Семь жизней. Глава 3.

Автор:
Flügelhorn
Семь жизней. Глава 3.
Текст:

-Скоро Пробуждение,-посмотрев на часы сказал Кай.
-Да. Что я скажу матери? Как объясню ей, что со мной случилось,-подхватил я.-Стоит ли упоминать о встрече с тобой?

-Я хотел тебя попросить, не говори ей, что встретил меня, у меня могут быть проблемы из-за этого. Дело в том, что я не просто так оказался на этой дороге…
-Вот как!-прервал я его,-то есть это была не случайность?
-В каком-то смысле случайность. То есть, я не знал, что найду тебя,-сбивчиво стал объяснять Кай,-но я знал, что не только мою заявку на эту ночь одобрили. Но мне и в голову не могло прийти, что я столкнусь, с хозяином этой заявки.

Мой интерес к этому молодому человеку увеличивался с каждым произнесенным его словом. Откуда он знает, чьи заявки одобряют, а чьи нет? Кто он такой и, самое главное, как могли одобрить две заявки на одну ночь?
Мне очень хотелось засыпать Кая вопросами, но я понимал, что это может спугнуть его. Я видел, что он пытается контролировать каждое свое слово. Видимо, он знал что-то такое, что я знать не должен.
-Давай я помогу тебе дойти до дома,-предложил Кай,-один ты не справишься.
-Давай, было бы здорово.
На часах было 5.30 утра, нужно выдвигаться. Кай помог мне подняться, я обхватил его за плечи. Нога очень болела. По чуть-чуть, крошечными шажочками мы стали переходить дорогу. Несмотря на хрупкую фигуру Кая, он был довольно-таки сильный и прыткий. Я опирался на него всем весом, и маленькими прыжками, шаркая здоровой ногой, двигался вперед. Благо, жил я недалеко.
Мой дом находился в центре города и представлял из себя трехэтажную кирпичную застройку. Три подъезда, на каждый по шесть квартир. Краска на доме, которая когда-то была желтая, потемнела от времени и погодных условий. Где-то от стен отпадала штукатурка. Несмотря на внешний вид дома, внутри было очень уютно. Каждый подъезд жильцы отремонтировали самостоятельно: покрасили стены, подоконники на лестничных клетках украсили горшками с растениями, перила отделали светлым деревом. Я в свою очередь тоже не отставал-покрасил баллончиком батареи в золотой цвет. Соседи остались довольны, хотя соседка, живущая на этаж выше меня, сказала, что цвет “полная вульгарщина”. Я так и не понял, как такое трактовать и прислушался к мнению большинства. Эти золотые батареи стали служить мне тайником. Время от времени я прятал туда пачки сигарет и запрещенные книги. Да, в нашем государстве даже книги проходили очень жесткий отбор. Никакой оппозиционной пропаганды, только издания с легкой, а иногда и очень навязчивой, толикой патриотизма. Если при случайном досмотре на улице находили запрещенную книгу, то в лучшем случае выписывали штраф и ставили на учет. В худшем-тюрьма. Особо крупные партии таких книг сжигали. Автора и полиграфиста, который их напечатал, арестовывали. Вокруг говорили про демократию и свободу слова, которой не было. Но людской страх был сильнее желания хорошо жить, поэтому я довольствовался золотой батареей и не возникал.
Помимо золотых батарей я внес еще один небольшой вклад. Как-то раз после очередного ремонта в подъезде, я зацепился ключами за свежо-оштукатуренную стену. Осталась большая царапина. В то утро я ходил подавать заявку на свою первую ночь. Ее одобрили. И я решил увековечить тот день, нацарапав дату на свежей штукатурке над входной дверью. Двадцать второе августа тысяча девятьсот девяносто первого года.
- Долго нам еще идти, я устал тащить тебя,-прохрипел Кай.
- Почти пришли.
Всю дорогу до дома Кай рассказывал, где он пропадал, пока я лежал на дороге со сломанной ногой.
- Это ведь моя третья ночь,-говорил он,-по опыту предыдущих двух, в этот раз я заранее припрятал в своем тайнике все, что может мне понадобится в сложной ситуации.
- Ага, это ты правильно сделал. Где находится твой тайник, если не секрет? -спросил я.
- Возле моего дома есть небольшая постройка, типа сарая. За ним я спрятал небольшой чемодан с кодовым замком. Он достался мне от отца, мать собиралась его выкинуть. А я забрал себе и нашел чемодану применение.
-Здорово, а я прячу все за батареей в подъезде.
- Хм, умно, покажешь потом.
Мы разговаривали так, будто знакомы много лет. Забавно иногда получается. С самыми близкими чувствуешь себя лишним, а с чужими людьми чувствуешь себя собой.
-Мы пришли,-сказал я и упал на лавочку возле подъезда.

Другие работы автора:
+1
23:49
69
«Краска на доме, которая когда-то была желтая, потемнела от времени и погодных условий. Где-то от стен отпадала штукатурка.»
Постоянно наблюдаю такое. Фасады каждый год или раз в несколько лет подлатают, через пару-тройку месяцев опять всё сыпется.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2