, ему только бы футбол смотреть - вспомнила она о муже, начисто забыв, что сама после какого-то из своих дней рождений перестала его к себе допускать, - Надо приготовить салатик...

Порезав помидорку Мудибана взяла огурец и почему-то, вместо того, чтобы пустить его под нож, стала трогать огурец ладонями.

- Негодяи. Мне даже плохо стало... - Мудибана, не выпуская ХХХ из рук, вышла из кухни...

Когда доченька Мудины Ибановны отпросившаяся с работы пораньше, открыла дверь и вышла из прихожей, она была очень удивлена, что ее мамочка не прибежала ее встречать, как только она начала открывать дверь.

- Уж не случилось ли чего?! - встревожилась она.

- А может быть переволновалась и заснула? Ведь она такой жуткий стресс сегодня перенесла... Посмотрю, как она...

Дочь Мудины Ибановны тихонько подкралась к родительской спальне и осторожно заглянув туда, увидела, что Мудина Ибановна с выражением всеблагого умиротворения на лице, совершает возвратно-поступательные ХХХ длинным огурцом.

- Мама! Что ты делаешь?! - округлив глаза воскликнула дочка, задав самый уместный для данной ситуации вопрос. - ХХу Журбу, - медленно и спокойно ответила Мудина Ибановна, - ХХу Журбу...

+1
466
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации