01. По следам Новой Швабии

Автор:
Алексей
01. По следам Новой Швабии
Аннотация:
Работа участвовала в конкурсе в 2017 году, фотошоп авторский.
Текст:

Антарктида. Пустынные снежные поля, изломанные трещинами торосы, готические башни материкового льда - всё, замороженное на тысячелетия, голубое и мёртвое. Здесь стрелка компаса не находит себе места, часы обращаются вспять. Здесь нет цивилизации, километр не имеет длины, и каждый шаг может стать последним. Убийственный холод, свирепые ветра, и ни единой души на многие сотни миль.
На шельфовом леднике Экстрем, в районе земли королевы Мод, прямо посреди торосов упряталась исследовательская станция Ноймайер. Сотрудников здесь немного, и мало кто знает, над чем они трудятся. Но сведения просачиваются, это свойство любой информации, и мировое сообщество понемногу узнаёт о поисках Швабии, созданной нацистами во времена третьего рейха. Работы ведутся полным ходом, и в научных кругах полагают, что на станции обнаружили нечто важное.


...Если это читают, значит мир ещё жив. Выходит, не зря я проделал здесь грязную работу. Мне не привыкать, и я постарался. Я даже справился с Люцифером, потому что сам его порождение. Никто не видит берегов будущего, но стремится что-то после себя оставить, оставляю и я.


Я, штандартенфюрер СС Генрих фон Шлоссер пишу свой последний отчёт в плену жесточайшего холода. Я - участник четвёртой миссии в Новую Швабию, на которую был наложен двойной гриф секретности. Но почему-то об этом все шепчутся. Вот прав папаша Мюллер, что знают двое, знает свинья. Да и члены экспедиции сброд. Будь на то моя воля, всех бы отправил под Сталинград. Полоумный фюрер судорожно ищет какое-то супероружие, которое позволило бы ему отодвинуть надвигающийся крах в Drang nach Osten (Германский поход на Восток). Его царь-пушки "Карл" и "Дора", над которыми гнула спину добрая половина Германской военной машины, оказались бесполезной грудой железа, а расхваленный самолёт-ракета "Фау" - просто пугач, который летает не туда и падает не там. Русские эту рухлядь давно не боятся. Супероружие здесь, и если вложить его в руки маразматика Гитлера, он выпустит на свет божий исчадие ада. Фюрер - взбесившийся маньяк, а его тысячелетний рейх - шайка бандитов, психопатов, и алкоголиков, повылезавших из грязных пивных. Я тоже не ангел, но в отличие от них знаю, что идеи национал-социализма надо сберечь. Их следует вкладывать в светлые головы. Только поэтому я решил похоронить здесь вот это. Оно ещё как пригодится.


Подлодка кригсмарине U-47 "Викинг" всплыла на перископную глубину перед шельфом земли Королевы Мод и легла в дрейф. Отряд готовился к высадке. Далеко не полярные волки, но и задание было не сложным. Добраться до базы, расконсервировать какую-то круглую железяку, и расчистить площадку для высадки основного десанта. Я понимал, это жалкие потуги, и карта такого непобедимого фюрера давно уже бита. Летающая кастрюля, что они здесь собрали в строжайшей секретности, до боли напоминала недоразумение типа Карла и Доры. Согласно приказу шефа имперской безопасности РСХА, я должен был зафиксировать все действия команды в виде отчётов. Само собой, до конца Гиммлер не доверял никому, а потому и приставил ко мне соглядатая из абвера бабу Еву Ланге. А баба на корабле - это всегда плохо. Наверное, Гиммлеру на эту примету было наплевать, он преследовал цели тотальной слежки всех и за всеми, но команда шушукалась и топталась возле каюты именно Евы.
В тесной кают-компании начальник экспедиции Альфред Донер собрал отряд и раздал инструкции по выживанию в экстремальных условиях. Впрочем, на лицах ублюдков читался животный страх. Затем он назначил сбор на верхней палубе и всех отпустил. Вообще-то, ему следовало поторапливаться, но его магнитом притянуло к каюте Евы, и он постучался. Дверь открылась, и Донер, зажав Еве рот, втащил её внутрь. Он не видел меня в тот момент. Но уже через секунду он вылетел оттуда как пробка, и распластался на полу, а Ева приставила ему между ног пистолет, и прошипела как кобра:
- Ну что, скотина, хочешь, прямо сейчас без наследства оставлю?
- Извините, фройляйн, больше не повторится.
Донер был типичным алкоголиком и бабником. Всю дорогу он прятался в каюте, видать регулярно прикладывался втихаря, снимая тем самым напряжение. От него всегда несло перегаром. Ева же, в прошлом офицер Эделвейс, прошла подготовку под началом самого Кальтенбруннера, и шутки шутить с ней было опасно.
Мы высадились. Ступив на твёрдую землю, горе-полярники сразу же сбились в кучу, опасливо озираясь по сторонам.
- Здесь нет никого, - сказал Донер брезгливо, - успеете в штаны наложить. Выстроиться в шеренгу. Смотреть под ноги и идти в след!
Донер командовал. Позади простирался холодный океан, впереди возвышались ледовые нагромождения. Однако к вечеру, без потерь наш отряд вышел на ровную плошадку, окружённую с трёх сторон гранитными стенами.
- Всё, - сказал Донер, переводя дух, - всем двигаться и работать. Иначе замёрзнете. Ставим палати, утепляемся. Выставляем караул. Никому не шляться.
Донер был прав. В относительном безветрии здесь царил жуткий холод. Мы с Евой поставили свою палатку и распаковали спальные мешки. Она всё время молчала, молчал и я.
Наутро Донер вылез наружу, и поёжившись от холода, приложился к фляге. Без пойла он уже не мог. За ним вылез его заместитель Ганс Рюкерт, который тоже дёрнул из фляжки. Затем они подняли всех на ноги. Долг, дисциплина, порядок, всё это было так далеко от этой кучки болванов, беспомощно мявшихся на лютом морозе, которыми руководили пьяные командиры.
- Итак, - похопал в ладоши Донер, - у южной стены пещеры. Пойдут Рюкерт, Тельман, и Калдер. Рюкерт за старшего. Задача. Обследовать пещеру. Нам нужен надёжный склад и надёжное укрытие. Внимательно всё внутри осмотреть на предмет угрозы обвала или других сюрпризов. Остальным откапывать ящики.
- Я с ними пойду, - сказал я.
Донер не возражал. Пожав плечами, он отвернулся. Я приказал Еве наблюдать за работами, сам же отправился с группой Рюкерта. Мы шли лыжня в лыжню, и вскоре добрались до пещер. Ближайший вход казался самым большим, и Рюкерт направил группу к нему. Рюкерт включил фонарь и осветил свод. Сверху свисали острые сталактиты, и следовало соблюдать осторожность. Мы медленно продвигались и наши шаги отдавались гулким эхом. Пол был покрыт толщей льда, стены местами обнажились базальтом. Но льда становилось всё меньше. Пещера не продувалась. Метров через пятьдесят проход сузился, и тут можно было обследованием ограничиться, но Рюкерт решил ещё немного пройти.
- Где же конец? - спросил он.
- Она может уходить на километры, - ответил Тельман и остановился, - здесь и так хватит всем места.
И тут Тельман его нашёл.
- Что это? - вдруг невольно отпрянул он.
В шероховатую поверхность стены был вставлен кусок идеально обработанного базальта квадратной формы. Словно кирпич, он был подогнан безо всяких зазоров, и если бы не его отшлифованная поверхность, то можно было ничего не заметить. На поверхности кирпича имелись символы.
- Это что ещё за чертовщина? - прошептал Тельман, - здесь что, кроме нас кто-то есть?
И тут влез Калдер.
- Это не чертовщина, господа. Это руны. Во всяком случае, очень похоже. Послушайте, до войны я был историком и работал в музее. Я изучал атланто-нордические корни. Их письменность.
- Поподробнее, - потребовал Рюкерт.
Калдер продолжал.
- Очень давно здесь был тёплый климат. Наверное, десять тысяч лет назад, или даже больше. Быть может, в этом месте и зародилась цивилизация атлантов. Я не знаю, что здесь написано, но эти символы что-то означают.
Что-то означают. Надо же, а то тут все идиоты. Калдер посветил на плиту фонариком, и я увидел, что на фоне символики нарисованы маленькие человечки.
- Вроде какие-то люди, - сказал Рюкерт, - вот что, отметим это место, и должим Донеру. Пусть у него дальше болит голова об этом.
Но Калдер, стянув зубами меховую аврежку, уже водил пальцами по рунам.
И они замерцали неестественным голубоватым светом!
- Что ты сотворил? - Рюкерт был поражён, - я же сказал, не трогать!
Я вытащил пистолет, и в этот момент кирпич отошёл от стены, обнажив в ней неглубокую нишу, в которой находился похожий на металлический шар. Калдер встал на четвереньки и потянулся к углублению.
- Эй, чёрт, Калдер, - возмутился Тельман, - куда ты лезешь, болван? А вдруг это мина? Сперва надо Донеру доложить, ты что не слышал приказа?
Но мерзавец Калдер уже вынимал из ниши шар.
- Слушайте, он кажется тёплый, и не тяжёлый. Скорее всего, какой-то источник неведомой энергии, который оставили те, кто отсюда ушёл, но предполагал вернуться, - глаза Калдера горели адским огнём, но Тельман оказался разумнее.
- Давайте засунем это назад, и никому ничего не скажем, просто завалим камнями, и всё. Пусть дальше себе лежит. Эта штуковина не для нас предназначена.
- Именно для нас, для меня лично. Замолчи, раз ничего не смыслишь в науке, - оборвал его Калдер, - это будет открытие мировой величины! Надо доставить это в Берлин. Я исследователь, и для меня это великое открытие. Я стану теперь знаменит.
Калдер явно понёс несусветную чушь. Он дважды ослушался приказа, и на месте Рюкерта я бы его пристрелил. Наверное, Калдер попросту спятил, ведь Антарктида ещё как влияет на психику, он распоясался и стал нарушать дисциплину.
- Калдер, сынок, не зарывайся, - проговорил я, подсунув к его носу пистолет, - ты хочешь сказать, что твоё величие переплюнет величие фюрера? Да ты здесь уже отработанный материал, если на то пошло. Неблагонадёжный спесивый павлин. Я прямо сейчас пущу тебя в расход. Кто здесь назначен старшим? Правильно, Рюкерт. Как он решит, так и будет. Даже если он сделает неправильный выбор, приказ распространяется на всех.
- Ладно, шила в мешке теперь уже не утаить. Мы возьмём шар с собой и покажем его Донеру, - распорядился Рюкерт.
Я убрал пистолет. Мне это не нравилось. Пристрелить бы их всех тут на месте, и вместе с дурацким шариком завалить камнями. Вонять на таком морозе всё равно не будет. Но я колебался. Столько камней здесь так быстро не отыскать, а долбить ледорубом могилу сразу для троих, сил никаких не хватит. Донер наверняка заподозрит, с чего это вдруг я вернулся один, и пошлёт спасательный отряд, который без труда отыщет и шар и расстрелянных. Уж тогда нам с Евой несдобровать. Донер вначале развяжет нам языки, а после закопает. Шар он положит на стол самому Гиммлеру, тем самым и оправдается. Гиммлер такие загадочные штучки ещё как любит. Завернув артефакт в брезент, мы направились к выходу.

0
12:55
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская