14. Встреча

Автор:
Rediska
14. Встреча
Текст:

 Если бы Волк был нежеланным гостем для Яги, Маша не прошла бы. Ее сил не хватило бы обойти все ловушки: она бы заплутала, подвернула или сломала ногу, на нее напал бы зверь, но до Дома она не дошла. Яга накрепко закрылась от нежданных гостей. Девочка опять ехала верхом, теперь было проще. Серый шел медленно, осторожно обходил только ему заметные преграды. Маша же чувствовала присутствие магии везде: в овражках, в деревьях, в зверье, любопытно наблюдающем за путниками. И вот, наконец, они вышли на опушку леса. Прямо перед ними возникла странная изба на сваях, такая древняя, что держалась только на силе своей хозяйки. Тут же на слишком высокое крыльцо вышла и сама хозяйка, увидела Волка и широко улыбнулась старому знакомому.

– Пришел, значит. Кого опять приволок? Что за девица? – ненатурально сердясь, начала свои расспросы Яга, легко спрыгнула с двухметровой высоты и направилась к гостям.

– Ты в дом пригласи, накорми, в баньке попарь, а уж потом спрашивай, – четко сказал про себя традиционную формулу Серый. Легким движением лопаток скинул Машу на землю и рысцой побежал навстречу приятельнице. Остановился перед ней и церемонно лизнул ручку. Яга кинулась ему на шею, крепко обняла. Он же осторожно прижал ее к себе лапой.

– Как же я соскучилась, – отпуская, выдохнула она, – почитай больше ста лет не виделись.

– Да, старая, давненько, – волчья морда светилась радостью. Может и не зря он девчонку подобрал? Когда бы еще столько счастья привалило…

– Где пропадал, мохнатый? И чего это ты не в человечьем обличье, ты вроде звериное-то не больно жалуешь? – любопытствовала ведьма, пока они шли к избе.

– За морем пропадал. А обличье – это долгая история, вечерком расскажу, – и обратился к Маше.

– Ну, что расселась? Беги за нами.

Маша вскочила и резво побежала следом. У самого порога Яга спросила:

– А это кто? Знаешь, кого привел?

– Это Маша, она телепат и, видимо, потенциально очень сильная волшебница.

– Потенциально? Ну да… – скептически проворчала колдунья и пристально уставилась Маше в глаза. – Ну, проходи, потенциально сильная Маша. А с тобой мы еще поговорим, наивный чукотский мальчик.

– Здравствуйте, тетя Яга, – робко поприветствовала Ягу Маша и подергала Серого за ухо. – Я же не запрыгну, как войти?

– На Волка сядь, он запрыгнет.

Маша привычно забралась на спину зверя, и он одним прыжком оказался на пороге, а затем вошел в дом, за ними вошла хозяйка:

– Ну, принимай гостей, Оксана.

– Кого там черт принес, – почти приветливо сказала Оксана, выходя из-за печки, где как раз заканчивала немудреный обед. – Ой, Волк. Аааааа!!!! – завизжала девушка.

– Да заткнись ты, дура! – прикрикнула на нее Яга, и Оксана замолчала, прикрыв для верности рот ладонью. – Этот Волк – мой друг, и молись, чтобы и твоим стал.

– Здрасти, – смущенно подумал Серый и попытался сделать безопасную морду. Он никак не ожидал тут увидеть кого-то и тем более был обескуражен такой реакцией.

– Предупреждать надо, – пробормотала Оксана и сползла по стенке.

– Проходите! Ты, Серый, или обернись, или на пол вот тут, – она подвинула ему полосатый половичок. Огромный зверюга улегся и занял половину единственной комнаты.

– Я уж тут, как собака, на половичке, – со слезой ответил он, – не могу я обернуться, подруга. Сто лет в человечьем обличье прожил, натура берет свое.

–Только не плачь, ты и на половичке очень страшный, – попыталась поддержать товарища Яга. – А ты, Маша, иди за печку, умойся с дороги да помоги Оксане на стол накрыть, она видишь в ногах слаба оказалась.

Пока две непривычно тихие девки метали на стол, Серый с Ягой перемолвились парой слов:

– Я чего к тебе пришел: ты мне помоги обернуться назад, у меня и талисманы с собой.

– Так на тебе талисманы были, когда ты перекинулся?

– Да, неожиданно так, встал на травку и ба-бах, говорить не могу и жить хочется.

– Так может и не торопиться, раз жить хочется? – подтрунивала над ним Яга.

– Некомфортно, когда сам себе не хозяин, да и неудобно. Как к людям выйду такой красивый, сразу или в цирк, или в зоопарк загремлю, – попытался отшутиться Волк, но горечь удержать не смог и жалостливо посмотрел на ведьму.

– Ладно, утро вечера мудренее, посмотрим, что можно сделать, но вот то, что ты с талисманами перекинулся, это странно, – задумалась она.

Тем временем все было готово. Самовар как огромная елочная игрушка сверкал круглыми боками во главе стола, рядом стояла тарелка с баранками, которые достали по случаю дорогих гостей, поэтому за свежесть никто поручиться не мог, три миски щей и пироги с капустой и яйцами. Вот и весь обед: просто, но вкусно и питательно. И тут первый раз после шока подала неожиданно робкий голос Оксана:

– А собачке в чем подавать?

– СОБАЧКЕ?!!!! – Волк рыкнул так, что стекла в подслеповатом окошке зазвенели и, кажется, мигнули.

– Тихо, Серый, тихо, – Яга осторожно положила руку на лоб Волку, явно пытаясь успокоить его магически. – Девка, дура городская, сказок не читала или забыла, «взрослая» же, – и, продолжая успокаивать зверя, введя его в легкий транс, обратилась к девушке:

– Чтобы я больше никогда такого не слышала, даже в мыслях. Он – оборотень, сожрет в сердцах – недорого возьмет, и сам с горя сдохнет, а нам с того вся прибыль, что убыток.

Оксана всплеснула руками и заплакала. Девичьи слезы вернее любой магии. Серый успокоился и уже пожалел, что не сдержался. Прижал уши и виновато опустил лобастую голову. Маша во время всей этой сцены, сжавшись, сидела на табуреточке с выпученными от страха глазами, переводя взгляд с волка на Ягу, и только сейчас осознала, по какому тонкому льду ходила все эти двое суток, которые провела с Серым.

– Даааа, хорошо познакомились, ничего не скажешь. Ты, Маш, иди, успокой ее да садитесь есть, вечер скоро, мне уходить. Ты, Серый, ночью здесь или в лес пойдешь?

– Да в лес, наверное, и поохочусь, и девку твою пугать не буду.

– Ты к рассвету приходи и жди меня внизу под порогом.

Девицы явились, обе тихие, с опущенными глазами, каждая в своих мыслях. Разговора за обедом не вышло, ели молча. Потом отправили Машу в баню. Серый уснул. Оксана тихонечко помыла посуду и забралась на печку. Яга вышла из дома и села на крыльцо ждать Машу.

Вечер прошел как-то сумбурно, суетливо: Волк ушел в лес, пообещав притащить дичь. Оксана слезла с печи и быстро начала собирать Яге на ужин. Маша вышла из бани и пыталась помочь Оксане, но схлопотала посыл и ушла к Яге на крыльцо смотреть на лес. Яга курила длинную трубку, явно не с табаком. Маше начинать разговор было невежливо, а Яга молчала. И когда Маша приготовилась к долгой тишине, начав внутренний диалог с Ним, Яга спросила:

– Что ты принесла в страну?

– Жемчужину волшебную. Показать?

– Покажи.

Маша достала из кармана большую идеально круглую белую жемчужину, настолько безупречную, что в ней преломлялось закатное августовское Солнце, переливаясь немыслимыми оттенками.

– Знаешь, что это? – спросила ее Яга.

– Артефакт, очень сильный. Я таких даже не чуяла никогда. Артефакт адресованный, воспользоваться им нельзя.

– Ты пыталась? – испуганно спросила Ведьма.

– Нет, что вы, я ее боюсь, просто выбросить еще страшнее. Такого не было со мной ни разу, – пожаловалась девочка.

– Кому жемчужина?

– Георгию Рюдзину, вы его не знаете? Сильный должен быть маг.

– Нет, мага не знаю, но Рюдзин … Что-то знакомое, где-то я это уже слышала…Ты держи ее у себя пока, ты, видать, тоже не хилого десятка, раз можешь ее нести. Силу свою знаешь?

– Я хорошо читаю мысли, даже волшебников, и чувствую магию за сто километров. Могу заставить любого думать, как мне надо.

Разговор этот не нарушил тишины. Волшебники, если искусны в телепатии, воздух стараются не сотрясать. Это и признак доверия собеседнику, и демонстрация силы.

– А вот так? – и Яга заблокировалась.

– Вы думаете, что я если я прорвусь, то надо будет решать, что со мной делать, – почти без паузы сказала вслух Маша. – А что со мной можно сделать?

Яга отвернулась от нее и закрыла глаза: «С тобой пока можно сделать все, только Серого надо уговорить».

Маша испугалась: «Я буду защищаться!» Она вскочила на ноги.

– Да не боись, успокойся, сдается мне, не придется ничего делать, не до тебя будет, – Яга была встревожена, но сохраняла видимое спокойствие, сидела и курила свою бесконечную трубку. В голове у нее было гулко, как у Будды во время медитации.

Маша уселась на место и спросила:

–Тетя Яга, а кем Вы работаете?

– А я, деточка, мертвых к мертвым перевожу.

– Они разве сами не могут?

– Какие-то могут. Но для этого надо хотеть уйти. Вот с учеными обычно совсем проблем не бывает. Они, как умрут, на тот свет торопятся. Трех дней не прошло, а он, гляди ж, уже смерть пытается взвесить, или с вопросами к попутчикам пристает, чтобы выяснить тренды и закономерности, или кусочек мирового эфира за пазуху засовывает для опытов, все в рот сует, пробует, как ребенок. Ну и те, что болели долго, тоже легко уходят, от мук избавляются. А те, что неожиданно умерли, те не могут. Кто обижен на людей или на судьбу, тоже без меня не справляются. По кому плачут сильно, тоже не могут сами уйти – родня не отпускает. Но с детьми самая морока, они не понимают, что умерли, и не объяснишь: все к матери льнут, тянут из нее жизнь, и сами мучаются, ласки не получая, и мать, бывает, за собой в гроб вгоняют.

– И как же вы? – искренне заинтересовалась Маша.

– Кого уговорами, кого лаской, кого конфеткой, а бывает, что не оторвешь, те только вместе с матерью уходят. Нельзя, Маша, человеческой душе ни родиться, ни умереть против своей воли да раньше назначенного времени. Потому и говорят: кому много дано – с того много спросится.

– А как Вы попали на эту работу? – с замиранием спросила Маша.

– Да я долго себя искала и вот дошла да самого порога, правой ногой уже заступила, да одним глазом посмотрела, нога высохла, а глаз окривел, но обида меня назад вытянула. Вот и живу теперь тыщу лет у порога, вожу людей. Мучаюсь, не живая не мертвая…

– Не расстраивайтесь, тетя, Вы много полезного делаете, – девочка потянулась, чтобы погладить Ягу, но та отдернула руку и взглянула ей в глаза.

– Что ж ты не спрашиваешь, что за обида такая меня с того света вытянула?

– А я знаю, – одними губами прошептала девочка и опустила глаза на свои сандалики. За ее спиной хлопнула дверь, Яга ушла в дом. Маша вздрогнула от этого хлопка как от пощечины.

Через полчаса Яга прошла мимо, не взглянув в ее сторону, и ушла в поджидавший туман. Становилось зябко, Маша вошла в дом.

+3
08:55
178
10:46
+2
Вот так, Яга, она тоже человек, растрогала старушку Машенька
06:46
+1
не растрогала, а задела за больное)
17:32
+1
thumbsup
"… попытался сделать безопасную морду" laugh
Отчет