Повесть о военно-полевом романе. Гл. 21 и 22

18+
Автор:
prostak
Повесть о военно-полевом романе. Гл. 21 и 22
Аннотация:
Надежда умирает последней
Текст:

Глава 21. Успех номер два

К лету актуальным для некоторых, в том числе и для Георгия, стал вопрос о досрочной демобилизации для поступления в институты. На точке в числе «старичков», то есть служащих третьего года, было трое со средним образованием. Это, кроме Георгия, радист первого класса и планшетист, имеющий второй класс — высший для планшетистов. Если будет конкурс, то Георгию не светит победить в нём, так как, во-первых, оба его конкурента служат на этой точке с первого дня своей службы в армии, а во-вторых, на Георгии было несмываемое пятно разжалованного. Тем не менее Георгий на всякий случай попросил своего отца прислать аттестат зрелости. Диплом техникума ведь лежал в Московском политехническом институте. О его студенчестве никто в армии не знал. Георгий послал заявление, приложив к нему аттестат, в Московский инженерно-строительный институт (МИСИ) и теперь ждал вызова на вступительные экзамены. То же самое сделали и его друзья-конкуренты, послав документы в ВУЗы своих родных городов.

Тут-то ребята узнали, что и командир роты намеревается поступать в военную академию. Значит, в роте четыре абитуриента! Нужно готовиться к экзаменам, а Справочника для поступающих в ВУЗы нет. В нём же все программы по предметам. Без него, как без рук. До несчастного захолустного городишки дефицитная литература не доходит. Пожалуй, в это жаркое время Справочник не найти даже во Львове. Но чем чёрт не шутит! Как-то, когда в общении с капитаном разговор зашёл об учёбе, о высшем образовании, командир посетовал на отсутствие Справочника, добавив, что даже в штабе полка не смогли с этим помочь. Георгий набрался смелости и наглости и предложил командировать его во Львов для поиска Справочника, уверяя, что поиск наверняка завершится успешно. Может быть потому, что после предыдущей поездки и командир, и замполит считали, что Георгий может достать что угодно, но сейчас капитан ответил кратко: - Будем посмотреть.

Посмотрел, и вскоре старшина приказал собираться в дорогу.

- Едем в Луцк на нашу продбазу за капустой. Обратно поедешь сам, поездом. Документы дам тебе в Луцке.

- Есть, товарищ старшина. Ехать в повседневной форме?

- Да.

Через час выехали на ГАЗ-51. Старшина сидел в кабине рядом с водителем, Георгий — в кузове, при бочке для капусты. На базе Георгий натянул на свои сапоги обувку «до куда некуда» из экипировки химзащиты и по опущенной в бетонный цилиндр ямы деревянной лестнице спустился вниз, метра на три, на поверхность солёной капусты. Шофёр сверху подавал ведро на верёвке, вытягивал его наполненным и относил старшине, стоявшему в кузове машины. Тот вываливал содержимое ведра в бочку. Эта операция продолжалась до заполнения бочки. Потом старшина вручил Георгию документы о командировании и на обратный проезд. Садясь в машину, напомнил Георгию о необходимости купить Справочник.

В книжных магазинах, в которые Георгий заглянул, прогуливаясь по городу, Справочника, как и ожидалось, не было. Тогда он попросил в справочном киоске адрес книготорговой базы. Дали справочку и объяснили, как туда добраться. По адресу оказался двухэтажный деревянный дом. Вход на второй этаж по наружной лестнице со двора. На верхней площадке курили два парня. Георгий обратился к ним с вопросом о Справочнике.

- Сейчас докурим и проводим тебя к складу - там курить нельзя.

Пошли во двор к длинному деревянному сооружению сарайного типа, с воротами вместо дверей. Ворот несколько. Одни приоткрыты. К ним и подошли.

- Эй, Кузьмич, у тебя есть Справочник для поступающих в ВУЗы?

- Для тебя у меня нет ни … (далее непечатное).

- Да не мне это. Тут солдат ищет.

Из глубин сарая появился Кузьмич. Посмотрел на Георгия, убедился, что действительно солдат, к тому же рядовой и пробурчал:

- Для солдата найду.

Скрылся и через минуту вынес экземпляр Справочника.

Георгий расплатился и с облегчением вздохнул - дело сделано. Теперь можно и о себе подумать. Тут же у ребят спросил, как добраться до пединститута. Подсказали, и Георгий поехал к нему. Далее история повторилась по сценарию Львовского политехнического института. Только теперь нужно сдавать начертательную геометрию и рядом не было Нади. Так же во время лекции Георгий подготовил ответы на выданное ему задание, и на перемене рассказал и показал преподавателю решения. Тот спросил:

- Четвёртки тебе хватит?

- Вполне.

- Ну получай и иди ставь печати.

Эти два экзамена, сданные Георгием, впоследствии принесли ему большую пользу. Учась в МИСИ, он уже в первом семестре зарекомендовал себя успешным студентом и это реноме удержалось за ним на все годы учёбы. Закончил институт с красным дипломом.

Вернувшись в роту, Георгий скромненько вручил Справочник капитану и робко понадеялся, что капитан даст возможность воспользоваться Справочником и остальным абитуриентам. Начались более или менее регулярные самостоятельные занятия по подготовке к вступительным экзаменам. А мнение о способностях и возможностях Георгия ещё более возросло.

А вскоре пришло из штаба официальное уведомление, что от роты для поступления в институт будет демобилизован только один человек. Все, даже самые робкие надежды Георгия рухнули. Не уехать домой в июле, сидеть теперь до осени, может даже, поздней осени — с первоклассными специалистами не очень-то охотно расстаются.

Глава 22. Надежда умирает последней

Прав был впервые сказавший: «Жизнь полосата».

После неприятного известия только об одном досрочно демобилизуемом для поступления в институт произошло ещё одно событие, негативно изменившее во многом образ жизни Георгия. Он возился в песочной яме для прыжков в высоту со своим коллегой, который до армии занимался классической борьбой, имел спортивный разряд и тяжёлую весовую категорию. Вот и сошлись два крепыша в борьбе на песке. Борец попытался выполнить бросок через бедро, а Георгий потащил его за собой. Упал на левый бок и сверху его придавила туша тяжеловеса. Острая боль в плече пронзила Георгия. Рукой невозможно было пошевелить. Ребята довезли его до городской поликлиники. Чтобы снять гимнастёрку и сделать рентген, пришлось разрезать её до конца. Перелома не обнаружилось, просто сильный ушиб плечевой кости. Шишка на этой кости так и осталась у Георгия на всю жизнь. Последствия этого случая были печальными. Во-первых, «обидчик» более месяца каждое утро заправлял постель Георгия, так как его рука была на перевязи. Во-вторых, вынужденно закончились занятия Георгия штангой, стало невозможно играть в волейбол и прыгать в высоту (это тоже увлекало Георгия во время службы). Только через месяц Георгий начал занятия стайерским бегом и очень увлёкся этим. График бега был такой: первый день — три километра, второй — пять, третий — десять. Потом день отдыха и снова этот цикл. Георгий настолько втянулся в полевой кросс, что испытывал от бега большое удовольствие.

Повреждение руки не помешало дежурству Георгия на станции и несению караульной службы. Так что, установленная на точке размеренная жизнь шла своим чередом.

И опять сошлюсь на афористическое высказывание неизвестного мудреца: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». В роту пришло из штаба радиосообщение, что командир полка со своим заместителем по политической работе едет в самую крупную роту полка, дислоцированную в городе Владимир-Волынский. По пути ему предстоит проехать и роту Короля. Причина поездки комполка - ЧП армейского уровня, нанёсшее громадный моральный ущерб полку. Дело в том, что во Владимир-Волынской роте застрелился старшина- сверхсрочник.

Король объявил аврал. Весь личный состав был брошен на хозяйственные работы. Убирались и драили полы в помещениях, вычищали всю территорию роты, красили извёсткой кирпичи, ограждающие клумбы и дорожки, обновляли белой краской боковины колёс автомобилей. Все вкалывали по-чёрному. Зато через три-четыре часа вся рота сияла, как котовы … Часовой не спускал глаз с дороги. Наконец, раздалась его зычная команда: «Рота, смирно!»

Командир роты подбежал к автомобилю комполка и доложился. Полковое начальство было в удручающем состоянии. И у того, и у другого были злые и хмурые физиономии. Они отказались задерживаться в роте. Только выпили чаю с какими-то бутербродами и продолжили свой путь.

Но авральные работы не пропали даром. На обратном пути полковники задержались в роте Короля часа на два. Они прошлись по территории, заглянули в помещения и на станцию. После принятого обеда приказали Королю собрать весь личный состав в беседке. Оба полковника и капитан сели за столик в центре беседки, остальные расположились на скамьях вдоль её стен. Комполка вкратце рассказал о ЧП, о том, во что выльется это ЧП для полка, о реакции командира Прикарпатского военного округа генерала Кривко и командира Киевской армии генерал-полковника А. Покрышкина. В заключении сказал, что Владимир-Волынская рота расформировывается, все военнослужащие распределяются по другим ротам, а на месте старой роты будет сформирована новая.

Комполка предложил всем желающим задавать вопросы ему и замполиту, добавив при этом, что после поездки в злосчастную роту здесь он отдыхает душой. Солдаты задавали вопросы разного характера, исходя из наболевшего. Георгия, конечно, очень заинтересовал ответ на вопрос, заданный планшетистом:

- Товарищ полковник, когда вызовут в штаб солдат, подлежащих досрочной демобилизации в связи с поступлением в институты? До нас дошли слухи, что штаб организовывает подготовку этих солдат в средней школе.

- Пусть на этот вопрос отвечает мой зам. Это его епархия.

- Слухи верные, - приступил к ответу замполит. - Вызовем в первых числах июля. Уже есть договорённость с одной из средних школ города. Там специально будут из отпусков вызваны преподаватели всех дисциплин, которые встречаются на вступительных экзаменах в институтах. Жить будут в помещениях бывшей школы младших военных специалистов.

- Кстати, капитан, - перебил замполита комполка, обращаясь к Королю, - сколько от Вашей роты таких поступающих?

- По приказу один человек, товарищ полковник, а желающих и имеющих к тому основания трое.

Комполка обращается к замполиту:

- А сколько человек должны были быть отпущенными из Владимир-Волынской роты?

- Пять, товарищ полковник.

- Ну так вот, - продолжил комполка, обращаясь к замполиту, - от той роты не поедет ни один человек, а из этой пусть едут все трое. Подготовьте соответствующий приказ.

- Есть, товарищ полковник, — вскочил и вытянулся замполит.

Георгий был ошарашен. Он даже сразу не смог осознать и оценить свалившееся на него счастье. Его сначала даже не привёл в смущение тот факт, что это счастье основывается на огромном несчастье другого человека — покончившего с собой старшине.

Теперь все трое, направившие свои документы в институты, с остервенением принялись, помогая друг другу (ведь уже не конкуренты), штудировать науку в свободное от службы время. Капитан тоже торчал в учебниках, но дома, не контактируя по этим вопросам с солдатами. Но позволил пользоваться иногда Справочником для поступающих в ВУЗы. Настроение у ребят лихорадочное, в предвкушении скорого прощания с армией и свидания с домом. Завершается это почти трёхлетнее «исполнение священного долга каждого гражданина СССР»!

В последнем письме Наде Георгий сообщил ей эту новость и посетовал, что Надя не живёт в этом городе и только изредка наведывается туда к матери. В своём ответе Надя была очень кратка: «Значит, скоро я теряю тебя навсегда».

+1
12:55
61
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кристина Бикташева

Другие публикации