В эпоху развитого гуманизма. 4

Автор:
Андрей Ваон
В эпоху развитого гуманизма. 4
Аннотация:
Окончание.
Текст:

И был хороший день. И была баня, и ремонт текущий, и профилактика. И сбегали на соседнюю сопку с Костиком, нащёлкали упомрачительных видов.

Спустившись, застали вялые приготовления Валеры к обеду (Костик в одиночку оттрубил за завтраком, но кинулся помогать и сейчас) и активные (по назойливости и однообразности приёмов) подкаты к Даше. Даша нарядилась в легкомысленный купальник и разлеглась на камнях, загорая. Периодически окунаясь в ледяную воду в маленьком омутке возле берега. От Валеры Даша отбрыкивалось лениво, он ошибочно принимал это за одобрение и заходил на новый флиртовочный круг.

Игорю с Костиком она обрадовалась, но лишь будто потому, что отвлекли понуканиями к дежурству от неё прилипчивого кавалера.

А Игорь в гнетущем своём ознобе отдался на волю тянущего за собой дневника, выполняя, словно по расписанию всё то, что застряло текстом в его мозгу.

- Надо тент натянуть, - ближе к вечеру сказал он.

- Да уж, это точно, - согласился Костик, а Игорь дёрнулся, хлыстнули будто его.

- Чего это?

- Парит… - объяснил Костик.

Игорь подумал, что да, друг прав – духота разлилась в воздухе, словно заткнув все продыхи. Что и безо всякого дневника несложное предсказание. Но…

- Слушай, Кость, - сказал Игорь.

И замолчал, не мог и слова выдавить, придавило чернотой неба. А потом сказать не дал могучий гром. Жахнуло, побежали ставить тент, прятать вещи. Валера вжался сразу под навес, мол, при деле – держит.

Грохотало, рвало и сверкало.

- Стихия! – радовался Костик.

- Знатно шибает, - улыбалась и Даша, ещё больше потемневшая за день.

Стояли по углам растянутого между деревьев тента, удерживали от порывов ветра

- А не хотите ли вы, ребятки мои, ещё денёк постоять? – спросил Игорь.

Дождь молотил по пологу, листьям и земле с такой силой, будто хотел вжать, вбить, сравнять всё с землёй.

- Чегой-то руковод у нас непостоянный, как ветер в мае, а? – спросила Даша.

- Вообще, можно, - обрадовался Валера.

- Чего это ты, правда? – озадачился Костик.

- Вода поднимется, переждать надо.

Все задумались. Здравое зерно в командирском предложении было. Игорь обрадовался, но Костик всё испортил.

- А! – вдруг хохотнул он. – Игорь, ты серьёзно? Ты из-за отчёта этого, что ли?

Сам он днём, отдыхая, глянул в листики, увидел про грозу и днёвку. Но так, лениво отметил, про себя, не заостряя. А сейчас сопоставил. И нервного последние дни друга с этим листиками он тоже увязал.

Даша непонимающе обернулась от своего угла. Валере эти непонятные разговоры были скучны, он, сидя на корточках, держал тент и глядел на струйки воды, стекающие по плотной земле среди камней.

Игорь голову опустил, помолчал, а потом выкрикнул зло:

- Да, Костян! Из-за него! Не ты ли с самого начала совпадения подмечал, а? Как вышли на маршрут, так и пошло-поехало – о, как у них; глядите, они тоже…

- Стоп! Ты чего взбеленился? Подумаешь, совпадения…

- Подумаешь?! А то, что в один в один всё повторяется, шаг за шагом, а? Пробоина ваша, проходы все в порогах, днёвка сегодняшняя, стоянки все, как одна, числа даже те же!

Даша изумлённо глядела на Игоря.

- Уж прямо-таки и всё? – усомнился Костик.

- В точности! И не можем мы вырваться никак…

- И… и чего у них назавтра? – поняла Даша.

- Кильнулись в первой же ступени. Обе лодки.

Повисло молчание. Дождь стихал. Валера, выловив в путанице слов тревожные сигналы, забеспокоился.

- Ну и постоим тогда завтра, - сказал он.

- Что я и предлагаю, - кивнул Игорь.

- Да ладно, - усмехнулся Костик. – Мистику будем тут разводить? Игоряныч, ты ж партийный человек…

Дождь кончился, стих и ветер. Захолодало.

- Да и не по-мужски это, - сказала Даша. Голос её вместе с погодой опрохладнел. – Верить во всякую чушь.

- А если не чушь? Если всё нутро у меня стонет, тянет всё, не могу унять. С этим как?

- Предрассудки. Суеверия. Малодушие, - отчеканила бессердечно Даша. – Нужно уметь себя преодолеть, Игорёк, - хлестнула его напоследок и пошла в палатку.

Игорю выть захотелось. От обиды, насколько права со своей колокольни эта девчонка, насколько он низок в её глазах с этим слабоволием. И от того, как накатывало волнами безумное желание слезть с накатанной нерадостной дорожки отчёта пятьдесят девятого.

- Ладно, чёрт с вами! Чёрт с техникой безопасности. С минимизацией рисков. Пусть! Пусть вода завтра ещё на метр поднимется, а мы всё равно попрёмся. Хрен с вами, - глухо процедил он и тоже полез в палатку.

- И чего делать теперь? - жалобно спросил Валера.

- Не боись, Валерун, нормаль всё будет, - подмигнул ему Костик.

Хотя прежней уверенности в его улыбке уже не было.

***

Игорь накаркал - вода поднялась почти на метр. Всю ночь шумел дождь, моросило и сейчас. Про отчёт никто не спрашивал, никто и не констатировал – все и так знали, что всё идёт как у них. Валера тихонько ныл. Даша за ночь переменилась и, скомандуй сейчас Игорь оставаться, она бы только кивнула безропотно. Но Игорь молчал и зло глядел на воду, укладывая в лодку вещи. Неспавший ночь, он теперь только и жил этим желанием – победить реку, переломить вектор судьбы, начертанный для них в пятьдесят девятом. И не перед Дашей он красовался. Он хотел этого для самого себя. Холодным мозгом он выстраивал тактику, стремился учесть все нюансы, чтобы не просто вспрыснуть адреналина себе, рискуя судьбой не только похода, но и здоровьем, жизнями даже. А пройти надёжно, с запасом, подстраховывая и работая в команде.

- Ничего, ничего… - бормотал он.

Даша стояла, смотрела на него, покусывая губы.

- Прости за вчерашнее. Неправа была, - сказала она.

И это было именно извинение, не попытка дать задний ход. Поняла она, что всё – идти вперёд. Только вперёд. Игорь кивнул еле заметно и продолжил укладываться. Когда закончил, дал последние наставления.

- Тут уже рядом. Идём, держа друг друга в поле зрения. Первую ступень осматриваем. Вторую, скорее всего не сможем, там скалы вокруг сплошные, а подножия затопило. Мы первые, вы вторые. Если что, страхуемся сами. Ясно?

Все кивнули.

- Тогда по коням.

Возле первой ступени притормозили. Вода хлестала мощно, завиваясь валами даже на ровных, казалось бы, участках. Но страшно было только поначалу. Пройдя несколько километров, к воде приноровились и чётко резали волны, уворачиваясь от самых высоких валов плавными манёврами.

Первая ступень Инь-Сукского каскада сейчас слилась в одну мощную шиверу с апофеозом в конце - сужение со сливом в один метр высотой. Выглядело всё жутковато. Сглотнули ком.

- Нечего здесь выглядывать. Плыть надо, - выдал Игорь.

- Тогда пошли, - сказала спокойно Даша.

И её спокойствие, деланное или настоящее, подействовало, как надо. Будто не в опасный порог им было лезть, а в парке прогуляться. Сели в лодки. Пошли.

Игорь привычно услышал слабость в ногах, потом адреналин пошёл выше, пересохло во рту, а ещё через мгновение все нужды организма ушли прочь. Осталась сплошная молотьба вёслами, жёсткая и жестокая вода, короткие команды для Даши, проговаривания следующего манёвра для себя. Они работали слаженным организмом. Отбросив страх, приструнив ненужную бравурность, они ныряли в самые тихие в беснующейся реке места, обходили огромные валы, пробивали бочки, прыгали с плит, увиливали от острых огромных скальных обломков, выбирая наиболее безопасный путь. Время спрессовалось, осталось на поверхности только лодка, вёсла и кипучая вода. Когда увидели небольшой омуток, Игорь крикнул:

- К берегу, в улово!

Пришвартовались, и только тут Игорь понял, как онемели руки. А ещё он понял, что на такие пороги они не рассчитывали, что каким-то чудом они только что проскочили форменный ад… И пустота ещё внутри оказалась. Иссяк тот царапающий зуд, что мучил его последние дни. Неужели?

Рассуждать было некогда, приготовились к страховке – Даша напомнила про вторую лодку. "Железная девка", - подумал Игорь. Она, всё ещё тяжело дыша от тяжкой гребли, откинув прилипшую прядь со лба, приготовила "морковку" и встала на мысу возле сужения.

Они услышали остервенелые ругательства, а потом увидели лодку. Игорь выдохнул, Даша несмело улыбнулась. Валера с Костиком тоже прошли. Может, были пробоины, может, помолотило их неслабо, но в лодке они сидели, гребли и матерились в рабочем порядке.

- Мать-перемать в душу мать! – выпалил Костик, когда их байдарка ткнулась в берег. – Прости, Даш, по-другому не скажешь.

На измученных лицах сияли улыбки, гребцы тяжело дышали.

- Ничего, - улыбалась и Даша.

- Ну, ребята… это что-то… - Вывалился на берег Валера. – Я рук не чувствую.

А Игорь оглядывал их, пытаясь выискать в себе подходящую для настоящего момента эйфорию, хоть кусочек радости – но лишь пустота царила внутри.

- Игоряныч, - сказал Костик, - оторвались от твоего дневника-то, а? Мне кажется, мы не две ступени, а все четыре пролетели. Вон, и остров, который возле пятой, - показал он.

Пустота звякнула льдом. Застыло всё. Зазвенело.

- Но тогда должно же уже быть водохранилище? – вспомнил Валера. – Вы говорили две ступени только не должно затопить, а ниже всё – подпор скажется...

С немым вопросом в глазах смотрела на Игоря Даша. Улыбка ещё остывала на её лице, но радость ушла безвозвратно.

- Да мы ж точно не знаем… - пожал плечами Костик.

Неуверенно заозирался.

- Не, Костян. Тут такой перепад… Должно быть затоплено всё, - покачал головой Игорь, остекленело глядя на бушующую реку.

- Может, сбросили воду?

- Следов никаких от затапливания нет. Ни вырубки, ничего.

- И что это значит? – глухо спросила Даша.

Игорь пожал плечами.

- Как-то мы не так от отчёта оторвались. Они кильнулись, мы нет. Теперь не мы по их следам, а они по нашим. Перекинулись впереди них. И водохранилища никакого нет. Впереди ещё половина Инь-Сукского каскада и Енисей в чистом виде, - отчеканил Игорь.

- Бред ведь! – с надеждой глядя на Игоря, воскликнула Даша.

Игорь пришёл в себя.

- Может и бред. Но мы дальше не пойдём. Второй раз нам так не повезёт. Не говоря уж про то, что там каждая ступень труднее предыдущей. - Он повернулся к берегу. – Пойду, посмотрю, может, есть, где приткнуться. Надо подождать, пока вода спадёт.

И ушёл в прибрежные кусты.

- Да ну! Ерунда… - Продолжал вертеть головой Костик, растерянная улыбка не сходила с его лица.

Из кустов, проламываясь с хрустом, вылез Игорь.

- Нормально. Есть ровная поляна, - сказал он и добавил, оглядев свою потрёпанную группу: - Ребят, в любом случае мы дальше идти сейчас не можем, согласны же?

- Куда там! – обрадовался Валера. Он не особенно вдумывался во все эти игрища со старым дневником. Ему снова лезть в кипящий котёл реки не хотелось. – Встаём, конечно.

- Вот и чудно, - протискиваясь к байдарке между закаменевшей с тёмным лицом Даши, сказал Игорь.

***

- "После Амбарного порога без препятствий дошли до Енисея", потрясал бумажкой из архива Персей Иванович, режиссёр всего действа. – Он нахлобучил нас, понимаете? Обвёл вокруг пальца, обманул, объегорил! Впарил про провал во времени через старый дневник, а сам же потом с бабой своей перескочил вперёд и всё, нету смертельного порога, оверкиля... или как там это называется. Он проскочил отметку временную, понимаете? И живой! – орал он.

Председатель комиссии отдувался беспомощно, поминутно вытирая мокрый лоб.

- Но можно же как-то провернуть… - лепетал он.

Это на заседаниях он сидел уверенной глыбой, а сейчас во всем мире режиссёр Ахлокис главный, перед ним все стелятся. Хотя чего он орёт, вина и на нём тоже лежит – как так не проверили все лазейки.

- Провернуть… - Ахлокис устало плюхнулся в кресло. – Ладно, придётся по стандартной схеме, - вздохнул он. – А такие рейтинги, такие рейтинги.

- Это да… - вздохнул и председатель. – Стандартная – это выход в пустой, неописанный им мир и медленное затухание героя?

- Ну да, - кивнул режиссёр, копаясь в бумагах.

- Скучновато.

Ахлокис резко обернулся.

- Не заводите по новой, прошу вас! – с надрывом, прижав руку к сердцу, попросил он.

Председатель покрылся весь капелькам и мелко закивал.

***

Горы расступились широкой щелью, впереди отчётливо угадывался простор.

- Что это? – спросила Даша.

Паводок они переждали. Установилась сухая жара, и вода быстро опустилась метра на полтора. Они, простояв под скалой два дня, тронулись дальше. Страшную тему Игорь больше не поднимал. Наоборот, корил себя последними словами, и изо всех сил пытался мобилизовать команду на дальнейшие свершения. Что таковые придётся теперь делать, он не сомневался нисколько. Дальше он не заглядывал. Закончить маршрут – этой мыслью он заполнил все свои чаяния и желания. Отбрасывая всё остальное. И постепенно он включился в эту работу, легко отметая все мысли – что потом…

Даша сначала замкнулась в себе, испарился её задор. Но потом и она словно поверила, опёрлась об твёрдость Игореву в стремлении дойти до Майны. Валера рад был отдохнуть и не загадывал дальше, чем до обеда. А вот Костик зарубился. Он почти мгновенно после того дня осунулся и похудел, а улыбаться перестал напрочь. Перелистывал старый дневник и свежую лоцию, сверялся с картами и выходил на берег, пытаясь выискать ориентиры. Полез в гору, но вернулся – кругом были скальные сбросы, непреодолимые без снаряжения. Он никого не мучил вместе с собой, он просто отстранился в копании, балансировал на нежелании поверить Игорю и фактом, что Игорь прав, согласно карте и всему остальному. Игорь грустно глядел на его метания, но ничем помочь другу не мог.

Они прошли. Да, упала вода, да они пользовались проводкой и обносами, но это Кантегир отпускал их, бушуя вокруг. На каком-то чумном везении, на запредельном напряжении всех своих сил, разрывая жилы, глуша стоны в глотке, натрудив кровяные мозоли, они прошли.

- Это Енисей, - просто ответил Игорь.

Их выносило сильным течением к великой реке. Огромный мощный поток нёс свои воды к Карскому морю среди лесистых Саян.

- А водохранилище? – спросила Даша.

В голосе её не было удивления, был лишь глухой, с трудом подавленный страх.

- А водохранилище ещё лет через двадцать только начнут заполнять.

В молчании догнали их Костик с Валерой. Костик всё понял, закивал, как китайский болванчик. А Валера, ухандокавшийся в порогах, радовался малейшей передышке. Большая река? Ну ладно… он давно уже перестал канючить. Он сжимал зубы и весло, а мозг только и реагировал, что на команды Костика.

Они выплыли на стремнину огромной реки. С вёсел капало, солнце палило нещадно, а от воды веяло холодком.

***

- Где-то вот здесь и будет плотина, - махнул веслом Игорь на сужение в скалах.

Енисей в этом месте взбухал, противился неволе и неспокойной водой вырывался к Черёмушкам.

- Тут и забазируемся, - кивнула Даша.

- В смысле?

- В прямом. Плыть нам дальше некуда. В этом мире мы чужие. А если чуток подождать, начнётся строительство. Мы и пригодимся, - сказала, словно объявление на заборе прочитала.

Игорь молчал, он понимал, насколько права эта загорелая девчонка. Что они нашли свой предел, дойдя до края.

***

Даша часто ходила на Яузу к Сыромятнической плотине. Смотрела на падающую воду спокойно, без вселенской грусти и тоски. Даже наоборот, улыбалась. Она знала, что получилось, что отправила хоть одного, пусть и самого близкого ей человека в другой мир, непонятный и странный, но так чётко выстроенный. Ими обоими.

Трансляция шоу – "Мир Игоря Германова" шла третий год. Главный герой уже вовсю копошился на только зачинающейся великой стройке. Зрители по всему миру привыкли к нему, как к родному, позабыв разом как и все суицидальные передачи, так и сами попытки уйти из жизни навсегда.

Другие мечты овладевали постепенно жителями Земли. Всё больше плодилось подпольных лабораторий, отправляющих граждан на строительство Саяно-Шушенской ГЭС. Брали не всех, а только тех, кто хорошо прописывал свою роль на стройке в том мире.

Даша знала, наизусть знала свою роль там, её туда внедрили бы по одному движению её тонкого пальца. Но она стояла возле Яузы и смотрела на воду, зная, что в том мире уже одна Даша уже есть.

Другие работы автора:
+1
12:00
62
15:45 (отредактировано)
+1
" От Валеры Даша отбрыкивалАсь лениво, он ошибочно принимал это за одобрение и заходил на новый флиртовочный круг".
" — Вот и чудно, — протискиваясь к байдарке между закаменевшей с тёмным лицом Даши, сказал Игорь". Между Дашей и кем?
Хорошая история! thumbsup
19:57
Согласен, «мимо».
Спасибо!)
Загрузка...
54 по шкале магометра