Право на доверие. Глава тринадцатая

Автор:
elena.artyushkina
Право на доверие. Глава тринадцатая
Текст:

— Успел!

Легкий, почти неслышимый вздох облегчения.

— Сгинь! Тварь! Чудовище! Предатель!

Стальная хватка на запястьях окрепла, пальцы непроизвольно разжались, стилет с глухим стуком вонзился в доски. И лишь убедившись, что моей жизни больше ничего не грозит, меня отпустили. Ноги подкосились, и я неуклюже плюхнулась на пол. Всхлипнула от обиды (ночь напролет, понимаете, готовилась, прощалась со всеми, и так разочароваться!) и облегчения (жива!).

Оцепенение продолжалось недолго. Нет уж, живой я им не дамся! Я трясущейся рукой потянулась за стилетом, но мужчина быстро отшвырнул оружие в сторону, вне пределов моей досягаемости.

— Я найду другой способ! — на глаза навернулись непрошеные слезы — результат нервного перенапряжения; я упрямо сжала дрожащие губы, сдерживая рыдания. — Не хочу становиться вашей послушной игрушкой.

— Ты не станешь, — Риккард тиа Исланд, ледяной демон, угрюмо улыбнулся. — Я выведу тебя из поместья.

— Что?! — мне показалось, я ослышалась.

— Я уведу тебя отсюда. И мне будет гораздо легче это сделать, если ты прекратишь шуметь.

Я недоверчиво смотрела на меченого. С чего вдруг настолько резкая перемена?! Хаос! Какая разница! Даже если слова дракона — обыкновенная уловка, хуже не будет. Хуже просто не может быть! А если он говорит правду, у меня появился реальный шанс на спасение. В душе вспыхнул робкий лучик надежды.

Встать удалось только со второй попытки.

— Оклемалась? — Рик беспокойно прислушивался к тишине, царившей в поместье, терпеливо ожидая, пока я обрету устойчивость. — Переодевайся.

В моих руках очутился сверток с одеждой.

— Зачем?

— Убегать гораздо удобнее в брюках, чем в платье, цепляясь пышными юбками за придорожные кусты. Да и этот наряд совершенно тебе не подходит, — пояснил дракон, привыкший к тому, что порой я соображаю чересчур медленно.

«Логично», — мысленно согласилась с ним я. Какой же он все-таки дальновидный! Демон льда, Хаос его забери! Полководец, выигравший во времена Раскола не один десяток сражений.

Я помрачнела, застегивая пуговицы на рубахе.

— Лана? — меченый оглянулся.

— Оказывается, не одной мне было что скрывать, эсса Исланд.

Он тоже нахмурился.

— Эсса Исланд умер пятнадцать лет назад. По приговору Совета.

Я затянула ремень на штанах, принялась быстро шнуровать сапоги, уделяя этому занятию все внимание.

— Почему ты передумал? Почему помогаешь мне?

— Считай, я просто решил сдержать данную мной клятву, — голос меченого звучал устало и недовольно. Я подняла взгляд. Дракон стоял у двери, барабаня пальцами по косяку. Впервые я видела его таким неуверенным.

— Разве не здесь твой дом, друзья? Твоя Вьюна? Мечта, ради которой ты предал Совет? — тон получился на редкость едким и ехидным. Я испугалась, не перегнула ли палку.

— Веришь, — Рик размышлял, медлил, растягивая слова, — что бы обо мне ни сочиняли, я никогда не был предателем. И, пожалуй, не желаю становиться им теперь, — он смотрел вдаль, на недоступные мне горизонты. — Мы не зря сражались во время Раскола, цель не была ошибкой: Пределы должны избрать новую политику или исчезнуть. Если путь меча оказался единственным способом донести эту истину до Совета… Но сейчас всё изменилось. Все изменились. Вьюна… я помню ее совершенно иной. Готова? — внезапно оборвал себя Рик.

Я кивнула. Дракон придирчиво изучил меня с ног до головы, достал из сумки на поясе ключ, разомкнул браслеты на руках. Я ощутила, как медленно, по крупицам, возвращается сила, вытянутая блокираторами.

— Нужно спешить. До смены караула около часа, — Рик осторожно выглянул в коридор. — Драконы уехали за инструментами для ритуала, в поместье сейчас только люди и полукровки под командованием Аскена. Неприятный тип, способный доставить кучу проблем. Идешь за мной, не шумишь, не ворчишь, лишних вопросов не задаешь. Поговорим, когда выберемся.

— Рик…

— Жрица! — одернул он меня. Я покорно замолчала.

Меченый первым покинул комнату. Полушагом-полубегом мы миновали пустынный коридор. Я была немного удивлена, даже разочарована, что похитители не выставили охрану. Или выставили? Я подозрительно сверлила глазами спину дракона, вспомнив его излюбленную манеру избавляться от излишне бдительных часовых. Рик обернулся, поймал мой настороженный взгляд.

— Что-то не так?

— Нет. Ничего, — я отрицательно помотала головой, тихо спросила. — Как ты намерен выбраться из поместья?

— Через крыло слуг.

— Но…

Во многих богатых домах кроме парадного входа архитекторы предусматривали пару-тройку лазеек для прислуги. Одна из дополнительных дверей часто вела на кухню или в кладовые, чтобы носильщики, пополняющие запасы провизии, не пачкали драгоценный мрамор и дорогой паркет грязными лаптями и не смущали благородных господ чумазыми лицами и запахом немытых тел.

Путь, выбранный меченым, действительно выглядел безопаснее: риск наткнуться на стражу в подсобных помещениях меньше, чем при попытке пробраться мимо центральных залов и караульной комнаты. Правда, если мне не изменяла память, в Благословенном Доле в это время на кухне уже вовсю кипела работа: весело бурлила вода в котелках, расторопные поварята резали зелень, шинковали морковь, чистили лук. Прислуга старалась успеть завершить готовку к пробуждению господ. Если люди Альтэссы Запада также хорошо вымуштрованы, то на кухне, несмотря на ранний час, окажется оживленно. Кашевары могли поднять тревогу.

— На всех окнах решетки. Ажурные, но крепкие, я проверял. У парадного крыльца несут круглосуточную вахту часовые, — ответил Рик. — Единственный шанс избежать внимания охраны — пройти через задний двор.

Мне оставалось только согласиться с ним и постараться отбросить сомнения в успехе нашей авантюры. В конце концов, планировку дома и расписание патрулей он знал лучше меня.

Мы быстро спустились по одной из боковых лестниц. Третий этаж, второй. В доме царило спокойствие, коридоры встречали пустотой. Нас пока не обнаружили. Хорошо. Появление новоприбывшего лорда в столь раннее время да еще в компании тщательно охраняемой пленницы точно вызвало бы ненужные вопросы и подозрения. И я не была уверена, что мы способны дать вразумительные ответы.

Рик свернул налево, в сторону от центрального зала и главных дверей. Я последовала за ним. Пара поворотов, и мы выберемся во двор. Слишком гладко! Если едва намеченный план исполняется как по нотам, обязательно жди неприятностей в конце и всем скопом. Хаос! Не каркай, Лана! Лучше надейся, что вам повезет без приключений добраться до ожидающих у конюшни лошадей и покинуть это «гостеприимное» поместье прежде, чем поднимется тревога.

Может ведь нам, в конце концов, повезти?

— Забавно, — Кагерос задумчиво изучал орнамент на потолке, ожидая на границе света и тени. Он медленно повернул голову, окинул нас насмешливым взглядом. — Моя женщина решила сбежать накануне церемонии, да еще с моим… кхм… другом.

Умный гад! Сразу сообразил. Сдается, мы влипли. Точно, влипли! Накликала неприятности на свою голову.

— Как?

Я не успела заметить, когда Рик занял позицию между мной и Альтэссой, ненавязчиво оттеснив меня назад. Парные клинки с тихим шуршанием покинули ножны. Сталь тускло блестела в неярком свете керосиновой лампы, недвусмысленно угрожая противнику северянина, но меченый ждал, не спешил нападать. Внешне он казался совершенно расслабленным, но я ощущала, что дракон предельно собран и напряжен, словно тетива лука за мгновение до того, как отправить стрелу в полет.

— Я предупреждал Юнаэтру. Пятнадцать лет все-таки прошло. Стоит бросить детишек без надзора, в их буйных свободолюбивых головах сразу заводятся крамольные мысли, — Альтэсса медленно, театральным жестом протянул руку в сторону. Я ощутила дуновение чужой магии, и через мгновение пальцы Кагероса сомкнулись на рукояти полупрозрачного клеймора, соткавшегося из воздуха.

— Знаешь, — Кагерос придирчиво изучил острую кромку лезвия. Волшебное оружие сияло, переливалось, точно лед в ясный зимний день. — Всегда мечтал сойтись с тобой в поединке. Выяснить, кто из нас сильнее. — Он поднял взгляд, хищно оскалился. — Двуруких, мастерски овладевших парными клинками, не так много даже в северном клане. — Альтэсса притворно вздохнул. — Но сегодняшний бой вряд ли окажется интересным. Впрочем, мне все равно надо занять время до завтрака.

Я закусила губу. Кагерос явно получал удовольствие, играя с нами, словно кот с мышами, давая полностью понять безнадежность ситуации. Я видела, как виртуозно он сражался пару дней назад на тренировочной арене: быстро, умело нападал, ловко уходил из-под ответных ударов, в одиночку легко одолев трех полукровок. А судя по сверкающему клинку в руке Альтэссы, искусство боя на холодной стали не единственное достоинство западного дракона. Редкие воины отваживались биться на призванном оружии, ведь приходилось одновременно атаковать-защищаться и концентрироваться на поддержании заклинания. Боец, выступающий с магическим мечом, либо самоуверенный глупец, либо очень опытный колдун. Относить лорда Стэкла к первой категории я посчитала опрометчиво оптимистичным.

Рик — талантливый мечник, но есть ли у нас хоть призрачный шанс на победу в поединке с Альтэссой? Я невольно вздрогнула. Все драконы, даже Повелители Небес[1], испытывают бессознательный страх перед могуществом и величием Первых среди равных[2]. Я эсса, но мне никогда, даже спустя тысячу лет, не справиться с Харатэль. Сестра… Мне сложно и страшно представить в взыскательной, но рассудительной и справедливой правительнице безжалостный вихрь, сметающий все на своем пути. Поэтому я безрассудно долго отказывалась верить хроникам Раскола, однажды случайно попавшим мне в руки.

А Кагерос, определенно, сильнее и умелей сестры. Не мудрено для дракона с пяти (шести?) вековым опытом за плечами. Харатэль воевала из-за необходимости, а для него сражаться так же естественно, как дышать. Повелитель Запада живет в бою.

— Кто для тебя этот олух, девочка? — синие, нереально синие глаза смотрели на меня с жестокой насмешкой. — Если ты меня хорошо попросишь, я, возможно, не стану его убивать. Твое слово, эсса?

Я невольно отступила. Страх липкими объятиями обхватил меня за плечи, превратил кровь в медленно ползущий по венам кисель. Даже ночью, когда я твердо решилась расстаться с жизнью, мне не было так жутко.

— Жрица! — резко, сердито одернул меня Рик. Меченый не оборачивался, благоразумно ни на мгновение не выпуская Альтэссу из поля зрения.

Голос моего защитника разбил наваждение. Не поддавайся панике, Лана! Враг только и ждет, что ты сломаешься. Думай! Ищи! Должен быть способ помочь северянину.

— Жаль, — Кагерос недовольно нахмурился. — Я дал бы тебе шанс. Но раз ты заартачился, я заберу и твою жизнь, и женщину!

Рик снова не обратил внимания на угрозу, пристально следя за каждым движением противника. А я пропустила тот миг, когда они сорвались навстречу друг другу, мгновенно переходя от мнимой расслабленности к бою.

Хаос!

Вы видели, как по весне дерутся коты? Передо мной, приглушенно рыча и бряцая клинками, сцепились два диких зверя. Неразделимый комок носился по слишком узкому коридору, ощетинившись сталью во всех направлениях. Тут не то, что вмешаться, уследить было невозможно.

Сияние ледяного клинка Альтэссы, метавшиеся темные молнии в руках Рика. Две размытые фигуры, тени, хищно кружившиеся около друг друга в тусклом дрожащем свете единственной лампы.

Я не могла сказать, кто из них выигрывал. Мне оставалось лишь вжаться в стену и пожалеть, что не верю в божественное вмешательство: очень хотелось помолиться, попросить о поддержке хоть кого-то. Хаос, я даже без браслетов наколдовать ничего путного не способна!

Смерч распался. Меч зазвенел по мраморным плитам, подкатился к моим ногам. Рик осторожно отступал, выставив перед собой второй клинок. Левая рука воина повисла плетью, на рубахе быстро расползалось темное пятно. Застывшее лицо не выражало никаких эмоций. И лишь по растекающейся по щекам бледности и испарине, обильно покрывающей лоб, я могла догадаться, что ему трудно. Очень трудно.

Кагерос следовал за ним уверенной поступью охотника, знавшего, что добыча никуда от него не денется. На меня западный Альтэсса совершенно не обращал внимания, не считая реальной угрозой. Зря! Мы еще посмотрим!

Я подняла потерянный Риком меч. Рукоять была для меня непривычной. Большой, не под мою ладонь, неудобной. Тяжелый, зараза! Ничего, и так сойдет.

Кагерос стремительно сократил расстояние. Клинки лязгнули, встретившись, посыпались искры. Я испуганно ойкнула, когда меч Альтэссы прочертил алую полосу на груди северянина, а спустя секунду по бедру, заставив Рика припасть на одно колено. Воин тут же поднялся, неуклюже отскочил, разрывая дистанцию, уклоняясь от нового удара. Пошатнулся, но устоял.

— Не желаешь сдаться? — издевательски предложил Кагерос. — Ах, прости, забыл: ты же у нас гордый, пощады не просишь, — в голосе Повелителя рычало бешенство. — Да я и не дам!

Бездна обреченно взглянула на меня. Тонкие посеревшие губы что-то шепнули. Бежать? Нетушки. Упустить такой удобный шанс расквитаться с одним из западных завоевателей? Сейчас как врежу острой железякой по неосмотрительно подставленной спине! Надеюсь, под плащом не скрывается кольчуга.

Получи! За все хорошее!..

Хаос! У него что, глаза на затылке?!

Кагерос играючи перехватил занесенную в замахе руку, легко вздернул меня вверх, чуть не вывихнув запястье, и отшвырнул к стене.

— Не лезь, девочка!

Удар выбил из легких весь воздух, вынудил подавиться криком. Отчаянно тщась вдохнуть, я медленно сползла вниз. В угасающем сознании мелькнула мысль, что, похоже, все-таки следовало прислушаться к умному совету. Мелькнула и оставила меня абсолютно равнодушной. Последнее, что я запомнила, прежде чем погрузиться в ласковые объятия тьмы, напряженное лицо Рика, попытавшегося воспользоваться тем, что противник отвлекся.

— …Нахальный щенок! — голос Повелителя Запада доносился издалека, будто говоривший находился в другой комнате за толстой стеной. Я собралась с силами и вынырнула из вязкого густого болота, в которое погрузил меня удар Альтэссы. Кажется, я закрыла глаза всего на мгновение, но ситуация кардинально изменилась.

— Сопляк!

Рик судорожно сжимая оставшийся клинок, безуспешно пытался подняться с пола, опираясь на дрожащую руку. В застывшем оглушенном взгляде билась только одна мысль, один приказ: «Встать!» На серых мраморных плитах расползались ржавые пятна.

— Ты был мне необходим... — Кагерос пнул поверженного противника в лицо. Меченый упал на спину, замер без движения. Из сломанного носа на подбородок потекла кровь.

Хаос! Я слепо зашарила по гладкой стене в поисках опоры. Это уже не бой! Это избиение!

— Как знамя, за которым мог пойти северный клан...

Дрожь пробежала по телу северянина. Он широко распахнул глаза, жадно хватанул губами воздух. Темные зрачки расширились от боли, заполонив радужку.

— И я, Повелитель! терпел твое фамильярное обращение. Но теперь ты бесполезен!

— Прекрати! — я стиснула зубы, с трудом поднялась.

Кагерос, игнорируя меня, склонился над Риком, будто упиваясь чужими страданиями.

— Боюсь, малышка Юнаэтра из чувства сентиментальности не позволит вдоволь поиграть с тобой. Так что радуйся, ты умрешь здесь и сейчас.

— Не смей! — кулаки сжались в бессильной ярости. Я безрассудно прыгнула на Альтэссу. И, врезавшись в стену уплотнившегося воздуха, упала, растянулась на жестких мраморных плитах.

Клинок, созданный из хрустального льда, взлетел вверх. И достигнув высшей точки, на мгновение замер, перед тем как стремительно обрушиться вниз.

Быстрее и быстрее, словно пикирующий с небес ястреб.

Я барахталась на полу, силясь подняться, отчаянно понимая, что не успею вмешаться. Мне оставалось только наблюдать, как…

Вспыхнул, отражаясь в стеклянной глубине волшебного меча, уходя в багрянец, огонь настенной лампы...

Надменная усмешка искривила губы Альтэссы…

В глазах меченого, затопленных болью, появились осмысленность и упрямство. Рик еще не сдался…

Неужели я ничего не могу сделать?! Не могу…

Не верю! Потянулась, чтобы коснуться его. Самыми кончиками дрожащих пальцев. Лишь на краткий миг…

…Зал. Огромный, мрачно-торжественный. Холодный каменный пол из грубо отесанных плит. Могучие колонны, поддерживающие высокий свод, напоминают древних великанов, по одной из глупых людских легенд несущих на своих плечах небеса. Пыльные витражи, за которыми царит беззвездная ночь. Массивные чугунные люстры.

Арена в центре ярко освещена, а вот зрительские ряды теряются во мраке, затаившемся за пределами факельного круга. Но он знает, они там. Драконы ждут. Он чувствует их нетерпение в предвкушении предстоящей казни. Сотни враждебных глаз, спрятанных под покровом тьмы, сейчас следят за каждым движением пленника. Сотни тех, кто считает его предателем.

Голос. Громоподобный. Безучастный. Безликий. Подхваченный глухим эхом, живущим под куполом старинного собора. Дрожащий от едва сдерживаемой ненависти.

— Эсса Риккард тиа Исланд… по приговору Совета… и по просьбе Древних… твоя сила будет запечатана навеки…

...боль всегда одного цвета… ослепительно красного…

По праву крови. Именем своим приказываю! Слушай меня!

Освободи!

Невозможно.

Тогда защити!

…Защити, защити, защити…

Защити его!

Печать на теле меченого вспыхнула алым. Рука Рика, облаченная в сияющую перчатку узора, перехватила несущийся ему в сердце клинок, отвела в сторону, вонзив в пол. Кагерос, не ожидавший сопротивления, на мгновение растерялся, замешкался. И получил кинжалом в живот.

Тяжелая рана. Не смертельная для дракона, тем более Альтэссы. Но достаточная, чтобы заставить Повелителя Запада пошатнуться и упасть на колени. Рик добавил по горлу, рисуя лорду еще одну жутковатую улыбку. И последним неуловимым штрихом вогнал лезвие под подбородок врага.

Кагерос ничком рухнул на пол, придавив меченого, и застыл.

Мертв?

Мир замер. Время обратилось в хрупкое стекло. Неестественная тишина воцарилась в коридоре.

Он, правда, мертв?

Я осторожно встала, не отрывая взгляда от неподвижного тела. Бугры мышц под тонкой рубашкой из дорогой ткани. В беспорядке разметавшаяся грива волос. Быстро расползающаяся лужа крови. Знакомая до отвращения серая дымка, заволакивающая нереально синие глаза.

Мертв?

Я медленно, сомневаясь, сделала шаг к лежащим без движения противникам.

Сложно поверить. Осознать. Кагерос, Повелитель Запада, вне сомнений, был сильнейшим из известных мне драконов. И так просто погиб? Убит…

Просто ли? Рик!

Меченый не шевелился, придавленный тяжестью упавшего сверху тела. Похоже, воин потерял сознание. Побледневшее спокойное лицо казалось припорошенным пеплом, под которым медленно замирали черные линии выцветшего клейма. Рядом валялся кинжал, покрытый бурыми подтеками. И как он удержал оружие в наполовину отрубленной руке?!

Не о том ты думаешь, Лана. Явно не о том.

Надо выбираться. Шум схватки должен был переполошить весь дом. Я слышала далекие недоуменные голоса разбуженных посреди ночи людей. Удивительно, никто еще не явился посмотреть, что происходит. Впрочем, битва, по моим внутренним ощущениям занявшая целую вечность, вряд ли реально длилась дольше нескольких минут. Стража поместья попросту не успела среагировать. Или не захотела мешать развлечениям Повелителя Запада, что более вероятно. Но скоро здесь станет весьма многолюдно, а потому следует спешить.

Я с трудом стянула тело Альтэссы с Рика. Тяжелый, собака! Мне чудилось, что Кагерос только притворяется мертвым: сейчас он очнется, холодные синие глаза гадко усмехнутся и… поэтому я прикасалась к нему со смесью брезгливости и опаски.

— Рик! — неуверенно позвала я. Никакой реакции.

Хаос! Что же мне делать? Меч Повелителя Запада недурно поработал: сражайся на месте северянина обычный человек, он был бы уже покойником. Я рванула подол рубахи, ткань разошлась с неприятным треском. Быстро перетянула рану на руке дракона, ноге... Я понимала, что этого недостаточно, но даже неуклюжая перевязка позволит выиграть немного времени, иначе через несколько минут бывший дракон просто умрет от потери крови.

Хаос! Когда же я обрету крылья?! Ситуация выглядела бы гораздо симпатичнее, владей я дремлющим во мне волшебством. Жалких крох магии, бывших у меня, не хватило даже на то, чтобы полностью остановить кровотечение.

Поместье бурлило все сильнее, словно закипающая вода в походном котелке. Голоса, растерянные, встревоженные, взбудораженные, приближались. Пора уходить.

— Рик! — меченый молчал, упорно не желая приходить в сознание. Прости, я не позволю тебе отдыхать.

— Рик! — я хлестнула его по щеке, еще раз — сильнее. Отчаянно крикнула. — Да очнись ты! Просыпайся, дракон!

Меченый застонал, неохотно открыл глаза.

— Вставай!

— Жрица? Ты еще здесь? — он скривился, следующие слова прошипел-просвистел сквозь зубы. — Убирайся! Беги прочь, недотепа! Выход недалеко. В одиночку ты успеешь спастись.

— Встать, алый! — приказала я, тяня его вверх.

— Ты точно безумная, — Рик все-таки собрался с силами и поднялся. Воина тут же повело в сторону, пришлось закинуть его руку на плечо.

— Я тебя не брошу, — угрюмо отозвалась я, сгибаясь под тяжестью повисшего на мне дракона.

Мы сделали один неуверенный шаг, второй, направляясь к центральному выходу. Бессмысленно теперь заботиться о скрытности. Все поместье скоро узнает о побеге. Следовало избирать самый короткий путь.

Шаг. Еще один. Хаос! Только иди, Рик! Прошу! Не сдавайся! Я не уверена, что мне хватит сил дотащить тебя.

Последний поворот. Мы вывалились из коридора в парадную прихожую. За двухстворчатыми дверьми должен находиться двор, где ожидали нас заблаговременно приготовленные меченым лошади. Но, похоже, у меня возникла маленькая проблема. Солдаты, обернувшиеся на шум, отчего-то восприняли наше появление отнюдь не дружелюбно. Поднятые по тревоге стражники не успели одеться и щеголяли в подштанниках с обнаженными торсами, но вот различными колюще-режущими предметами они обзавестись не забыли. И теперь путь к свободе преграждал очень милый ежик, ощетинившийся мечами в нашем направлении.

Грубияны! Я оскорблена в лучших чувствах! Пригласили бы усталую девушку на чай, а нет. Они желают драться!

Рик дернулся и чуть не свалился. Я крепче перехватила его руку, тяжко вздохнула. Шли бы вы спать, люди недобрые!

— Сдавайтесь! — стража медленно, осторожно двинулась в нашем направлении.

И что мне прикажете делать? Меча нет, да и не обладаю я умениями воина из северного клана, чтобы в одиночку справиться с десятком обученных солдат. Магии тоже нет, последние капли потерянной силы ушли на то, чтобы хоть немного полечить Рика… есть магия!

В памяти вспыли алчный взгляд колдуна, грозящегося забрать мою жизнь, циничные рассуждения Юнаэтры. Использовать в качестве основы кровь? Методы плетения не должны серьезно отличаться. Наверное.

— Дорогу! — я резко, не думая, рванула зубами запястье, вскинула руку. Кровь, значит… Надеюсь, я не ошибаюсь.

Плетение само сформировалось в голове. Огонь. Художники часто рисуют магов с пламенем в руках. Глупо. Ведь существуют иные пути добиться желаемого. Не разрушая ткань окружающего мира, а осторожно изменяя ее. Путь разума, а не силы. Бережной иглы, а не крушащего все вокруг молота. Этот путь изящнее, аккуратнее, бережливее… кропотливее, в сотни раз сложнее.

Огонь. Огонь в исконном виде — это энергия. Источник жизни в подлунных королевствах. Солнце, сияющее в небесах, дарит тепло растениям, а те в свою очередь отдают его животным. В каждом создании этого мира горит маленький костер, затухающий лишь со смертью. Огонь — это четвертая стихия, жизненно необходимая для любого существа, наравне с водой, землей и воздухом. Но когда его много, он становится крайне опасным врагом. Так яд в малых дозах лекарство, но стоит лишь чуть-чуть ошибиться в рецепте, и свидание с Хаосом обеспечено.

Пылающие шарики, сорвавшиеся с пальцев, взорвались у ног замковой стражи, расплескавшись морем обжигающего пламени, заставив людей непроизвольно отступить, усомниться, настолько ли велико их желание связываться с вставшей не с той ноги эссой. Знали бы они, что я вообще не ложилась!

Отдача ударила неожиданно сильно. Меня затошнило. В глазах потемнело. Лишь боль от впившихся в плечо пальцев помешала мне потерять сознание. Каким-то чудом я удержалась на ногах. Хаос забери слепую дракониху с ее магией крови! Однажды со мной случалось подобное. В далеком счастливом (несмотря на едкие замечания некоторых) детстве, когда я, не умея реально оценивать свои возможности, разом выплеснула в заклинание весь доступный мне резерв.

— Дорогу! Я все здесь разнесу! — нагло заявила я, понимая, что следующее использование силы, скорей всего, закончится для меня глубоким и долгим обмороком.

— Девчонка тот еще разрушитель, — мерзко ухмыляясь, подтвердил меченый, сильнее наваливаясь на плечо. — Даром, что ли, госпожа велела тщательно следить за ней.

Смешно: едва стоящие на ногах калеки угрожают толпе здоровых вооруженных мужиков. Но оценить комичность ситуации могли только я и Рик. Небольшой демонстрации солдатам хватило, чтобы поверить: я могучий (ха-ха) и ужасный (трижды ха) дракон, который превратит дом в руины, если его попытаются задержать.

Героев среди стражи не нашлось, а вот благоразумных людей — сколько угодно. Солдаты отступили, освободив путь. К сожалению, ушли они не настолько далеко, дабы мы почувствовали себя в безопасности. Но, по крайней мере, в ближайшие несколько минут они вряд ли рискнут напасть. Следовало спешить.

— Рик, держись! Уже недолго, — шептала я. Меченому становилось хуже и хуже.

Мы проковыляли сквозь послушно разошедшуюся перед нами стену огня, выползли во двор, направились к конюшне. В ранний предрассветный час на улице почти никого не было, лишь одинокий мальчишка-поваренок натужно пыхтел, таща огромный чан с овощами для кухни. Увидев нас, юнец попятился, выронил свою ношу и, вопя, бегом скрылся за углом. Хаос с ним, все равно никто уже не спит.

Краем глаза я отметила, что за нами на некотором отдалении последовали самые отчаянные из стражников. Плохо, как же все плохо! Скоро солдаты осмелеют, мнимая угроза перестанет пугать. Когда враги решат проверить предел моих возможностей, я вряд ли сумею отбиться.

Лошади ждали у конюшни. Две крепенькие кобылки серой масти нетерпеливо перебирали ногами и покусывали удила, стараясь дотянуться до кормушки с овсом. Предусмотрительность дракона спасла нас: седлать коняшек под бдительными враждебными взглядами стражников было бы крайне неуютно. И смертельно опасно.

Меченый неохотно отпустил меня, сделал несколько пьяных шагов, схватился за холку лошади. Постоял, собираясь с силами, стиснул зубы и все-таки вскочил в седло. Покачнулся, но удержался, только сгорбился.

— Взять их! Чего вы ждете, бездельники! — из дома выскочил полуголый растрепанный человек.

Гарлон Аскен собственной персоной. Чего он такой сердитый с утра пораньше? Неужто разозлился на неожиданную побудку?!

Я шустро взобралась в седло, дернула поводья.

Солдаты неуверенно мялись, не спеша выполнять приказ.

— Идиоты! Да они едва на ногах держатся!

Наблюдательный, собака! Стражники оживились. Кто-то бросился к нам, двое к оказавшимся открытыми воротам.

Нет уж! Опоздали! Я всадила каблуки в бока лошади, понукая ее перейти в галоп. Хоть и не оборачивалась, знала, что меченый следовал за мной по пятам.

Сзади громко ругался Гарлон Аскен, не справившийся с охраной поместья. Бросился в сторону солдат, уходя из-под копыт. Свистнул случайный болт, вспоров воздух далеко слева. Со стуком сошлись створки, захлопнувшись прямо за нашими спинами.

Спасены!

Вперед! Только вперед! К свободе, дурманившей внезапной надеждой. Рано сдаваться! Мы еще живы!

Живы!

Я сжала ногами бока лошади, заставляя кобылку ангарской породы мчаться еще быстрее, оставляя на тракте след из поднятой пыли. Ветер бил в лицо, трепал волосы, обжигал губы прохладными поцелуями. Если закрыть глаза, можно представить, что летишь!

Восторг. Легкость. Отсутствие границ и запретов.

Я забывала обо всем, отдаваясь распахнувшей мне объятия свободе!

Светало. В далеком небе парила одинокая птица. Колыхалась степная трава, что-то шепча нам вслед. Мрачные стены поместья, едва не превратившиеся для меня в могилу, отдалялись, оставаясь позади. В прошлом.

А будущее звало. Наконец-то я узнала лицо моего врага. Я чувствовала, мне еще предстоит встреча с незрячей девушкой, носящей имя дочери ветра[3]. В следующий раз я найду, что сказать ей. И боюсь, наша беседа состоится на языке стали и магии.

На одну тайну стало меньше. И на десять больше. Наверное, так всегда. Будущее никогда не определится до конца, но теперь оно есть — мое будущее. Рано или поздно я отыщу ответы на все вопросы. Обязательно.



[1] Повелители Небес — маги из верховных семей драконов.

[2] Первыми среди равных иногда называют Альтэсс.

[3] Юнаэтра — дочь ветра от v’iuna — дитя и e’tra — ветер.

0
15:22
47
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская