ДИТЯ СКАУРА-ВЕИ. I, 2. Книжница

Автор:
Евгения
ДИТЯ СКАУРА-ВЕИ. I, 2. Книжница
Текст:

Глава вторая. Книжница

Она подписалась бы под каждым словом, что она не настоящий волк. В отличие от целых стай скауравеев, с торжеством предавшихся празднику, она не испытывала никакого восторга. День возвращений был ПРЕДНАЗНАЧЕН для прихода домой, из какой бы дали ни пришлось притащиться. В этот день НЕОБХОДИМО встретиться с семьёй, пусть даже тебе не позволяют этого сделать все опасности и магнетизмы планет Туманности.
Бэльта сошла с беспилотного шлюпа. Даже её скромных познаний в навигации хватило на то, чтобы задать координаты примитивной технике. Немногие могли себе позволить технику - только почётные жители княжьего города Сон-Бронзиата. Шлюп, оставшись без пассажиров, тут же скрылся во тьме.
Отвыкший от саваннских просторов взгляд девушки зацепился за нелепо торчащее в сумерках и на пустоши стадо двуногов. Эти были приручённые и страшно обленились, судя по яркости пятен на шкуре и бодро вскинутым длинным шеям. Их почти не заставляли работать в поле, только доили. Бесконечные шеи, качаясь, точно от ветра, кружили ей голову.
Пустошь и жёлтая саванна. Растревоженные близкой сменой сезона огоньки начинали подыматься и оставлять мглистые следы в дымке. Не могла Бэльта теперь без статных деревьев или без нагорья, её взгляд должен был касаться больших предметов. Всё равно что держаться верёвочкой в невесомости за что-нибудь устойчивое.
Бэльта уже много сезонов жила в Сон-Бронзиате и работала книжницей в библиотеке. Бродя по густо заполонённым улицам, она привыкла к суете и оживлению - среди них так легко оставаться незаметной. Не то что здесь, когда ты открыт, как мишень, на пустыре.
Вот двуногам хоть бы что. Стоят, выбросив себя в небо, где закатное солнце то видно, то скрыто облаком. А Бэльту отныне пугает, когда вокруг много места. Всё равно что находиться под сильным излучением. Крот, вытащенный наружу из-под земли и потерявший твердь над головой…
***
Тем временем в доме раскрыли все окна и двери, впуская ветер. Ярко выкрашенные занавески развевались, и всюду носился запах медовых и мятных трав. Женщина, чья грива топорщилась, пристально осмотрела владения.
- Сезон дождей, несмотря на все опасения, ещё не пришёл. Так что у нас не будет недостатка в желающих праздновать под открытым небом.
Последовали указания принести больше наблюдательных камней. Неизменно пользующийся у туристов успехом «аттракцион». Все с многозначительным видом усаживаются под свет звёзд и смотрят вверх сквозь закрытые линзой отверстия в камнях. Это всего лишь ритуал, но за ритуалами и прочими глупостями и прилетают любопытные.
- Если бы на Дне возвращений присутствовали только скауравеи, - сказал серый неразлучник, - было бы куда проще. По крайней мере, никому бы и в голову не пришло задуматься о погоде.
Он взглянул на поля дрожащих огоньков, стекающихся к их одинокому, стоящему отдельно от поселений дому. Проворчал: «Снова начинается время, когда не спишь. И никто не спит».
- Люблю это время, - отозвалась серая неразлучница.
В племенах на Скаура-Вее есть что-то детское. Если им что-нибудь интересно, они не уснут, потому что не смогут. Добровольно они не признают усталости.
- Знаешь, мне кажется, это уже подхалимство. – Он махнул, проходя мимо, на накрытые под навесом столы. – Они научили нас, как усложнить до пустых церемоний всё, даже приём пищи. Я готов был всё это стерпеть. Но выбрать скатерти и посуду тех же цветов, что и знамёна консулата Туманности…
- Ты невыносим, - мягко заметила жена. Неразлучник проигнорировал замечание и стал щепетильно выправлять вокруг горла дворянский воротничок.
На свете немало причудливых обычаев, но самые забавные из них те, что хранятся в какой-нибудь одной семье. Ведь важность всей этой чепухи понимает лишь ограниченный круг веев. Следовательно, остальная масса непосвящённых может наблюдать и потешаться. Это вам не коллективные обряды на площади, с песнями на праздниках. Заблуждение небольшой группы куда заметнее, чем заблуждение целых народов, к тому же креплёное временем.
- Ты прав, мы могли обойтись и меньшим торжеством. Но сегодня их так много… Всем следует хоть изредка посещать свои исконные планеты.
- Дело не в этом. Это вовсе не прилив нежности к родной земле, - буркнул её собеседник и раскрыл карты: - Консулат присылает вея из Сердца. Прошёл слух, что новый консул Скаура-Веи поселится на волчьей земле, а потому наверняка посетит наш дом.
- Хорошо, что ты не предупредил заранее, - после мгновенного замешательства сказала она. - Я готова - пусть является. Хоть вместе со всем консулатом.
***
От склона, на котором стоял Маяк, взметнулась стая летающих. «Пижоны», - снисходительно подумала Бэльта и улыбнулась. Вероятно, эти крылатые веи прибыли недавно, на разных кораблях, но уже сбились в стайку и знали, что сегодня праздник — стало быть, ими сможет полюбоваться множество гостей. И соблазн покрасоваться простителен.
Летающих становится всё меньше. Никому нет до них дела, хотя веи любят порой о них посудачить: кто от страха, кто от любопытства, кто с искренним восторгом, кто с завистью. Мало кого летающие оставляют равнодушными.
В последнее время порт волчьей земли слегка опустел. Вероятно, повлияло то, что Скаура-Вея уже несколько лет находится в союзе с Сердцем Туманности. С потерей независимости они стали не так интересны путешественникам, вроде как освоенная и уже изученная территория. Да и собственных кораблей теперь требовалось гораздо меньше: зачем отправлять за добычей с риском для жизни собственнх космоплавателей, если регулярно приходит торговое судно из самого Сердца и привозит всё необходимое? Нет, сейчас ни порт, ни величественный Маяк не пользовались таким успехом, как раньше. Они стали заменимы.
И такая редкость, как корабль с летающей командой, могла появиться здесь только в честь праздника. Все действительно как с ума посходили. В обычное время Скаура-Вея, планета-закуток, уже никого не волновала. Но в День возвращений здесь происходит какая-то магия, магнетизм, нечего и спорить...
Бэльта уже чувствовала запах фруктов в карамели. Поливать сладким кислое и прочие чудачества с рецепторами - старая традиция. Скауравейские лакомства... Их плюс в том, что их легко и быстро готовить, а вкус остаётся природный. Бэльта прошла через пасеку, и её нос пощекотал аромат облепихи и шиповника. Ночью спала жара, и запахи обострились.
Сама не заметив, как это вышло, Бэльта прибилась к стайке, направлявшейся даже не к поселениям, а по чуть приметным тропам к её собственному дому. Это было немного странно, но Бэльта предпочитала выяснять всё собственными наблюдениями, нежели задавать лишние вопросы.
В роще они увидели несколько наряженных деревьев. Прямо в ветвях стояли белоснежные бумажные терема. На вид невесомые и хрупкие, они даже похрустывали, как сломленный шагами первый снег или конструкция на торте. Они виднелись то там, то и здесь и словно светились. Слишком были чисты.
- Это домики для богов? - обратился кто-то к Бэльте, и та невольно улыбнулась.
- Всего лишь украшения, - обернулась она к невзрачному туристу. - Теперь их подвешивают только для праздников, а раньше поделки считались детской забавой. Многие малыши занимались фигурами весь сезон...
Взгляд книжницы упал на уже заметные в потёмках столы и глиняную посуду. А потом и на скатерти характерного цвета.
- Вас зовут Бэльта? – проронил тот же недотёпа, нарушив её замешательство. Очередной любопытный, навязчивый турист... или пронырливый журнилист? Иначе откуда он знает её имя?.. Бэльта успела лишь утвердительно кивнуть, как тут же раскаялась. Тип и впрямь оказался тем ещё прилипалой.
- Удивительно, волки как будто слушаются ваших соплеменников.
- Благодаря старым сказкам считается, что мы с волками такие же соплеменники.
- И, как положено волкам, скауравеи ведут полуночный образ жизни?
- К моему прискорбию, да, в основном. – Бэльта решительно запахнулась в балахонистую одежду, отсекая собеседника. – Но у нас есть поговорка: «Не верь ночи».
- Как это? – Он вскинулся, как детёныш, не знающий, кто сделал ему подножку. – Почему «не верь», если ночь – ваше время?
Бэльта постаралась объяснить, как это делала для прихожан библиотеки. И сама почувствовала, что скатывается в пустопорожнюю философию.
- Ночь – богата на обещания, которые никто не сдерживает. На мысли, фантазии, которые не правдивы, не имеют под собой почвы. Ночью легко обмануть самого себя. Даже без ПОСТОРОННИХ лжецов.
Сторука, а это был именно он, почувствовал, что последние слова относятся к нему лично. И поспешно отстранился.
Бэльта стремглав юркнула в дверь, о которой знали только члены семьи, и избавилась от собеседника.
***
- Где они, наконец? – Серая супруга щурилась на огни.
- Я только что их видел. Они всегда приходят первыми. У мастера литейщика жена превосходная танцовщица. Мы её наверняка заметим быстрей остальных… Да вот, вот же они все!
Из сумеречной дымки стали выходить скауравеи и веи, неся факела и подарки.
Гостей сразу можно было отличить от местных жителей. У скауравеев чуть заострённые вперёд лица и большие чуткие уши в шерсти. В скауравеях ощущается физическая сила. А ещё они, как бы легко ни были одеты, плотно укрывают грудь.
- Просто потрясающе, - говорили гости, разглядывая убранство и пьянея от травяных запахов. Погода менялась, порывы ветра становились всё более рьяными, хотя и не частыми. Просто чувствовалось движение в небе и на земле. Что-то во что-то перерождалось.
Бубны и костры гостей умиляли либо вызывали снисходительную улыбку. В такие моменты и без расовых признаков можно было узнать чужаков - по лицам. Лица, точно персональные гербы, всё выдавали... Но вот, в ритмичные мелодии вошли и нежно плачущие и поющие струнные звуки. И это слегка озадачило пришельцев. Им казалось, что дикая планета, из милости взятая Сердцем Туманности на поруки, не может понимать тонкое искусство и наслаждаться им.
Серые неразлучники незаметно переглядывались, наблюдая всё это. Они обменивались им одним доступными знаками, точно играли в игру. О, эти двое умели поговорить без слов.
Вновь отец бросил многозначительный взгляд на застольное убранство. "Многие летели сюда, - хотел сказать неразлучник, - чтобы увидеть Скаура-Вею, но так и не увидят её. Ведь им, в той или иной мере, преподносят привычные им, "цивилизованные" образы, лишь бы соблюсти приличия". Мать фыркнула и задорно поморщилась. А вслух с присущей ей иронией сказала: "Я не ожидала такого успеха".
Сегодня дом, в самом деле, оказался переполнен. Это был хороший, новый дом. Хотя ему больше пошла бы старость. Быть старым значит обладать историей, обрасти душой, выточить какой-нибудь характер. Но дом был юн, что не сочеталось с его обитателями. Новый, не обжитый дух этого жилища ещё не окреп и ничего не знал. Вроде ребёнка, что не отличает плохого от хорошего.
Однако же комплименты сыпались в его адрес щедро. Дом рисковал возгордиться.
Поэтапно действия распускались, как цветок на рассвете, лепесток за лепестком. Сошедшиеся вместе скауравеи стали издавать какие-то звуки, точно вой или напев, а два-три высоких и низких голоса повели партию. Песня была ритмичная, но не торопливая, как шаг зверя, как мерный стук капель дождя. На сильных долях, отзываясь, из травы мигали разноцветные огни. Облака бежали всё скорее, а ветер уже доносил первый холод с горизонта.
В какой-то момент скауравеи стали подниматься и танцевать, по одиночке и парами.
Большинство гостей, и Сторука среди них, раньше такого не видели. Это были дикие движения, перекликающиеся голоса, веселье изнутри, не требующее и не замечающее зрителей. Они то медленно, то быстро менялись местами, берясь за руки и отпуская.
- Где же, наконец, дети? - произнесла мать, глядя, как её спутник возится с узким воротом ещё непривычного ему мундира с треугольными пуговицами. Его спутница старалась сдержать веселье, но глаза её выдавали.
- Могу спорить, - буркнул неразлучник, - что старшая заявится первой... как обычно...
***
Бэльту разочаровало поведение родителей. Сердце Туманности мягко, но безоговорочно ввело Скаура-Вею в свой союз. С необходимостью этого никто не спорил. Сердце снабжало их едой и защищало от опасностей, это по-настоящему могучий покровитель. Пусть за всё это и приходится отдавать чуть ли не половину богатств планеты. Пусть так. Но зачем было влезать в душу к скауравеям? Зачем их менять, вводить в моду чуждые им повадки?..
Впрочем, это не её дело, совсем не её дело.
Дом, где теперь жило семейство Бэльты, вместительней любого жилища в селении. Не так уж давно серые неразлучники жили и растили детей среди соплеменников. А потом им сообщили нечто неясное - они дворяне. Много десятков сезонов назад Сердце Туманности возрадовалось новой подопечной планете и, явив на неё своих представителей, было потрясено. Что значит, вами никто не правит? Что значит, нет высокородных и простаков? Поступило распоряжение немедленно найти и тех, и других. В целом, проблем тут не возникло: благодаря осевшим гостям с других планет, на Скаура-Вее давно образовались города, которыми управляли князья. Но подлинными, исконными скауравеями действительно никто не управлял. Они жили, рассеявшись повсюду племенами. В разных вопросах их могли рассудить разные мастера. Никогда безграничная власть не попадала в одни и те же руки на долгий срок. Вот тогда-то и оказалось, что дворянами должны считаться те, кто заслужил большее уважение, к кому чаще обращаются и на кого готовы равняться.
Так серые неразлучники оказались выбраны в первые дворяне. Они и ещё несколько семейств, также находящихся в почёте за различные заслуги. Одни были мастерами своего дела, другие никогда не отказывали в помощи, третьи соблюдали традиции. А уж серые неразлучники - то и вовсе особая история.
Теперь в новой роли им приходилось жить в другом доме, в стороне от селения. Большое место в нём по-прежнему занимала кухня с очагом, где когда-то они собирались по вечерам, деля тепло, пищу и беседу. Тогда Бэльта, её сестра и двое братьев были детьми и играли вместе. Иногда они изображали животных и птиц, иногда приносили их с собой. Отец, стараясь привыкнуть к дому поскорей, шумно рассказывал об охотах, передрягах в каньонах и показывал детям красивое оружие. Мать, тоже неловко чувствуя себя на новом месте, больше молчала, хотя всегда была готова прийти на выручку словом и делом. Тогда они жили дружно и нехотя расходились по тесным уединённым комнаткам уже в позднем часу.
Вот деревянная маленькая лесенка из коридора и огромные светлые окна. Ещё не остывший после дневного солнца пол. Бэльта увидела, как много гостей уже успело собраться под крышей и в прилегающих владениях. Ох уж эта родительская готовность придерживаться традиционных праздников по всем правилам, чего бы это ни стоило.
- Их четверо? Их действительно четверо, и мы их ждём?
Серые неразлучники ответили лишь раз и больше на эту тему не общались. Гостям пришлось довольствоваться предположениями. Однако, их четверо, и скоро все дети будут здесь. Бэльта усмехалась, видя, что её никто упорно не признаёт за одну из детей семейства. Когда она жила здесь, ей нравилось смотреть, как к жилищу в дни праздников приближается тонкая, витиеватая, светящаяся вереница. Хотелось быть среди них, участником, а не созерцателем. Но, стоило им стать, как праздник обращался в скучнейшее столпотворение.
Ох… дело не за большим, осталось просто подойти к ним. И забыть про этот нелепый дом.
***
Серая неразлучница крепко обняла старшую дочь. Они долго стояли так, не отходя друг от друга. Затем направились к отцу, и он также поприветствовал Бэльту, но тут же был вынужден вернуться к гостям.
Её никто не рассматривал, хотя она долго отсутсвовала. Никто не проявлял больше душевности, чем того требовалось. Мать сообщила ей последние новости, как равной. И что на волчью землю назначен консул от Сердца Туманности, и скоро он будет здесь.
- Кто он? - спросила Бэльта.
- Аирдете, наш дальний соотечественник. Он родился на Скаура-Вее. Правда, давно никто его не видел в наших краях. Здесь остались его жена и сын...
Сторука наблюдал за Бэльтой, когда оказывался рядом. Видел, как она хмурилась от разговора с матерью.
Он уже внёс украдкой много путевых записей в свою загадочную книжку. И про глиняные и узкие дома, среди которых нет ни одного выше второго этажа. (Городские дома в княжеских городах в счёт не шли). Про металлы и другие полезные ископаемые, что извлекаются из каньонов. ("Сизый металл - самый распространённый, идёт даже на прослойки домов; иногда голубоватый, без блеска...")
Но всё это уже известно и изучено и без Сторуки. Бытовые факты занесены в местные книги и никого в Сердце особенно не волнуют. Он должен был выяснить о скауравеях нечто сокровенное. И Бэльта казалась ему ключом.
- Я останусь, пока не увижу консула, - сказала Бэльта, - а потом вернусь к работе. У меня много дел.
- Ты и в детстве была неспокойным существом, - заметил подошедший отец. - Сколько раз тебе драли уши, потому что ты заявлялась с книгами, вся в грязи, с макушки до пяток? Откуда ты их добывала, м?
- Разве это указывает на МОЮ неспокойность?..
Но её уже не слушали. Скауравеи и их гости всё прибывали. Иные одеты в звериные шкуры, другие размалёванные краской. Откуда-то появились идолы, которым никто и никогда не поклонялся. Они глазели на собравшихся зрачками разного размера. У них были колпаки и вытянутые подбородки. Кто-то нацепил маски, не имеющие ничего общего с праздником. Происходящее всё больше напоминало Бэльте злой маскарад. Их культуру стилизовали, игрались в неё, в душе её не уважая и не понимая. Когда книжница об этом подумала, Сторука заметил, как она схватилась за грудь и как губы её гневно сжались. Он вздрогнул - на укрытой балахоном груди её что-то светилось. Всего несколько мгновений, но этого хватило. Сторука догадался, что нащупал то важное, что искал здесь в эту ночь.
- Прозрачная Область Существа? – спросил он как можно небрежнее. Он оказался рядом как будто случайно, но от напряжения морщил нос. Бэльта посмотрела на него без выражения.
- Библиотеки Скаура-Веи открыты для путешественников, - так вежливо, как только позволило терпение, намекнула она. – Записи растолкуют вам природу этого явления куда лучше меня. А сегодня праздник, так что постарайтесь хоть один вечер не забивать голову новыми знаниями…
«Что я несу», - мелькнуло в голове Бэльты. Кто-кто, а она никогда не откажется от знаний. И всё же этот настырный пришелец её порядком утомил.
Гости с упоением обсуждали сказки о превращении скауравея в волка. Им всем это казалось привлекательным. Они разглядывали выставленные напоказ нагрудные металлические украшения. На них часто изображали хищников или их зубы. На деле единственная цель таких вещей заключалась в том, чтобы закрыть Прозрачную Область Существа. Пусть любуются нашими телами, но не душами.
Наряды гостей тоже позвякивали металлом от особенно рьяных движений в танцах. Ветер по-прежнему тревожно и призывно дул из глубины неба, гоня ближе к жилой части саванны смену сезона - сухого на дождливый...
Бэльта от нечего делать уставилась на оружие. У прежних тесаков по лезвию можно было прочесть целую историю. История могла продолжаться и на ножнах, и…
- Дантиба! Неужели это ты?
- Это Дантиба!
Голоса стали радостнее, лица просветлели. Наконец, пришёл один из детей серых неразлучников, их главная надежда на будущее, наследник титула (кто бы мог подумать) и первый охотник волчьей земли.
0
14:01
72
Комментарий удален
Загрузка...
54 по шкале магометра