Дьявол приходит в разных обличиях

Автор:
Алексей
Дьявол приходит в разных обличиях
Аннотация:
В обыденной суете никто не задумывается, что следующий день может и не наступить, как верно и то, что дьявол приходит в разных обличиях.
Текст:

Елена Петровна Ковалёва никогда не жаловалась на здоровье. Но как-то стала замечать ухудшение зрения. Это было неожиданно и трагично. В суете и беготне она и не думала, что в её организме что-то сломается. Но это уже не давало работать и не давало нормально жить. Елена Петровна начала спотыкаться на каждом углу, пропускать буквы в текстовых документах и промахиваться в тарелку. Перепробовав все доступные капли для глаз, Ковалёва отправилась в поликлинику. Отстояв в очереди две недели и пропустив вперёд блатных и хамов, она всё же попала на приём.
- Слушаю, - взглянул на неё дядька с усталым лицом.
- Плохо вижу. Зрение ухудшается быстро. Появилась пелена и блики. Всё расплывается.
Доктор усадил женщину перед таблицей и начал тыкать на буквы. Но Елена Петровна едва осилила верхнюю строчку. Затем эскулап осветил ей в глаза каким-то прибором, после чего выдал вердикт.
- Катаракта, к несчастью. Но лечится. Потребуется операция, и чем раньше вы её сделаете, тем лучше будет результат. Цветовосприятие изменится, но зрение восстановится. На капли не тратьтесь, не поможет.
- Но я слышала, что катаракта возникает в пожилом возрасте, а я ещё не старая.
- Рановато конечно, но катаракта помолодела. Ультрафиолет, пальмовое масло, стрессы. Я дам вам направление в стационар. Не бойтесь, это быстро и безболезненно.
Взяв направление, Елена Петровна поехала в больницу. Быстро не получилось, и там тоже была очередь. Под нож ложиться не хотелось, однако деваться было некуда. Доктор предупредил, что если не прооперироваться, то в ближайшем будущем наступит полная слепота.
Наконец, Ковалёву госпитализировали и поместили в палату. Больничная атмосфера угнетала. Пахло лекарствами, хлоркой, и человеческим потом. Сновал персонал, санитарки елозили тряпками полы, шаркали тапками пациенты. Коридор царил суетой, а в палате висело тревожное напряжение. Койки и тумбочки, всё блёклое и казарменно одинаковое. Казалось, время здесь стоит на одном месте. Они сказали, что операция несложная, но наверное, они всем такое говорят. И потом, врачи тоже люди, и человеку свойственно ошибаться. Елена Петровна тяжко вздохнула и нервно провела ладонью по казённой простыне. На кроватях лежали больные, и вяло сплетничали. Елена Петровна распаковала пакет, разложила принадлежности в тумбочку и улеглась на койку.
Вскоре появилась молодая докторша в зелёном костюме и встала посреди палаты.
- Кто Ковалёва? - спросила она.
Елена Петровна, словно школьница, подняла руку.
- Отлично, - продолжала дама, - я ваш лечащий врач Нина Станиславовна. Надеюсь, про вашу болезнь вас достаточно просветили. Не считаю целесообразным повторять одно и то же. Ваша операция запланирована на девять утра назавтра. Прошу никуда не уходить. Утром вас прооперируют, вечером я вас выпишу и вы откроете больничный лист в своей поликлинике. Вопросы есть?
Оттараторила заученный текст, подумала Ковалёва и осторожно спросила.
- А видеть я буду?
- Да, будете. Не знаю насколько, но намного лучше.
На этом докторша ушла. Какие же они чёрствые. Словно сантехники колотят по трубам. Наверное, надо сунуть. Вмиг подобреют и стараться будут. Елена Петровна пощупала отложенные деньги. Какие-то бабушки ещё в поликлинике её просветили, что оказывается, доктора-то разные. Те, что по ящику выступают, те и денег не считают. А те, что в больничках работают, таки от зарплаты до аванса копейки пересчитывают. Подавать надо исключительно в конверте, в карман или за пазуху. Только не в руки. Камеры везде. Врачу - не меньше пяти тысяч. Медсёстрам за уколы по пятьсот рублей. Итого - в пределах десяти тысяч. Что-ж, вчетверо дешевле платных клиник. Сервис, конечно не на уровне, но и лежать-то всего пару дней.
Елена Петровна задремала и её разбудила другая врачиха.
- Ковалёва, - указала она пальцем на Елену Петровну. - есть рацпредложение. Я -заведующая.
Странно, - подумала Ковалёва, - такая молодая и уже заведует. Наверное, чья-то протеже.
- Так вот, - продолжала девица, - есть возможность провести операцию прямо сейчас. Я просмотрела вашу историю болезни и решила, что вы наиболее подходящий кандидат.
- Кандидат чего? - не поняла Ковалёва.
- Ну, в плане анализов. А домой уйдёте прямо сегодня.
Елена Петровна прикинула, что зачем ей ночевать в больничной обстановке и кивнула.
- Я согласна.
Девица игриво улыбнулась и в руках у неё возникла бумажка.
- Тогда распишитесь здесь и здесь, - сунула красавица Ковалёвой отпечатанный на принтере текст.
- Что это, я ничего здесь не вижу.
- Это согласие на операцию. Через десять минут я за вами зайду.
С широкой улыбкой врачиха ушла. Интересно, а почему это никто из больных не обратил на заведующую внимание? - подумала Ковалёва, - наверное, плохо видят. Но как она на неё смотрела. Так смотрят на лабораторных мышей. И что-то в облике врачихи было не то. Ну и внешность. Таким на высоких подиумах выступать, да деньги лопатами загребать, а не за копейки в бюджетных лазаретах вкалывать.
Докторша появилась.
- Идите за мной. У меня всё готово, - проговорила заведующая, медленно поворачивая голову.
Движение было не естественным. Вначале по горизонтали, а потом уже вниз. И в голосе что-то не то. В смысловом построении речи. Впрочем, у всех свои тараканы. Елена Петровна проследовала за докторшей по коридору до лифта. С виду, обычная кабинка, у стены кушетка. Лифт дёрнулся и поехал. Но тут на какое-то мгновение картинка поменялась. Перед глазами пошли полосы, потом всё восстановилось, но как-то немного в другом ракурсе. Будто объект переключили на другую камеру. Елена Петровна опасливо осмотрелась по сторонам.
- Что-то не так? - поинтересовалась заведующая.
- Что это было?
- Не знаю, о чём вы.
Они вышли из лифта и заведующая провела Ковалёву в просторную комнату, посреди которой стояло кресло и столик с какими-то инструментами.
- Садитесь, - пригласила врачиха.
Это не было похоже на операционную. Ковалёва разинула рот, но заведующая опередила.
- Все вопросы потом. Расслабьтесь, и ничего не бойтесь. Обещаю, что верну вам зрение. Вы будете видеть так, как никогда ещё не видели, - её губы ратянулись в механической улыбке.
Заведующая закапала Ковалёвой какими-то каплями глаза, и перед взором у неё поплыло. Она не помнила, что было дальше, но очнулась уже в палате. Рядом сидела заведующая и гладила её по руке. Противные блики исчезли, и видеть она стала намного лучше.
- Всё хорошо, операция прошла успешно.
- А где это было? - спросила растерянно Ковалёва.
И тут лицо роковой красавицы, ни с того ни с сего, пошло пятнами, и жутким каркающим голосом она изрекла.
- В модуле перемещения.
- Что?
Но в следующую секунду перед Ковалёвой сидела та же красотка и премило улыбалась.
- Ничего страшного. Эти артефакты после хирургического вмешательства иногда возникают. Но всё наладится. Вот ваша выписка, - заведующая положила на тумбочку распечатанный лист.
- Мне что, можно уже идти?
- Можно.
Елена Петровна вытащила конверт.
- Денег не надо, - сказала врачиха, - я и так уже вознаграждена.
Елена Петровна подумала, что девица с тем ещё прибабахом, и пожала плечами. Не надо, так не надо.
Но что-то во всём этом было неправильное. К примеру, операционная. Где эти столы, где лампы. Где ассистенты в масках и колпаках? Или всё это присутствовало, пока она спала? Елена Петровна посмотрела на выписку. Обычный стандартный бланк. Печать, подпись, всё как положено. Интересно, а что за фраза про какой-то модуль перемещения проскочила?
Уже дома Елена Петровна поняла, что так не давало ей покоя. Эта заведующая не просто не вписывалась в больничную атмосферу. Она не отбрасывала тени! Когда приходила Нина Станиславовна, тень от неё была, а заведующая её не отбрасывала. Но солнце как раз светило напротив окна, и тени были от тумбочек, вентилятора, вазы с цветами на подоконнике.
Елена Петровна потёрла глаза, и отметила явное улучшение зрения. Поднеся газету к глазам, она вдруг без труда смогла прочитать мелкий шрифт. Невероятно, но факт оставался фактом. Усевшись за компьютер, Елена Петровна зашла на официальный сайт больницы и просмотрела информацию о сотрудниках. Нина Станиславовна в штате врачей числилась, а вот заведующей-то и не было. Вернее, она присутствовала, но в лице полной чопорной дамы в годах. Елена Петровна вспомнила про ещё одну деталь. Заведующая не представилась. И бейджа на ней никакого не было. На выписке подпись с расшифровкой Нины Станиславовны. Тогда это что за раскрасавица? Елена Петровна знала, что во многих религиях только служители тьмы не отбрасывают теней. Но в реальности этого просто не может быть. Оставалось съездить в больницу и выяснить все обстоятельства на месте.
На следующее утро Елена Петровна отметила, что видит совсем хорошо. И всё же, собравшись, она отправилась в больницу. В ординаторской сидела Нина Станиславовна и сосредоточенно писала. Взглянув на Ковалёву, она тут же изрекла:
- Кто разрешал покидать больницу и шляться по ночам? Кто разрешал нарушать режим?
- Но ведь меня уже выписали, - подала Ковалёва выписной лист.
Докторша перечитала выписку и подняла удивлённый взгляд. Затем, подорвалась со стула, схватила посетительницу за руку и потащила к заведующей. Ворвавшись без стука, она потрясла перед носом начальницы выпиской.
- Я жду объяснений. Что за манипуляции за моей спиной? Я и так меньше вас получаю, а вы ещё и мой хлеб воруете?
Заведующая хмурилась, перечитывая документ.
- История болезни заведена и закрыта, - бормотала она, уставившись в монитор, - описание операции есть. И подписи наши имеются.
Но она впервые видела эту женщину. Это было похоже на бред. Наконец, после долгого раздумья, заведующая произнесла:
- Ладно, это наши корпоративные накладки. Вас они волновать не должны. Выписка оформлена правильно. Так или иначе, вы пролечены. Претензии к лечению есть?
- Нет, я хорошо теперь вижу.
- Ну вот и прекрасно. Идите и долечивайтесь в своей поликлинике.
Утром следующего дня Елена Петровна обнаружила, что видит сквозь стены. Это было странно и невероятно. В соседних квартирах за стенами суетились соседи. А соседка, что справа, выпроводив благоверного на работу, во всю кувыркалась с любовником. Елена Петровна видела сами стены, видела их структуру, и соответственно пространство соседних квартир. По желанию она могла себе запретить это, но способность такая её напугала. Ха, но прелюбодейство соседки. Надо же, такая правильная и образцовая семейная парочка. А мужик-то рогатый, тоже видать, погуливает. Надо бы настроить ему глазки. Что-то давно у неё никого не было. В сорок пять - баба ягодка опять. По пути в поликлинику Ковалёва вдруг отметила, что невольно читает мысли прохожих. Откуда же появилась эта телепатическая способность? Но можно было её направить себе во благо и, так сказать, монетизировать. Теперь она заживёт.
К вечеру Ковалёва обнаружила, что видит теперь не только сквозь стены. Она увидела, как какие-то сущности из параллельных измерений проникали в обыденный мир. Они были повсюду, но оставались невидимы для окружающих. Они что-то нашёптывали. Стало по-настоящему страшно. Ночью Ковалёва не сомкнула глаз. Она не без оснований полагала, что попросту галлюцинировала. Но ведь она вела трезвый образ жизни, и не принимала сильнодействующих препаратов. Какой же новый сюрприз ей готовит день грядущий?
Наутро этот сюрприз состоялся, и превзошёл все нехорошие ожидания. Выйдя спросонья на балкон, Елена Петровна увидела поистине нечто совсем ужасное. Огромные полчища страшных чудищ, шевеля щупальцами, заполонили весь горизонт. Они приближались к границам реального мира. Закрыв лицо руками, она отвернулась и впрыгнула в комнату.
- Ну уж вам-то не стоит их бояться, - раздался звонкий голос.
Ковалёва подняла взгляд. За журнальным столиком, нога на ногу восседал приятной наружности молодой человек в чёрном, похожем на фрак, костюме и с бабочкой. Он преспокойно перелистывал журнал женских мод и загадочно улыбался, болтая ногой в лакированной туфле.
- Ну какую же гадость вы читаете? - скривился он и брезгливо отшвырнул глянцевую обложку.
Елена Петровна отворила в изумлении рот.
- Поговорим? - спросил странный незваный гость.
Елена Петровна присела на край дивана. Незнакомец достал из внутреннего кармана разукрашенную готическими письменами фляжку и отхлебнул. До Елены Петровны донёсся запах дорогого коньяка.
- Хотите выпить? - предложил незнакомец.
- Я-я н-не пью.
- Как хотите. Так вот, я раскрыл вам глаза на этот жалкий мирок совсем не случайно.
- Я не понимаю.
- Сейчас объясню. Все вы, конечно же, жалкие черви, сотканные из одних лишь пороков. Ваши идеалы - бред сивой кобылы. И даже президент не настоящий. Но и среди вас есть избранные. Мой выбор пал на вас.
- Кто вы такой?
- Я - хозяин мира, если хотите. Вообще-то у меня много имён.
- Вы - Сатана?
- Ну если хотите, то пусть будет так.
- Что вам от меня нужно? Что вы хотите со мной сделать?
- Уже сделал. Вы подписали вот это, - он развернул вчетверо сложенный лист и поднёс к лицу женщины.
Елена Петровна прочла.
"Данной распиской присягаю вечно служить тому, кто её предъявит".
Елена Петровна вспомнила, что подписывала что-то в больнице. И она тогда плохо видела. Эта зараза подсунула Ковалёвой дьявольскую расписку.
- Какая-то чертовщина, - потрясённо сказала Елена Петровна.
- Вот именно, - развёл руками разодетый пижон, - документ между прочим. Но на бумаге лишь отражение. Это даёт мне право забрать вашу душу. Вы продали её мне.
Лицо его стало серьёзным и он продолжал.
- Я мог бы заставить вас послужить тёмным силам другим способом. Но я хотел, чтобы вы это сделали абсолютно добровольно. Поэтому я не просто так вернул вам зрение, Сначала испортил, а потом разыграл спектакль.
- Так это вы были в образе той заведующей?
- И у меня неплохо получилось, - он снова достал антикварную фляжку и отхлебнул, - ещё пару деньков, и вы смогли бы невооружённым глазом рассмотреть структуру атома водорода. Ну это так, к примеру, - мерзавец театрально взмахнул рукой, - может быть, выпьете? Этот коньяк изготовлен и выдержан в подвалах ордена Тамплиеров. Такого вы точно не пробовали.
Елена Петровна отрицательно покачала головой. Она поняла, что этот тип ловко обвёл её вокруг пальца.
- Из дома не выходить, - продолжал незнакомец, - ослушавшись, попадёшь в адский огонь. Вечером придут мои подданные и подготовят тебя к переходу. Мне нужно всевидящее око у себя под рукой. Битва грядёт.
С этими словами мужчина поднялся, отряхнул свой отглаженный костюм, и сподобил улыбочку.
- Ай-яй-яй, - игриво погрозил он пальцем, - мужика ей захотелось. Делом надо заниматься, делом. А не прелюбодействовать и о прибыли скорой мечтать. А ещё верующая. Не стыдно крестик нательный носить? Ай как нехорошо.
И с этими словами расфуфыренный негодяй испарился.
Елена Петровна раскачивалась на диване подобно китайскому болванчику и беззвучно шевелила губами. Ей не привиделось, и она это знала. Умирать в расцвете лет ради какого-то упыря не хотелось, но она сама скрепила своей подписью договор с дьяволом.
Елена Петровна меряла шагами комнату, и вдруг стало холодно. Люстра на потолке задребезжала. Ощутилось присутствие чего-то чужеродного. В зеркале на трюмо запрыгали какие-то тени. В голову пошёл навязчивый поток информации. Ровно в шесть её не станет. Она умрёт в этом мире и восстанет в мире тьмы. И будет навеки служить Сатане. Будет битва добра со злом, и настанет Армагеддон. По телу пробежала слабость, и Елена Петровна легла на диван. Она увидала огромный чёрный коридор, в котором мерцали далёкие звёзды. И в этот коридор её неуклонно затягивало.
Эпилог.
За кухонным столом восседал следователь и писал протокол. Рядом лежала форменная фуражка. В коридоре стояли соседи и о чём-то перешёптывались.
Наконец, следователь перестал писать и обратился к топтавшемуся рядом сержанту.
- Пригласите понятых, - сказал он усталым голосом.
Двое соседей по лестничной клетке подошли к дивану, на котором, сложив на груди руки лежало бездыханное тело Елены Петровны Ковалёвой.
- Узнаёте? - спросил следователь.
Понятые подтвердили.
- Только что это у неё с глазами? - спросил один из соседей, - они как будто чем-то выколоты.
- Да, - сказал следователь, - тянет на убийство. Я возбуждаю уголовное дело. Понятые, подойдите и распишитесь.
Утро следующего дня обозначило небо багровыми сполохами. В предрассветной мгле вдруг заиграло полярное сияние. Яркий свет озарил город. И упало пламя на землю. Наступил конец времён. Но почему, чёрт возьми, это произошло в нашем-то поколении? Других, что ли не было?

+2
19:45
104
21:37
+1
Круто! devil
07:01
+1
Благодарю
07:31 (отредактировано)
Затем эскулап осветил ей в глаза
*
thumbsup
Загрузка...
Эли Бротовски