Холод

Автор:
Сенчукова Валентина
Холод
Аннотация:
Главный герой приходит в себя, а вокруг только холод, лес и безнадёга, а ещё его мысли и воспоминания...
Текст:

  Снег искрится от мороза. Над головой тёмная синева неба, а в ней тысячи и тысячи ярких звёзд, далёких и в тоже время близких. Алексей тянет к ним руку (но, только одну, другая зажимает рану), словно хочет подержать в ладони, почувствовать тепло этих маленьких планет, согреться в их свете декабрьской холодной ночью. Но, не может, они ускользают, и всё вокруг мутнеет перед его взором.

Боль притупляется, становится далекой, чужой что ли…, и он начинает проваливаться в липкую негу морока, а там Ксюшка, улыбающаяся и счастливая. С горящими глазами, хочет поделиться с ним чем-то очень-очень важным, что касается только их двоих. И он видит её пухлые губы. Полуоткрытые, готовые вот-вот произнести важные слова, но нет… всё тонет во мгле, что-то съедает это видение. Что-то извне – голодное и жаждущее всё сожрать…и остаётся только Холод…

***

Высоко в небе застыла полная луна. Вокруг неё растеклись звёзды: далёкие, холодные. Тёмное небо усыпано тысячами этих звёзд. И все они как одна глядели на Алексея. Светили то тускло, то ярко, словно просили его открыть глаза и подняться на ноги, но, холод никак не хотел отпускать...

Вставай, Алёшка, вставай…

Словно из ниоткуда послышался голос Ксюшки. Тихий, нежный голос. Алексей разлепил тяжёлые веки и хрипло прошептал её имя. Не отозвалась. Она где-то далеко. Её нет. И есть только снег и тупая боль, а ещё Холод. Захотелось вновь заснуть, провалиться в зыбкое забвенье. Уйти от реальности. Но…

«Нельзя», - из последних сил выкрикнул его усталый разум. И Алексей попытался подняться на ноги, но рухнул обратно.

Из раны на боку потекла кровь. Горячая, тёмная кровь, обжигающая кожу. Алексей сел и стащил с шеи шарф и, стиснув от боли зубы, кое-как перевязал рану. И только потом обречённо огляделся: снег, лес и безнадёга окружали его.

Нащупав в кармане пачку сигарет (напавшие на него люди забрали у него документы, мобильник и бумажник, но пачку оставили), он вытащил сигарету. Пощёлкал зажигалкой – не сразу, но пламя всё же зажглось яркой искрой, и закурил.

***

Глаза Ксюшки тускнеют после его слов, наполняются влагой, что вот-вот прольётся слезами. Но, она сдерживается, и просто смотрит на него. Алексей видит в её глазах обиду, разочарование и боль. И ждёт…Ждёт слёз, проклятий или, быть может, понимания того, что он прав. А ведь Алексей прав – он уверен в этом. Она молчит, а потом и вовсе отводит взгляд, и рассматривает фото на тумбочке, их совместное фото. Спустя миг вздрагивает, как от удара, идёт в прихожую и одевается.

Дрожащими руками Ксюшка пытается застегнуть пальто, у неё не получается и она выходит так- и плевать на Холод, что гуляет в подъезде. Алексей хочет остановить её и хватает за руку. Она вырывается. Несколько секунд, длящихся целую бесконечность- а в них безысходность и пустота, глядит ему в глаза, но всё равно не плачет. А спустя мгновение убегает в темноту. Он смотрит ей вслед, но не может и двинуться с места. Мешает Холод…

***

Резкая боль вернула Алексея в реальность, в морозную декабрьскую ночь, где есть только он и Холод. Сигарета дотлела и обожгла ему пальцы. Окурок упал на снег. Красный огонёк мигнул и навсегда потух.

Уходи, Алёшка, уходи.

Раздалось снова, словно из ниоткуда, из пустоты, из морозного воздуха, от которого перехватывало дыхание. Всё тот же голос – голос Ксюшки. «Это невозможно- твердил разум Алексея, - она далеко - лежит на белых простынях и молчит, ты же знаешь».

Алексей сделал ещё одну попытку встать на ноги. На мгновение в глазах потемнело. Всё вокруг закружилось, но он не упал, и побрёл. Побрёл медленно, с трудом переставляя ноги. Снег скрипел под ботинками. Мороз колол лицо. Лес шумел со всех сторон, ветер завывал дурными голосами. А Алексей бездумно шёл куда-то, всё лишь бы не лежать на холодном снегу…

Мороз всё больше крепчал. С каждой секундой, с каждым ничтожным шагом Холод всё глубже проникал в каждую клеточку тела и, подобно упырю, высасывал последнее живое тепло, превращая всё внутри в ледяную корку. Немели конечности. Ресницы, посеребрённые морозом, слипались – но он всё брёл, брёл в неизвестность.

Дрожа от холода и погрузившись в свои мысли, Алексей не сразу понял, что не один, что некто или нечто преследует его. Он слышал, как этот некто мягко ступает на снег и медленно идёт за ним. Готовый в любой момент напасть, стоит лишь ему – Алексею, обернуться или побежать.

Слева мелькнула тень. Быстро, как молния в небе. Справа тоже. «Волки»,- сердце ёкнуло в груди и заколотилось о рёбра.

Алексей резко обернулся и замер. В метрах трёх от него скалился огромный матёрый волк – вожак стаи. Серая шерсть на загривке ощетинилась, и зверь был готов напасть. Неподалёку ещё три или даже четыре волка помельче выжидали решения вожака.

Алексей застыл от ужаса и не сводил глаз с огромного волка. Тот медлил, и только с пасти, полной острых клыков, срывался нетерпеливый рык.

- Ну же! – вдруг прикрикнул на него Алексей, - давай покончим с этим.

Волк не торопился нападать, словно изучал, наслаждался страхом и беспомощностью человека…

***

Белое лицо почти сливается с белыми простынями. И только тёмно-каштановые волосы не гармонируют с этой белизной. Бледные губы чуть приоткрыты, словно с них вот-вот слетят слова, в которых он так нуждается сейчас. На правом виске вмятина, почти незаметная и маленькая. Глаза плотно закрыты. Чёрные ресницы падают тенью на лицо. Какая она всё-таки красивая. Алексей любуется Ксюшкой, и ему кажется, что она притворяется, и через минуту-другую вскочит с больничной койки и рассмеётся. Но врачи считают по-иному, говорят, что Ксюшка никогда не проснётся.

Алексей не верит в случившееся. Это не могло произойти С НИМИ. Скоро нелепый сон закончится, рассеется при ярком свете. Он откроет глаза и увидит рядом Ксюшку, которая давно не спит. И будто не было того рокового разговора, ничего не было… И всё как прежде.

Голоса врачей, как эхо в тихом лесу, доносятся со всех сторон. Такие далекие и чужие голоса. Алексей вздрагивает и переводит взгляд с Ксюшиного лица на их лица. Они говорят, что она была беременна. Была…

Но, это уже не имеет никакого значения…Холод добрался до Ксюшки…

***

Глаза зверя горели жёлтым огнём. Волк скалился, готовый напасть на человека, потерявшегося в собственных воспоминаниях. И казалось, что хищник улыбается, смеется над ним.

Беги, Алёшка, беги!

Её голос взорвался в голове, подобно тысяче бомб. Мысли, образы, воспоминания разлетелись в сознании, возвращая Алексея в действительность – мрачную, безысходную реальность.

И он побежал, как послушный ребёнок, слушающийся своих родителей, хотя и понимал, что бежать от стаи волков - это глупо. Побежал быстро, насколько могло позволить ослабшее от потери крови тело.

Сил хватило ненадолго. Через несколько метров он упал на снег, лицом вниз. Шершавый наст оцарапал щёку, оставил кровавую царапину на коже. Алексей попытался подняться на ноги, но получилось только на колени. Волки окружили его со всех сторон, но выдерживали дистанцию…

«Вот и всё», мелькнула в голове жуткая, но такая простая мысль. Ещё несколько секунд - и их острые зубы вопьются в его плоть.

Огромный волк приближался к человеку…

Алексей же глядел на зверя, и всё думал о той, что не покидала его мыслей этой ночью, да и не только этой. И больше не было страха перед смертью, а только горечь. Горечь от того, что он так и не успел забрать все свои гнилые слова обратно, не смог вырвать её из объятий Холода.

***

Она исчезает в темноте подъезда. Холод и мгла забирают её. Забирают быстро, не мешкая и не раздумывая. Алексей возвращается в квартиру, такую опустевшую и холодную без неё. Выходит на балкон, достаёт из пачки сигарету и закуривает. Смотрит на улицу.

-Мы слишком молоды, - оправдывается он сам перед собой, пуская облачка никотинового дыма.

Видит Ксюшку, быстро удаляющуюся от их дома, её худенькую фигурку почти съедает подкравшаяся темнота. Она уходит. Уходит от Алексея. Уходит с ребёнком в животе, его ребёнком, от которого он так хочет избавиться. И всё потому, что они слишком молоды, она учится на последнем курсе универа, а он мало зарабатывает, и, самое главное, потому, что он - НЕ ГОТОВ.

Он глядит на улицу: на проржавевшие скамейки, облысевшие деревья, уснувшие машины. И ждёт. Быть может, она оглянется. Быть может, она вернётся к нему. Алексею хочется броситься за ней вслед. Остановить, вернуть её домой. И буд что будет…

Но, Ксюшка исчезает во тьме и Холоде…

***

По щеке Алексея стекла тонкая слеза. Почти незаметная, но такая солёная и горькая.Почему он не догнал её в тот вечер, не вернул домой. Ведь всё можно было изменить. Начать всё сначала…

Он почти не почувствовал, как зверь повалил его на снег. Острые зубы почти сомкнулись на его горле, как вдруг волк отпрянул от человека. Заскулил, как нашкодивший щенок и отполз подальше от него, будто Алексей был проклят или заражён.

Прошло некоторое время, прежде чем Алексей смог подняться на ноги. Волков не было поблизости. Они сбежали, как трусливые шавки. А спустя мгновение Алексей понял, что так напугало хищников.

Вдалеке, в лесу, среди посеребрённых морозом деревьев он увидел свет. Не яркий и тёплый свет, к которому хочется подойти поближе и согреться, а холодное, неживое свечение...

Алексей же на удивление с лёгкостью встал, почувствовав прилив новых сил, будто где-то внутри него открылось прежде скрытое резервное второе или даже третье дыхание. Словно заворожённый он пошёл на свет, не чувствуя больше боли и холода. Нечто магическое. Потустороннее. Оно манило. Звало его к себе. И только в голове вновь проносились воспоминания.

***

Он никак не может поверить в то, что всё кончено, что её больше нет. Мозг отказывается принимать этот факт. В пакете уныло гремят бутылки. Бутылки коньяка и водки, что он купил в ближайшем супермаркете.

Алексей на ходу пьёт из горлышка коньяк, который обжигает внутренности. Пьёт в надежде, что алкоголь притупит боль потери, унесёт его подальше от мрачной реальности. Но тщетно, боль не хочет уходить, а, напротив, только усиливается. И хочется завыть, как раненый зверь. Закричать что есть мочи от горечи безысходности. И наплевать, что подумают немногочисленные в этот поздний час прохожие.

Морозит, но Алексей почти не замечает подкрадывающегося в темноте холода. Он идёт домой, чтобы напиться до состояния невменяемости. И, быть может, тогда черты её лица померкнут в его голове…

От резкой боли темнеет в глазах. Но он видит их лица, они похожи на оскалившиеся морды зверей. Они что-то говорят, выворачивая его бумажник. А потом швыряют его в багажник автомобиля. Звук мотора - и сквозь пелену обморока Алексей чувствует, как его трясёт на неровной дороге.

Они выбрасывают его подыхать в лесу…Но всё происходящее кажется нереальным, и Алексей слышит голос Ксюшки…

***

В первое мгновение он решил, что это Ксюшка - стоит перед ним живая и настоящая. Алексей хотел уже крепко обнять её, но приглядевшись понял, что это не она. Что это всего лишь игра его воображения. И хоть стоявшая перед ним молодая женщина была чем-то очень похожа на Ксюшку, но в тоже время сильно отличалась от неё.

Высокая, чуть ниже самого Алексея, с длинными чёрными волосами, что спускались почти до пят и переливались при свете луны, с глазами, что зимнее небо над головой. Она глядела на него, глядела в самую душу. И от этого взгляда холод сковывал всё внутри, покрывал инеем сердце. Но, Алексей не мог отвести глаз от неё, от её белоснежной кожи, от синевы её очей.

Она была одета в длинное платье лазурного цвета. В одной руке женщина держала серебряный серп, в другой – кубок из человеческого черепа, в котором плескалась тёмная жидкость. Её губы что-то шептали, но Алексей не мог разобрать слов, как ни напрягал слух. Она казалась ему видением, что порождает страх и восхищение одновременно. Нереальное, волшебное, пришедшее из самой Ночи видение.

Она протянула ему кубок, что обжёг морозом пальцы. Секунду Алексей колебался, а потом отпил из кубка…

И серая мгла опустилась перед его глазами. Холод сжал в стальных объятиях его тело, изгоняя последнее тепло. Реальность перестала существовать. Остался лишь хаос обрывочных воспоминаний и образов. И только зимняя ночь и тысяча звёзд над головой, что светили то тускло, то ярко.

Иди ко мне, Алёшка, иди ко мне…

Раздался голос Ксюшки откуда-то издалека…

Алексей побежал…

А где-то позади серебряный серп опустился на искрящуюся нить. Свет вспыхнул яркой искрой и навсегда погас…

***

Алексей бежит, бежит подальше от света, от странной женщины с серпом в руке. Он не чувствует больше боли, холода и усталости.

Он бежит несколько часов, а может, всего мгновение. Он не понимает…Время перестаёт существовать. Его разум погружается в хаос. А там Ксюшка держит на руках их не рождённого сына. Она улыбается и манит Алексея к себе. И будто не было ссоры, и она никогда не попадала под машину…

В небе уже ленивое зимнее солнце тускло разгоняет мглу, когда Алексей добирается до трассы. Мимо проносятся машины. Он голосует в надежде, что какая-нибудь из них остановится. Но, тщетно. Кажется, что никто не замечает его.

- Неужели так сложно остановиться, - в сердцах кричит Алексей, но его голос заглушает рёв, проезжающих мимо машин.

Неподалёку от него, у обочины, стоит полицейский пазик и машина скорой помощи. Двое пожилых полицейских несут кого-то на носилках, полностью накрытого белой простынёй.

Алексей подходит ближе. Порыв ветра налетает и срывает часть ткани… И он видит своё лицо, синюшное, мёртвое лицо…

Алексей падает на колени и кричит. Но, его никто не слышит. Вокруг хаос и холод.

Идёт снег…

Другие работы автора:
+1
13:31
88
не рождённого сына (слитно)
*
Действительно «холод». Жутко всё это, трагично.
Это же холод)))
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации