Грустная Лэйда

Автор:
Алэн Акоб
Грустная Лэйда
Аннотация:
Размышления о жизни, дьявол-искуситель, супружеская верность и любовь находятся в полнейшем противоречии
Текст:

Нежное тепло весеннего солнца, усиливалось с каждым часом, приближался полдень. Настенные часы, над стойкой небольшого бара, показывали без десяти двенадцать. Верные своим привычкам посетители небольшой кафешки, расположенной в многолюдной части города, занимали места за квадратными столиками, стараясь подсесть ближе именно к той части террасы, сколоченной из эвкалиптовых досок, где было больше тепла и света, чтобы, подобно солнечной батарейке, как можно больше набраться энергии от этой щедрой планеты. Лишь только один посетитель со странными усами, напоминающий кота, закутанный в серый плащ с ног до головы, на упрямой голове которого сидела огромная чёрная шляпа с широкими полями, нетерпеливо елозил на стуле в тени под навесом, с интересом наблюдая за посетителями. Он покуривал тонкие сигаретки, дым которых отдавал мазутной гарью. Чашечка с кофе, что стояла перед ним, выливаясь, поднимала тонкую струю снизу вверх, наперекор всем законам физики, прямо ему в рот. Странно, но никто на него не обращал внимания, можно было подумать, что он прозрачный. Как оказалось потом, это было только до поры до времени. Пепел от сигаретки он стряхивал в ладонь и, когда его образовывалась небольшая горка, сдувал на людей, отчего те начинали чихать, чем вызывали безудержный смех с его стороны, напоминающий ржанье необъезженного мустанга. Как обычно, в это время за один из столиков садилась интересная женщина неопределенного возраста с большими задумчивыми глазами. Она брала чашечку кофе, немного сахара, слегка мешала его ложечкой и пила маленькими глотками, погружаясь в свои невеселые мысли. Лицо ее становилось тогда печальным, иногда оно светлело от добрых мыслей, от чего она выглядела еще более привлекательной. Ее звали «Лэйда с грустными глазами». Когда-то давно она рано вышла замуж по совету родителей, которых очень уважала, совсем не по любви, за одного невзрачного, обеспеченного человека, занимавшего хорошую должность, и стала жить с ним в надежде создать хорошую семью и иметь много детей. Потом ей даже стало казаться, что она любит его, как это бывает всегда со всеми людьми, имеющими кроткий характер. Муж ей изменял, временами, когда бывал не в духе, кричал, обзывал дурой, даже при детях, которым она отдала всю свою оставшуюся любовь. О похождениях мужа она думала, что это, может, в порядке вещей, ведь вокруг полно людей с одинаковыми проблемами – и ничего, живут себе. Со стороны их семья казалась даже очень благополучной, но если убрать её привязанность к детям, то жизнь Лэйды была грустной и пустой. Как любая нормальная женщина, она, конечно, мечтала о своём счастье, однако, как многие люди, ясно себе не представляла, что это такое и в чём оно заключается. Вот уже месяц почти каждый день в полдень она встречается за чашкой кофе с интересным человеком, с которым случайно познакомилась, когда читала японскую поэзию – её ей дала почитать соседка. Он проходил мимо, заметил на обложке японские иероглифы, резко остановился, на него тут же сзади налетел гарсон с полным подносом использованной посуды. Рубашка и брюки оказались полностью залитыми кофе и водой. Она встала, инстинктивно, не соображая, начала вытирать салфеткой пятна на одежде, чем необыкновенно смутила его. Извинившись, он ушёл в туалет, чтобы привести себя в порядок, и возвратился через пару минут с мороженым на двоих, сел напротив неё, бесконечно благодаря и извиняясь за причинённое беспокойство, стал рассказывать о японской поэзии и литературе, а она слушала его молча и молила Бога, чтобы он не задал какой-нибудь вопрос о Стране восходящего солнца, потому что в этом она соображала, как повар в квантовой физике. Очевидно, он работает в одном из близлежащих офисов, подумала тогда она, всегда аккуратно одет, прилично выглядит, любезен, а главное, с ним было интересно общаться, разбирался в живописи, увлекался японской литературой и классической музыкой. Теперь каждый раз она приходила на десять минут раньше, боясь опоздать, занимала то же самое место, пила маленькую чашечку кофе, пока он не придёт, и ещё одну чашку с ним, которую заказывал он для обоих. Вот и сейчас она узнала его издалека – с небольшим букетом недорогих цветов. Её лицо сразу озарила счастливая улыбка. – Это вам, Лэйда, – изящно протянул он букет. – Ой, ну что вы, Артур, не надо было, – принимая, сказала она. – О, какие красивые цветы! – А ведь сегодня своеобразный юбилей, ровно месяц, как мы познакомились, теперь каждый день встречаемся в этом кафе, в одно и то же время, символично, – сказал он, присаживаясь за столик. – Два кофе и немного виски для меня, – обратился он к гарсону. – Вы очень внимательный, хороший друг, знаете, мне всегда везёт на друзей, – сказала она, делая последний глоток кофе. – Послушайте, Лэйда, может, заказать что-нибудь выпить, тут же есть вино у них, наверное. Гарсон, гарсон, – позвал он, не дожидаясь ответа. – Артур, вам ещё на работу, наверное, – удивилась Лэйда. – А знаете что, ну её, эту работу, давайте купим бутылку хорошего вина, возьмём номер в отеле и отпразднуем этот день, как нормальные люди, – он накрыл её руку своей. – Послушайте, милый друг, можно я вас теперь буду так называть, я, конечно, вас понимаю, – не убирая руки, начала она, – но, как я вам уже говорила, у меня супруг, которого я уважаю, дети, которых я безумно люблю. Очень жаль, что я вас не встретила раньше, не судьба, – она тряхнула головой, как бы отгоняя какие-то мысли. – Это невозможно, вы понимаете, и простите меня Бога ради, если я вас обидела, мы останемся хорошими друзьями, вы и я. – Да нет, что вы, Лэйда, – погрустнев, сказал он. – Какая обида может быть, это я подумал, что после стольких встреч с вами я мог бы на что-то рассчитывать. Не предложить вам было бы просто бестактностью с моей стороны, ну, как вы говорите, не судьба, ну а в дружбу между мужчиной и женщиной мне очень хотелось бы верить, – заключил он, выпив залпом весь кофе. – Артур, тогда нам остается только одно – ещё раз встретиться в следующей жизни, – пошутила Лэйда. – Да, только знайте, там я вас не упущу на этот раз, – стараясь выдавить улыбку, пообещал он. – Будьте спокойны, Лэйда! Неожиданно для обоих мягкой походочкой из-за дальнего столика к ним подошла тёмная личность, напоминающая кота. Вкрадчивым голосом, настолько тихим, что к нему надо было прислушиваться, и настолько твердым, что не позволял возражения, он спросил: – Откуда такая уверенность, что есть следующая жизнь, да и к тому же в том, что вы там встретитесь, откуда она? А не лучше ли было бы, если бы вы немного подумали о себе, например, вкусно ели, мягко спали, меньше думали о детях – они сами вырастут, без вашей помощи, ещё и забыть вас успеют, когда вырастут, ипотека, проплатили или нет, – хмурясь, продолжал он, – не отказывать себе ни в чём, ни в любви, ни в выпивке, ведь ваша жизнь настолько коротка, что вы даже представления не имеете об этом. Вы родились, чтобы умереть, когда – не знаю. Вы только и делаете, что работаете всю жизнь, оставляя здоровье на станках или в пыльных кабинетах, чтобы в старости пить таблетки и сожалеть о любви, что прошла рядом, оставив тлеющие руины одиночества в душе и тело с потерянным здоровьем. Артур и Лэйда внимательно слушали его, она попыталась даже возразить ему в чём-то, но язык перестал повиноваться, губы онемели, налились свинцом. Растопорщив усы, от чего он ещё больше стал напоминать взъерошенного кота, незнакомец глубоко затянулся своей сигареткой и пустил облачко сизого дыма им прямо в лица. У Артура с Лэйдой появился удушливый кашель и так же внезапно исчез. – Что это было? – хрипя, спросил Артур. – Аллергия, наверное, – еле отдышавшись, предположила она. – Лэйда, прости, но мне надо идти. – Да, конечно, у тебя дела, наверное, не задерживайся, спасибо тебе за цветы. – Прощай, Лэйда, – сказал он, уходя, теряясь в толпе. – Прощай? – удивилась Лэйда. – Почему прощай? Почему я на ты с ним? – почуствовав тревожное. – Почему прощай, Артур, а завтра разве ты не придёшь? Не оставляй меня одну, Артур! Она примчится сломя голову, конечно, на следующий день и будет его долго ждать, до самых сумерек, но он не появится, не придёт и на следующий день, и потом тоже его не будет, пройдёт целый месяц одиночества, за тем же столиком, на том же месте. Несколько любопытных мужчин попытаются с ней познакомиться, безрезультатно, были отвергнуты сразу. А потом она заболеет, будет метаться в жару и звать его по имени, чем озадачит сварливого супруга, который ей житья не даст в приступах теперь уже почти каждодневной ревности. А ей покажется, что, пока она болела, он приходил и не застал её на месте, тогда в отчаянии, как только почувствует себя лучше, придёт и напишет маркером на столике свой номер телефона. Он, конечно, не позвонит, а позвонит пара балагуров, предлагая ей эротические гадости, она поменяет номер телефона и напишет на том же столике в отчаянии: «Я жду тебя, Артур, я согласна, твоя Лэйда». На следующий день надпись будет стёрта наждачной бумагой, так как была написана нестирающимся маркером, а её попросят из кафе за порчу инвентаря. Тогда под покровом ночи она придёт и напишет те же самые слова на двери, и эту надпись тоже сотрут, дверь покрасят. Как-то утром, умываясь, она долго будет долго смотреть в зеркало своими грустными глазами, заметит седину на висках и поймёт, что Артура больше никогда не увидит. Тогда купит детские цветные карандаши и будет рисовать его весь день, порвёт рисунок и снова нарисует. Муж всё поймёт и её поколотит. Несмотря на боль, страх, она всё равно упорно будет рисовать, ломая карандаши и стирая бумагу до дыр. Море синее и небо высокое, лес да океан, и на всех этих детских рисунках – он и она, вместе, за руки взявшись, с бутылкой вина и цветами в руках идут к своему невозможному счастью

+2
08:11
1079
bravoОтличный рассказ! thumbsup(запятые поправить)
13:30
+1
Спасибо Александр, обязательно поправлю.
Хороших Вам выходных.
Загрузка...
Эли Бротовски