Фобос. Точка невозврата. (Часть 1)

Автор:
Алексей
Фобос. Точка невозврата. (Часть 1)
Аннотация:
Когда-то давно, на заре космонавтики, Циолковский не вполне осторожно заявил, что человечество не останется вечно на земле. Но он оказался прав. Однако мыслитель эзотерической ориентации не учёл того факта, что условия за пределами голубой планеты для человека категорически неприемлемы. Теоретически создать пригодную среду обитания для любого организма с неопределённо долгим сроком автономности возможно. Но это только теоретически...
Текст:

Per aspera - ad astra! (через терни - к звёздам!) Луций Сенека.


Естественный спутник Марса астероид Фобос был открыт американским астрофизиком Асафом Холлом в 1877г. В древнегреческой мифологии фобос - означает страх. Космическое тело представляет собой округлую глыбу, спаянную из камней и кометного льда. Размеры не впечатляют воображение и составляют 26,6 x 22,3 x 18,6 километров. Вращается вокруг Марса по круговой и низкой орбите. Его высота над поверхностью красной планеты составляет 6 тысяч километров.
Официальная справка.


Экран тускло мигнул и осветился. Где-то вдалеке, в самой черноте мелькнуло изображение. Ближе, ближе. Ещё. Уже можно было разглядеть извилистый, испещрённый кратерами багровый ландшафт. Мрачный, безжизненный Марс приближался. С незыблемым постоянством панорама красной планеты разворачивалась, и вновь растворялась в космической дали. Шли годы, сменялись тысячелетия, но не менялись ни мёртвый пейзаж, ни тот, перед кем он возникал. Время словно остановилось. Глубокие провалы глазниц продолжали всматриваться во мрак, как когда-то давно, многие миллионы лет назад. Когда они были живыми глазами... 


Спейс-шаттл "Немезида", выполнив гравитационный манёвр торможения, лёг в дрейф на орбите Марса. Над кораблём повис грязно-оранжевый диск, на фоне которого одиноко бежал его спутник. В рубке находилось двое астронавтов, что и составляло весь экипаж. Небо было чужим, непривычным. Даже созвездия изменили своё положение. Преодолев огромное межпланетное пространство, борт, наконец, прибыл в пункт своего назначения. Командир вместе с пилот-инженером наблюдали за монитором, отображавшим траекторию сброса спускаемого модуля - груза для первой партии переселенцев.
- Выведи на экран детали задания, - потребовал командир корабля Стив Джефф, тыча пальцем в изогнутую линию.
Инженер поклацала на клавиатуре и мелодичным голосом пропела:
- Готово. Вот таблица расчётной траектории. Вот здесь снижаемся, а здесь сбрасываем модуль. Затем делаем облёт, всё детально снимаем, а затем распечатываем пакет с заданием.
Пилот-инженер была женщиной зрелого возраста под пятьдесят, и Джефф всё никак не мог взять в толк, каким образом она оказалась на этом корабле. Почему эту старуху включили в состав экипажа? Она была худа и подтянута, тело натренировано, и если бросить взгляд издали, то кошачья грация инженерши давала фору даже двадцатилетним. Но возраст-то никуда не денешь. Опыт? Возможно. Но перелёт она перенесла очень даже не напрягаясь, в постоянных тренировках на силовом симуляторе. Дженнифер Браун когда-то была хороша, да и теперь её лицо сохраняло весьма нежные черты. Но Джеффа сейчас волновало другое. Не сломается ли эта мадам, когда дело дойдёт до главной части их миссии?
- Надеюсь, тебя как следует проинформировали про наше задание? - спросил командор.
- Да. Мы приступим к выполнению программы "Альпинист", - бесстрастно продолжала инженер, - то есть, отправляемся к Фобосу. Я высажусь возле ледяного образования - монолита Палермо-Флеминга, и произведу забор грунта. Чем больше, тем лучше. Алгоритм предусматривает до пяти выходов, в зависимости от обстоятельств.
- Джен, на астероиде были до нас только роботы, и этот камень никак не даёт мне покоя. Что-то всё время ускользает от моего понимания о нём. Что в нём не так?
- Я проштудировала всё про этот Фобос, пока мы летели. У меня информации на пяти жёстких дисках, в том числе и про этот булыжник. Часть данных засекречена, но я подобрала ключики, и кое-что удалось хакнуть.
- Вот взломщика на борту мне как раз не хватало. Иногда меня просто бесит, что кто-то суёт нос туда, куда не положено, - прогремел неожиданно Джефф, - ты приказов не читаешь, или под трибунал захотела?
Массивная фигура командора и раскатистый голос не единожды заставляли непокорных жалеть о своих поступках. Прямолинейный солдафон, он был обеими руками против включения в экипаж этой бабы, но совет постановил: майор ВВС США Дженнифер Браун полетит однозначно, а вот его, Джеффа, можно и поменять на более сговорчивого дублёра. Чем руководствовались эти мозгокруты, было непонятно, и после отбора экипажа старший в комиссии генерал Петерсон отвёл Джеффа в сторону и шепнул ему на ухо:
- Стив, не выпендривайся. Клянусь богом, я согласен с тобой. Но это я. Уж поверь на слово, эта чёртова бестия нестандартно мыслит, и у неё не было ни одной аварии. Инстинкт выживания её ни разу не подводил. А часов налетала, у нас вместе взятых не хватит. Когда ей приходилось брать на себя самую безнадёжную ситуацию, она всегда выходила в дамки. По-настоящему неизвестно, с чем вы таким там столкнётесь. Быть может, окажетесь в глубокой заднице и спасти эту миссию по плечу будет лишь ей. Без обид, кэп, но отсюда помочь мы вам не сможем.
После некоторых колебаний Джефф согласился. Да и не было у него особого выбора. Ему ясно дали понять, что право последнего хода останется за этой вот милочкой, каким бы капитаном он себя не мнил. Протоколы протоколами, да только в эти протоколы всё непредвиденное не втиснешь. В решении комиссии не было никакой логики и Петерсон рассуждал, как выпускник захудалого провинциального колледжа. Неизвестно, что может случиться, но Браун обязательно повезёт. Это потому, что русское авось пока что было на её стороне. И где же тут здравый смысл? Она запросто может загубить всю программу и угробить их обоих на любом этапе исследований. Во всяком случае, картина вырисовывалась перед Джеффом именно в этом свете. Вроде серьёзные, убелённые сединами мужи, а занимаются гаданием на кофейной гуще и разводят балаган. Детский сад, ей богу. Вот интересно, а по каким же критериям отбирали самого Армстронга во времена лунной программы Джемини? Только недавно стало известно из рассекреченных документов, что в Советской России Гагарина выбрали первым лишь потому, что носил он исконно русское имя - Юрий. Прямо как Юрий Долгорукий, почитаемый русскими князь. Чуть ли не до самого старта он числился в дублёрах, а первым номером был лётчик-космонавт Герман Титов. Но в последний момент, когда носитель уже стоял на стартовом столе и выпускной клапан травил гептилом, советское политбюро переиграло. Ракета "Восток" вывела модуль на орбиту с Гагариным на борту. Стартовал он простым лейтенантом, а вернулся уже майором. Он обрёл мировую известность. Ну а что же Титов? Он тоже потом побывал в космосе, но пальма первенства от него ускользнула. Подготовку оба космонавта проходили вместе, но Титов не полетел потому, что носил имя Герман! Партийные тузы усмотрели в нём тёзку Германа Геринга, рейхсмаршала фашистского рейха и военного преступника, повешенного по приговору Нюрнбергского трибунала, и только по этому забраковали. Что думал тогда Титов про родителей, давших ему это имя, и про идиотскую идеологию советов, история умалчивает. Вот и с нынешним проектом. Здесь всё было не так, как-то наперекосяк, задания выдавались и отменялись, состав экипажа вначале предусматривал троих, но потом решили, что хватит двоих. В работу закрытого отдела НАСА постоянно вмешивались какие-то тёмные личности из Пентагона. Джефф нутром чувствовал, что этот проект лепится наспех, безо всякой на то подстраховки.
Браун преспокойно сидела за монитором и лицо её было каменным, несмотря на резкий выпад Джеффа. Дженнифер была не из робкого десятка и умела владеть своими чувствами.
- Ладно уж, просвети меня, чего ты там нарыла, - смягчился Джефф.
- Да в общем-то, немного. Я только не пойму, какие от нас могут быть секреты, - произнесла она так, как будто бы Джефф и не повышал на неё голос, - мы же туда всё-таки летим, - логика Браун была адекватной, - взгляните на этот весьма любопытный документ. Это отчёт о работе зонда "Марс Экспресс". На снимке мы видим детали поверхности Фобоса. А теперь взгляните на шкалу. Ударные кратеры выстроены как на параде, строго по линиям. Такого порядка нет ни на одном космическом теле. Чем это объяснить? Это не сразу бросается в глаза, но становится видно, если наложить на изображение сетку.
- Чёрт возьми, - прошептал Джефф - что-то ещё?
- Странности есть. Фобос вращается как-то неправильно. Он расположен к Марсу слишком близко и находится внутри предела Роша. То есть, он давно должен упасть на поверхность, но он не падает. Согласно расчётам, он периодически изменяет свою скорость, чего не может быть в принципе. И он обращён к Марсу всегда одной стороной. Вот Фобос под разными углами съёмки. Имея такие габариты и состав обычного мусора, он внутри ничем не заполнен. Это школьная математика, просто никто не заморачивается. Проще в справочник заглянуть, и такова доктрина мышления у большинства. Принимать ложную информацию за аксиому. А если прикинуть по высоте и скорости, то и получится, что внутри-то он пуст. Тогда почему до сих пор не разлетелся? Какие силы удерживают космический мусор в одном конгломерате? Это невозможно для тела, созданного естественным путём. Космос не способен на такое в силу тех законов, по которым он живёт.
- Живёт?!
- Да капитан, я уверена в этом очень давно.
- Ладно, продолжай.
- Скорость и орбита астероида должна быть другой. Ещё монолит на поверхности. Это правильное полусферическое образование. Выделяется из общего фона белым цветом. Согласно спектральному анализу, это водяной лёд. По конфигурации - башня, высотой 75 метров и выглядит вполне рукотворной. Это данные зондов "Марс Экспресс" и "Марс Глобал Сервейер". При большем увеличении картинка разбивается на пиксели. Здесь ситуацию мог бы прояснить запущенный к Марсу в 2010 году "Фобос-грунт", но он не смог покинуть пределы земной орбиты из-за отказа маршевых двигателей. В общей сложности, к Марсу было запущено 78 зондов, но миссию выполнило только 16, и то в усечённом варианте. Остальные потерпели аварию при невыясненных обстоятельствах.
Джефф нахмурился и почесал подбородок. Оттолкнувшись от пульта, он подплыл к иллюминатору. Командор вдруг почувствовал растерянность, и даже страх, думая, что окажется на поверхности того, что может представлять смертельную опасность. Такова уж статистика, с ней не поспоришь. При проектировании и сборке космических аппаратов всегда присутствовал человеческий фактор, помноженный на недостаток данных. Но чтобы такое количество аппаратов прекратило работу в одном и том же месте, было похоже на закономерность. К примеру, "Вояджер-1" и "Вояджер-2", построенные ещё в XX веке на примитивной радиоламповой аппаратуре сейчас находились в межзвёздной среде, и исправно посылали сигналы. На своём пути они исследовали планеты системы с их лунами, и покинули её пределы, благополучно преодолев все астероидные пояса. Или станция "Кассини-Гюйгенс". Работала бы ещё, если б её не направили на Сатурн, где она и сгорела в плотных слоях атмосферы. А здесь явно кто-то или что-то не торопится приоткрывать свои тайны. А что, если и не нужно стремиться к далёким мирам? Изобретать сверхсветовые двигатели, неисчерпаемое топливо, камеры стазиса? Что, если высокоразвитая цивилизация притаилась под боком, и скрытно наблюдает за человечеством? За проведённые на борту месяцы Джефф привык к размеренной жизни. Теперь начиналась работа. Он вгляделся в иллюминатор. Перед ним раскинулась необъятная вселенная, сверкавшая всеми цветами радуги с невообразимо красочным калейдоскопом туманностей, протуберанцев и вихрей, пересыпанных щедрой рукою создателя мириадами звёздных скоплений. "Немезида" собиралась взять курс на неприметный камешек этой вселенной. Невзрачный и убогий, но игравший не по её правилам.

+1
13:25
101
21:49
очень много больший«простыней», которые просто необходимо дробить, а ещё хватает «былов», впрочем, я и сам грешен )))
07:31
Да нет, у вас текст почище, благодарю, учту
Загрузка...
Илона Левина