Кто есть кто?

Автор:
Григорий Родственников
Кто есть кто?
Аннотация:
Почти Брэд Питт и Анджелина Джоли...
Текст:

Магомету Шерипову нравилась Черногория. Тихая, опрятная, маленькая страна. А главное гористая. Горы, конечно, не такие красивые, как в родной Ичкерии, но тоже ничего, особенно Боботов Кук и Добра Колата – есть на что посмотреть. Магомет улыбался, только что он получил перевод на три миллиона американских тугриков и этот перевод явно не последний. Честное слово, быть бизнесменом куда приятнее, чем ползать по горам с автоматом наперевес. Поэтому Магомет Ильясович, когда появилась возможность, с удовольствием сменил провонявший потом камуфляж на дорогой костюм от Dolce & Gabbana. Там он был бригадным генералом, полевым командиром с сочным прозвищем Большой Магомет, его ценили Хаттаб и Шамиль. Но Магомет Ильясович был неглупым человеком, чтобы не понимать, что лучше быть живым бизнесменом, чем мертвым генералом. Да и где теперь эти Хаттаб и Шамиль? А Большой Магомет жив и продолжает борьбу. И кто сейчас важнее, тот, кто тянет за спусковой крючок или добывает деньги? Деньги выигрывают войны, деньги свергают правительства, деньги не дают потухнуть тлеющим углям священной борьбы. Новоявленный бизнесмен улыбался. Как он устал вздрагивать от всякого шороха, спать в обнимку с калашом и прятать нож за голенищем сапога. Здесь ему ничего не угрожает, у него легальный бизнес. Ему даже не нужна охрана. Он держит этих лодырей лишь для солидности. Вон как разжирели. У Вахи глаза превратились в щелочки, а Лечи обзавелся приличным брюшком. Они стоят у его джипа Grand Cherokee широко расставив ноги, на сальных рожах самодовольство. Надо будет погонять этих жирдяев, пусть выглядят поприличнее, все таки охранники уважаемого человека.

Большой Магомет сбежал со ступенек банка и направился к джипу.
В этот момент из-за угла дома тяжело дыша выползла дряхлая старушка. Низенькая, горбатая, в нелепом мешковатом плаще. Она слепо щурилась из под огромных допотопных очков в роговой оправе, потешно вертела головой, которую «украшал» венчик седых волос и беспрестанно что-то бормотала. В правой руке она держала клюку, на которую опиралась, тогда как в левой эта пародия на человека сжимала огромный пластиковый пакет битком набитый огромными апельсинами. Ноша была явно тяжеловата – бабульку сильно вело налево. Она смешно семенила, стараясь сохранить равновесие и громко восклицала:
– Ай- яй-а-а- яй!

Магомет при виде этого зрелища не смог удержаться от смеха.
– Куда ты столько набрала, старая вошь?
Старушка остановилась. Удивленно посмотрела на Магомеда из под очков, повернула в его сторону ухо и проскрипела:
– А?!
– Х..й на! – весело откликнулся предприниматель. – Глухая карга! Надорвешься ведь, старая мымра!
Лечи и Ваха громко расхохотались.

Старушка нахмурилась и разразилась бранью на сербском языке. Но голосок у нее был такой визгливый и скрипучий, что веселые горцы едва не свалились на землю от хохота. Лечи сунул два пальца в рот и громко свистнул. От неожиданности бабулька подпрыгнула на месте, пластиковый пакет выскользнул из ее сухонькой руки, упал на тротуар, апельсины весело раскатились по сторонам. Бабуля заметалась, растерянно закрутила головой, попыталась догнать убегающие плоды, но, наступив на один из апельсинов, споткнулась и шмякнулась на спину. Она словно горбатый жук сучила ножками в нелепых огромных башмаках и никак не могла встать.
Лечи буквально согнулся пополам от хохота, а Ваха ржал, запрокинув голову, на его глазах выступили слезы.

Они так и умерли смеясь. Ибо клюка в руках старушки непостижимым образом трансформировалась в пистолет с длинным глушителем. Ках! Ках! Приглушенно прозвучали выстрелы.

Магомет словно в замедленной киносъемке видел, как падают его охранники и на их белоснежных сорочках расползаются уродливые красные пятна. А потом старуха направила черный зрачок глушителя на него. Седая ведьма улыбалась. Некстати вспомнились слова из песни Высоцкого: «Вот у смерти - красивый широкий оскал и здоровые, крепкие зубы…».
Зубы у старухи были ровные и красивые.
Ках! Ках!

Бабулька неторопливо подошла к бывшему бригадному генералу и произвела контрольный выстрел в голову, уронила пистолет ему на грудь и засеменила прочь.

У мусорного контейнера она остановилась. Избавилась от нелепого плаща, парика, очков, перчаток из тончайшего, но крепкого латекса и уродливых растоптанных башмаков. Миниатюрные туфельки задорно зацокали по булыжной мостовой. Стройная юная девушка тряхнула головой и по плечам рассыпались роскошные пшеничные волосы, заискрились, засверкали на солнце.

Она шла к неприметному серому опелю, припаркованному неподалеку от ряда мусорных контейнеров и ощущала на спине настороженные внимательные взгляды. Но не волновалась. Это были взгляды товарищей.
Доехала до железнодорожной станции Бара и, вопреки логике, не воспользовалась поездом, чтобы быстро добраться до аэропорта Подгорица, а предпочла более длительную поездку на такси.

Таксист, молодой розовощекий паренек всю дорогу сыпал комплементами, а она хохотала как помешанная и от избытка чувств молотила себя кулачком по соблазнительным коленкам. На прощание таксист вручил ей визитку и попросил непременно позвонить. Она показалась ему смешливой, недалекой и весьма доступной девицей. К чему было его разочаровывать?

А уже через четыре часа Елена Мельникова, лейтенант ФСБ, отдела ликвидаций, оперативный псевдоним Кукла, сидела на жестком стуле, в кабинете вышестоящего начальства в лице подполковника Соболева и ей было совсем не до смеха.

Подполковник разглядывал фотографии с места операции и недовольно хмурился.
– Апельсины, значит, – зловеще протянул он и швырнул пачку фотографий на край стола. – Вас кто учил так работать?
Мельникова обиженно шмыгнула.
– Ладно, – махнул рукой Соболев. – Вопрос не к тебе. Похоже, твой руководитель большой фанат Юрия Никулина. – полковник вновь потянулся к фотографиям, поднял верхнюю, внимательно вгляделся – Слушай, ты и нос накладной сделала?
Крепкое непечатное слово сорвалось с губ начальника.
– Слушай, а может вам с куратором в клоуны переквалифицироваться? А что? Неплохая идея! Будете колесить по стране, а народ будет писать кипятком, глядя на ваши кривляния и ужимки!
– Олег Борисович! – не выдержала девушка.
– Закрой рот! – рявкнул подполковник.
В кабинете повисла тишина. Соболев барабанил пальцами по столу, затем неожиданно улыбнулся, участливо спросил:
– Устала?
– Никак нет.
– Не ври. Вижу – устала. Только отдыхать у тебя долго не получится. Серьезное дело намечается…
– Олег Борисович, – пролепетала Мельникова, – У нас завтра с Костиком годовщина свадьбы…
– Помню. – нахмурился подполковник. – Это не моя инициатива. Я, если ты помнишь, два раза подряд одних и тех же агентов не использую. Но кое-кто, считает, что ты лучшая. Я с этим не согласен. Потому что ликвидировать беззащитного Шерипова это одно, а прищемить хвост Чистюле – совсем другое…
– Чистюля. – повторила девушка. – О нем что-то стало известно, кроме того, что он работает на Синдикат?
– Мало. Удалось выяснить название отеля и под каким именем остановится. Фоток его рожи, разумеется, нет.
Кукла улыбнулась.
– Это не мало, товарищ подполковник.
– Не хорохорься! – осадил ее Соболев. – Он убил двух лучших агентов, которые нечета тебе были! Тебе только таких ослов, как Большой Магомет доверить можно! А времени на подготовку нет! Тут импровизировать придется! А из тебя импровизатор… Все! Теперь убирайся отсюда! – подполковник отвернулся.
Мельникова встала.
– Олег Борисович… а как же мы с Костиком?
– Лейтенант! Вы меня хорошо слышали? – подполковник стукнул по столу кулачищем. – Идите!
Кукла вздохнула и поплелась прочь.

– Стой! – Соболев встал из-за стола. – Точная дата неизвестна. Но думаю, что дня три-четыре у тебя будет. Иди – справляй свою годовщину! Я лично позвоню.
– Спасибо! – обрадовалась Мельникова.- Спасибо, Олег Борисович!

Подполковник смотрел вслед фигуристой девушке и думал: « Все при ней: смазливое личико, губки бантиком, сисечки, попка. Такой бы мужикам радость дарить, а она смерть дарит».
Когда за ликвидатором закрылась дверь, Соболев тихо пробормотал:
– Кукла против Чистюли. Кто кого? Прости меня, девочка, но я бы на тебя не поставил. Нет, не поставил…

* * * * *
Костик постарался на славу. Еще нежась в постели, Лена слышала, как он гремит на кухне посудой. А потом ее чувствительный носик уловил такие умопомрачительные ароматы, что в животе заурчало, а рот непроизвольно наполнился слюной. Соскочив с кровати и накинув халатик, девушка побежала на кухню. Остановилась пораженная. Даже самые смелые предположения не шли ни в какое сравнение с тем, что приготовил для них Костя. Обеденный стол поражал обилием блюд, многие из которых Лена не видела даже в лучших ресторанах и поэтому понятия не имела, как они называются.

Супруг обернулся, поймал ее восхищенный взгляд и улыбнулся.
– С праздником, милая.
Стремительно шагнул к ней и заключил в объятия. Их губы слились в долгом поцелую. Честное слово, так целоваться умел только Костя. У Лены закружилась голова. Хорошо, что Костя держал ее в этот момент.

Когда черноволосый красавец, наконец, отпустил ее талию, девушка с трудом перевела дух и пробормотала:
– Ты волшебник. Где ты этому научился? Никогда не видела таких деликатесов! Вот это, например, что за мясо?
– Мясо. – фыркнул мужчина. – Это же Гратен из телятины, очень хорош под белое вино. Как думаешь, трех бутылок Шато Клерк Милон нам хватит?
– Откуда ты узнал марку моего любимого вина?
– Я очень наблюдательный. – улыбнулся Константин Мельников. – Я просто вспомнил, как мы пили эту французскую воду в ресторане, и ты жмурилась от удовольствия, как кошка.
– Ты сам кот! – засмеялась Лена и легонько ударила его кулачком в грудь. – Лучше скажи, что это такое бело-зелено-красное в тарелке?
Мужчина обреченно застонал:
– Боже, какая у меня необразованная жена! А еще переводчик, объехавший всю Европу! Это всего лишь чиабатта капрезе с зеленым песто.
– Всего лишь. – кивнула Лена и они оба рассмеялись.
Костик сделал приглашающий жест.
– Прошу к столу, сударыня.
Несмотря на зверский аппетит, девушка отрицательно покачала головой.
– Твой стол слишком изысканный, чтобы сидеть за ним в домашнем халате. Подожди десять минут – я переоденусь.
– Ну, тогда и я надену что-нибудь соответствующее торжественности момента.

Они разошлись по комнатам, а когда встретились вновь, на Лене было красивое бордовое облегающее платье с блестками. Константин, облаченный в дорогой костюм песочного цвета, ахнул от восхищения:
– Мама Мия! Неужели я женился на самой красивой женщине в мире?! Нет! Я должен немедленно насладиться этим королевским телом!
Он проворно подскочил к супруге, одной рукой обнял за талию, а другой сжал ее ягодицу.
– Фигушки! – взвизгнула Лена, освобождаясь из его объятий. – Сначала приготовил столько вкусностей, а теперь решил оставить голодной. Я не могу позволить, чтобы эта красота остыла! – Она села за стол и демонстративно подняла бокал. – С юбилеем, дорогой!
Костя обреченно застонал и опустился на стул. Открыл бутылку вина.
– Как вы жестоки, сударыня.

Они были счастливы. Вино ударило Лене в голову, она много смеялась, лицо раскраснелось. Мельникова смотрела на мужа и думала: «Какой же у меня прекрасный мужчина, любящий, заботливый, нежный, умный. Как же мне повезло».

Потом они обсуждали киноновинки, и Лена поведала Косте, как ей понравился новый сериал про Шерлока Холмса.
– Представляешь, – восхищалась она, - Инспектора Лейстреда играет Боярский! Так здорово!
У Кости было иное мнение:
– Новый сериал всегда по всем пунктам проиграет старому! Зритель привык к любимым актерам!
И поскольку Лена не соглашалась, Костя вскочил с места и, намотав на голову полотенце, строгим голосом мусульманского муфтия произнес:
– Нет Холмса кроме Ливанова и Соломин Ватсон его!
Мельникова чуть не упала со стула от хохота, а Константин улыбнулся.
– Ну, а теперь можно?
– Что можно? А! Я поняла! Тебе надоело вино, и ты хочешь выпить свой любимый коньяк.
– Я действительно хочу выпить, – заговорщическим шепотом произнес мужчина, – Но не коньяк. Я хочу выпить тебя. Выпить всю до капли.
С этими словами он проворно подскочил к ней, поднял на руки и понес в спальню.
Лена смеялась, а Константин опустил ее на кровать и дрожа от возбуждения принялся задирать на ней платье.
– Ах ты, плутовка! – завопил он. – Ты же без трусиков!
– А я ждала, когда ты это обнаружишь! – смеялась женщина.
– А ты думала, я не почувствовал? Представляешь, как я мучился за столом?
Последующие полчаса, они оба потеряли способность к членораздельной речи.

* * * * *

Лена лежала на спине, закрыв глаза, улыбалась. А Костя гладил ее и нежно целовал соски. Она чувствовала, как в ней вновь нарастает желание и в этот момент зазвонил телефон.
– Давай не будем отвечать? – предложил Константин. – Пошли они все в задницу. Нас нет дома.
– Нет, ты что? А вдруг это по работе?
Супруг непечатно выразился и пружинисто соскочил с кровати, поднял трубку.
– Слушаю!
Лена увидела, как его глаза недобро сверкнули. Однако голос стал приторно слащавым:
– Ах, это вы, Олег Борисович! Почему-то я сомневаюсь, что вы позвонили поздравить нас с Леночкой с годовщиной свадьбы! Вы, как злой дух врываетесь в нашу жизнь, чтобы отравить наше существование.
Мельникова кубарем скатилась с кровати, подбежала к мужу и зашептала:
– Ты с ума сошел! Это же мой шеф! Меня уволят с работы!
Она попыталась отобрать трубку, но Костя ловко увернулся и продолжал:
– Что же такое случилось, что вам так срочно понадобилась Елена Сергеевна? Ну, надо же! Приехали испанцы! Как я сам не догадался? А других переводчиков у вас нет? Я понимаю – Елена Сергеевна лучшая. Цельных три языка знает! Вдруг среди испанцев попадется парочка немцев или французов? А Вы в курсе, Олег Борисович, что Елена Сергеевна в настоящий момент пьяна? Я бы даже сказал, нализалась в сисю! Ах, ничего страшного?

Лейтенант Мельникова потеряла терпение, врезала кулачком в живот мужа и отобрала трубку. Лицо было злым. Костя махнул рукой и расхохотался:
– Каждый раз одно и тоже!
– Да, Олег Борисович! Я поняла. Хорошо. Скоро буду.
Лена положила трубку и вздохнула.
– Прости, котик. Эти иностранцы нагрянули так внезапно…
– Весь мир одни иностранцы! – взорвался Мельников. – Я тебе в сотый раз говорю: бросай свою поганую контору! Я хочу, чтобы ты была дома!

Хорошо, что муж не заметил, как она вздрогнула при слове «контора».
– Это ненадолго. – улыбнулась Лена. – Часа на два. И потом, у меня не контора, а солидная фирма. Я хорошо зарабатываю.
– Ты хорошо зарабатываешь? – прищурился Костя. – Оглянись! Эту квартиру купил я! Я тоже много езжу, но я хоть зарабатываю приличные деньги. Я – бизнесмен! Я могу обеспечить нас обоих на сто лет вперед!
– Я тоже внесла небольшую лепту. – Мельникова быстро одевалась. – Стенка и плазменный телевизор куплены на мои деньги.
– Я куплю тебе тысячу телевизоров, если ты уйдешь с работы!
– Мне столько не надо! – хохотнула Лена, выскальзывая за дверь.

* * * * *

Конспиративная квартира. Обстановка спартанская: стол и два стула. В углу низенький топчан. Кукла вздохнула, решительно села за стол и взяла в руки бумажный конверт.

Инструкции, деньги, загранпаспорт, билеты до Греции. « А вот и новое имя нашего Чистюли. Как же тебя теперь зовут?».
Смешное имя – Софоклус Попапуло…
Лейтенант Мельникова усмехнулась: « Попа, значит. Ну, ну. На хитрую попу у нас найдется кое-что с винтом…».

* * * * *

Константин Мельников запер за женой дверь, потоптался в прихожей, невесело рассмеялся каким-то своим мыслям, махнул рукой и отправился на кухню. Там он нацепил на себя цветастый фартук и не спеша принялся мыть посуду. Посуды было много – они с Ленкой покутили на славу. Ему оставалось вымыть всего пару тарелок, когда запиликал его мобильник.
Мужчина неторопливо вытер руки полотенцем и взял телефон.
– Слушаю.
– Это Эдуард Семенович? – приятный женский голосок.
– Нет, вы ошиблись.
– Простите ради Бога! – торопливо прощебетала незнакомка, – А последние цифры вашего номера 35 40 93 ?
– Нет! – раздраженно буркнул Мельников. – У меня совсем другой номер!
– Тысяча извинений! – незнакомка отключилась.

Костя положил сотовый на стол и вернулся к мытью посуды. Закончив, он оделся и вышел из дома. Через час с небольшим, он прибыл в элитный Фитнес – клуб на Павелецкой. Однако заниматься аэробикой, плавать в бассейне или наслаждаться настоящей финской сауной не стал, а сразу же направился к камерам хранения. Без труда отыскал ячейку под номером 35, набрал код 40 93 и извлек наружу небольшой черный портфель из кожзама.
Вежливо попрощался с охранниками и вышел наружу.

В сквере, недалеко от метро, Костя сел на свободную лавочку, пристроил портфель на коленях, после чего обстоятельно и с удовольствием покурил. Швырнув окурок в урну, он расстегнул молнию портфеля и придирчиво оглядел его содержимое. Вроде, все как надо. Маленький конверт это деньги, Мельников лишь пощупал его толщину большим и указательным пальцем и остался доволен.

В большом конверте находились фотографии объекта, их Костя просмотрел без всякого интереса, после чего убрал обратно. А вот и загранпаспорт. Раскрыв его, Костя увидел знакомую до боли физиономию. Его губы тронула легкая усмешка, когда он прочел имя – Софоклус Попапуло. Что ж, у него были имена и похуже…

Нет, Константин Мельников не был тем самым неуловимым Чистюлей, безжалостным и хладнокровным убийцей, хотя имел самое непосредственное отношение к преступному Синдикату. Он был посредником с весьма прозаическим прозвищем Хорек.
Просто киллер экстра класса, умный и до чрезвычайности осторожный, доверял лишь ему и в этом не было ничего удивительного, ибо являлся его родным братом.

Константин встал со скамейки и весело зашагал прочь. Сейчас он доставит портфель братишке, предупредит, что из достоверных источников стало известно о том, что спецслужбам удалось выйти на след Чистюли. Он сделает, что велено. А Эдуард сумеет позаботиться о себе. Опять будут трупы, а как без этого? Эти ребята играют в кровавые и опасные игры – им это нравится. Но он далек от этого, он просто мелкий посредник. А если конторские сумеют достать Эдика – значит такая судьба. Константин не слишком жаловал брата. Возможно, завидовал его силе, ловкости куражу.
Да, он доставит портфель а потом… потом, он отправится в цветочный магазин и купит Ленке 99 алых роз. Почему 99? Да потому что ему так хочется. Он любит жизнь и очень любит деньги. Но есть нечто на свете, что он ценит дороже всех сокровищ мира. Это его жена – Елена Сергеевна Мельникова, Ленка, Леночка, Ленусик. Просыпаясь по ночам, он с трепетным восторгом вдыхал аромат ее тела и завидовал сам себе.
При мысли о Лене у Кости потеплело в груди. Это же надо как повезло в жизни. Успешный бизнес, халявные деньги от Синдиката и красавица жена – что еще нужно для счастья?

Он шел по улице, подставлял лицо ласковому теплому ветерку и мурлыкал веселый мотивчик. И если бы ему сказали, что всего через несколько дней он с воем будет кататься по полу и до крови раздирать лицо, узнав о трагической гибели жены, а позже с кулаками кидаться на санитаров психиатрической клиники и тихо пускать слюни после инъекции аминазина, Константин воспринял бы это как глупую шутку.
Он распланировал жизнь на много лет вперед, не подозревая, что сам уже стал разменной фигурой на шахматной доске провидения...

+5
13:10
226
14:42 (отредактировано)
+2
bravoКак фильм посмотрел! thumbsup
Спасибо большое!
Талантище, что тут скажешь thumbsup
Братишка, говорил и бу говорить: ты — мастер экшена! yahoo
blush
спасибочки, брат!
Загрузка...
Светлана Ледовская