Машинист ковчегов

Автор:
Estellan
Машинист ковчегов
Аннотация:
​Черный дым поднимался высоко над горизонтом. Его давно не заслоняли ветви деревьев, не закрывали зеленые листья, и не скрадывали высокие травы. До самого горизонта простиралась белая пустошь. Давно, слишком давно для многих. Некоторые из нас уже и не помнили, в какой именно год в наши края пришла первая Зима. Первая и последняя. Не в том смысле, что зимы с тех пор не было, а в том, что она не заканчивалась и сейчас.
Текст:

Черный дым поднимался высоко над горизонтом. Его давно не заслоняли ветви деревьев, не закрывали зеленые листья, и не скрадывали высокие травы. До самого горизонта простиралась белая пустошь. Давно, слишком давно для многих. Некоторые из нас уже и не помнили, в какой именно год в наши края пришла первая Зима. Первая и последняя. Не в том смысле, что зимы с тех пор не было, а в том, что она не заканчивалась и сейчас.


Наверное в то время, до зимы, мало кто так же радовался дыму на горизонте. Сейчас же ему радовался и стар, и млад. Дым означал, что приближается поезд, а это было большим праздником в любом из наших поселений. Поезд означал многое: и свежую провизию, и известия от соседей, и, в конце концов, возможность, наконец, должным образом захоронить своих товарищей. Говорят, что раньше мертвецов было принято закапывать в землю. Но с тех пор прошло много времени. В промерзшую на многие метры землю сейчас удалось бы закопать разве что спичечный коробок. Похороны в снегу были по душе немногим. То зверье, что не ушло в более теплые края, с радостью соглашалось закусить и мерзлым мясом. Особенно обнаглевшие звери, бывало, ломились даже в поселение.

Хуже всего пришлось с топливом. С каждым годом за дровами приходилось ходить все дальше и дальше, а про зверье я уже рассказывал. Сейчас на многокилометровую вылазку осмеливались лишь самые отчаявшиеся. Возвращались не все.

Так что, прибытие поезда было сродни весточке от богов холода, что мы проживем еще какое-то время. Наверное, такие же верования были и у древних северных народов, связанных с явлением вертолета. Именно поэтому каждое поселение старалось, по мере сил, поддерживать существование рельсов на своем участке. Ведь, если с ними что-то случится, то до следующего визита можно не дожить.

Наверное, в свое время, нам всем следовало отправиться вслед за зверьем, в более теплые широты, но сначала об этом не подумали, надеясь, что зима рано или поздно закончится, а сейчас способа уже не было. Пешком не дойдешь, а за проезд на поезде заламывали такую цену… что насобирать ее не представлялось возможным. Кое-кто, говорят, пытался пробраться на поезд зайцем. Но получилось ли у них? По крайней мере, вестей от таких путешественников не поступало. А те, кто работал на поезде, о подобных зайцах не распространялись.

Так что, о самом поезде тоже сложилось множество легенд. В одной из них рассказывалось, что в одном из вагонов возят горы золота, которые владелец движимости не знает, куда уже девать. В другой, что поезд этот ездит прямиком в преисподнюю, откуда и возит свои товары. В третьей, что в ад он не ездит, но его владелец как минимум – сам Дьявол, а мы все давно и успешно живем в аду, просто он выглядит не так, как его представляют.

Но легенды легендами, а сам поезд – вот он, здесь, уже подъезжающий к останкам станции, где его встречает все поселение.

Я протолкался сквозь толпу как раз к тому моменту, когда поезд остановился. Рабочие споро выгружали товары, открывали двери вагонов, кто-то толпился у первого вагона, дожидаясь встречи с владельцем, чтобы договориться о похоронах. Да уж, за этот месяц мы потеряли пятерых. Больше, чем в прошлом. До приезда поезда, мертвых складировали на улице, под крышей и за забором. «Сад мертвых», кто-то в шутку дал это название тому закутку, и оно почему-то прижилось.

Не знаю, что заставило владельца поезда оборудовать в одном из вагонов своеобразный крематорий, установив большую печь, но у него были огонь, уголь и печь. Этого вполне хватало для того, чтобы устроить если не достойное погребение, то, по меньшей мере,

подобие похорон. После сжигания кости размалывались и, вместе с пеплом, возвращались скорбящей семье. Что делать с такими останками каждый решал сам.

Стоит такая услуга немало. Многие копят на нее очень долго.

Зарабатывать в нашем краю особо нечем. Шкуры зверей, мясо, жир, поделки из костей. Охотиться почти так же тяжело, как и ходить за дровами. Пока выживаем. А что будет дальше – кто знает?

Слева что-то грохнуло, заставив обернуться в ту сторону не только меня. Похоже, двое рабочих уронили один из ящиков. Я подошел, чтобы помочь перевернуть упавший на бок ящик, но один из них махнул в мою сторону рукой резким, отгоняющим жестом. Я поднял взгляд… и замер. Бран?

- Бран? – да, я знал его. Пару месяцев назад Бран как раз решил пробраться на поезд зайцем и удрать от снегов куда-то туда, откуда поезд привозит крупы, соль, корнеплоды, в общем, все то, что может долго не портиться. – Эй, Бран, так ты умудрился наняться на поезд?

Товарищ резко выпрямился, посмотрел на меня стеклянным взглядом, но не проявил никаких эмоций. Словно не узнал. Даже не улыбнулся. Хотя улыбнуться ему, казалось, было сложно. Лицо бывшего товарища казалось восковой маской. Словно застывшее, безжизненное. Даже старые шрамы словно разгладились. Зато появились новые, которых я у него не помнил.

- Что здесь происходит? – к нам подошел владелец поезда.

Этот казался живым. По крайней мере – очень недовольным. Нахмуренные брови, зло искривленные губы, морщины в уголках глаз. Даже шапка, натянутая, как и у остальных рабочих поезда – до самых бровей, топорщилась как-то злобно.

- Да ничего, - я отступил на шаг, опасаясь попасть под горячую руку, в которой тот сжимал подобие то ли хлыста, то ли схожего оружия. И на кой оно ему на поезде?

- Стырить что-то решил, пес? – набросился владелец поезда уже на меня. – А ну – пшел отсюда!

- Сам пес, - огрызнулся я, но отступил.

Очень вовремя, потому что в следующую секунду хлыст взрыхлил снег в считанных сантиметрах от моих ног.

- А ты – за работу! – переключился злой мужик на Брана. Показалось или на навершии его странного оружия что-то тускло сверкнуло? Бран как-то механически развернулся и вернулся к ящику, принявшись его переворачивать. Что-то он на себя не похож.

Вечером намечается праздник. Это я знал точно. Как и то, что поезд отправится дальше только утром. Значит, у меня есть время попытаться найти Брана и поговорить.

Именно поэтому через пару часов после того как стемнело, я снова отправился на станцию. Владелец поезда всегда поставлял выпивку на такие посиделки. С нас полагалась какая-никакая снедь. Снеди обычно было значительно меньше, все же экономия есть экономия, так что к этому времени, по моим прикидкам и предыдущим наблюдениям, все были в стельку.

Поезд казался накрепко закрытой крепостью. В которой все махом умерли. Никаких признаков жизни. Ни одного огонька. Разве что паровоз сонно пыхтел нутром.

Я поскребся в одну дверь, в другую, а третья, неожиданно, оказалась незапертой. Ну что же, почему бы и нет?

По поезду я крался, как лазутчик по вражескому лагерю. Если меня кто-то здесь поймает, то в лучшем случае побьют. В худшем, могут и изгнать из поселения. Глава пойдет на все, лишь бы поезд и впредь останавливался на этой станции. Стоит ли встреча с Браном

такого риска? Этот вопрос, возникший в голове, заставил остановиться, взявшись за ручку двери следующего вагона.

Странно, но я прошел уже штук пять вагонов, но пока так и не нашел залежей золота. Будет что рассказать остальным. Пока что попадались скорее грузовые, в которых лежали ящики, сундуки, мешки. Я бы сунул нос в парочку, но ящики были заколочены, да и следов оставлять не хотелось. Может, в тех ящиках как раз и спрятано то самое золото? Вернуться и проверить? Чушь. Да и с кем тем золотом расплачиваться? Со зверями? Владелец поезда наверняка узнает свое имущество. И тогда меня точно вздрючат.

Решив таким образом моральную дилемму, я открыл новую дверь и остановился. В этом вагоне было холодно. Как на улице. Но остановил меня не холод. Узкий проход тонкой линией пролегал между четырьмя рядами полок, одна над другой, на которых, как игрушки, были свалены тела. Недвижимые, холодные, мертвые, нагие. Ближайшего тела я осторожно коснулся. Абсолютно деревянное, застывшее от мороза. Тусклый лунный свет пробивался через щели досок, из которых были сделаны стены вагона, усиливая ощущение склепа.

- Да что здесь происходит? – я попятился и на что-то наткнулся.

- Вопрос очень правильный, а что самое главное – очень своевременный, - сообщало мне с усмешкой препятствие, заставив отскочить в противоположную сторону. Дальше по проходу, в глубь вагона.

За стенами поезда полыхнуло, потом загрохотало, потом полыхнуло еще раз, осев и превратившись в алое марево. Это что? Пожар? Сквозь щели рассмотреть что-то не было возможности. Выругавшись, я бросился вперед, но проскочить мимо владельца поезда не смог. Загораживая собой проход, тот сначала отшвырнул меня от себя с неожиданной силой, для человека его возраста. Удар хлыста был не таким сильным, учитывая многослойность одежды, но ощутимым.

- Ты спятил? Там пожар! – рыкнул я, поднимаясь на ноги, готовясь к новому рывку сквозь препятствие. – Там люди! Надо помочь!

- Там уже некому помогать, - равнодушно ответил тот, коснувшись пальцами навершия хлыста. На этот раз я уже был уверен, что тусклое свечение мне не показалось. – Поразительная, чудовищная трагедия. Все поселение сгорело дотла. Никто не спасся. Вряд ли кто-то найдет яд в сгоревших телах. Если и будет кто-то их искать.

- Яд? Ты бредишь! Ты псих!

- Может и псих, - неопределенное движение пальцами над навершием, и в ответ на этот жест несколько тел совсем рядом зашевелились, Механически сгибая и разгибая конечности, совсем как марионетки, разве что скрипа давно не смазанных суставов не хватало, но его тут же дорисовала моя фантазия. – Но я так устал от этого поезда. Не беспокойся. Я отобрал нескольких, которые смогут мне пригодиться.

- Пригодиться? – пока марионетки спускались со своих мест, я отступил еще на несколько шагов. – Для чего?

- Я решил… - глаза владельца поезда хищно сверкнули. Навершие засветилось ярче, почти в тот же момент я заметил, что на лбах марионеток тем же цветом светятся незнакомые мне символы. – Что пора основать свое поселение, свой город. Не здесь. Здесь не слишком подходящий климат. Еще три, может быть, четыре месяца, и я найду где заземлиться. А что будет с теми, кто останется без поезда?

Марионетки приближались, я отступал, пока не уперся в дверь. Пошарил рукой за спиной, нащупал ручку.

- Ты не можешь так поступить, - ручка все же скрипнула под пальцами. Надеюсь, он этого не слышал, хотя и приближался, вслед за своими куклами.

- Они все равно умрут без поезда. Так что, считай, я делаю им всем услугу. Быстрая смерть от яда и огненное погребение. Это максимум, на который они все рассчитывают в своей жизни.

- А ты не боишься, что кто-то узнает, и в одном из поселений тебя убьют? – щелчок был оглушающее громким, но это уже не играло роли. До трупов оставалось едва ли три шага, так что времени на раздумья не было. Рывком распахнув дверь, я вбежал в следующий вагон. Запоздало понял, что в принципе лучше было бы все же прорываться в противоположную сторону. Не смотря на марионеток, владельца, да и хлыст – фиг с ним.

Отсюда бежать было некуда уже потому, что других дверей в этом вагоне предусмотрено не было. Зато здесь был тяжелый запах бойни, мазки крови на полу и стенах, каменный алтарь, украшенный горящими по углам свечами и крайне непривлекательными металлическими кольцами, смахивающими на наручники, ну и дополнял весь этот антураж вырезанный прямо на полу символ, до боли похожий на тот, что светился на лбах покойников.

Холодные и твердые пальцы синхронно сжались на запястьях, еще две руки опустились на плечи, обездвижив.

- А кто им расскажет? Ты? – обойдя препятствие в моем лице, владелец поезда остановился передо мной, стаскивая с себя неудобную шубу, скидывая ее на пол. – Не думаю, что это будет возможно. Даже если ты сбежишь, куда пойдешь? Звери наверняка будут весьма рады такой самостоятельной пище. А мои слуги говорить не могут. Не люблю, знаешь ли, болтливых.

- И что дальше? – я дернулся в хватке, но понял, что с таким же успехом можно было бы попытаться вырваться из тисков. Холодные пальцы стиснулись крепче, показалось, что собственные кости затрещали. – Будешь просто ездить и убивать?

- Не просто ездить и убивать, а лишь избавляться от бесполезных. Полезные останутся, чтобы работать. В конце концов это будет идеальное поселение а может, со временем, и город. Жители, которым не нужна пища, не нужна вода, они смогут сеять, пахать, добывать все необходимое для меня. И, кто знает, может даже и воевать.

- Город мертвецов, это мечта психа, - владелец приблизился, хищно оскалившись, но пятиться мне было некуда. Марионетки были сильнее и настойчивей.

- Нет, город мертвецов, это судьба, - он оказался настолько близко, что за безумием в его глазах я видел все те же алые отблески, что и на навершии хлыста. Что-то холодное кольнуло грудь. – В том числе и твоя.

Стало тяжело дышать. Опустив взгляд, я увидел торчащую из груди рукоять стилета. Черт. Так вот почему вдруг стало так холодно?

- На алтарь его, - было последним, что я услышал.

Утро занималось неторопливо. Небо сначала окрасилось в фиолетовый, потом розовый, оранжевый и, наконец, над белоснежной равниной показался золотистый край ленивого зимнего солнца. Его лучи пробирались по бескрайним снегам, на которых язвой выделялось черное пятно пожарища. От пятна в небо еще поднимался дым. Черный дым, так похожий на дым поезда, который продолжал свой путь.
Другие работы автора:
+5
19:25
152
20:47
+2
thumbsup
«Как и то, что поезд отправиться (-тся без мягкого знака) дальше только утром».
11:04
+1
Блин( Косяк.
18:58
+2
Классно! bravo
21:17
Благодарю)
20:03 (отредактировано)
Читатель:
Кто эти люди? ©

Автор:
Не твое собачье дело! ©

Читатель:
А сеттинг где?

Автор:
В Караганде! ©
crazy
21:15
Я могу понять, что вы привыкли к романам. Но их у меня искать нет смысла. Удел моего скудного мозга — короткие страшные истории.
21:18 (отредактировано)
Так никто же не против. А объяснить, как там оказались эти люди, в результате чего? Или на худой конец пояснить, что это мир другой, не земной?
Ну зачем читателю додумыаать за вас? Читатель не телепат, однако.
А так получается страшилка ради страшилки. Но ведь это уже не рассказ. unknown
21:24
А зачем? На один сюжет традиционно — одна история.
Предыстория, это уже другой сюжет. Еще листов на пять. Тоска смертная читать длинные и нудные описания мира, когда смысл истории совсем в другом. Ну, допустим, глобальное потепление глобально похолодало в один момент. Почти все умерли. Why not? Как другой вариант — извержение вулкана вызвало все то же глобальное похолодание… или метеорит брякнулся. С теми же последствиями. Это уже не мистика. К конкретному поезду отношения вообще никакого не имеющая.
21:34 (отредактировано)
Ну вот, видите. Всего пара коротких абзацев, и мир становится понятным. Совсем не нужно полностью его прописывать.
А мистику можно запихнуть в любую дырку.
А без логики — никак. Хоть какой-то кусочек должен быть.
Ведь события не могут происходить в сферическом вакууме…
21:39
Насколько я знаю коллег в своем жанре — могут. laugh
21:43
Ну, это ваше дело. Я так, просто посоветовать. А как делать — ваше право. pardon
21:47
Я вас понял. Подумаю, куда можно будет применить)
20:11
+1
Я, признаться, не читал, но судя по белой пустоши в синопсисе, поезду и картинке — это фанфик на тему «Сквозь снег» и прочих интерпретаций данного сюжета? :)
20:22
Про «Скозь снег» не знаю, но в рассказе какие-то люди где-то живут в снегу и между ними ездит какой-то поезд, наполненный радиоуправляемыми мертвецами. Машинист -псих- придурок с параноидальными желаниями. И все. unknown
21:13
Загрузка...
Илона Левина

Другие публикации