Без Лица

16+
Автор:
keithchasen
Без Лица
Аннотация:
Невидимые существа, крадущие лица приходят в гости без приглашения. И только один человек знает какую цену нужно заплатить, чтобы не стать очередным изваянием, выставленным на площади.
Текст:

***

- Я буду двигаться быстро, - cказал Оллард, нахмурившись. - Хорошо, что они открываются вовнутрь. Дерну их за собой. Вам останется только запереть на засов. Справитесь?

Битси и Бобси, несмотря на терзавшее их сомнение, нервно закивали. Оллард какое-то время недоверчиво смотрел на них. Небольшого роста старик казался им великаном. Густая копна его седых волос будто касалась потолка их домика, а серая как осеннее небо мантия круто спадала вниз подобно склонам и острым выступам скалы.

Оллард прислонился к двери, прислушиваясь к шуму, доносившемуся снаружи. Почуяв едва слышное шипение, он тихо проговорил “Сомнений нет...” и прикрыл лицо тканью так, что за ней враз спрятались глаза, нос, рот, и даже коротенькая, реденькая щетина, проросшая на узком подбородке и впалых щеках. Испуганные глаза Бобси и напряженные Битси внимательно следили за ним. Оллард легонько взъерошил их светлые кудрявые волосы. Бобси обреченно посмотрел на кусок ткани, за которым скрывалось лицо старика, а Битси воспринял это как личное оскорбление. “Маленький рост - не значит, что я ребенок”, подумал он, но вслух ничего не сказал, а лишь злобно зыркнул на великана и тут же отвернулся.

- Ложитесь спать, - сказал Оллард. “Заснешь тут”, подумали Битси и Бобси. - Да двери никому не открывайте пока я не вернусь. - Старик медленно потянул засов. Шипение усилилось. - Чувствуют… - с отвращением заметил он.

- Может все же дождаться утра? - тихо спросил Бобси. - Кто знает какие ужасы еще таятся в ночи?

Битси грозно зыркнул на него.

- И потерять столько времени? - он осекся и плавно повернул голову к Олларду, - я уверен, что Оллард не стал бы действовать столь безрассудно, если бы не был уверен...

Старик смахнул с лица маску и подошел к Бобси. Встав перед ним на одно колено, он улыбнулся и положил ему на плечо руку.

- Я ценю твою заботу, мой драгоценный друг, но, как правильно заметил твой братец, я постараюсь быть предельно осторожным.

Он похлопал Бобси по плечу, а после встал и, вновь надев маску, подошел к двери. Оттуда он жестом пригласил Бобси встать рядом с братом, на что тот незамедлительно отреагировал. Резко потянув ручку на себя, Оллард выскочил наружу и так же резко захлопнул за собой двери. Братья, лишь на мгновение удивившись поразительной ловкости старика, навалились вместе на дверь и судорожно задвинули засов.

Битси глубоко вдохнул и тут же зашелся сильным кашлем. Испуганный Бобси подбежал и начал колотить согнувшегося в три погибели брата ладонью по спине.

- Ты делаешь только хуже, - задыхаясь, прорычал Битси. Бобси пристыженно убрал руку за спину и посмотрел на двери.

- Зачем он закрыл лицо этой тряпкой? Неужели это спасет от запаха?

Битси сухо кашлянул еще несколько раз и, наконец, выпрямившись, злобно посмотрел на брата.

- Вовсе нет, болван, - на этих словах Бобси потупил взгляд, - они видят тебя, пока ты не спрячешь лицо.

- Кто они?

- Те, кого ты слышишь, - фыркнул Битси.

- Я слышу шум...

- Это они и есть, тупица, - Битси подошел к окну и задернул шторы, - вонь эта… похоже, что из самого пекла. - Он помолчал немного, глядя в окно, и как будто пытался угадать где именно сейчас стоят невидимки и злобно шумят, нетерпеливо ожидая момента когда их пустят внутрь. - Их называют узурами. Невидимые твари из-под земли. Они воруют лица…

- Воруют лица? - ужаснулся Бобси. - Но как?

- Понятия не имею. - Битси тяжело вздохнул. - Но что не представь, картинка не будет приятной. Оллард знает кого-то, - его голос на мгновение дрогнул, - того, кто поможет.

- Что они здесь забыли? - едва не плача пропищал Бобси.

- Прекрати, - Битси с отвращением посмотрел на брата, - старик нас не бросит в беде. Он знает кого-то. Нам нужно только подождать.

1

Дыхание Олларда сбилось. Он оглянулся, хотя знал, что при всем своем желании, не смог бы увидеть того, чего так сильно опасался. Устав от промокшего куска ткани, постоянно прилипающего к физиономии, он с некоторой опаской, сдернул его, крепко сжал и почувствовал выделившуюся оттуда влагу. Скомканный сырой кусок ткани он вложил в карман своей мантии и, остановившись на минуту, несколько раз глубоко вдохнул.

Влажная, вязкая глинистая почва крепко хваталась за его башмаки. Даже земля пытается помешать мне, - подумал он и невольно ухмыльнулся. - Это не магия, нет-нет, мальчишка просто умеет ориентироваться на местности, о да, он делает это превосходно. Знает как выгодно использовать все ее секреты. Да поможет мне Велимира не угодить в трясину какую али в яме глубокой не очутиться. Приготовил ведь подлец какую-то гадость такую, чувствую я. Не хочет гаденыш речь человеческую слышать.

Оллард часто тосковал за своей гнедой кобылой по кличке Вишенка, особенно в дальней дороге, но сейчас потеря ощущалась как никогда остро. Старушка служила ему верно до последней минуты своей жизни. Преодолев последний бродь под проливным дождем, она застряла в глубокой грязи. На последнем издыхании, загнанная лошадь пошатнулась, слабые ноги подкосились и она упала в грязь, сбросив при этом всадника. К огромному сожалению Олларда, ему пришлось избавить ее от мучений, воспользовавшись единственным оружием, которое у него было - коротким кинжалом. Поблагодарив ее за спасение, он провел рукой по испачканной в грязи гриве и шее. Слезы тут же покатились градом, но это не помешало ему одним резким и точным движением вскрыть бедняге яремный желоб и навеки предать ее покою. Сейчас он думал лишь о том, что глубокая грязь на этот раз может забрать и его жизнь.

Дай сил, Велимира, помоги!

Небольшая хижина стояла на отшибе. В нескольких милях от тракта, словно гигантский гриб, она скрывалась в высоких зарослях камыша, проросшего вблизи Мертвенного леса. На первый взгляд неподходящее название для простирающегося на долгие мили изумрудного великолепия высоких плотно растущих сосен, было дано, однако, неспроста. Всяк, знающий хотя бы одну историю из того множества, что здесь произошли, ни в коем случае не усомнится в его правильности.

Старик, покачиваясь, медленно приближался к лесу. Ноги его то и дело пропадали в невообразимой субстанции, состоящей из грязи, воды и подгнившей травы. С каждым шагом мерзкое а капелла жабьего хора, состоявшего по меньшей мере из пары десятков особей, из легкого пиано-пианиссимо превратилось в форте, а вскоре обернулось яростным фортиссимо. Вряд ли лягушачий отряд мог бы послужить стражей, но в том, что хозяин осведомлен о приближении непрошенного гостя, Оллард не сомневался.

Убогого вида двери со скрипом приоткрылись и в ноздри старику тут же впился запах бражки, а также чего-то, что определить ему не удалось. Он медленно вошел внутрь. На голову посыпалась деревянная стружка. Аккуратно потянув за собой дверь, он обратил внимание на то из чего она была сделана: три прогнившие сосновые доски были кое-как соединены между собой кривыми поленьями. Толстый слой поленьев и досок, насквозь пробитый тонкими металлическими прутьями, выглядывающими наружу, лениво скрипнул и встал на место. Оллард заметил, что торчащие из дверей шипы придают жилищу немного зловещий вид.

Окна халупы, завешенные грязными тряпками неизвестного происхождения, не пропускали солнечный свет, который уже понемногу заливал округу. Благодаря этому в комнате царила приятная прохлада, особенно ценная после такого изнуряющего похода. Насладиться сполна ею, однако, мешала симфония смрадов различного характера и интенсивности, витавших внутри. Источник одного из таковых, по мнению Олларда, сейчас почивал у дальней стены.

- Ах вот оно что, - сказал Оллард, заметив торчащий из темноты большой палец ноги. Грязные башмаки, украшенные светло коричневыми узорами засохшей глины, праздно валялись поблизости.

Оллард огляделся. Слева от него на полу в ряд стояло четыре банки с мутной жидкостью.

- Чистейший продукт, - донеслось из темноты, - прекрасно тонизирует. Такое зелье и мертвеца поднимет.

Оллард улыбнулся.

- Насколько я помню, такое зелье не имеет запаха и, к тому же, оно прозрачно как вода из горного источника. Более того, в таких объемах сотворить его не под силу даже сильнейшему пойловару. Но, - старик вздохнул, пожав плечами, - я уже слишком стар и могу ошибаться.

- Дурак ты старый, - проговорил голос из темноты. Оллард знал, что имей его владелец способность улыбаться, он непременно воспользовался бы ею. Густая тень закрывала лицо и тело хозяина хижины. Лишь голос и ступня, которая подергивалась в такт какой-то неслышимой мелодии, давали понять, что в темноте скрывается живой человек.

- Налей себе стаканчик, если хочешь, а после того, как опустошишь, будь добр, поставь его на место и возвращайся туда, откуда пришел.

- Не вижу ни одного чистого, - сказал Оллард, бегло окинув взглядом небольшой столик у стены справа, на котором валялась груда грязной посуды, половина плохо ощипанной дикой утки, давно пропавшей, судя по опарышам, кишевшим внутри нее, а также нож с прилипшим к нему и успевшим окаменеть куском лягушачьего мяса. - К тому же, я не пью огонь-воду, - он повел бровями, как-будто что-то вспомнил, - по-крайней мере по утрам.

- Тогда все складывается даже лучше чем я мог бы пожелать.

- Твоя любезность как всегда не знает границ, Рикерт, но...

- Прекрати ерничать, старик, - перебил его голос из тени, который теперь звучал явно раздраженно, - сегодня я не в настроении принимать гостей.

- Сегодня, завтра, через месяц, - рявкнул Оллард, - ты всегда не в настроении. Я хорошо тебя знаю, Рикерт…

- А если ты знаешь меня, - крикнул Рикерт, не дав старику закончить. В тени показался его силуэт, - какого черта здесь делаешь?!

Старик сделал два шага вперед и открыв было рот, чтобы ответить, ощутил спиной сильный поток воздуха. Он обернулся и обнаружил, что двери открыты настежь, а на пороге стоит коренастый лысоватый мужичок с большим брюхом и шикарными пепельного цвета усами. Не смотря на свой возраст, выглядел он весьма бодро.

- Бандит! - выкрикнул он, ступая в хижину.

- Вот, - чуть спокойнее сказал Рикерт, - учись, старик, как нужно открывать эти двери - стремительно и бесшумно.

- Ты где был вчера? - продолжал усатый незнакомец, - Я хотел тебя поздравить.

- Поздравить? - вмешался Оллард.

- Мне вчера … - начал было отвечать Рикерт.

- Тридцать лет ему жахнуло, - не дал он закончить Рикерту, - а он с батей даже рюмку не опрокинул, мелкий засранец. Ты где был вчера, бандит? - отец Рикерта уселся за стол и наклонился к половине утки, а, разглядев ее содержимое, с отвращением отпрянул назад.

- Так уж вышло, - начал Рикерт, - что у нас с тёщей день рождения в один день, вот я и ходил её поздравить. А она у меня такая баба, выпить не дура. Так что мне как раз полечиться не мешало бы. Боюсь как бы ноги не отнялись после её зелья. Настаивает мутнягу вонючую на коре этого, как его...

- Дурка-древа, - помог ему вспомнить Оллард.

Даже тень не могла скрыть явного удивления Рикерта:

- Ты-то откуда знаешь?

- А я, друг мой, по роду деятельности обучен готовить другого рода дрянь. Не такую, конечно, как смерть-вода твоей тещи, судя по всему. Моя-то имеет благоприятное воздействие, как раз помогает в таких случаях.

- Так может нальешь пару капель?

- Извини, - развел руками Оллард, - не прихватил с собой.

Из тени послышался обреченный вздох.

- К слову об угощениях, не дашь ли старику напиться с дороги?

- Только если старик соизволит взять ведро, да пройтись к ручью. Так уж и быть предоставляю ему право первого глотка. - ответил Рикерт, на что Оллард молча покачал головой загадочно улыбаясь.

Отец Рикерта подозрительно посмотрел на старика:

- А это что за хмырь?

- Старик Оллард. - спокойно ответил Рикерт и тяжело вздохнул.

- То, что старик, вижу, да только кто он такой, пока не ясно.

- Старый друг, - раздраженно бросил Рикерт и тут же приложил руку ко лбу и, закрыв от боли глаза, добавил, - чего ты привязался, ну?

- Ну да, старых же друзей ты себе выбираешь, сын, - продолжил родитель, глядя на Олларда уже улыбаясь, - так я о чем, ага! Тьфу ты! Эта, как её, никак не запомню…

- Не поминай ее, - с болью произнес Рикерт. - Прошу не надо.

- Теперь-то какая разница? - Отец будто бы и не слышал этих слов и все продолжал жаловаться Олларду. - А он к матери ее на кой-то. Эта его вокруг пальца-то и не раз, - тут он снова глянул в дальний темный угол, - а ты к матушке ее, говорю...

- Она-то любит меня.

- Матушки они такие, - снова встрял Оллард, - зятей любят.

- Никогда не слышал большей глупости! - отец Рикерта выпучил глаза, - ну да черт с ними! - он протянул руку старику, - меня Вадит зовут, кстати.

- Рад встрече, - Оллард пожал ему руку.

- Ага… - Вадит снова перевел взгляд на тень, в которой прятался его сын, - Ты какого поперся-то к ней?

- Так уж вышло, что у нас с нею день рождения случился в один день.

- Вот те раз, - искренне удивился Вадит, - это, стал быть, и в прошлом году…

Оллард изумленно вздернул брови. Рикерт, давно привыкший к тому с каким вниманием отец относится к деталям, невозмутимо ответил:

- Насколько помню, да, в прошлом году наши дни рождения также были в один день.

- Ничерта отцу не рассказывает, засранец. Как женился так года два молчал. Все в секрете. Мать как умирала, я ни сном ни духом. Воспитала так. Настроила. Против меня... Понимаешь, старик?

Старик понимал и кивал. Вадит подошел к сыну.

- Святая… как ее...! - вдруг воскликнул он.

- Велимира, - тихо подсказал Оллард

Вадит проигнорировал подсказку ибо все внимание его было приковано ко внешнему виду сына.

- Это что на морде-то?

- Ну вот, - вздохнул Рикерт, - я сто раз тебе рассказывал, а ты все время удивляешься. Странно, что ты рожу то мою помнишь в принципе.

Раздраженный Рикерт наконец встал со скамьи и вышел на свет. Оллард, который в последний раз видел мальчишку по меньшей мере два года назад, нахмурился, снова увидев его лицо. Даже при слабом освещении были видны идеально гладкие щеки, похожие на части шлема, что въелись глубоко в кожу. Угольно черные волосы обрамляли его лицо, ниспадая до самых плеч. Глаза, полные грусти и отчаяния поймали взгляд старика. Оллард обнаружил в них нечто, чего до этого не замечал. Невысокий, худощавый паренек потирал лоб и зевал. На вид ему было не больше семнадцати.

- Зачем ты пришел? - тихо спросил Рикерт.

- Твое лицо..., - начал Оллард.

Рикерт закрыл глаза и, наклонив голову, издал нечто среднее между рычанием и стоном, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик.

- ...они здесь, - тихо добавил Оллард и на этих словах стон и рычание утихли, а семнадцатилетний мальчишка поднял голову. Мгновение он смотрел на старика с выражением, в котором смешались злость, решительность и удивление.

- Откуда? - спросил он настолько тихо, что могло показаться будто он теряет голос. Старик молчал. Рикерт завертел головой из стороны в сторону, будто пытаясь найти что-то на стенах хижины. Он кашлянул, пытаясь прочистить горло, после чего снова спросил:

- Откуда они могли взяться? - голос по-прежнему звучал тихо.

- Если бы я знал, я бы не тревожил тебя, друг мой. - тихо ответил Оллард.

- Друг… - оскалившись, прошептал Рикерт, - подай-ка другу стакан воды, будь так любезен, друг. - он указал на стакан, стоявший у окна. Стенки стакана были покрыты чем-то, окрашивающим его белым матовым цветом. Тут же под окном Оллард обнаружил кадку, на дне которой еще было немного воды. Зачерпнув оттуда полстакана, он подал его Рикерту.

Осушив стакан, Рикерт во весь голос крикнул:

- И ты не мог начать с этого? - как вихрь он метнулся к двери и схватился за голову. В глазах потемнело, а голова заболела так, будто внутри что-то лопнуло.

- Где? - тихо спросил он, приоткрыв глаза.

- В Крыуле, - после короткой паузы ответил Оллард.

- Что ж, - Рикерт оглянулся и посмотрел на отца, - значит, пора в путь.

- Какой путь? - возмутился отец, - я требую, чтобы ты со мной дерябнул по единой, - а после паузы добавил, - минимум раз пять. Я что зря пробирался через этот треклятый лес? Вид конечно прекрасный… сосны эти, черт бы их побрал...

Рикерт провел рукой по густым и длинным темным волосам.

- Здесь литров двадцать самогонки, - он указал на здоровенные бутыли под столом, - угощайся.

- Я тебе что, пьянчуга какая-то? - обиделся отец, - э-эх...

- Не строй из себя невинность, отец, - губы были по прежнему напряжены, но глаза “улыбнулись”, - ну не передо мной, хотя бы.

Рикерт повернулся к Олларду и рукой указал на двери. Старик развернулся и пошел к выходу. Взглянув напоследок на отца, он неодобрительно покачал головой и последовал за стариком.

2

- Куда это ты? - спросил Рикерт, глядя на Олларда, который пытался отыскать свои следы в подсохшей на солнце грязи.

- Нам нужно вернуться на тракт, не так ли?

- Натурально, - хитрый оскал, приемник ушедшей навсегда улыбки, снова возник между затвердевших щек, блестевших в лучах дневного солнца, - однако, позволь показать тебе более удобный путь.

- Это какой-же? - удивленно повел бровями Оллард.

- Через лес, конечно же.

Заметив на лице старика откровенное удивление, граничавшее со страхом, Рикерт беспардонно хихикнул и рукой пригласил его следовать за ним.

- Не боись, старик, никто не посмеет тронуть тебя здесь в эту пору года, да и тем более когда я рядом.

- Солнце уже низко и тракт в другой стороне.

- К утру будем на месте.

- Целая ночь в лесу? Я могу понять твоего отца, - недоверчиво ответил Оллард, мелкими шажками возвращаясь на опушку, - но…

- Отец, - не дал ему закончить Рикерт, - чудило еще тот. Ночной лес его пугает только заезжими бандюганами, а вот по части нечисти он смельчак. Не верит, хоть ты тресни. И не боится. Потому и не боится. Он и прожил так много, потому что лишний раз старался не бояться. Не самый худший, кстати, принцип.

- Беспечность многих сгубила, - пожал плечами старик.

Рикерт медленно пробирался сквозь густо растущие высоченные кусты, глядя себе под ноги. Оллард пытался понять, по каким ориентирам движется паренек, однако ему это так и не удалось. Тропинка не прослеживалась, не было видно никаких, хотя бы даже старых следов. Лес казался абсолютно нетронутым.

- Это не беспечность, - Рикерт разломал несколько сухих веток, застрявших в высоких кустах, и те с едва слышным шорохом посыпались вниз, - а глупое пренебрежение правилами. При том, что я уже много лет зарабатываю этим на жизнь. Ему же кажется, что я продаю воздух. Еще одна глупость, кстати, - Рикерт хмыкнул и буквально все тело ответило острой болью. К этому невозможно было привыкнуть, но каждая попытка улыбнуться стоила дорого, - за воздух-то берут гораздо больше.

Они зашли уже глубоко в лес и хотя Олларду это не нравилось, он не выдавал своей встревоженности. Тем не менее Рикерт как-будто чувствовал все и без слов.

- Не бойся старик, скоро выйдем на тракт.

- Не похоже, - Оллард посмотрел вверх: острые кончики деревьев словно тысячи копий впивались в темно синее полотно неба. Подобно маленьким прорехам, сквозь которые сочился яркий свет, на нем стали появляться звезды. - Тракт в противоположной стороне. - Хаотично и плотно растущие сосны окружали путников. Как ни старался старик, он не мог обнаружить хотя бы намека на тропинку, в попытках же разглядеть пейзаж вдали, хотя бы немного отличающийся от окружавшего их, он снова терпел неудачу. “Что ж, наверняка мальчишка знает что делает” - успокаивал он себя.

- Конечно! - воскликнул Рикерт, как будто читая мысли старика. Они стояли возле небольшого углубления в земле. Поверхность почвы как будто была выдавлена массивным шаром. - Скажи, старик, ты когда нибудь задумывался о бесконечности?

- Случалось, - скептически ответил Оллард. И тут же недоверчиво добавил: - К чему ты клонишь?

- Сейчас я покажу тебе весьма элегантный способ благодаря которому можно недурно срезать путь к тракту.

Оллард напрягся.

- Мы пройдем через этот проход. Будем на месте через пару мгновений.

- Это невозможно! - решительно запротестовал Оллард, но тут же его одолело странное любопытство. - Погоди-ка, что ты там говорил про бесконечность?

3

Влага, образовавшаяся вокруг глаз Рикерта и оскал дали понять старику, что мальчишка смеется над ним. Взошла луна и ее сияние, отражаясь на его щеках, придавали пареньку зловещий вид.

- Подходи осторожно, - с нескрываемой радостью в голосе сказал Рикерт, - прыгнуть нужно четко в углубление.

- Прыгнуть?! - глаза старика округлились. Мальчишка ликовал.

- Могу пнуть тебя под зад. - Он пожал плечами. - В таком возрасте, поди, такие трюки до добра не доводят.

Сквозь частокол желтоватых зубов из под нависших тяжелых скул, доносился горловой смешок. Оллард на провокацию не поддался:

- Благодарю тебя, добрый человек…

Он подошел поближе и заглянул внутрь впадины с такой осторожностью, будто стоял на краю обрыва. Рикерт подошел к старику и похлопал его по плечу.

- Не бойся. Способ проверенный, а главное быстрый. К тому же в твоем возрасте…

- Хватит о моем возрасте! - перебил его Оллард, грозно взглянув ему в глаза.

- Как скажешь, - ответил мальчишка и подошел ко впадине.

- Не могу понять, что тебя так веселит. Еще пару часов назад, когда я сказал тебе о…

- Нельзя все время быть хмурым, старик, - перебил его Рикерт, - смех заряжает энергией. К тому же, похоже, матушка не врала, и свежий воздух действительно отлично справляется с похмельем. Не переживай, как только мы окажемся на месте, все будет как надо. Увидимся на тракте, надеюсь, у тебя все получится...

С этими словами он прыгнул во впадину и, не успев прикоснуться к толстому слою сухих иголок, что лежал внутри нее, мгновенно исчез.

“Впечатляюще”, подумал про себя Оллард, заметив, что ни одна из иголок даже не шелохнулась, но все же не решался повторить трюк. Он снова огляделся по сторонам. Проклятый пейзаж даже не думал меняться: в поле зрения не было ничего кроме сосен. Более того, стояла уже непроглядная тьма. Мальчишка не оставил ему выбора. Тяжело вздохнув напоследок, Оллард все-таки повторил номер, исполненный Рикертом.

Первое, что бросилось ему в глаза - это исчезнувшие в миг сосны. Однако, пока было непонятно, стоит ли радоваться. Невольно опустив голову, Оллард обратил внимание на то, что тело его вытягивается в длину. Ноги отдалялись так, словно сам он стал огромным куском резины. Наконец, ступни его понемногу стали растворяться, после чего тоже самое произошло с оставшейся частью ног, а после - и всего тела. Не имея больше запаса смелости, который позволил бы ему любоваться пустотой, там, где до этого была нижняя часть его тела, он посмотрел вверх. Небольшой кусочек неба, окруженный горловиной, сужающейся со временем, в итоге превратился в крохотную светящуюся точку на черном фоне. На мгновение точка исчезла и тут же появилась вновь, запустив обратный процесс. Дыра в черном полотнище, из которой сочился яркий свет, начала расти в размерах, причем явно быстрее. Оллард посмотрел вниз: его грудь стала понемногу проявляться в кромешной тьме. Словно на черном холсте по мановению кисти художника вновь появились ноги. И наконец его взору явился Рикерт, стоявший на тракте.

- Ну и долго же ты, старик...

- Что за фокусы? - рассердился Оллард. Он нагнулся и еще какое-то время изучал свои ноги, приподняв полы мантии, пока не убедился, что они имеют прежний вид.

- Спокойно! - улыбнулся Рикерт. - Нам же нужно было выйти на тракт. Мы сделали это гораздо быстрее, вместо того, чтобы преодолевать бесконечную глиняную кашу.

Оглядевшись, Оллард к своему удивлению признал, что до домика Битси и Бобси было рукой подать. Но поистине необъяснимым было другое. Палящее солнце, вынудило его прикрыть ладонью глаза.

- Как так? - удивился он. - Ведь сейчас ночь?

- За скорость нужно платить временем, старик.

- Прошло мгновение, не больше, - старик вертелся, пытаясь найти какой-то подвох.

- Все относительно. Когда мы подошли к яме, мой батя в лучшем случае выпил стакан, может два. Сейчас он уже мучается от похмелья. Мать всегда говорила, что он мгновенно напивается. Будь она жива, ситуация принесла бы ей немыслимое удовлетворение.

Старик почесал затылок, его глаза по-прежнему выражали недоумение. Он потоптался на месте, проверяя не то почву на предмет твердости, не то собственные ноги и потенциальную возможность перемещаться с их помощью как прежде. Хотя на самом деле больше всего его тревожила правдивость того и другого.

- Обратно так же?

- Увы, - Рикерт отрицательно помотал головой, - он работает только в эту сторону. Тут, как видишь, нет такого…

- Углубления?

- Да… К тому же, возвращаться я намерен в одиночестве. Не обессудь...

- Что ж, - сказал Оллард, натягивая на лицо кусок материи, - пришло время. Рикерт молча последовал его примеру.

Они подошли к небольшому домику и Рикерт глубоко вдохнул.

- Давно я не слышал этого запаха

Оллард постучал и за дверью послышались шаги.

- Это Оллард, - сказал старик, - открывайте, друзья мои.

- Ты всех что ли друзьями называешь? - с издевкой спросил Рикерт. Оллард промолчал. Даже если он как-то и отреагировал на сказанное, Рикерт этого не увидел.

Скрипнул засов и Оллард быстро протиснулся внутрь, захлопнув за собой двери. Практически сразу он открыл их вновь, чтобы запустить Рикерта. Оллард снял с лица кусок материи и, указав на Битси и Бобси, заговорил:

- Это…

- ...твои друзья, - закончил за него Рикерт, - я уже понял. Не будем зря терять время, тем более я вряд ли запомню их имена. Наша задача найти…

- Что найти? - хором спросили братья.

- Думаю вы и сами знаете, малышня.

- Это скимпы, - встрял Оллард, нахмурив брови.

- Да знаю я. - Рикерт махнул рукой. - Малышня лохматая. Их полно в банках, лучшего работника для такого кропотливого труда не сыщешь, - язвительно добавил он.

- Малышня? Да как ты смеешь? - Битси было не ясно по какому праву незнакомец, явившийся без приглашения, оскорбляет хозяина дома, то есть его. Разгневанный, с кулаками наготове, он уже направлялся уверенным шагом в сторону Рикерта, однако Оллард преградил ему путь выставленной рукой.

- Смею, смею, ибо они не приходят куда-попало. А это значит, что… - Рикерт замер, глядя на одного из братьев, - это что за?..

Глаза его вдвое увеличились в размере, однако этого никто не заметил, ведь он так и не снял ткань, что закрывала его лицо:

- Ну-ка быстро прикройте лица.

Оллард ловким движением накинул на лицо свою маску.

- В чем дело? - хором спросила малышня.

- Запах неспроста не выветривается, к тому же шипение прекратилось, - ответил Рикерт, - но за вашим ворчанием это сложно заметить. Они здесь.

- Кто они? - недоуменно спросил Битси.

- Тьфу ты! - встрепенулся Рикерт, заметив, что скимпы не делают ровным счетом ничего для защиты от невидимого врага, - они вас видят, глупые. Быстрее!

- С чего ты взял? - недоверчиво спросил Битси, все еще злобно поглядывая на незнакомца, который к тому же до сих пор не показал своего лица.

- Ах тебе нужны доказательства, упрямое существо! - Рикерт схватил Битси за шиворот и поволок в угол. Скимп кричал и дрыгал руками вплоть до того момента, пока не оказался у зеркала, - Ну как?

Битси ахнул: на левой щеке проступила серебряная жилка.

- Это что за чудеса? - ошарашенно спросил он. Рикерт стянул с лица кусок ткани и Битси застыл не то от страха, не то от изумления.

- Если не хочешь получить такой же подарок, советую прикрыть лицо.

Малышня принялась судорожно копошиться в ящиках и Рикерт, убедившись, что произвел должное впечатление, вновь спрятал лицо. Вскоре лица Битси и Бобси были закутаны в какие-то старые тряпки.

- Дышать нечем, - проговорил Битси сквозь зеленую тряпку.

- Нечем дышать - согласился с ним Бобси, чье лицо скрывал кусок ветоши.

- В серебряной маске вы бы не могли дышать, это я вам могу сказать с полной уверенностью, - отрезал Рикерт, - поэтому не нойте, а дайте мне подсказку.

- Будь прямолинейнее, Рикерт. Ходить вокруг да около, осыпая всех лишь намеками, бесполезно, - сказал Оллард.

- Ерунда какая-то. - сказал Битси. - Они внутри, говоришь? - Рикерт кивнул.

- Куда же, в таком случае, делось это мерзкое шипение? - осведомился вдруг Бобси. Битси одобрительно закивал.

- Шипят они только когда чувствуют цель, - ответил Рикерт, - но что-то мешает до нее добраться. Сейчас они подобрались вплотную...

Слова, которые обычно беззвучно пробираются наружу посредством еле уловимых изменений выражения лица, прочитать сейчас было практически невозможно. Глубокие складки на лбу, злобный, пристальный взгляд или лукавый прищур, широко раскрытые глаза испуга или вздернутая бровь сомнения - все было надежно защищено таким ничтожным щитом из мягкой материи. Однако же, Рикерт смог почувствовать малейшие изменения в поведении младшего брата, не оставив их без внимания. Рикерт бросил хоть и невидимый, но все же тяжелый взгляд на робкого Бобси:

- Ну?..

Битси встрепенулся:

- Может оставить дом, раз уж они внутри?

- Нет, мой маленький друг, - отрезал Рикерт, - не все так просто. Покинув дом, внутри которого находятся узуры, вы не сможете больше в него вернуться.

- Да черт с ним с домом… - он махнул рукой, - чуяло мое сердце, нечего сюда было соваться. Черт бы побрал эти яблоки да сливы. Лучше бы поработал еще. Пропади они пропадом. Все равно по итогу гниль эту Мольке отдаем, из которой он самогонку гонит. Так хоть бы прибыль какая была, так нет, все задаром.

Рикерт однажду покинул такой дом и с тех пор жил в хижине на опушке леса. Однако вовсе не это терзало его душу, а сама причина, по которой ему пришлось бежать.

Он снова посмотрел на младшего брата и обнаружил, что тот нервно меряет шагами комнатушку.

- Ты же вспомнил что-то, не так ли?

Бобси остановился, испуганно поднял глаза и, прерывисто дыша, посмотрел на Рикерта, после чего робко закивал.

- Поделишься?

- Мать… - тихо начал Бобси

- Мать? Ваша мать?

Бобси кивнул.

- Кажется, мне это кое-что напоминает. - Теперь уже сам Рикерт задумчиво прохаживался вдоль крохотных стен домишки.

- Когда мне было всего пару лет от роду я впервые встретился с ним. После того, как он встретился с моей матерью. От нее осталось только воспоминание. Я вижу все это почти каждую ночь. У нее нет лица. У нее есть руки, которые крепко держат меня и все остальное тело и даже голова, однако лица на нем нет. Как будто и вовсе не было его никогда, - он тяжело вздохнул. - Шли годы и многие стали замечать, что я не меняюсь.

- Не меняешься? Как это понимать? - спросил Битси. Оллард прекрасно понимал о чем речь, однако не смел отбирать у Рикерта право рассказать все самому.

Никто не увидел его насупленных бровей и мыслей, что роились в голове старика как кучка назойливых жужжащих мух.

Еле живой ребенок в лохмотьях, лежащий в луже у сточной канавы. Сама Велимира послала старика к нему. На пухлых щеках виднелись металлические жилы, будто лицо малыша плотно обмотали проволокой. Красный след, заметный даже под слоем грязи на маленькой ручонке свидетельствовал о том, что малыша держали силой и долго не отпускали. Оллард попросил Велимиру и она вняла его мольбе - малыш дышал.

Рикерт остановился и посмотрел на старшего из братьев:

- Мы стареем… - и он двинулся дальше. - Конечно, в молодом возрасте мы говорим менее устрашающие слова. Такие как “взросление”. Поэтому, если будет угодно, я перестал взрослеть. По-крайней мере внешне. Моя стальная маска немного мешает всякому, кто пытается определить мой возраст, однако, если хорошо приглядеться, то все становится ясно. Спустя еще какое-то время я обнаружил у себя дома предмет.

- Какой предмет?

- Сейчас увидишь, - он хмыкнул, - и, к слову, будет здорово если вы поможете мне с поиском.

4

“Чистюли”, подумал Рикерт, осмотревшись. Зная не понаслышке какими дотошными и педантичными бывают скимпы, он вовсе не удивился, увидев у одной из стенок образцово застеленные кровати, каждая из которых являлась точной копией другой. Небольшой стол, за которым, скорее всего, обитатели домика обычно принимали пищу, стоял посреди комнаты. Рядом стояло два массивных стула грубой работы. На полу у окон стояли ящики с ненавистным Битси урожаем.

Зачастую, встретить малоимущего скимпа в Крыуле было довольно сложно. Все они занимали важные и ответственные должности в банках, а посему на недостаток денег жаловались редко. Однако, всякая мишура, лишь занимающая место и в без того небольшом жилище, выполняя при этом единственную (не самую, к слову, полезную) функцию по эффективному притягиванию пыли, зачастую не входила в список их покупок. Если негде было сидеть они покупали самый незамысловатый стул, однако статуэтки на подоконниках и столах, статуи побольше у двери или напротив нее, вычурная резная мебель, шкатулки из красного дерева и драгоценных камней, в которых можно хранить украшения и деньги - все это в жилище скимпа едва ли можно было отыскать. К слову, свои денежки они, в основном, хранили там же, где и зарабатывали их. Нельзя сказать наверняка, но ходили слухи, что причина была проста: крышки сверкающих изумрудами и опалами шкатулок невозможно было закрыть, когда внутри оказывались все сбережения. Что ж, как ни крути, а надежнее места, чем банк Крыуле найти было сложно. К слову, скимпы, которые не работали в банках, неплохо нашли себя в торговле этими самыми драгоценными камнями, не отличавшиеся же интеллектом и хорошими манерами промышляли ростовщичеством.

Все это, безусловно, упрощало задачу для Рикерта. Но были и другие нюансы.

- Так что же мы, все-таки ищем? - не выдержал Битси.

- Монету.

- Монету? - недоуменно переспросил Битси.

- Монету, - повторил Рикерт, продолжая осматривать помещение, а заметив в углу небольшую тумбу, тут же направился к ней. Битси по-прежнему испытывал недостаток доверия к гостю, поэтому последовал за ним, как только тот бесцеремонно открыл заветную дверцу.

- Угомонись, - тихо прошептал Оллард, ловко схватив скимпа за руку, - не прячешь же ты там что-то сокровенное или ужасное.

- Насчет ужасного я бы поспорил, - вклинился Рикерт, продолжая обыскивать тумбу.

- Что, в конце концов, ты ищешь?! - закричал Битси.

- Я, кажется, ответил уже на этот вопрос. Ответьте теперь и вы. Куда вы запихнули чёртову монету?

- Все свои сбережения мы храним в самом надежном месте, - с апломбом начал было Битси, - в…

- …банке Крыуле, - сардонически закончил за него Рикерт, - это все знают. Но эта монета другая. За неё не купишь громадные стулья или такие ужасные занавески.

- Зачем нужна такая монета, которой нельзя расплатиться за товар?

- Расплатиться можно, но не за товар, а … - Рикерт запнулся на мгновение.

- А за что? - возмущенно спросил Битси. Оллард по-прежнему держал его за рукав. Скимп нетерпеливо прыгал, одновременно пытаясь отделаться от старика.

Рикерт молчал, погрузившись в свои мысли. Пелена, созданная материей, скрывающей его лицо, густела и все окружающее пространство с уродливыми занавесками, столом и громоздкими стульями, двумя идентичными кроватями и двумя же скимпами, а также стариком, растворялось в ней. В образовавшейся пустоте, как на белом листе бумаги, Рикерт принялся отрисовывать отрывок из прошлого.

Ее лица не было видно, а его - будто бы медленно умирало, твердело. Та, кого он так любил, любил без какой-либо на то причины - по-настоящему любил, крепко сжимала руку и не давала возможности уйти. Она рыдала, глядя на то, что происходит с ним, она хотела отвернуться, но не могла, она бы отпустила его руку, но все таки это было необходимо. Лишь стук смог ослабить ее хват…

Битси прыгал словно маленький капризный ребенок. Топот его старых, огромных и неуклюжих, но все таки прочных, практически вечных, ботинок, разрушил картинку в голове Рикерта, которая еще не успела даже наполниться цветами. Неугомонный скимп продолжал прыгать и кричать:

- За что?! За что?! За что?! За что?! За что?!

- За возможность попасть в наш мир.

5

- Наш мир? - удивился Битси. - Уж не матушка ли возвращается обратно, что мы не сунули ей монетку в руки, когда она усопла?

- Кто знает, - ехидно ответил Рикерт. - Неужто жаль было монеты для матушки-то родной?

- Глупо это - так деньгами сорить. А деньги-то порядок любят.

- А духи не прочь вернуться назад.

- Глупость, - махнул рукой Битси.

- И узур, снующий где-то поблизости тоже глупость? - Парировал Рикерт. Битси предпочел промолчать.

Рикерт сложил на место все, что успел извлечь из тумбы, не прикладывая при этом особых усилий для того, чтобы вернуть все к первоначальному виду. Битси стоял молча, пытаясь понять смысл слов, которые произнес Рикерт и даже не заметил того, что Оллард отпустил его руку.

- О каком таком мире идет речь? - Настороженно спросил он. Ответом служило лишь легкое подергивание ткани, закрывающей лицо Рикерта, вызванное сдавленным смешком. Он медленно встал и подошел к нему, после чего сунул руку в карман своих штанов, откуда вынул нечто и протянул ему.

Битси осмотрел предмет в своей ладони. Кусок материала, распознать который было сложно, по форме действительно напоминал довольно крупную монету, на которой тем не менее, не было отчеканено ни номинала, ни чьего либо профиля, герба Перифии или на худой конец опознавательных знаков банка, изготовившего ее. У крупного кругляша, черного как уголёк потухшего костра, рант, к удивлению Битси, отсутствовал как таковой: вместо этого обе стороны монеты сходились воедино подобно лезвию. Непроизвольно, но в то же время весьма осторожно, Битси провел большим пальцем по “острию” монеты и тут же повернул его подушечкой к себе, глядя с предвкушением на результат. Палец остался нетронутым.

- Ну, что скажешь? - Рикерт мерил комнату широкими шагами, останавливаясь на каждом, и то ли прислушивался, то ли принюхивался к чему то.

- Я много монет повидал в своей жизни… - начал-было Битси. Нога Рикерта застыла в воздухе и тут же с грохотом опустилась на пол. - ...но такой, - продолжал скимп, - таких у нас точно не делают.

- Не делают, - согласился Рикерт, - это я и без тебя знаю. Ты лучше скажи мне где спрятана ваша.

Битси недоуменно молчал.

- Ее здесь нет, - вдруг из дальнего угла донесся робкий голосок младшего брата.

- Ты-то что голос подал? - фыркнул Битси.

- Мы не храним в доме ничего ценного, - продолжил Бобси, не обращая внимания на выпад брата, - ничего… я имею в виду… - но Рикерт уже и сам догадался в чем дело.

6

- В банке?! - взвизгнул Битси, - а какого, позволь поинтересоваться, черта ты отнес эту дрянь в банк?

- Ты же сам всегда говорил, что деньги любят порядок… - смущённо ответил Бобси.

- О да, я говорил об этом, да только, скажи мне, пожалуйста, дражайший мой братец, - Битси протянул ладонь, на которой по-прежнему лежала монета Рикерта, - увидел ли ты здесь номинал или слова "Центральный Банк Крыуле" или может быть рожу… хмыря этого… как его…

- Негоже так отзываться про нашего градомайстра, - съерничал Оллард.

- Это он, что ли, там отчеканен? - откровенно удивился Рикерт. - Вот те раз, это где ж такую бездарь-то нашли, что так изуродовала столь благородную и миловидную особу.

- Прекратите путать мне мозги! - снова завелся Битси.

Рикерт молча расхаживал по дому, однако его тихое хихиканье эхом отражалось от стен, усиливая пламя гнева, которое разбушевалось внутри скимпа.

- Прекрати! - не унимался Битси, однако Рикерт и бровью не повел. - Ты, - теперь Битси указывал на Олларда, - это все ты! Ты привел этого…

- Так, так, так, - перебил его Рикерт, - за неимением аргументов, обвинять всех подряд - не самый лучший подход.

- Что ж, - спокойным голосом отвечал Оллард, - прости за то, что помогаю избавиться тебе от проблемы, в которую вы умудрились угодить. Подумай на досуге о том, что если бы не я и если бы не этот… - старик указал на Рикерта, - вместо двух мелких и злобных…

- Мелких и злобных?! - вновь вспыхнул Битси.

- Мелких и злобных! - уже напористее продолжал Оллард. - Здесь стояло бы два изваяния.

- Изваяния? - спокойно осведомился Бобси. Битси лишь рыкнул, подперев бока руками.

Рикерт остановился и посмотрел на Бобси:

- Если сложно понять, то я попробую тебе помочь, - он подпер подбородок левой рукой и через ткань частично проявились черты его лица, - были ли вы когда-нибудь, мои маленькие друзья, на площади свободы?

- Конечно! - хором ответили оба скимпа. - там целая аллея …

- Скульптур, - закончил Рикерт

- Скульптур! - вторили скимпы.

- Красивые, - тихо продолжал Бобси, - сделанные из…

В воздухе повисла тишина. Медленно, будто боясь разбудить притаившегося монстра, Бобси продолжал немного дрожащим голосом:

- Гладкие на ощупь, словно…

Рикерт подошел к нему и немного наклонился, после чего взял его руку и просунул под ткань, что скрывала его лицо. Бобси легко провел рукой по идеально гладкой поверхности. Едва коснувшись холодной и твёрдой щеки, он, испугавшись, резко отдернул руку.

- Гладкие словно зеркало, - к своему собственному удивлению, закончил мысль Битси. - Неужели все они…

- Да, - короткий и безэмоциональный ответ Рикерта показался братьям зловещим.

- Это ужасно, - задумался Битси, - за твёрдой и гладкой поверхностью скрываются человеческие тела…

- Уже нет, - холодно ответил Рикерт, - думаю там уже давно пусто. А градомайстер нашел неплохое применение окоченевшим трупам - теперь у нас есть самая шикарная площадь в стране. Такая ирония. Площадь свободы, что стала тюрьмой для нескольких сотен горемык. Все они, кстати, отдали мне монетку. Жаль никто не успел поблагодарить. - Битси и Бобси ахнули от испуга. - Шикарная площадь, ничего не скажешь. Сюда теперь куча зевак съезжается. Что ж благо хоть у них есть чем расплатиться за пламя-пойло: это благоприятно влияет на заполняемость сундучка нашего “котяры”, ой, - с нарочитой насмешкой он положил правую руку на грудь, - простите великодушно, нашей казны.

Битси уточнил:

- Кого?

Оллард непроизвольно хихикнул:

- Так Рикерт называет нашего градомайстра Котовского.

Рикерт забрал из рук Битси свою монету.

- Хватит болтать. Теперь вам лучше бы помочь мне, чтобы я мог помочь вам. Ты, - он указал пальцем на Бобси, - пойдешь со мной в банк и заберешь то, что не должно там храниться.

- Я пойду с тобой, - возразил Битси.

- Не угадал, - тут же ответил ему Рикерт, - со мной пойдет твой братец.

- Это почему?

- Во-первых, потому что именно по его вине монетка оказалась не там где нужно, а во-вторых, мне, откровенно говоря, осточертело твое нытье. Посиди пока здесь со стариком и, как говорила моя матушка, подумай о своем поведении.

7

Отойдя на приличное расстояние от дома, Рикерт снял с лица ткань и позволил Бобси сделать тоже самое. Добрую часть пути они молчали, но в какой-то момент это стало напрягать Рикерта. К тому же, наблюдая за тем как старший брат относится к нему, он преисполнился к маленькому скимпу сочувствием.

- И так постоянно? - спросил Рикерт, с трудом ступая по крупным камням. Бобси, напротив, перескакивал с одного на другой легко, подобно бабочке, парящей в воздухе между цветками и листьями.

- О чем это ты? - обернулся он.

Рикерт тяжко вздохнул и жестом указывая на то, что ему необходимо передохнуть, присел на самый большой камень, который смог отыскать.

- О братце твоем, о ком же еще.

Бобси последовал его примеру и тоже присел на камень размером поменьше. С какой-то грустной улыбкой он посмотрел на Рикерта и тут же опустил глаза.

- Он не плохой, мой брат.

- Я и не говорил, что он плохой, - Рикерт положил руку на грудь и закрыл глаза, прислушиваясь к тому, как быстро бьется его сердце.

- Не говорил, но ты так думаешь. - Бобси вновь посмотрел на него, - ты в порядке?

- Да, - вновь забыв об особенности своего лица, Рикерт доставил себе боль в попытке улыбнуться. Из глаз проступили слезы. - Хотя вот теперь стало немного хуже.

Бобси привстал, но Рикерт тут же рукой указал ему оставаться на месте.

- Все в порядке. Мне нужно немного отдохнуть. Столько времени без движения и вот на тебе. - Рикерт подумал о том, как здорово было бы знать о проходе, ведущем к банку, однако никаких знаков ему на пути не встречалось. Он вытер лоб рукой и тяжело вздохнул, - жара какая.

“Да еще и проклятая огонь-вода” - уже про себя добавил он.

- Он за отца мне. - Бобси взял с земли пригоршню мелких камней и принялся бездумно перебирать их большим пальцем. Рикерт хмыкнул. - А потому, слова, вроде тех, что ты сказал, оскорбляют его. - Рикерт вопросительно посмотрел на него.- Малышня… - Глаза Рикерта расширились.

- Но ведь вы и вправду небольшого роста.

- Он взрослый, а ты унизил его, назвав практически ребенком. К тому же, у нас всех есть... особенности. - Бобси бегло глянул на Рикерта и тут же опустил взгляд. Рикерт сдавленно хихикнул.

- Ты же хотел сказать “недостатки”, не так ли? - Бобси отрицательно покачал головой. - Да брось, ни мне ли это знать. Здоровый, взрослый мужик с юношеской внешностью. Знаешь как меня называли за эту мою особенность? - Указательным пальцем правой руки Рикерт начертил в воздухе овал вокруг своего лица. - Твердомордый. А ведь они могли называть меня хотя бы твердолицый, - он снова хохотнул, - Это было бы не так обидно, согласись. Стальная харя. Как тебе? Поэтому, прошу тебя… - Рикерт пристально посмотрел на Бобси, уголки его губ едва приподнялись насколько это было возможно для улыбки, которая не причинила бы ему боли.

- Он заменил мне отца, - продолжил Бобси так, будто и не слышал того, что сказал Рикерт, явно стараясь, тем не менее, поскорее сменить тему, - которого я не видал ни разу.

- Как так-то? Куда ж он подевался-то?

- А кто их знает, куда они деваются, отцы-то, - пожал плечами Бобси. - Матушка говорила, что он на ярмарку отправился. Какого-то пойла редкого хотел купить дабы отметить рождение сына.

- Пропал, стало быть сразу после твоего рождения? - Рикерт, прищурившись посмотрел на Бобси. Яркое солнце слепило его.

- Так и было, - кивнул скимп, - Но до столицы пять дней пути. Мы ждали почти месяц. Видать и вправду редкое пойло, раз он до сих пор его не нашел, - он горько вздохнул и выбросил пригоршню камней. - Хотя, кто знает. Может к годному пойлу он и собутыльников новых отыскал? Через время мать рассказывала совершенно другую историю. Будто его духи забрали.

Рикерт напрягся, но продолжал слушать молча. Он глянул на камни, которые выбросил Бобси и присел, чтобы рассмотреть их получше. Его глаза округлились от удивления. Он подобрал несколько камней и сжал их в кулаке.

- Что же было потом? - продолжал Бобси. - Ах да! Потом оказалось, что он спился. Видать таки нашел то редкое пойло. Да так спился, что мать водила нас даже на кладбище и показывала могилу. Читать я тогда не умел, поэтому имени, написанного на памятнике, увы, не помню. Были мы там всего раз. По какой причине и дураку понятно. Стало быть найти ту могилу я вряд ли смогу, да и толку в этом никакого. Когда мы подросли, причина была уже другая. Папка наш, как оказалось, к другой бабе убежал.

- Ваш отец на площади свободы, - без эмоций сказал Рикерт. Бобси ошарашено посмотрел на него. - Это - настоящая цена. И ваша мать заплатила ее. И моя мать тоже заплатила бы. Если бы не случайность, этим бы не обошлось, - он провел рукой по щеке. - Я был слишком близок. - Рикерт встал и прикоснулся ладонью к кудрявой голове Бобси, после чего легонько похлопал его по плечу. - Не горюй, в жизни и так мало приятного.

- Так значит плата совсем другая? Монета не имеет никакого значения? Никакой ценности? - Бобси посмотрел на Рикерта. Недуг приглушил все эмоции, которые должны были отразиться на лице, однако же в глазах его осталось то, что скрыть было сложно и Бобси этого хватило.

- Монета важна. - Рикерт подал руку скимпу и тот, ухватившись за нее, оторвался от камня и как и прежде мягко приземлился ступнями на соседний. Рикерт поскользнулся и выронил камешки, которые с шумом упали в кучу других. Он тихо выругался и присел чтобы отыскать их. Это было не сложно, ведь в отличие от остальных камней, которые имели разнообразные оттенки серого с редкими вкраплениями матового белого, интересовавшие его имели тусклый зеленый оттенок. Он поднял их, спрятал в кармане и, прежде чем встать, приложил ладонь к земле как-будто пытался услышать ее дыхание. Он закрыл глаза.

- Боб… - позвал он, не открывая глаз. Ответа не последовало. - Похоже, что тропка все таки есть. Боб? - Рикерт привстал и обернулся. Бобси безмятежно шагал по тропе, глядя себе под ноги и непринужденно расшвыривая мелкие камешки в разные стороны. Чуть поодаль виднелся дубовый лес. Теперь Рикерт знал наверняка, что через него можно здорово сократить расстояние до банка. Он шел навстречу Бобси, любуясь макушками исполинских дубов. Яркое солнце выглядывало сверху, словно нанизанное на копья. Рикерт сощурился и прикрыл глаза рукой. Бобси запрыгнул на очередной камень и в нескольких метрах за его спиной возник силуэт. Словно тень, отброшенная чем-то невидимым, он направлялся в сторону Бобси. Рикерт ускорил шаг и тень ответила тем же.

- Боб! - крикнул Рикерт, - беги! - Но первой побежала тень. Бобси лишь вяло развернулся и вопросительно посмотрел на Рикерта. Тот выругался и бросился к нему навстречу. Лишь спустя несколько драгоценных секунд Бобси обратил внимание на нечто темное, что стремительно надвигалось на него. Вскрикнув от страха, он замельтешил и в попытке рвануть прочь поскользнулся и упал.

Хрипя и задыхаясь, Рикерт бежал, поглядывая себе под ноги, будто пытаясь что-то отыскать. Большим и указательным пальцем правой руки он сжимал небольшой зеленый камушек. Он следил за перемещением тени, вот-вот она настигнет скимпа. Приподняв камень на уровне глаз, Рикерт прищурился, целясь куда-то, после чего подбросил его в воздух. Камень, описав в воздухе узкую дугу, приземлился ровно в том месте, где к тому моменту оказался сам Рикерт. Он глухо ударился о землю и ровно в то же мгновение Рикерт резко провел ладонью снизу вверх. По диагонали от ладони Рикерта до дрожащего от страха Бобси ярко вспыхнула полоска света, на которую наткнулась тень, которая, казалось уже настигла скимпа.

Преследователь лежал на земле не шевелясь, будто его оглушили, а в нескольких шагах от него медленно ковылял запыхавшийся Рикерт. Он опустился на колено и вновь положил руку на грудь, сомкнув при этом глаза. Спустя несколько минут, придя в себя от потрясения, Бобси наконец поднялся на ноги и подошел к нему. “Слишком много для одного дня”, подумал он. Коротко взглянув на преследователя, опасаясь разбудить его, он убедился в том, что тот по-прежнему лежит без движения, Бобси спросил:

- Ты в порядке?

Рикерт приоткрыл один глаз.

- В полном. - Он с трудом оттолкнулся и привстал. - Останавливаться не стоит. Он скоро очухается.

- Я переживаю как бы ты не скопытился прежде.

- Не обращай внимания. - Рикерт махнул рукой и посмотрел на преследователя. Тот по-прежнему был там где его остановил луч.

- Ты уже второй раз хватаешься за сердце. Игнорировать это становится все сложнее.

Рикерт лишь снова махнул рукой.

- Почему ты не носишь с собой меч?

- Он мне не нужен.

Звучало весьма убедительно, особенно учитывая то, как Рикерт справился с преследователем, поэтому Бобси возражать не стал.

- Пойдем. Нам нужно уйти в лес. Черт нас попер на эту дурацкую дорогу.

- Чем плоха эта дорога? - Бобси насупился. Рикерт указал рукой туда, где лежал преследователь.

- То есть этого тебе мало? - Бобси глянул на неизвестного в черном, который начал приходить в себя.

- Кто он?

- Оно… - Рикерт злобно посмотрел на преследователя и сплюнул. - Нечто, что пытается воспрепятствовать нашему бравому делу. - Он грубо развернул скимпа и легким толчком направил его вперед. - Ненавижу открытую местность. Лес куда лучше. там всегда можно спрятаться или найти короткую дорогу.

- Там же могут быть дикие псы…

- Они там есть, это точно, - хмыкнул Рикерт. - Да только зря ты их боишься. Если они и показываются на глаза людям, то лишь с надеждой, что вместо палки на этот раз получат кусок чего-то съедобного.

- Побрезгуют ли они свежей человечиной? Особенно если их будет стая. Три голодные псины. Испугает ли их какая-то палка?

- Да хоть десять. Малейший взмах руки до смерти пугает их. Поэтому если хочешь быть полностью уверенным в том, что пес к тебе не подойдет ни при каких условиях, - он остановился и поднял с земли кривую сухую ветку, после чего вручил ее Бобси, - на вот. Считай, что это защитный амулет от диких псов. Единственное, что действительно пугает меня в этих созданиях - это их жуткий смрад.

“Кто бы говорил”, подумал про себя Бобси, крепко сжав в руках амулет.

8

Они уходили глубоко в лес и чем дальше, тем спокойнее чувствовал себя Рикерт, Бобси же напротив - постоянно оглядывался, тщетно пытаясь справиться со страхом увидеть позади преследователя в черном, либо стаю диких собак. Спустя где-то три сотни шагов, шея Бобси заныла, да и само занятие уже казалось напрасным. То ли невозмутимость и спокойствии Рикерта распространилось на него самого, то ли дело было в тихой размеренной песне леса - мелодии шелеста листьев, обильно облепивших могучие ветви дубов, пения птиц, что доносилось с их верхушек и ритмичного потрескивания сушняка и желудей под ногами путников. Как бы то ни было, палку-амулет из рук он не выпускал.

- Как тебе удалось остановить его? - Бобси наконец надоело молчание. Рикерт не обернулся, а лишь сдавленно хохотнул.

- Все имеют свои секреты. - Бобси молча шагал, поглядывая, однако, на Рикерта в надежде услышать подробности. Изрядно уставший, он опирался на свой амулет как на посох. - Видишь ли, любая вещь, любой предмет, любое существо в этом мире обладает некоторыми свойствами. Взять например твою палку. Сходу можно назвать несколько ее полезных свойств. Она кое-как помогает уставшему путнику преодолевать расстояние, защищает его от встречи с дикими псами. Да и чего уж там, коли нужно вражину-то и по башке огреть можно.

Бобси недоуменно смотрел в спину Рикерту и молчал.

- Ваш народ. - На этих словах глаза Бобси округлились. - Скрупулезные существа. Чистюли. Прямо таки олицетворение точности. Конечно лучше вас никого не найти для того чтобы правильно считать денежки. Мы же, люди, хорошо справляемся аж с четырьмя вещами - пьянством, убийствами, грабежом и насилием.

- К чему ты все это?

Рикерт остановился, развернулся и опустился на одно колено.

- К тому, что камни и ветки деревьев тоже умеют кое-что. - В руке у него был зеленый камешек, один из двух подобранных им ранее на дороге. Рикерт держал его прямо перед лицом Бобси. Скимп внимательно осмотрел его, после чего тихо спросил:

- Выходит, это магия?

Рикерт резко встал и тут же спрятал камень в карман.

- Вовсе нет.

- Тогда что?

Рикерт хмыкнул.

- Просто свойство камня. Не любого, конечно. В данном случае этой парочки. Иногда у меня получается выявлять эти свойства.

- Как? - с восхищением спросил Бобси.

- Не знаю, - соврал Рикерт и пожал плечами, - я просто чувствую, когда рядом находится нечто, а когда это нечто оказывается в моей руке, я тут же понимаю, на что оно способно.

Бобси задумался.

- Если ты чувствуешь лишь часть из всех предметов, окружающих тебя, не значит ли это, что твоя теория не до конца верна?

Рикерт хихикнул. “Вот уж действительно педантичные создания”, подумал он.

- Я не могу сказать наверняка, но хочется верить, что я нахожу вещи предназначенные мне, а все остальные, которые я не могу чувствовать так, просто предназначены кому-то другому.

- Так значит обычный камень… хотя… - Бобси нервно хихикнул, - не такой, выходит, и обычный. Так значит этот камень способен остановить…

- Не совсем так, - перебил его Рикерт. - Этот камешек нечто вроде ключа.

- Как это? - удивился Бобси.

- Помимо предметов я иногда обнаруживаю то, что нельзя видеть.

Птицы перестали петь, но Бобси не заметил этого, все его мысли были заняты перевариванием информации, которую выливал на него Рикерт.

- Например?

- Представь себе ситуацию, в которой в банк устраивается человек. Вроде меня. Он приходит по утрам с похмельем и медленно, но верно разлагает весь рабочий процесс. В результате банк закрывается.

- Просто кошмарный сон.

- Еще бы! - хихикнул Рикерт. - Так вот здесь принцип примерно такой же. Здесь есть много таких мест, где проходят потоки, линии. Если изменить их направление ненадолго, строго направленные линии, которые в обычном состоянии движутся в одном направлении, спутываются. В идеальной среде наступает хаос и они смыкаются. Проход закрывается. Но не надолго. В общем, если знаешь эти тайны и умеешь ими пользоваться, иногда они могут спасти тебе жизнь.

- И ты видишь эти линии?

- Конечно нет. Но я их чувствую как и эти предметы.

Солнце уже понемногу снижалось, выглядывая между дубов и слепило путников.

- Надо бы поторопиться. Нам предстоит еще дорога назад. - сказал Рикерт щурясь. - Пойдем по лесу для пущей безопасности. - Он повел бровями. - Не знаю как тебе, а мне не хотелось бы больше встречаться с тенями, жаждущими крови. В любом случае, хорошо было бы успеть до темноты.

Шататься по лесу в темноте Бобси не хотелось, более того такая прогулка никак не предвещала благоприятного исхода.

- Странная идея, тебе не кажется? - Бобси по-прежнему быстро перебирал короткими ногами, пытаясь не отставать от Рикерт, не смотря на то, что уже порядком устал.

- Ты о чем это? - Спросил Рикерт, не оборачиваясь.

- Про лес. - Бобси поравнялся с Рикертом. - Вернее сказать, про ночную прогулку лесом.

- А что в этом странного? - Рикерт посмотрел на него удивленно. Удивление также служило и реакцией Бобси.

- Хватит дурака валять! На нас едва не напали на открытой местности…

- Если бы не я, - перебил его Рикерт.

- Что? - Бобси недоуменно посмотрел вверх на него. - Да, но… Лес намного опаснее.

- Я абсолютно уверен в противоположном. - спокойно ответил Рикерт. Бобси лишь молча продолжил шагать, широко раскрыв глаза от удивления и абсолютного непонимания происходящего.

9

- Если бы сразу пошли по дубовой тропе, сэкономили бы гораздо больше времени и сил.

- Да ну?

За поредевшей стеной дубов виднелась мощеная камнем улица с домишками, аккуратно расставленными по обе стороны, вот только тропа в лесу, о которой говорил Рикерт, ему, почему-то не запомнилась. Как только они вышли на улицу, Бобси узнал ее, что удивило его еще сильнее: она вела к небольшой площади, которая называлась Золотой. Ему ни разу не доводилось быть на другом конце улицы и он даже не знал, что она упирается в лес. Возле одного из домов на лавке сидел мужик, куря трубку. Когда Рикерт и Бобси проходили мимо, он учтиво привстал и поприветствовал их. На его лице читалось искреннее удивление. Бобси робко поприветствовал его в ответ, Рикерт же промолчал, зная, что мужику нет никакого дела до него.

- Я смотрю ростовщиков здесь любят. - Сказал он, поправляя спутавшиеся волосы, - или правильнее было бы сказать относятся с боязливым уважением?

- Мы не ростовщики! - обиделся Бобси.

- А кто же еще? - рассмеялся Рикерт.

- Ростовщичество в прошлом. Хотя, я слышал, что в некоторых странах оно еще процветает.

- Да везде все одинаково! - махнул рукой Рикерт. - Вы даете мешочек монет взаймы, с условием, что вам вернут мешочек потолще. Или я что-то не учел?

- Мы даем гарантии! К тому же, работаем на законных основаниях.

- Ах да, - хихикнул Рикерт, - бумажка, конечно все меняет. Гарантия, но больше для организации, что выдала ее. Гарантия, дающая право забрать то, на что мешочек был выдан.

- Раньше в случае невыплаты забирали жизнь. - парировал Бобси.

- Сложно не согласиться. Да и сейчас, как ни крути, порой такое происходит. Да и на кой она такая жизнь, когда жить негде, а градомайстерня может защитить только сама себя?

На это у Бобси ответа не нашлось. Наконец они вышли на Золотую площадь, которая больше походила на крохотный пятачок, с нависшими вокруг высокими строениями. На одном из них, трехэтажном, висела огромная вывеска полированного дерева, на которой под стать площади и типу заведения блестящими позолоченными буквами было написано “Центральный Банк Крыуле”.

Зайдя внутрь, они оказались в небольшом помещении, где располагался один стол и несколько дверей. За столом сидел старик и перебирал одной рукой какие-то бумаги из кучи. Другая рука отсутствовала. Очки деревянной оправы с толстыми стеклами, одно из которых треснуло, висели на кончике его носа. Поверх них уставшие глаза пробегали по каждому листу, а после - единственная рука аккуратно укладывала его в одну из трех стопок. Глубокие морщины на лбу напрягались всякий раз, как старик брал новый из кучи.

- Ну что, - сказал Рикерт, глянув на Бобси, вовсе не обращая внимания на старика, - которая из трех - твоя?

- Моя каморка находится вон там, - Бобси указал на крайнюю правую дверь.

- Вот как. Хорошо. А где же хранилище?

- Вот за этой. - Бобси указал на среднюю дверь.

- Что ж, - Рикерт потер руки, - Тогда нам сюда.

- Стой! - спохватился Бобси. - Ты куда собрался?

- О, - Рикерт резко остановился и жестом пригласил его пройти вперед, - Прошу…

К удивлению Рикерта, Бобси подошел к столу, за которым сидел однорукий старик. Учтиво поздоровавшись с ним, Бобси дал знать, что ему необходимо попасть в свое хранилище. Старик горько вздохнул и, неуклюже вывернувшись, потянулся единственной левой рукой к правому краю стола, где лежала стопка чистых бланков. После этого он взял перо, макнул его в чернила и поднес к бланку. Прежде чем острие пера коснулось бумаги, с него сорвалась жирная капля, замарав добрую часть листа. Старик чертыхнулся, скомкал испорченный бланк и потянулся за новым. Лишь четвертый ему удалось заполнить без проблем.

- Бобси… - начал было произносить свое имя скимп, но старик перебил его, подняв руку с пером вверх.

- Я прекрасно помню ваше имя, господин, будьте уверены. Его здесь все помнят.

- Господин... - насмешливо и тихо произнес Рикерт, переминаясь с ноги на ногу.

Рука старика медленно выводила нужные слова, букву за буквой, делая это настолько неаккуратно, что документ выглядел так, будто его заполнял ребенок. Рикерт, которому надоело столь долгое ожидание склонился над столом и посмотрел на документ. Перо дрожало и медленно выводило неровные каракули. Глаза Рикерта округлились и он наклонился к Бобси.

- Да уж, грамота получится прямо таки произведение искусства.

- Тише ты, - испугался Бобси, - он же услышит.

- А ведь я между прочим родился левшой, - подал голос старик. Бобси и Рикерт повернулись и застыли, глядя на него. - Только вот родители решили переучить.

- Чего переучить-то? - осведомился Рикерт.

- Правой рукой все делать, дурень, - отрезал старик, со злостью вонзив перо в чернильницу. - Жрать, да задницу подтирать, скажем, письма любовные писать, да меч держать.

- А разве это возможно? - Рикерт нахмурился недоверчиво. Бобси заметил, как он непроизвольно спрятал свою левую руку за спину.

- Переучить? В детстве? Ерундовая задача, особенно с активною участию розгов.

- Но на кой?..

- А ты родителей поди моих спроси. Видать, не хотели, чтобы сына вырос каким позорным рисовакою али бряцалом-певуном. Великим воином будешь, батя говорил.

- В чем проблема держать меч в левой руке? - спросил Рикерт. Ответ он прекрасно знал и сам, но хотел услышать из чужих уст. Бобси следил за ним, обратив внимание на его несколько странное поведение. Рикерт потирал кисть левой руки. - Это приносит много хлопот противнику.

- Батенька набожный был. - ответил старик. - Негоже воину меч держать подобно воину мрака, солдату из преисподней. “Воином станешь”, сказал он мне. Через неделю башка его покотилася по площади. - Он поправил очки и указал рукой на двери, что вели на улицу. - Не на этой, конечно. Здесь-то, поди, народу достаточно не соберешь для такого представления. Бабник был, батенька мой. Вот мастер Хорне и отчекрыжил ему башку за то, что он забрал у его жонки эту, как ее, действенность, раньше его-то. Она правда так и не успела стать жонкою-то. Порченый продукт, пошел следом за тем, кто его испортил. Я у него служил потом, когда подрос. Отцова мечта таки исполнилась. Да только служил я не долго. Руку оттяпали, мать её. По иронии как раз-таки правую. Теперь вот пишу самые уродливые в Крыуле грамоты. Так-то.

- Что ж, - Рикерт хлопнул в ладоши, - история весьма трогательна и занимательна, но мы пришли сюда по делу.

- Да! - Вмешался Бобси. - Нам нужно срочно попасть в хранилище.

- Погодите-ка! - Старик поднял вверх указательный палец. - Грамоту я отдам только завтра, потому что... тудым-сюдым, а рабочего дня уже осталось... - он посмотрел в окно и увидел рыжий диск заходящего солнца, который пускал широкие линии, проникавшие сквозь пространство между домами и красно-желтыми пятнами укладываясь на мощеную булыжником дорогу, - ох, - протянул он, - засиделся я уже…

Старик привстал, однако рука Рикерта вернула его на место

- Знаете ли, уважаемый, - сказал он с нарочито фальшивой вежливостью, - нам бы поскорее…

- Рабочий день того… - огрызнулся старик, но внимательно рассмотрев Рикерта, он непроизвольно отшатнулся и умолк в недоумении.

- Еще не закончился… - вмешался Бобси. Напряженное от злости лицо скимпа удивило Рикерта. До этого момента он казался ему скорее напуганным ребенком, чем кем-то, кто мог бы показать свой характер.

- Да что ж такое-то, - растерялся старик, - неужто вы из-за каких-то пары минут будете-то...

- За пару минут можно много успеть, - немного спокойнее ответил Бобси.

- Странное дело, - развел руками Рикерт, - ты же здесь работаешь. Почему бы тебе не зайти внутрь и забрать то, что нужно?

Бобси отрицательно покачал головой.

- Не все так просто. Есть процедура.

- Бумажня... - Рикерт обреченно вздохнул. - И так каждый раз?

- Каждый раз когда нужно открыть хранилище. - Пожал плечами Бобси.

- Глупо, глупо… - прошептал Рикерт, после чего схватил уродливую грамоту со стола. - Кому нести-то нужно эту бумажку? - он схватил Бобси за шиворот и поставил перед собой. Старик только и успел, что выдавить из себя жалкий писк и потянуться рукой следом за ускользнувшей грамотой. Растерянный Бобси указал на двери посередине и Рикерт тут же подтолкнул его в нужном направлении. Бобси неуверенно зашагал.

- Знаешь, а я, кажется, понял значение твоих слов об особенностях существ. Ваш, как ты говоришь, вид еще прекрасно орудует ленью. - Бобси поднял вверх пятерню.

10

- Это что такое? - возмутился пухлощекий скимп в бежевом пиджаке нараспашку. Жеманно поправляя коротким пальцем дрожащей руки очки и нервно шевеля пушистыми рыжими усами, полностью закрывающими верхнюю губу, он не без трудностей вылез из-за стола и направился навстречу непроханным гостям. - Вы кто такие? - спросил он, подбоченясь.

“Оправа из кости мамонта”, - отметил про себя Рикерт, - “вот на что они деньги-то тратят”.

- Вы что здесь делаете? - Каждое слово скимп произносил медленно, четко и громко произнося каждую букву, дабы никто не смел усомниться в важности произносимой им фразы. - Вы что… Бобси?! - удивился он. - Что ты здесь делаешь?

- Господин Драгозвонов, мне нужен..., мне… нам… нужно попасть…

- Попасть? - пухлый скимп недоуменно уставился на Бобси. - Куда попасть?

Рикерт раздраженно вздохнул и выдернул у Бобси бумагу, сунул ее Драгозвонову и подтолкнул Бобси вперед. Драгозвонов пробежал глазами бумагу и снова поднял глаза на Рикерта.

- Погодите, погодите, погодите! - он засеменил за ними, но Рикерт и Бобси как-будто не слышали его.

- Где ключ? - спросил Рикерт.

- Он всегда со мной. - Бобси снова поднял вверх пятерню.

Рикерт толкнул дверь и они оказались внутри большого темного помещения. Каждая стена, за исключением той, в которую они вошли, была плотно заполнена выдвижными ящиками. Передние стенки их украшали круги зеленого камня с белыми резными ручками.

- А где же охрана? - поинтересовался Рикерт.

- Так просто их не откроешь. - ответил Бобси и подойдя к одному из ящиков приложил свою пятерню. Ящик дернулся и приоткрылся. “Как же”, подумал Рикерт проверяя в кармане найденный им ранее камешек, “не откроешь...”

- Разве что руку мою кто отнимет, - продолжал Бобси, взявшись за зеленую каменную ручку и полностью раскрыв ящик, - и придет с нею, но это, поди, вызовет некоторые вопросы.

- Так, так, так, так, так, - пролепетал Драгозвонов, - вы что-то собираетесь забрать?

- Мой друг как раз в процессе, - ответил Рикерт. Бобси лишь кивнул и принялся копошиться в ящике.

- В таком случае здесь штемпель полагается. - Драгозвонов нервно дышал и вертел головой глядя то на Бобси то на Рикерта. Бобси вытащил то, что искал и захлопнул ящик.

- Эта штука, если мне не изменяет память, живет на вашем столе. - Бобси передал монету Рикерту. Драгозвонов нервно моргнул несколько раз, после чего, не говоря ни слова, пулей вылетел из хранилища. Рикерт и Бобси спокойно последовали за ним.

11

Когда они оказались у дома, уже смеркалось. Рикерт и Бобси прикрыли лица и приоткрыли двери. Внутри за столом молча сидели Оллард и Битси, причем, судя по звуку доносившемуся из-под слегка подергивающейся маски Битси, он дремал.

- Что же снилось тебе? - громко спросил Рикерт, захлопывая двери. Битси встрепенулся так, что его маска на мгновение приоткрыла лицо. Оллард спокойно повернулся и начал медленно подниматься на ноги.

- Нет. - Рикерт жестом указал Олларду оставаться на месте. - Мне понадобится место. Боб, - он положил руку на плечо Бобси, - будь добр, сядь рядом с братом. - Бобси кивнул.

Рикерт извлек из кармана монету и бросил ее на пол а сверху положил зеленый камешек. Монета тут же покраснела как будто долгое время накалялась в очаге, а еще через мгновение стала похожа на кусок голубого стекла. Рикерт провел рукой снизу вверх и Бобси узнал этот жест. Стекло начало излучать свет: сначала тусклый, подобно тому, который дает свеча, но вскоре вся комната была залита холодными тонами.

- Оллард, - послышался шепот Бобси, - ты же говорил, что их нельзя увидеть.

В широких лучах, исходящих с пола показались силуэты, переливающиеся синим, фиолетовым и желтым. Небольшие фигурки, немногим ниже Битси и Бобси стояли посреди комнаты едва шевелясь.

- Соврал ты малышне, старик! - Рикерт хохотнул и снял свою маску. Битси и Бобси испуганно вздохнули. Оллард последовал примеру Рикерта и медленно стянул с лица кусок материи. - Их можно увидеть. И не только сейчас. Узуры выходят из болот теплыми темными ночами. Вверх вздымаются еле заметные синие огоньки. Время от времени я наблюдаю их из своего окна. Болота их проход в наш мир. Люди зря надеялись, что смогут навсегда избавиться от мертвецов.

- Скажи, - донесся тихий голос Бобси, - почему они питаются лицами?

Рикерт тяжело вздохнул.

- Я не видел его, но по легенде он был очень красив. Не мне судить о мужской красоте, это уж точно, но тем не менее, Эгзон Мерджим - тот кому служат узуры околдовал, по другому и не скажешь, множество женщин.

- Вроде отца нашей старой однорукой канцелярской крысы? - Бобси сам удивился тому как сформулировал вопрос.

- Это ты так про господина Рэтрайта, что ли? - донесся голос Битси.

Рикерт хмыкнул.

- Лень и упертость этого, с позволения сказать, господина, едва не обрекла нашу кампанию на погибель.

Битси ничего не оставалось кроме как скрестить руки на груди и злобно дышать при этом издавая носом как можно более громкие звуки.

- Отец господина Рэтрайта, - продолжил Рикерт после недолгой паузы, - совершил глупейшую ошибку, которая, как мы узнали, привела не только к его смерти, но и смерти той, с кем он эту ошибку совершил. Слишком высоко взобрался отец нашего мистера Рэтрайта. Жажда наслаждения и высоты безусловно вскружила ему голову, да только падение с этой высоты было роковым.

Эгзон Мерджим был выше рангом отца нашего господина Рэтрайта и уж куда более выше чем те, кого он соблазнил. Высокое сословие, однако, не есть панацея от низменных потребностей и желаний. Не знаю какие сказки рассказывал им Эгзон, возможно так же как и отец нашего господина Рэтрайта, простушки хотели хотя бы ненадолго взлететь как можно выше.

Толпа рогоносцев однажды совершила над ним расправу прямо на улице. Телохранителей с мечами не хватило, чтобы отбиться от разъяренного отряда, орудующего вилами и факелами. С дюжину простолюдинов забрали с собой на тот свет рыцари и сам Эгзон, однако это его не спасло.

Факелом мужики выжгли ему его мужское достоинство. Его штаны медленно тлели и семеро крепких мужиков держали его, пока один медленно срезал кожу с лица. Все слышали истошный крик, некоторые украдкой выглядывали из окон, чтобы насладиться местью издалека, не замарав при этом своих ручонок, да и не лишиться жизни. Восьмеро мстителей были повешены на следующее утро.

Лишь Бобси обратил внимание на то, как Рикерт провел рукой сверху вниз по направлению к раскаленной монете. Невольно улыбнувшись, он заметил, что полупрозрачные фигурки вдруг задрожали и стали сужаться. Неведомая сила, таящаяся внутри небольшого кругляша медленно затягивала их внутрь. Бобси наконец сорвал свою маску и с улыбкой швырнул ее на пол.

- Все вы знаете какое значение лицо имеет для умершего. Безликого не узнают боги. Взглянув в его лицо, проводник сразу узнал бы каких именно частей ему не достает. Отсутствие же лица это серьезная проблема. И те, кто отняли его допустили чудовищную ошибку.

- Они не задумывались о последствиях. - заметил Оллард. - Они руководствовались исключительно эмоциями и жаждой мести. Жестокой мести…

- Что ж, благодаря этому уже пострадали многие и неизвестно сколько пострадает еще…

- Им было плевать на последствия, - махнул рукой Оллард, - они знали что их часы сочтены.

Незваные гости уже практически растворились в лучах, испускаемых монетой, став вновь невидимыми. Как только последняя яркая точка, последняя часть узура бесследно исчезла внутри монеты, свет резко погас и на мгновение всем в комнате показалось будто они ослепли. Так же резко исчез и запах и на мгновение ослепнув все вдохнули такого чистого воздуха, которым, казалось, не дышали никогда.

- Проводник его не пропустит и теперь он пытается пройти обратно в наш мир. А это, - Рикерт подобрал с полу монетку, которая снова стала черной и подбросил ее, - его плата.

Всего несколько секунд потребовалось, чтобы глаза привыкли к скудному освещению, коим служило лишь сияние луны, едва пробивающееся сквозь крохотное окошко. Всем стало ясно, что на дворе уже была глубокая ночь.

Оллард встал и подошел к Рикерту:

- Я вижу тебе посчастливилось найти “чарнит”

- Их нашел Боб. Целых два. - Рикерт сидел на полу, растирая ладони друг о друга. - Один пришлось использовать по пути в банк.

- Зачем?

- Против тени.

- Тени?

- Мы встретили ее у леса, - смело заявил Бобси. Рикерт кивнул.

- Узуры - не вся опасность. - Он провел руками по волосам. - И нам повезло, что тень была одна. Я думаю это было что-то вроде предупреждения. - Он помолчал немного, после чего подошел к Бобси и, похлопав его по плечу, заявил:

- Хорошо, что мой друг нашел целых два чарнита. Я так не люблю задирать рукава и калечить самого себя. Можешь снять ее, - сказал он, глянув на Битси, - они ушли.

12

Битси едва шевельнулся, но все же потянулся к куску материи, что закрывала его лицо. Тонкая линия, обрамляла левый глаз и, плавно огибая переносицу, опускалась к губам. Глаза Рикерта округлились от неожиданности. До неузнаваемости спокойный и молчаливый Битси поднялся со стула и его лица коснулся лунный свет. В его левый глаз, скулу и щеку будто бы въелась стальная сеть. Кожа на лице проступала между стальными нитями, что стягивали ее. Несмотря на боль, Битси молчал, но Рикерт прекрасно понимал каково это.

- Слишком долго, - Оллард подошел поближе и напряженно глянул на него.

- Долго? - тихо огрызнулся Битси.

- Слишком долго они находились внутри. - Оллард потянулся рукой к его лицу. - Рядом с нами.

Битси отпрянул и отстранил его руку.

- Что же на твоем лице-то нет того, что чувствую я на своем?

Оллард растерянно отдернул руку и замолчал.

- Старик здесь ни при чем. - вмешался Рикерт.

- Тогда ты мне ответь! - рявкнул Битси, крепко сжав кулаки. - Ты мне ответь! Фокусник проклятый! - Он ударил обеими кулаками о стол от чего Бобси дернулся. Склонив голову он тихонько захныкал.

- Что же это, - тихо спросил Бобси, - они могут появиться где угодно и..

- Когда угодно, - закончил за него Рикерт, - да.

- Что же это значит? Всегда ходить прикрыв лицо.

- Некоторым это пошло бы на пользу, - заметил Рикерт с нескрываемой иронией, - но вы в полной безопасности с этого момента, могу уверить вас. Что касается этого инцидента… - Рикерт посмотрел на Битси. Тот, надувшись пуще прежнего, молча выбрался из-за стола так что табурет, качнувшись, с грохотом обрушился на пол. Громко хлопнув дверью, он вышел на улицу.

Оллард промолчал, а Рикерт просто пожал плечами.

- А вот другие - продолжил он, - да. Этим мы с тобой должны заняться, Оллард. Надо бы нам к градомайстру нашему заглянуть на огонек. Город в опасности. Эта монетка не последняя. И сколько народу еще окоченеет одной Велемире, поди, известно. Этот злобный…

- Рикерт… - осек его Оллард.

- Битси, - бросив презрительный взгляд на двери, продолжал Рикерт, - отделался довольно легко. Я собрал уже сотни монет, большинство их обладателей, как ты знаешь, украшают теперь площадь, а сколько еще их появится, и где?

- Сколько еще тебе нужно? - спросил Оллард.

- Не имею ни малейшего представления. Может он и не покажется.

- Кто? - почти шепотом спросил Бобси. Тут же он сам понял о ком идет речь и ахнул от испуга, - тот, который не может пройти дальше?

Рикерт нахмурил брови и кивнул.

- Я не знаю сколько еще будет... Все что я могу - это...

- Бегать и спасать того, к кому успеешь? - Оллард развел руками. - А что потом?

- Ни малейшего представления. - Рикерт покачал головой. - С уверенностью могу сказать, что ждать чего-то хорошего не следует.

Оллард обреченно взялся за голову, Рикерт лишь вздохнул, а Бобси тихо дрожал на стуле.

- Его вес, - вдруг встрепенулся Рикерт. Рикерт напрягся и прикрыл ладонями лицо. - Я более чем уверен. Его вес

- Монетами? - Оллард нахмурился, а Рикерт кратко кивнул.

- Дело не в количестве, а в весе. - Он вынул свою монету из кармана и протянул ее Олларду.

- Она почти ничего не весит, - обреченно заметил Оллард.

- Хорошо, что ты сказал “почти”. Если бы она действительно ничего не весила было бы гораздо хуже.

Нервно хихикнув, Оллард кивнул и повернулся к Бобси.

- Этому доброму человеку следовало бы заплатить.

Бобси нервно закивал и подтолкнул небольшую шкатулку грубой работы, что стояла на столе.

Звеня монетами в кармане, Рикерт направился к выходу.

- Заходи как-нибудь. Нам есть о чем поговорить.

- Вот как? - ухмыльнулся старик. - Ты наконец настроен на диалог?

- Не ерничай, старик, тебе это не идет.

- Что ж, зайду завтра.

- Нет, - Рикерт отрицательно помотал головой, - завтра я планирую хорошенько напиться, особенно если батенька оставил что-то из моих запасов. Так что если мне все-таки повезет, то мне понадобится как минимум два дня, чтобы прийти в себя.

Оллард тяжело вздохнул и помотал головой.

- Увидимся, - сказал Рикерт и вышел на улицу. Ночной ветерок качнул легонько дверь и та, скрипнув, захлопнулась с глухим хлопком.

Рикерт отправился своей любимой дорогой - через лес. Небо было окрашено грязным оттенком серого и голубого. Он зевал, взбираясь на небольшой холм, за которым пряталась его хижина.

Дверь скрипнула и Рикерту в нос ударил стойкий запах перегара и еще чего-то похуже.

- Твою-то мать! - воскликнул он, увидев отца, отдыхавшего под столом в обнимку с пустой трёхлитровой банкой. Рядом валялась еще одна, - Пожалуйста, скажи, что здесь были гости.

- Бандит... - отец кое-как вылез из-под стола и прищурился не то от боли в голове, не то от лучей встающего солнца, проникающих через окно, - что это у тебя на роже-то?

Другие работы автора:
0
13:23
53
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
54 по шкале магометра