Казино "Вечная жизнь"

Казино «Жаркий Июль»

Автор:
Никита Дубровин
Казино "Вечная жизнь"
Текст:

В этот день Зарск бомбили уже в третий раз за месяц.

Авдей как раз шел повидаться кое с кем, кто изрядно ему задолжал, когда сирена воздушной тревоги нехотя выползла из установленных на всех перекрестках громкоговорителей и начала длинным тупым сверлом вворачиваться в головы немногочисленных прохожих. Небо было затянуто вялой тряпкой беременных дождем цепляющихся за крыши облаков, но, как правило, это ничуть не смущало экипажи боевых дирижаблей. Наверное, губернатор Шестого Округа опять решил напомнить жителям Закраин, что они зря два года назад завернули его сборщиков податей, и Зарску среди прочих мятежных городов досталась своя порция стальных леденцов, начиненных марципаном взрывчатки.

С окраин города, задавая синкопированный ритм оркестру бомбежки — сирена, далекое гудение боевых дирижаблей и неумолимо приближающееся крещендо воя и разрывов бомб — заухали зенитки. Авдей гадал, куда они там стреляют, поскольку дирижабли всегда шли выше облаков, а последний радар в Зарске был разбит вдребезги фугасной бомбой еще три недели назад. Хотя дирижабль - большая мишень, есть шанс попасть даже целясь на звук мотора.

Ближайший вход в систему подземных убежищ был в трех кварталах, аккурат рядом с мастерской Клустера, куда Авдей и направлялся. Скорее всего, сам Клустер уже сидит за столом в просторном зале на первом подуровне, неторопливо вытаскивая колоду карт из дорогущего кожаного футляра собственной работы. Ходили слухи, что якобы сделан этот футляр из кожи трупника, одного из тех, кто полег на окраинах во время Большого Нашествия четыре года назад, а костяные застежки — не то из кусочков трупниковского черепа, не то из фаланг пальцев. Но Авдей-то знал, что этот «трупник» в своем прижизненном прошлом мычал, жевал траву, давал молоко и норовил лягнуть зазевавшегося пастуха, поскольку Авдей сам продал доставшуюся ему по случаю дюжину хорошо выделанных коровьих шкур из разграбленного каравана Межокружной Гильдии. В конце концов, какое ему дело до идиотов, которые верят в такую чепуху и теряют бдительность, позволяя Клустеру ободрать их в карты?

Гудение дирижаблей стало громче, синкопа зенитных разрывов уже напрочь сбила ритм и превратилась в беспорядочный грохот, словно барабанщик, вместо того, чтобы держать свою партию, пытался палочками проредить стаю вьющихся над большим барабаном гигантских басовито звенящих комаров. Авдей понял, что время для быстрого шага под быстрые мысли прошло, и припустил бегом, держа курс на приметную вывеску над угловым входом в четырехэтажное кирпичное здание: «Сумки, чехлы, ремни — Клустер и компания» (Никакой «компании» у Клустера отродясь не было, но ему казалось, что так звучит солиднее). За углом здания и располагался неприметный вход в подземку, скрытый от Авдеева взгляда здоровенной пожарной бочкой с водой.

Авдей несся во весь опор по окончательно опустевшей улице к заветной дыре в земле, еще не подозревая, что несется наперегонки с трехсоткилограммовой фугасной бомбой, избравшей своей целью практически ту же самую точку на карте, что и он. Он слышал нарастающий вой, но не брал его в расчет, потому что это было бессмысленно, оставалось только сыграть в «орла и решку» со смертью, как это приходилось проделывать время от времени всем жителям Зарска.

Он не добежал всего с полсотни шагов до входа в подземку, когда опередившая его бомба превратила соседний дом в огромную гвоздику из огня, стекла и обломков кирпича.

Удивительно, но ни один из сыпавшихся с неба проливным дождем обломков каким-то чудом не приземлился ни на голову, ни на спину Авдею, пока тот, ошеломленный и контуженный, стоял на четвереньках, пытаясь вытряхнуть из ушей колокольный звон всех церквей мира, сколько их там уцелело. Сквозь эту шумовую завесу смутно прорывалось завывание и грохот, а подняв голову, Авдей увидел несколько свежих столбов дыма, потянувших курчавые щупальца к низким облакам. Надо было сматываться с улицы. Авдей кое-как поднялся на ноги и заковылял к заветному входу.

Его звенящее сознание равнодушно отметило, что мастерская Клустера почти уцелела, несмотря на то, что северная половина дома растеклась по тротуарам и мостовой грудой дымящегося кирпича и хлама. В мастерской лишь вынесло все стекла и повыбрасывало на улицу образцы и манекены, стоявшие в витринах. Вот же Клустер будет материться, подумал Авдей. Горсовет, конечно, выплатит компенсацию за опоздавшее предупреждение о налете, но всех убытков это не покроет, а если патруль запоздает, еще и мародеры половину товара растащат, как пить дать.

Черт, а ведь это ударит и по мне, подумал Авдей, аккуратно перешагивая через разбросанное повсюду кожаное барахло и хрустя битым стеклом под ботинками. Клустер должен ему три тысячи, а теперь у кожевника каждая десятка будет на счету. Ладно, пусть хотя бы половину отдаст, а с остальным посмотрим. Но если не будет этой половины… С Кир Санычем шутки плохи. Он-то долги не прощает и отсрочек не дает.

Один из манекенов - перекрученный, изломанный, руки-ноги торчат под безумными углами к телу, ни дать не взять кукла, которую кто-то шмякнул оземь и потом для верности еще несколько раз придавил сапогом — лежал прямо поперек массивного железного люка, закрывавшего вход в подземку. Авдей взял его за ногу и потащил в сторону от люка. Чего такой тяжелый-то, подумал Авдей. Песком их, что ли, Клустер набивает, чтоб не свистнули?

Манекен прочертил во все еще оседающей пыли немного извилистый след. Авдей мимоходом отметил отличную куртку с красивым тиснением и бахромой вдоль плеч, вспомнил, что точно такую же носил сам Клустер, ни за что не соглашаясь продавать. Вторую, что ли сделал? Приступ любопытства оказался сильнее страха. Авдей с трудом перевернул манекен, чтобы получше рассмотреть куртку. Голова манекена с мерзким стуком перекатилась лицом вверх, и прямо на Авдея сквозь кровь и грязь могильным стеклом посмотрели ярко-голубые мертвые глаза Клустера.

Авдей еще не успел испытать шок, а его взгляд выхватил еще одну, очень важную деталь. На шее Клустера голубым металлом поблескивало жизнеприемное устройство. Чуть ниже кадыка темнело черненое клеймо «ПЗК».

«Первый Зарский Кредитный». Значит, Клустер взял серьезный заем… А теперь погиб. И вся его не дожитая жизнь, всего его годовые чеки, месяцы и даже монетки стоимость в один-десять дней окончательно сняты и стали собственностью банка.

Точно так же, как жизнь Авдея станет собственностью Кир Саныча (а для бизнес-партнеров — Третьего Вечного), если он к завтрашнему утру не вернет магнату полторы тысячи дней, которые брал месяц назад.

***

В этой ветке подземки народу было на удивление мало. Авдей не стал задерживаться в залах первого подуровня, предназначенных чисто для пережидания бомбежек или набегов трупников, а спустился на лифте прямо на пятый подуровень — район ресторанов, борделей, оружейных и алкогольных магазинов, дешевых и не очень гостиниц, одним словом, всего того, что было бы слишком дорого и хлопотно отстраивать заново каждый раз после очередной заварухи на поверхности.

Он шел сквозь суету и мельтешение  пустяшной жизни, почти не замечая подмигивавших ему шлюх, тянущих за рукав зазывал и пристальных взглядов карманников и торговцев наркотиками. Все это вдруг стало несущественным, нереальным… А точнее, нереальным стал он сам. Выхода не было. Полторы тысячи дней — не такая уж большая сумма, но ни один банк, ни один ломбард, ни даже самый грязный и подлый ростовщик не даст ни минуты тому, кто задолжал Третьему Вечному. Одному из пяти человек, контролировавших систему снятия и передачи жизни.

Авдец непроизвольно потрогал кольцо жизнеприемника на собственной шее. Правила Кир Саныча были просты. Никаких сложных договоров с множеством взаимных обязательств и условий. Просто берешь любую сумму, какая тебе нужна, и точно в срок (ну, или раньше, если сможешь) возвращаешь. Без процентов. Минута в минуту. Выгодно?

Вот только если ты просрочишь возврат хотя бы на мгновение, сработает жизнеприемник, направленный пучок излучения поджарит мозг, и вся жизнь должника до последней секунды перейдет в собственность Третьего Вечного, делая его еще чуточку более вечным. Впрочем, он не всегда обращал забранную жизнь в личный капитал, а мог и конвертировать ее в монеты и банкноты. Чтобы выдать его следующему бедолаге.

Если бы не болезнь матери, Авдей ни за что не пошел бы к Кир Санычу. Но долгое лечение сожрало все накопления, а с работы пришлось уволиться, чтобы ухаживать за мамой. Авдей рассчитывал заработать, нанявшись в отряд по зачистке постоянно беспокоившей Зарск орды трупников, но не успел — дирижабли из Шестого Округа, который тоже страдал от набегов, накрыли орду напалмовым ковром, и вербовщикам осталось только разочарованно пожать плечами. Старый долг Клустера был последним шансом. Полторы тысячи дней за ночь не заработаешь, даже торгуя дурью из южных округов.

У Авдея оставалось еще с полторы сотни и немного мелочи в кошельке. Можно было закатить прощальный кутеж, спустить всю наличность, чтобы не отдавать Третьему Вечному хотя бы ее (жизнеприемник в момент передачи обнулял не только недожитую жизнь, но и все счета в банках и даже наличность — все переходило во владение кредитора). Но для кутежа нужен хоть какой-то настрой, а у Авдея не осталось ничего, кроме тупого, обезличивающего отчаяния.

По глазам ударило цветными сполохами. Вообще-то на «пятерке» по умолчанию все сверкало и мерцало, но эта вспышка превосходила общее мельтешение настолько, что даже вырвала Авдея из транса самобичевания. Он поднял взгляд.

Огромная вывеска сверкала всеми цветами радуги и как будто бы даже парой-тройкой дополнительных цветов, физике до сей поры неизвестных.

КАЗИНО «ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ» - КТО НЕ ХОЧЕТ ЖИТЬ ВЕЧНО?

СТАВЬ ХОТЬ ОДИН ДЕНЬ И ВЫИГРАЙ СТОЛЕТИЯ!

ВЫИГРЫШ — СРАЗУ НА РУКИ!

Авдей пожал плечами. Он никогда не увлекался азартными играми, хотя имел представления о правилах всех самых популярных — слишком многие из его знакомых благодаря им закончили жизнь в качестве нищих, живущих буквально одним днем. Но у него-то как раз и остался только один день — настоящий, не на монетке, да и то не весь, а только ночь. Так какая разница, где его провести?

В кредит, конечно, играть не дадут, но наличные пока еще принадлежат ему. Если играть по-маленькой и не рисковать, можно растянуть надолго.

Авдей шагнул к дверям и сверкающие створки бесшумно раздвинулись, открыв призывно-пурпурное чрево казино.

Пиликанье игровых автоматов, треск костей и шелест карт, стрекотание рулетки и вездесущий легкий перестук фишек, словно три дивизии лилипутов стучат маленькими кастаньетами. Голоса игроков — спокойные, взбудораженные, полные радости сорванного банка или отчаяния последней проигранной фишки. Запахи алкоголя, табака, духов, сукна и нездорового азарта. Негромкие монотонные голоса крупье. Вселенная казино, где нет времени, но где это время можно выиграть или спустить.

К автоматам Авдей даже не подошел. Состязаться в удаче с бездушным механизмом казалось ему верхом бессмысленности, да и рулетка недалеко от этого ушла. Хотелось хоть какой-то возможности влиять на игру, последней иллюзии контроля над утраченной жизнью. Поэтому он направился прямиком к покерным столам — тем, что во внешних залах, с минимальной ставкой в десять минут.

Пять человек за столом. Авдей, даже не посмотрев на их лица, сел на свободное место и протянул дилеру три пятидесятидневных купюры — все свои деньги. Дилер кивнул, выдал ему фишки и сказал:

- Техасский холдем. Анте — двадцать минут.

Игра началась.

Поначалу Авдей играл механически, следуя простейшим правилам, которым его научил покойный Клустер. Не блефовать лишнего на префлопе, считать, хотя бы приблизительно, вероятности, не отдавать игру игроку на блайнде, если все до тебя сбросили карты. Анте, сброс, сброс, подымаю, терн и ривер — подымаю, вскрываемся. Выигрыш, сброс, сброс, сброс, проигрыш, выигрыш. Постепенно он начал втягиваться, подмечать тактику партнеров, ловить их сильные стороны и слабости. Один раз даже пошел олл-ин, собрав четверку дам на ривере — все сбросили, не рискнули проверять.

Кучка фишек росла, а вместе с ней отрывалось сознание, улетало прочь от неизбежности завтрашнего судного дня, погружаясь без остатка в это лаконичное: двойка бубен, семерка пик, кто-то удваивает ставку, сбрасываю. Две десятки, на флопе еще одна, повышаю, два сброса, остальные вскрываются — выигрыш. Блайнд с «мусором», сброс. Чек, чек, сброс…

Время то ли откручивалось, то ли полностью замерло — не определишь. В казино не бывает часов, но спешить Авдею было некуда. Завершение игры придет к нему независимо от его желания его приблизить или отдалить. Партнеры менялись — он играл. Менялись дилеры — он играл. Время от времени заказывал бокал пива, пару раз отходил перекусить, благо еда и напитки подавались за счет казино. Сознание окончательно сузилось, превратилось в узкоспециальную компьютерную программу, управляющую ходом игры, а настоящий Авдей словно впал в кому ожидания, безучастный ко всему, будто бы репетирующий неотвратимое небытие. Шелест карт, стук фишек, голос дилера, реплики партнеров. Вечность длиной в сутки.

Из игорной каталепсии его вытащило физическое воздействие. Кто-то тряс его за плечо. Авдей с трудом вынырнул и уставился на зеленое пятно стола на фоне смутно-пурпурных стен. На столе было много круглых разноцветных штуковин, сложенных стопочками, и все они лежали перед Авдеем. Больше никого за столом не было.

- Простите, сударь, - сказал ему прямо в ухо какой-то человек. Авдей подумал, что это дилер, но повернув голову увидел солидного мужчину в хорошем костюме и бэджиком, на котором было написано «Управляющий».

- Простите, - повторил управляющий и слегка поклонился. - К сожалению, я вынужден сообщить вам, что казино закрывает для вас дальнейшие ставки.

Авдей недоуменно посмотрел на управляющего. Закрывает? Почему? Неужели он проигрался? Но тогда почему перед им лежит такая гора фишек?

- Позвольте поздравить вас, - сказал управляющий. - Вы первый посетитель за последние пять лет, кому удалось достичь максимально разрешенного однодневного выигрыша — восемь тысяч. Примите мои поздравления. Ваш выигрыш будет выдан вам безотлагательно. Надеюсь, что вы станете постоянным клиентом казино.

Авдей тупо переводил взгляд с управляющего на гору фишек и обратно. Восемь тысяч дней? Он ухитрился выиграть восемь тысяч дней? Он сможет вернуть долг?!!!

Его вдруг словно током пронзило: время!!! Похоже, он проторчал тут всю, ночь, а в девять утра он должен был вернуть полторы тысячи дней Третьему Вечному. Надо успеть!

- К-который сейчас час? - судорожно выдохнул он, ухватив управляющего за дорогую ткань пиджака.

- Сейчас без трех минут десять утра, - сказал управляющий, изящным жестом отцепляя от себя скрюченные пальцы Авдея. - Мы выплатим ваш выигрыш буквально через несколько минут, а пока осмелюсь предложить вам это прекрасное шампанское в честь вашей удивительной победы, - он кивнул и из-за его спины выступил официант с бокалом на подносе.

Авдей похолодел. Он опоздал. Неважно, сколько он там выиграл, он все равно не успел вернуть долг. Он опоз…

Стоп! Это же невозможно! Почему он все еще жив? Рука его непроизвольно метнулась к горлу…

- Мы взяли на себя смелость выплатить ваш долг уважаемому Кириллу Александровичу в счет вашего будущего выигрыша, чтобы не отвлекать вас от столь замечательной игры, - с усмешкой сказал управляющий, заметив, как Авдей потирает шею, лишенную жизнеприемника. - Это противоречит нашим обычным правилам, но Кирилл Александрович заинтересовался вами и лично следил за развитием. - Управляющий прислушался к словам подошедшего к нему со спины человека в форме охранника казино и кивнул. - Прошу вас, пройдемте. Ваш выигрыш ждет вас. - И он пригласил Авдея величественным взмахом руки.

Пока они шли через казино, все посетители и персонал при виде Авдея вставали, прервав игру и аплодировали. Слышались слова поздравлений и возгласы «браво!». Игроки часто радуются чужой удаче, ведь каждый надеялся когда-нибудь обыграть казино.

Авдей все никак не мог понять, зачем его надо куда-то вести, если можно просто выдать чек на восемь тысяч.. То есть на шесть с половиной тысяч дней. Кстати, сумма приличная, но ничего особенного, неужели у них тут никто никогда не выигрывал столько? Смутно припомнилась гора фишек на столе, но Авдей не успел прикинуть, на сколько она тянула — управляющий открыл массивную деревянную дверь, и они вошли в огромный зал, полный народу. Люди сидели рядами, словно в театре, но не перед сценой, а перед небольшим балконом на высоте пятого этажа над залом — именно на этот балкон и вела дверь, открытая управляющим.

- Прошу вас, - еще раз сказал тот, и аккуратно закрыл за собой дверь, когда они вышли на балкон. - Ваш выигрыш.

Авдей непонимающе посмотрел на него. Управляющий подошел к небольшому пульту, и нажал несколько кнопок.

- Вы выиграли восемь тысяч лет, - сказал он Авдею. - По правилам нашего заведения любой выигрыш должен быть выплачен немедленно, однако такую сумму собрать нелегко.

ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ?!?!

- Даже Кириллу Александровичу пришлось предпринять определенные усилия, чтобы найти обеспечение вашему выигрышу, но он с радостью пошел на них, - продолжал управляющий, глядя прямо Авдею в глаза. Руку он держал на большом красном тумблере.

Авдей вдруг понял, что шеи всех сидящих в зале людей окольцованы жизнеприемниками. Где-то на дне желудка сухим льдом заворочалось, заерзало жгучее страшное предчувствие.

ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ!!!

- Кирилл Александрович решил, что не каждый день простому человеку удается сравняться с Пятеркой Вечных. Поэтому он принял в вашей судьбе живейшее участие, - сказал управляющий. - Итак, выигрыш — ваш!

Он повернул красный тумблер, и все люди в зале мгновенно умерли.

«Нет! Нет! Не надо!!! Пожалуйста!!! Я не хотел, не надо!!!» - хотел закричать Авдей, но захлебнулся в хлынувших в него жизнях сотен человек, которые умерли, потому что ему хотелось просадить жалкие полторы сотни. Он хотел отказаться, уснуть, забыть этот кошмар, как-то увернуться от временного потопа, но знал, что ничего не может с этим сделать, и что этот ад будет преследовать его всю его чудовищно длинную жизнь.

Все восемь тысяч лет.

+6
00:10
307
10:35
+1
bravoБраво, Никита! Рассказ просто великолепен!!!
11:52
+1
Спасибо!

Осмелюсь попросить — вы монетизируйте свое удовольствие, оставьте мне фишки — рассказ-то конкурсный ) litclubbs.ru/news/2541-kazino-zharkii-iyul-da-nachnyotsja-igra.html )))
14:15
+1
Эх, кутить, так кутить!
3 фишки этому рассказу. Он лучший! thumbsupСпасибо, Никита!
21:57
+2
Отличная история, написано замечательно. Я думала, рассказы на тему движа будут роскошно-бархатными, авантюрно-игривыми, но Вы все мои ожидания разрушили. И это впечатляет))
1 фишка (отдала б три возможных, но есть ещё интересные работы, всем раздаю по одной)
22:15 (отредактировано)
+1
Спасибо!

Не в фишках счастье, но в радости читателя ) И я очень доволен, что мне удалось ваши ожидания обмануть, как ни крути, но изюминка короткого рассказа на 90% — именно в развязке )
14:10 (отредактировано)
+1
Да, развязка сделала рассказ 1 фишка
14:50
+1
Спасибо!
15:31
+1
1 фишка
11:22
Ретро-фантастика :)
Разруха на поверхности, но там, под землёй — ничего не изменилось.
Нас бомбят, а мы (крепчаем) играем! :))
Ну и дирижабли — любимое транспортное средство всех фантастов (для бомбометания) :)
Есть в них (дирижаблях) что-то зловеще-монументальное и одновременно — трогательно-беззащитное :))

1 ФИШКА.
11:40 (отредактировано)
+1
Если чуть задуматься, то под землей разруха другого типа. На поверности рушатся здания, под землей — судьбы.
12:37
Как всегда, впрочем :))
18:07
Оставшиеся 2 фишки после одаривания всех номинаций оставляю здесь.
Понравилась идея.
Спасибо!
Круто! Покер люблю!
Есть у меня нечто похожее про жизнеприемники) только там сантехник гг.
Начнём с 1й фишки
12:56 (отредактировано)
3 Фишки.
Классный рассказ. И страшный. Война жрёт и снаружи и изнутри. Наверху хотя бы честно — бомбы, снаряды, а вот внизу… Лучше бы его снарядом прибило, чем теперь так жить, без души…
00:03
Интересная история. Хотя и напомнило фильм «Время», но так отдалено. Написано неплохо. Только бы я написал не «Он повернул красный тумблер, и все люди в зале мгновенно умерли», а скажем так «Он повернул красный тумблер, и время всех людей в зале мгновенно перешло к нему».
1 фишка.
Загрузка...
54 по шкале магометра

Другие публикации

Дрова
Сергей Гор 1 час назад 0
Ода
Саманесвоя 7 часов назад 0
***
***
Морозовлит 9 часов назад 4