ДИТЯ СКАУРА-ВЕИ. I, 9. Город над головой

Автор:
Евгения
ДИТЯ СКАУРА-ВЕИ. I, 9. Город над головой
Текст:

Глава девятая. Город над головой

Светлая роща опустела с появлением шумной компании, а теперь вновь тихо заполнялась созданьицами, с плоскими и не страшными зубами. Хищники сюда не наведывались: слишком всё на виду, не затаишься, не спрячешься.
Испера вышла из воды и отряхнулась. Под ногами сновала всяческая мелочь: зверьки вставали на здание лапы, оседали обратно и вновь суетились. Их уши распрямлялись и складывались почти пополам.
Раздражённо, но вовсе не сердито Испера искала, куда бы поставить ногу, чтобы никого не раздавить. Тут взгляд её случайно упал на… блеск в воздухе. Как блик на слишком чисто вымытом стекле. Она вспорхнула, в мгновение ока была там — и ничего не нашла, ничто больше не светилось. Может, болотный огонь, который манит в трясину?
- Эй, Ис! Ты где там?..
Они лениво расположились на берегу, утопая в зелени. Треск в траве и щебет в ветвях их бы, в конце концов, убаюкали, если бы не тема разговора. Кто-то из товарищей обстоятельно рассказывал о своём решении пойти работать в оружейную мастерскую.
— Верное дело, точно вам говорю! — заявлял он. — Иначе зачем туда свозят всю руду из каньонов. Оружейников сейчас больше, чем садоводов. Вы не смотрите, что волчья земля пока в стороне, а вот наши соседи большие заказы делают на доставку…
- Да кому же потребовалось столько оружия? — вмешался другой. — Я слышал, в Сердце давно воюют на расстоянии. Никаких когтей не нужно!
- Это как же они, на расстоянии?
- А как Маяк в самый космос сообщает, куда можно лететь, а куда нельзя? Лучом и звуком в Сердце воюют, уже давно!
- Пропади оно пропадом, это Сердце. Нам его никогда не увидеть. А вот с кем воюют наши соседи?
- Пока ни с кем, — неуверенно отвечал будущий работник мастерской.
- Тогда почём знать, что наше оружие не пустят против нас самих? Ты какой-то уж совсем… порванный узелок.
Кован в споре не участвовал. Удачно, Испера как раз хотела задать свой вопрос… Но не успела. Младший в компании выпалил: «А на что похожи оборотни?» — и Кован, не мешкая, изобразил. Все покатились со смеху.
Но переиграть Созидака было невозможно. Лисы — природные лицедеи, не по волшебству, а хитростью меняющие обличие. Младший братец топорщил уши и прерывисто дышал, передавая охотничье подрагивание ноздрей. Даже шерсть на голове как будто встала дыбом.
Оборотни, пещеры… Сколько ещё загадок в звёздах, которые по ночам не дают уснуть? Воображение распухает и давит. Глаза могут закрыться, но Прозрачная Область Существа всегда настежь распахнута.
- Помнишь, — проговорил Кован, — в детстве Сози долго пытались спрятать дома?
- Помню, — прошептала Испера и громко крикнула: — Давай, Сози! Уу-у!.. Потом его перестали удерживать, потому что у него «лисьи ступни».
На охоте ни один дурак не станет шуметь. Созидак не ходил ловить и убивать, но, когда хотел, мог двигаться грамотнее любого охотника. Однажды серые неразлучники, убедились, что ступни у Созидака «лисьи», ибо шаг бесшумен, а слух безупречен — и никто более о его безопасности не тревожился.
- Зато консулу Аирдете Сози как будто не понравился, — усмехнулась Испера аплодируя гениальному дурачеству брата. Кован улыбнулся:
- Не он — Сози не нравится только очень озлобленным веям. А то, что он летает. Летающие сейчас под большим вопросом в Сердце Туманности. Аирдете не может позволить себе одобрять что-то вопреки Сердцу, если не хочет пошатнуть свой авторитет.
- Представляешь, что Дичиоку наплёл? — с ломким смехом молвила Испера. — Якобы летающие — еле живая легенда из прошлого, никому не нужная и...
Кован пренебрежительно мотнул головой.
- Что с нами не так, Кован? С тобой, мной, Созидаком, Макриком? Сердце так далеко, а мы из-за него должны чувствовать себя ущербными. Нет, правда! Ты бывал там? Те, кто всё это решают, знакомы ли хоть с одним из летающих?
- Ты же помнишь истории? Мы их любили когда-то. Про времена далёких путешествий и великих открытий. Перед планетами, ныне вошедшими в союз, открылись новые горизонты. Представь, то и дело строится очередной порт и несметное число космораблей. В то же время пополняются библиотеки, в том числе наша, княжеская, в Сон-Бронзиате. Бутыли поют, книги пишутся. Всё посвящено первопроходцам. Все области знаний становятся глубже и шире. Вот когда для летающих настала щедрая эра. Крылья в цене, поскольку голые расчёты и навыки, хоть без них нельзя, в делах новаторства не решают всего, требуются ещё отвага и воображение. Крылатые веи возглавили и Лигу странствий, и научные центры. К сожалению, на этом остановиться не смогли, и скоро повсюду, где только можно, уже заседали крылатые. Многих не спрашивали, хотят ли они чем-то управлять, им просто было «оказано великое доверие»… как твоим родителям, когда оказалось, что они благороднее соплеменников, что они дворяне и должны на что-то влиять.
- Они и так влияли…
- Я знаю. Но раньше это получалось как-то само, без указки, а теперь их вписали в бумаги и дали название. Не суть. С крылатыми вышло то, что они массово перестали быть крылатыми.
Испера вопросительно подняла взгляд.
- Кресла председателей — не самая благоприятная почва для крыльев, а в конторах не полетаешь.
- Кован… Но разве не со всеми это случается? Разве не для того нам крылья, чтобы бороться с бурями?
- Ломает не буря, а мёртвый штиль. Для многих он оказался ловушкой. Кроме того, бескрылых веев уже давно не устраивало, что летающие торжествуют. Поскольку те их попросту вытеснили с тёплых, насиженных мест. Поднялись возмущения, даже бунты. Отдельные планеты объявили себя «чистой зоной», намеренно искореняя любые признаки летучести жителей. Абсурд, конечно, но ни одна перемена не обходится без перегнутой палки.
- И что же теперь? Мы живём не во времена открытий, но и не во времена гонений.
- Верно, к нам попросту потеряли интерес. Если сначала летающих безумно возносили, тем самым их испортив, а потом несправедливо унижали, почти истребив, то теперь до нас никому нет дела. Мы — обычная вещь, пусть и редкая. Ни вреда, ни пользы.
- А зачем тогда Сердце иногда снаряжает корабли с полностью крылатым экипажем?
- Этого я не знаю. Мало ли, какие цели можно преследовать. Крылья — инструмент. Кому придёт в голову восхищаться киркой или ножницами? Но побаиваться крылатых не перестанут, я думаю, никогда. Сейчас осталось так мало необъяснённого. Только аномалии в космосе — и наши крылья.
- Консул всё-таки наполовину со Скаура-Веи. Почему же он полон предрассудков?
- Что проку рассуждать о консулах? Сердце делает что-то полезное для всех — лишь когда ему это тоже выгодно. Смуглолицые князья, хоть и благородны, и близки исконным скауравеям по духу, такие же искатели личной пользы. Это нормально, что каждый печётся о себе.
- До тех пор, пока это не становится преступлением.
- Да, но на самом деле, им всем наплевать на нас.
Испера на краткий миг почувствовала себя беспомощной, несмотря на академическое владение оружием.
- Как думаешь, твой капитан взял бы на корабль меня?
Кован ожидал этого вопроса с того самого момента, как увидел подругу на Дне возвращений. Вопрос отозвался радостным стуком в Прозрачной Области Существа. Но тут же Кован вспомнил о Меесфере и его кровавом цветке. И ответил строго, совсем не то, что собирался:
- Не уверен, Испера. Не стоит пока тебе лезть в пекло.
- Кован, но ты же сам знаешь — это всё, чего я хочу от жизни.
- Не на этом корабле, Ис. А лучше побудь поначалу дома, присмотри за семьёй. Ох не нравится мне то, что здесь назревает. Второй день прибытия, а я уже столько повисших в воздухе опасностей чую. Князья боятся внешней угрозы. Соседи вооружаются за счёт друг друга, не понимая, откуда ждать беды. Оттого растёт недоверие и усиливается стража. Наконец, нападение на консула! Ты помнишь, когда в последний раз на волчьей земле нападали на кого-то, кроме охотничьей добычи? Нет, Испера, забудь пока о космосе и позаботься о семье.
- Я им не нужна!
В академии со временем все учатся быть сдержанными. Там, среди чужих, дисциплина легко давалась. И вот, Кован! Знакомый, но интересный, с таким богатым опытом, весь покрытый мифом и героизмом… Испера задевало, что этот Кован её отталкивает.
- Чем я хуже тебя? Почему ты имел право на шанс, а я нет?
- Гордость вея, ничего не совершившего, стоит мало. Пойди и поищи работу в порту.
- Известно же, как мало шансов попасть на корабль без рекомендаций. Зачем ты так говоришь?..
- Хочу развенчать заблуждение, будто крылья, образование или благородная цель хоть что-то весят в их мире. Ничто не изменится. Образование не даёт гарантий. Цель не даёт ни защиты, ни прав. Крылья вовсе ставят тебя под удар.
- За тебя, Кован, хлопотали предводители селений, а затем и князь Терн. Помнишь Терна? Единственный смуглолицый князь, который заявил, что Скаура-Вея должна быть частью Флота Туманности и давно на это способна. Терн выбрал тебя как образец, помог оформить заявку на будущего космоплавателя. Ты старше меня; тогда мы, дети, смотрели на тебя, как на идола. Когда твой корабль скрывался, я думала, что не выдержу и полечу следом, вцеплюсь в якорь и дам о себе знать, только когда возвращаться домой будет уже поздно. Помнишь Терна, Кован? Он теперь первый среди князей и отец народа. Сон-Бронзиат готов носить его на руках. Теперь до него не дотянешься. А когда-то ты просто поговорил с ним, и всё получилось. Тебя отпустили с планеты с попутным парусником. Скаура-Вея до сих пор закрыта! Сердце Туманности предоставляет нам услуги и технологии ровно до тех границ, за которыми мы им не мешаем. Мы остаёмся бессильны против них… Я, конечно, могу работать в порту, но из него не так легко выбраться. Без волшебного «билета до серпа месяца», как его называют, почти нет шансов.
- Корабль, на котором я скоро отплываю, не годится. Мне жаль.
«Ведь знала, что не стоит полагаться на друзей. Ну почему даже он это подтвердил!»
Ни гнева, ни печали. Лицо Испера обернулось вежливой маской, с тонкой улыбкой. Кован ощутил холод — буквальный, физический. Ветер и лёд расползлись по Прозрачной Области Существа его подруги.
- Испера…
- Я сожалею, что ты видел меня такой, — обронила она, словно диктуя избитую формулу.
- Глупости, Ис, просто нужно искать другой корабль. Что слабого и дурного ты сделала?
Испера не ответила: всё, чем дорожишь, в том числе друзья, и есть слабость. Пока есть, что терять, она слаба. Испера снова улыбнулась и выпустила руку Кована. Его разозлил этот холод. Он вспомнил, сколько мозолей натёр канатами, как путал названия снастей и терялся в недрах корабля, когда только что туда попал. И то, как впоследствии помогал Меесферу скрывать больную кровь и злой цветок. И вообще припомнилось такое… одно поющее дитя разберёт, что!
- Да, разумеется, нужно быть сильными! Но ты серьёзно думаешь, что уже сделала всё, что от тебя зависело? Эти твои преимущества — лишь преимущества, а не средства. Средство — это ты сама, Ис. То, насколько ты умна и деятельна. Ты же не считала, что путь в космоплаватели выстлан мягким вереском?
- Буду стараться.
Хотелось быть рядом с ним, всегда, и воплощать старые мечты. Но Ковану, как видно, этого не нужно. Да, верность хранить следует устремлениям, а не веям — более благодарное занятие.
...Смех далёких огоньков, потоки нездешнего ветра льются в разомкнутую меня. И миры, куда я всю жизнь пыталась убежать, текут теперь в моём теле. Постоянно об этом думаю: только бы найти косморабль. Пока не перестал сниться тот самый сон. Ну, тот, из-за которого всё началось…
Понимание, первое узнавание, чего же я действительно хочу. Оно приходит, как сон. Невнятно, нечётко. Но глубоко пускает корни, и от него уже не избавиться.
- Ты сказал, князья боятся именно внешней угрозы? Почему?
- Внешней, не сомневайся. В Сердце вслух не говорят, но уже давно…
За густыми зарослями орешника загремели голоса и копыта.
- Кавалькада, — не без зависти воскликнул младший в компании.
- Откуда они в такое время? Только что отгремел День возвращний. Кто это до сих пор такой праздный?
- Спорим, одного участника гона я точно знаю, — сказала Испера, выпрямляясь и ощетиниваясь.
На прогалину высыпали скакунные, среди которых бледной тенью скользил Дичиоку. Отряд был увенчан отличительными знаками и трофейными шкурами. Все всадники — упакованы в деревянные шлемы. Ехавшие впереди направили на юных скауравеев пики.
- Назовите имена, каждый.
- Да кто вы такие? — вскинулись приятели, но Кован вышел вперёд:
- Дичи, ты знаешь нас, как облупленных. Несколько часов назад мы вместе танцевали в доме серых неразлучников. Прекрати эту игру.
- Всё это не имеет значения, — настоял предводитель, переводя нос пики с одного юнца на другого. — Мы ловим преступника. Назовитесь.
Дичиоку держался позади, тем не менее, Испера чувствовала, что он на неё смотрит.
- Мне нужны имена! — На третий раз в голосе предводителя зазвенел сизый металл. — Мы — дозорные Сон-Бронзиата, княжеские посланники.
Он напоминал скрежещущую мельницу. Или сердитый резчик для воздушного потока. Испера едва не хихикнула.
- Кого же вы ловите? — спросила она. — О, да ради песни ребёнка!..
Резко повернувшись, девушка скрестила когти с клинком дозорного, который неосмотрительно пустил его в ход.
- Меня зовут Испера, с равнины за последним разломом.
Клинок врага полетел на землю.
- Младшая дочь Реска и Скаль, серых неразлучников с волчьей земли.
Дозорный, пытавшийся вынуть из складки одежды дорожный нож, зарычал и отшатнулся, баюкая рассечённые пальцы.
- Закончила северную академию и вернулась два дня назад, — раскланивалась тем временем Испера. — На миролюбивый праздник.
- Хватит, — обронил Кован, но она, обойдя его, направила когти на предводителя кавалькады.
- А эти скауравеи — мои друзья, здешние жители…
Предводитель хотел схватить её, не слезая со скакуна, но Испера увернулась. Они совершили полукруг и снова встали друг напротив друга.
- Они назовут имена, если только захотят. Но вам не эти имена нужны. Вы ловите тех, кто напал на консула? Так вот, их не смог догнать даже лучший следопыт и охотник Дантиба. Неужели вы надеетесь взять след, который теряется под землёй?
«Зачем я несу весь этот бред? Зачем лезу на рожон? Да просто паршивец Дичи смотрит во все глаза. Раздражает… Значит, академия не всему смогла меня научить».
Она почти не слышала, о чём кричит предводитель и его веи. Шумная, глупая свора не причинит вреда. Жаль другого — собственной несдержанности.
- Ты пойдёшь с нами. Эй, отвести девчонку к начальнику стражи.
- Не трогайте, — сказал Дичиоку, поднимаясь на стременах и рукой заслоняя Испера. — Я хорошо её знаю, Ис уже жалеет, что причинила вред нашему товарищу. Позже я прослежу, чтобы она понесла наказание. Пока же у нас есть более важные дела.
- Необходимо осмотреть волчью землю! — скомандовал предводитель, и в тот же миг компания скауравеев будто перестала для них существовать. И кавалькада скрылась в чаще. Последним исчез породистый скакун, на котором гордо восседал Дичиоку. Сейчас он не так сильно напоминал бледную тень.
- Даже Дан не поймал нападавших, — пожала плечами Испера. Она была страшно сердита на себя. — Проклятье…
Приятели застенчиво стояли вокруг. Наконец, Кован великодушно изрёк:
- Есть вещи, которым не выучиться по книгам, как говорит Макрик. Не горюй, Ис.
- В академии…
- Наверняка обучали хладнокровию. Но применять эту штуку нужно учиться на воле. За пределами академии начинается жизнь, настоящая, непредсказуемая. А учебные классы — это клетки, набитые искусственной жизнью. Так что не волнуйся. И начинай жить. Прямо сейчас.
***
- След от упавшего корабля.
Испера вздрогнула. Она думала, что осталась одна, отделившись от компании. Созидак возник ниоткуда. Провёл пальцем по небу, вдоль исковерканной, выцветающей линии.
- Как же они выжили? Дан сказал, многие уцелели. Посмотрим ближе, Сози?
Они бежали через рощу, а затем по пропитанной дождём траве. Братец младший в семье, но гораздо выше Испера. Он не догадывался, что за штука такая — возраст и к чему обязывает. Миновали по висячему мосту малый каньон. На ходу стали подниматься над саванной, иногда совершая странные, беспричинные повороты, грузно вращая и выруливая крыльями. Созидак будто что-то искал — и вдруг остановился, повис в пространстве. Испера едва не врезалась в брата, вовремя совершив полукруг.
- Ты что-нибудь видишь? — доброжелательно спросил он. Испера растерялась.
- Разве мы не летели смотреть упавший корабль… А это что?
В воздухе парила отметина, контур геометрической фигуры.
- Возможно, когда произошло крушение, — пробормотала Испера, — это осталось… как осколок зова о помощи. Иногда сигналы визуализируются…
Вверх шла лестница. Контур обрисовывал прозрачные ступени. Она не вела к жилищам, на земле или на деревьях. Лестница просто поднималась вверх и там терялась.
Испера отлетела на короткий бросок, обернулась — ничего. А вернувшись, наткнулась на недосягаемый прежде блеск. Не просто лестница, а трап, как на корабле, дощато-верёвочный, только призрачный. Впервые Испера смогла до этого блеска дотронуться. Трап отозвался стеклянным звоном.
- О, ты нашла секрет.
- И что, никто ничего не замечал? Кроме тебя. — Испера облетела лестницу — та менялась, подобно мареву от костра. — Что именно ты видишь, Сози?
- В небе полно очертаний. Будто паутина в росе — невидима, пока не вспыхнет на солнце.
- И мне так показалось! Наверное, раз мы крылатые, можем видеть больше… Надо спросить у Кована или Макрика. Давно ты заметил эту лестницу?
Он кивнул, не сводя глаз с заманчивых ступеней. Ему нравился их звон.
- Как славно, что они не мерещатся. Я уж думала, это видения от цветочных запахов… Ух, тяжело дышать! Никогда больше не буду столько есть и пить. В академии меня отучили, а дома, при виде всех этих столов, не удержалась…
- Тебе очень нравится академия? Постоянно о ней говоришь.
Созидак поставил ногу на трап, дымка прошла меж его пальцев, трап прогнулся.
- Не знаю. — Испера попробовала сесть на ступень — удалось. — Вот чудеса!.. Иногда хотелось оттуда сбежать. Но академия многое дала и… нас так долго учили ею гордиться.
Созидак кивал и кратко отзывался на её болтовню, всегда к месту, и всё же присутствовал не весь. Испера не выдержала:
- О чём мы тут рассуждаем? Они же повсюду! Роща утыкана прозрачными трапами. Тоненькие ниточки раскачивающихся ступенек. И никто их не замечает. Нужно выяснить, куда трапы ведут. И почему ты там до сих пор не побывал?
- Где? — Честное слово, он, кажется, освоил искусство иронии. — Летим, я покажу.
И они стали подниматься.
- Небесный Град, — объяснял Созидак с загадочным видом ребёнка, закопавшего в саду бумажные сокровища. — Раньше я только его и замечал, но слишком высоко. Летишь — он над головой, а поднимешься — его уже нет. А вот теперь появляются лестницы. И исчезают.
- Они кем-то хорошо спрятаны, но по ним можно карабкаться. — Испера тяжело выдохнула и уцепилась за очередную ступень. Могла бы лететь, но предпочитала не выпускать единственную путеводную нить из рук. — Говоришь, Град?
- Это похоже на город, когда смотришь снизу.
- И он настоящий?
- Как и лестница! — усмехнулся братец. — Или крылья.
Они ткнулись головами в нечто твёрдое. Какое-то время ушло на то, чтобы на ощупь и прищуриваясь признать — это люк. Он не поддавался, зато от него тянулась крепкая цепь.
- Теперь понимаешь?
- Ты не мог побывать в Небесном Граде один, нужна помощь, — кивнула Испера. — Что ж, посмотрим, хватит ли нам сил.
По очереди брат и сестра старались тянуть цепь, чтобы второй проскочил в узкую щель. Дело усложнялось тем, что они не видели ясно ни преграды, ни щели.
- У тебя нет с собой волшебного порошка? — Созидак почесал нос. — Помнишь, который используют шаманы, чтобы увидеть скрытое?
- Эх, Сози, я видела этот порошок в академии под линзами. В нём нет ничего волшебного, он просто правильно смешан.
- Ну, конечно, волшебство тоже приготовить нужно. Да и неважно, как это называется. — Он полез в карман и вынул тщедушный мешочек. — Кажется, у меня остался… вдруг хватит?
Он бережно развязал шнурок и подул, распыляя шаманские премудрости. Порошок издал резкий запах. Испера зажала нос. На краткий миг они увидели крюк, а потом Испера всё-таки чихнула, их окутал клок пыли и стало тихо.
- Можно перекинуть через крюк часть цепи и потянуть, — предположила Испера. — Как воду из колодца.
Скрип дверцы люка, скрежет цепи и сдержанная брань авантюристов смешались в общий раскат. Но устройство медленно поддалось. Из невидимого отверстия хлынул ветер. Казалось, он прошёл сквозь путников, а явился из самого холодного космоса. Восторженный крик Созидака: «Давай!» — и они бросились вперёд, держась за руки.
На миг брат и сестра очутились в ловушке золотистого света.
- Не бойся, это всего лишь день… без дождя.
Солнце лежало прямо перед ними. Белое пятно, вокруг которого кружат бесстрашные стаи ви — размытые косые линии.
- Я и забыла, что ви могут подняться так высоко.
- Потому что сама давно здесь не была?
Созидак превосходно владел собой на высоте, точно тут и был его родной дом.
- Мой брат — огненная птица, — пробормотала Испера под нос, — рядом с ним даже я — волк, прикованный к земле… Берегись!
Испера совершила вираж и за обе руки оттащила Созидака в сторону.
К ним приближался волк. Не из тех, что бродили в саванне по ночам, а гораздо крупнее. Его тень повторяла движения хозяина лениво, чуть отставая. А в глазах ничего, кроме пустоты, никакого смысла, никакой цели. Он не охотился ради пропитания и не злился за вторжение на его территорию. Волк просто нападал.
- Не берись за когти, — шепнул Созидак. — Они для плоти.
Никогда ей не привыкнуть к повадкам брата. Чем больше опасностей, тем шире он улыбается.
- Кто ты? — спросил Созидак и пошёл навстречу волку. — Где мы?
Волк издал рёв, не характерный для своей породы, гортанный, звенящий металлом. И с места, не приседая, не разбегаясь, прыгнул на рыжегривого скауравея. Созидак повернулся на четверть корпуса и выставил вперёд крыло. Так в академии выставляли клинки. Сверкнули перья. Исполинский хищник не издал ни звука, даже не заскулил от боли. И растворился в воздухе.
***
- Чувствуешь запах? Думаю, это он вызывает видения. В академии мы сдавали экзамен, где требовалось узнать несколько запахов или вкусов и противостоять их эффектам. Правда, никогда не давали так много сразу… не до такой степени, чтобы увидеть волка ростом с дерево!
Лестница плавно перетекала в мощёную булыжником дорогу. Они зашагали легче бриза, удерживая тела крыльями. Они шептали, настолько тихо было кругом. Проверяли руками и ногами плотность окружающих стен и тропы, точно идя на ощупь в темноте.
- Это как облака, — сказала Испера. — Без крыльев здесь не погуляешь. Но, честно говоря, и с крыльями не очень тянет. Явно не гостеприимное заведение…
Созидак замедлился. Впереди показалось что-то, и впрямь похожее на город. Туда вела дорога, которую они мерили невесомыми прыжками, с одного плоского камня на другой. И с каждым шагом впереди вырастали вытянутые фигуры: вертикальные, искривлённые, как знамёна на ветру. Казалось, брат и сестра видят замысловатую архитектуру сквозь раскалённый, дрожащий воздух. В далёких фигурах играли искры.
- Это окна! — радостно определил Созидак. — Там кто-то живёт!
Дорога петляла, огибая холмы облаков, протягиваясь лентой над каньонами, простёртыми далеко внизу. Бесплотные щупальца пара, серые или бежевые, посыпанные солнечным сиянием, тянулись к глазам Испера и Созидака и застилали зрение. Но упорство и любопытство — надёжные двигатели. Вперёд, во мглистую тайну на небе!
- Бежим!
Рыжая грива и сизая коса опять заметались. Скауравеи всё же нашли свой ларец с сокровищами и теперь резвились, не зная, за какое ухватиться вперёд.
Испера давно столько не летала. Она кувыркалась в воздухе, ныряла и подпрыгивала. Позволила себе все трюки, какие только могла придумать или вспомнить.
Она не забыла и то, как впервые заметила на себе крылья. В лопатках разрослось странное чувство: не зуд, а трение, от которого становилось горячо. Хотелось охладить то, что там творилось. Она прижалась спиной к стене, но тонкий сухой хруст, точно в костёр бросили хворост, заставил вновь отстраниться.
«Не стану же я вопить, как дети в селениях…» — решила маленькая Испера, едва сдерживая слёзы страха и стыда.
Но любопытство и раздутое историями воображение оказались сильней. Она медленно припятилась к зеркалу. Из лопаток торчали два хилых, покрытых пушком стебелька. Ничего такого Испера прежде не видела.
«Наверное, это какая-то лесная болезнь, — подумала она. — Отец предупреждал, что бегать в роще опасно, нужно держаться открытой саванны…»
Но раскаяться она не успела. Возникла быстрая догадка: раз болезнь принесена из рощи, надо снова туда пойти. Где ещё найдётся противоядие? Она сумеет вылечиться так, что родители и не заметят…
Это была долгая, смешная и унизительная история, триумфально завершившаяся наказанием за непослушание. Про крылья же ей объяснили. Отвели к Макрику, и тот рассказал, как это бывает.
Совсем не то же самое было у Созидака. Он летал всегда и даже на свет появился, паря в воздухе. Сколько бы его ни пытались опустить на землю, рыжий братец не поддавался. И до сих пор во всём держался своих решений. Не из упрямства или грубого характера. Он всю жизнь оставался мягок и добр. Но Созидак не ведал, как это может быть иначе, а не так, как он задумал.
Строения окружили их, будто не двое шли к граду, а град хлынул многолапым моллюском и отрезал их от мира объятием. Резкий, испуганный, единодушный вздох отразился эхом от стен. Облака стали не дымными, не матовыми, а зеркальными. Город наполнился водянистыми копиями посетителей, словно ожил. Их отражения следовали попятам.
- Знакомое состояние, — сказал Созидак, и эхо повторило ясно и чеканно: «Состояние, ание, ние, е-е…» — Я здесь уже был. Летел на праздник, а буря меня захватила и отнесла в сторону. Сюда. Это точно то же самое место — здесь страшно. Не знаю, почему.
- Заметил, Сози? («Сози, Сози, зи, и-и…») Здесь ничего нет! Город кажется настоящим, до этих башен я даже могу дотронуться. Но они не реальны! Они… как бы…
- Башни не знают, что они существуют. Они как трупы. Или срубленные деревья.
Испера поёжилась.
- Может, буря пронесла тебя здесь, но ты ничего не видел, потому что не поднимался по лестнице? Случайно здесь оказаться нельзя. Нужны лазейки, как та, которой пользовались мы. Но кто это устроил? И зачем?
В Иллюзорном Граде обнаружились чудеса архитектуры и скульптуры. Скауравеи шли, точно по музею. Каждый новый поворот вмещал эпоху и страну. Все с разных планет, у всех своя богатая история.
- Те, кто это выстроил, всюду побывали, — сказала Испера восхищённо. Благодаря урокам космографии, она узнавала цивилизации по очевидным деталям. — Стены с выступами для самострелов точно такие, как строили на Панкреогемме на протяжении многих лет войны, они соседи Скаура-Веи. А изваяния из застывшей лавы… кажется, издалека, куда ближе ко второму солнцу, чем мы. Скаура-Вея сгорела бы в момент, если бы оказалась в месте, где жили те, с кого копировали эти статуи.
- Они настоящие, — заявил Созидак.
- Что ты, конечно, нет. Настоящие сооружения — древние, как их миры. К ним лететь годы.
- Это же настоящие стены, не как тот волк, посмотри. И… оружие.
Созидак поёжился, поскольку терпеть не мог насилия. Испера вспорхнула и дотронулась до призраков чужих культур. А они оказались не призраками. Самострелы с приготовленными орудиями лежали вдоль всего ряда выступов, словно ждали армию. На них даже скопилась пыль. Конечно, на призраках пыли не бывает.
Хорошо, построения — не подделка из миражей… но для чего в воздухе над Скаура-Веей строить крепостные стены?! И копировать их с чужих цивилизаций?
После долгой паузы Испера твёрдо произнесла:
- Нужно привести сюда Макрика и князей.
- Вот бы сюда вернуться с шаманским порошком! — воскликнул Созидак. — Проявить правду, и, если это не копии…
- Сози, разумеется, копии! Какой смысл собирать город из кусков других городов? И заставлять его летать…
- В легендах и не такое случалось. Помнишь историю про монахов-первопроходцев…
Спорить с братцем было сложно, а разобраться они должны. Будь догадка Созидака верна, Небесный Град оказался бы величайшей кражей на свете! Ещё бы, вот это размах — похищенные города!
- ...тогда, если здешние обитатели выстроили портал, как монахи, разные части планет проваливаются в него, как песок через сито! — завершил Созидак красочное предположение.
- Для начала пошли, разведаем, а уж потом будем любоваться.
Глубоко дыша, они полетели вдоль дороги. И всё же, несмотря на призыв сосредоточиться, несмотря на дрожь и катящийся по спинам пот, ничего не могли с собой поделать и глазели по сторонам. И очаровывались тем, что видели. Иногда они замечали друг у друга ошеломлённое выражение лица, неловко улыбались и старались вернуться к серьёзности.
- Смотри… там!
Огромный хвост судна, упавшего в День возвращений, до сих пор выпирал из облаков, торча поверх тумана. На нём никого не осталось, но тело корабля так и болталось между небом и землёй. Оно было огромно. Страшно представить, сколько внутри помещается веев. Вероятно, недавно тут всё грохотало и сияло, но сейчас крушение остановилось, корабль больше не падал. Его задерживали щиты Скаура-Веи, бережно предоставленные Сердцем-покровителем. На одном борту красовалось название из приваренных символов: "НАКРЕСТ". Развороченные трубы, винты, мостки-перемычки выглядели раной единого, грандиозного чудовища. Оно затаилось и сдерживало гнев и боль.
- Мчаться в белом блеске необратимого уничтожения, — прошептала Испера, — а потом повиснуть носом вниз. Напоминает финал сражения. Вот только где оно шло? Снаружи… или изнутри?
- Это правильный вопрос, — неожиданно согласился братец и ринулся в корабль.
- Осторожно!
На них едва не рухнули клочья догоревшей парусины вместе с обломком мачты. Они вовремя отступили, и потревоженные останки, задрожав, всё же остались на месте.
«Если я попаду в неприятности, едва переступив порог дома, родители этого никогда не поймут».
- Здесь нельзя бегать и прыгать, понял?
- А летать можно. Я даже не буду ступать ногами!
Они пролезли в разбитый, искривлённый ударом иллюминатор. Из недр корабля в страхе разбежались мелкие твари с добычей в зубах и несколько пигмеев диковатого вида. Последние успевали размахивать примитивными орудиями. Очевидно, грабёж шёл полным ходом.
- Дан не соврал, повсюду следы недавней атаки пигмеев. Хоть убей, не понимаю, что могло так ожесточить их народец…
Созидак не сразу отыскал настоящий пол помещения, поскольку пол теперь стал одной из стен. К нему остались приколочены стол с прибитой картой навигатора, наглухо закрытый рундук, прочие же вещи разметало. От ветра корпус судна покачивался, и разносился скрип и постукивающий звук, вроде перекатывающихся шариков.
- Что это такое? — Созидак наклонился и поднял стучащий предмет, неожиданно тяжёлый для своих размеров. — Похоже на металлический орех. Хм, правда, орех.
- Пусть его кто-нибудь другой разгрызёт, — отмахнулась Испера. — Ещё зубы сломаешь! Вряд ли такая штука съедобна.
- Орех съедобен — на нём так нарисовано.
Только теперь девушка заметила странные символы на бортиках ореха. При воспалении воображения можно принять их… за инструкцию. Изображалось некое существо из палочек и кружочков — вей, — заглатывающее точки — орехи.
- Это искусственная пища! На занятия нам приносили что-то подобное, и мы его изучали под увеличительными линзами. Но зачем такие орехи здесь? Кто ими питается? Обычно на их изготовление уходит столько ресурсов и времени… Это больше тянет на научный эксперимент, чем на обычную кормёжку.
В новом помещении нашлось больше не пострадавших шкафов и полок. Созидак перевернулся в воздухе, принял диагональное положение, не меняя ритмичных взмахов крыльев. Сунул руки под стол. Поднял раскрывшуюся, но ещё не пустую коробку. Она была набита металлическими орехами, а по бокам её изображались крылья. И множество описаний, абзаца на три. Их Созидак читать не стал, зато Испера заинтересовалась.
- Здесь что-то про стимуляцию. Сложно разобрать, это рукописные тексты. Вроде лекарства, только что они лечат? Что поддерживают и стимулируют?
- Нарисованы крылья…
- Думаешь, кораблём управляла какая-то крылатая раса? Вроде мекронамни или птицефетей.
- Или такие, как мы.
- Мы — не крылатая раса, а скауравеи. И раз тут нарисованы крылья, речь идёт, конечно, не о таких, как у нас с тобой, а о самых обычных, плотных и растущих из спины.
Созидак подумал и спрятал пару орехов в карман. Испера не заметила, хотя он не скрывался, просто делал всё очень легко. Они пошли, не касаясь пола, по узкому коридору, друг за другом, и остановились у края разлома.
- Корабль упал не весь и в нём ещё столько интересного…
- А внизу интереснее.
Они свесились головами вниз. Под мглой просвечивала вейская суета. Брат и сестра глянули сквозь собственные крылья, это необъяснимо улучшало обзор. Кто-то разбил палаточный лагерь, с флагами и экипажами, разобранными и оборудованными под лекарские и продовольственные лавки.
Вокруг выросла и сетка забора, предостерегающая от вторжений зевак. Испера вспомнила, что подобной сетчатой изоляции, только свёрнутой в трубку, в избытке валялось на Маяке.
Шлюпы, приставшие по периметру лагеря, отсюда смотрелись пылинками. Да они ими и были. Невольно думалось: что могли сделать перепуганные пассажиры для своей защиты? И чем можно было с земли помочь верзиле, падающему с неба? Потонувшему в небе? Застрявшему там?..
- Что же это за место, Сози… Полевой госпиталь для потерпевших крушение? Как думаешь, не стоит им мешать?..
Созидак смотрел во все глаза — так умел только он и птицы, выжидающие добычу — неподвижно и долго.
- Это не скауравеи, — наконец, изрёк он. — Они прозрачные.
- С другой стороны, — заметила Испера осторожно, — откуда нам знать, чем заняты эти чужаки? Что, если они здесь по распоряжению Аирдете? Устраняют последствия кораблекрушения…
Созидак не отозвался: если он бывал чем-то увлечён, то не замечал того, что не относилось к делу.
Испера соображала: «Конечно, я бы не стала доверять приказам консула, пока он не проявит себя. Кажется, он не лучше других чужаков, а ведь чужакам нет до нас дела. Но всё же… разве с нашей стороны будет законно встрять в работу госпиталя?..»
А рыжий скауравей уже отправился навстречу ответам и ясности. Сестра едва догнала его на полпути к земле, и тут один из флагов на палатках развернулся.
- Спираль! — взвизгнула Испера. — Сози, проклятие… и ветер в сторону селений… Вот проклятие! Заражённый корабль.
- Почему ты думаешь, что они больны? — Созидак упирался, не позволяя себя увести, хотя она тянула его за руку.
- Потому что флаг… Грызи его засуха, ни за что не поверю, что Макрик не показывал тебе значения флагов…
- Там не опасно, — спокойно заметил Созидак и полетел на огороженную территорию.
«Но ты же сумасшедший, ты не знаешь, что делаешь!» — чуть не закричала она, но даже подобная бестактность не принесла бы успеха. Размах крыльев у рыжего скауравея больше, чем у неё. Испера отставала.
- Сози, нам не стоит туда летать. Посмотри, сколько флагов о заражении они развесили. Спирали означают…
- Тс-с!
- Не ходи туда!
Для скауравея нюх многое значит. И в академии их научили различать не только природные запахи. Имелась такая особая «нотка страха» в запахе болезни. И сейчас Испера никак не смогла её уловить.
- А ведь ты прав. Я тоже не чувствую опасности, и ветер чистый. — Она осмелела и вдохнула глубже. — Тогда зачем им флаг?
Такие вопросы Созидака не увлекали. Он спускался. Испера зашипела:
- Мы с таким трудом попали сюда, а ты хочешь удрать? Подняться сложнее, чем спуститься, Сози!
Ещё ниже, но пока от зрителей на земле их укрывала дымка. Созидак увидел, как по лагерю идёт женщина в слишком длинном и непрактичном платье. Она переходила от одной палатки к другой. Помогала обихаживать раненых? Юноше показалось, что это не платье у неё, а кожа, шкура, собственное тело. Что, если её поставить напротив солнца, то сквозь мягкие ткани проступят очертания внутренних органов. Она прошла в пробившемся луче солнца — Созидак не увидел органов. Но на несколько мгновений женщина стала как бы наполненной раскалённой кровью.
Испера бросила последний тоскливый взгляд на Небесный Град и стала снижаться следом за братом. В конце концов, они — разведка, а не вояки. Пока что.
Вблизи запах медикаментов и наскоро приготовленной пищи стал насыщенней. В одну из палаток втаскивали самодельные носилки. В них лежало тельце, напоминающее скауравея, но всё-таки нездешнее.
«Ребёнок!»
Испера живей схватила Созидака, чтобы он не вздумал привлекать внимание.
- Что за неуклюжесть, что за детские промахи?
Испера узнала тихий от злобы голос Днетверда. Он появился из палатки, куда внесли пострадавшего. Женщина в бесконечном платье стала рапортовать числа, как автомат. Наверное, о потерях и уцелевших.
- Меня статистика не волнует, доложите её портовой страже, — отмахнулся идеолог из Сердца. — Как вообще получилось, что вы упали?
- Сбились с курса, команда погибла, дети уцелели.
- Значит, виновные уже понесли заслуженное наказание. — Он посмотрел в небо, на дымящийся нос корабля, и Испера испугалась, что он их заметит. Но мгла работала щитом надёжно. — Впрочем, вы виновны не меньше, чем они. Как вас там?..
- Ризаоку. — Ни один мускул в её лице не дрогнул.
- Что ж… вам хотя бы удалось усадить эту пожароопасную щепку. Корабль с летающими…
Он нахмурился, даже скривился. Последнее слово Днетверд выдавил. Как гной из раны. Испера поняла, какого усилия воли ему стоило сохранять спокойствие на Дне возвращений, когда Созидак свалился с неба гостям на головы.
«Кстати, где же Сози?..» Она едва не выругалась. Созидак бесцеремонно разгуливал между палаток там, где его пока никто не мог заметить. Ну как можно быть таким неосторожным?!
Рыжий скауравей юркнул внутрь. Здесь не спали. Дети выстроились друг за другом, одетые в бесцветные рубашонки. Он их внимательно разглядел. На каждой рубашке стоял крест. Возможно, отсылка к названию их несчастного корабля? А возможно… Лица их были так пусты и строги, что становилось ясно: здесь всё. И Созидак сбежал. Как смотреть на детей, в которых не осталось ничего детского? Холод стоял такой же, как когда буря забросила его в незнакомое пространство в воздухе. Не холод от дождевых капель, а страх — редкое для Созидака чувство. Но, как оказалось, не все виды ран он мог выдержать.
Он позабыл, что умеет летать, и просто бежал в ужасе, не разбирая дороги, пока не налетел на незнакомца. Высокий, сухой скауравей обернулся. Его медленный жест не предвещал ничего хорошего.
- Беги! — Испера обрушилась перед братом, закрывая от возможного удара.
- Не стоит вам сюда соваться, — одёрнул их голос, созданный для ораторского искусства. Незнакомец и не пытался нападать. — Даже если вы теперь дворяне.
Испера настороженно смотрела на него исподлобья, так отведя корпус, чтобы в любой миг суметь защититься. И вдруг присела в почтительном поклоне.
Князь Терн чуть приметно кивнул. Его величавая, как у оленя, голова обрамлялась скауравейской шерстью. Ничего более родного, примирительного, успокаивающего встретить было невозможно.
- Вы не прозрачный, — выразился Созидак, вновь сияя, — не один из них.
- Уходите, — произнёс князь. — Вас не остановят — моим подданным ничто не грозит. Но это место для всех закрыто. И вам придётся отмыться перед уходом — чан со смесью стоит на выходе из лагеря.
Созидак хотел что-то сказать, но Испера дёрнула его за одежду, заставив также отвесить поклон. Лицо князя дрогнуло в неродившейся улыбке.
- Да как парочке юнцов вообще удалось сюда проникнуть? Небо здесь запечатано так же, как земля. Какой тайный ход вы обнаружили?
- В небе есть город, — чуть дыша, сказала Испера. — Там же, где застрял корабль. Очень странное место, мой князь.
- О, так вы летающие?..
- В Небесном Городе живёт призрачный волк, — выпалил Созидак. — И ест металлические орехи.
Испера мысленно взвыла. Теперь князь примет их за идиотов.
- Что ж, небо проверят снова, дети. Рад, что волк вам не навредил. И не увлекайтесь орехами в межсезонье. А сейчас уходите. Вас никогда больше не должно здесь быть.
***
Странная парочка, не заметившая вторжения, всё ещё обходила полевой лазарет со спящими и не спящими детьми.
- Богомерзость, — сказал Днетверд. — Крылья у каждого из ваших пациентов? Будто эпидемия. Но эпидемия осознанная, специальная, подстроенная.
- Это ради науки.
- Не притворяйтесь, Ризаоку. Ваша наука дала бы многое, если бы вы не использовали её результаты для самых эгоистичных и извращённых желаний своей братии. Разве я не знаю иллюзорников? Что ж… посмотрим, что у вас получится.
- Здесь мы лишь готовим лекарства, господин идеолог.
- Безусловно.
- А дети нуждаются в помощи. Это больные дети. И мы ставим опыты, чтобы преодолеть их болезни.
- Хотите сказать, то, что они все крылатые, это случайность?!
Порыв ветра окропил их изморосью. К шляпе Днетверда прибило оборванный цветочный побег. Ризаоку повела озябшими плечами.
- Я буду присматривать за вашими делами. И вам недолго прохлаждаться на этой планете, обещаю это как представитель Сердца.
Вызвав беспилотный шлюп, Днетверд покинул лагерь. Женщина в бесконечном платье бесконечно таинственно улыбалась. Так улыбаются будущие матери. И те, кто решились нажать всеобщую погибельную кнопку.
0
15:36
42
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Юлия Владимировна

Другие публикации

Дрова
Сергей Гор 1 час назад 0
Ода
Саманесвоя 7 часов назад 0
***
***
Морозовлит 9 часов назад 4