Ключи от Города

12+
Автор:
amber_linden
Ключи от Города
Аннотация:
Вероника всем сердцем любит архитектуру и мечтает поступить в самый лучший ВУЗ. Даже необходимость покинуть родной дом не может ее остановить. Но приехав поступать, девушка открывает для себя истинное лицо ее нового дома.
Текст:

«Как странно, когда тебя никто не встречает», – подумала Ника, неловко двигаясь через толпу пассажиров. Мешали объемистые сумка и тубус за плечом – их то дергали то толкали, задевая.

Пробившись к стене, девушка выпустила лямку рюкзака, в которую вцепилась так крепко, что пальцы онемели, и достала из кармана джинс смартфон. На заставке красовалось здание: фотограф снял его так, что в центр кадра попала башня, ее острый шпиль пронзал низкое серое небо. В стороны расходились крылья строения с фронтонами, увенчанными скульптурами гигантских сов. Вероника обожала дома, в оформлении которых причудливо переплетались псевдоготика и модерн – даже вступительный реферат посвятила этим стилям.

Открыв карту, вчерашняя школьница вбила адрес квартиры, снятой через интернет, и прикинула маршрут. Пешком идти час. Еще и практически по прямой! И по центральной улице! Предвкушая архитектурные красоты по пути, Ника спрятала телефон поглубже в карман и двинулась к выходу, снова вцепившись в лямку рюкзака. Сердце стучало быстро, но радостно.

Над городом плыл теплый, молочно-золотой вечер. Вероника нырнула водоворот людей, как прыгнула с вышки. В родном городке и сотня человек казалась огромной, а здесь ее окружало сколько? Двести? Триста? Поток людей вынес будущую студентку к пешеходному переходу и понес дальше, постоянно подталкивая в спину. И с каждым толчком радость, кипящая в крови, растворялась в неуверенности.

– Да кому ж ты там нужна будешь, милая? – тетя вытерла тарелку и убрала ее на полку, повернувшись к собеседнице. – Неужели у нас ВУЗа не найдется? Может...

– Не может! – отрезала Вероника, просматривая сайт железной дороги в поисках билетов на подходящие даты. – Это же моя мечта, неужели ты не понимаешь?

Женщина вздохнула, и укор в этом вздохе слышался и без слов.

Одно воспоминание потянуло за собой другое, третье, и вот девушка уже была готова расплакаться от накативших одиночества и страха. Не успела. Горожане, привычные ко всему, ловко огибали любые препятствия, даже в виде гигантской фигуры мультяшной зебры, неожиданно возникшей прямо перед носом. Ника таким удивительным умением не обладала, а поэтому врезалась прямо в аниматора. Тот не растерялся – с хохотом обхватил свою жертву.

– Пустите! – сдавленно пискнула Вероника, дернувшись.

– Ты же сфотографироваться хотела? Ну вот сейчас и сделаем фото!

– Нет! – будущая студентка повторила попытку освободиться, но не преуспела.

«Зебра» почти подтащил ее к свободному пятачку рядом с фонарем, как неожиданно споткнулся на совершенно ровном асфальте. Вероника тут же развила успех – рванулась и бегом устремилась прочь, толкнув соперника. Аниматор развернулся, подался вперед, махнул рукой, пытаясь схватить беглянку, но не дотянулся. Пальцы загребли пустоту в сантиметре от ее рюкзака. Что-то удержало.

– Мне казалось, фонарь подальше стоял, – подельник-фотограф подошел к «зебре», который снял объемную голову персонажа, чтобы получше рассмотреть, за что он зацепился.

– А мне, что горгульи на них не кусаются, помоги ткань вытащить. Только не порви! А то из получки вычтут еще...

Аниматор подождал, пока друг поможет, но когда собрался одевать маску обратно, наткнулся взглядом на парнишку. Тот зачарованно смотрел на фонарного уродца, у которого из пасти торчал клочок костюма.

– Эй, рыжий! – окликнул парня «зебра». – А ну прекрати пялиться и вали отсюда!

В ответ юноша иронично улыбнулся, но ушел. В ту же сторону, в которую убежала перепуганная туристка.

Остановилась Ника только на мосту, пробежав не меньше километра. Сердце колотилось едва ли не в горле, щеки горели, но бег выжег страх, и теперь девушке даже стало смешно. И немножко стыдно. За то, как она толкнула человека в костюме зебры, как распихивала людей на улице, как проскочила один из светофоров на последних секундах зеленого... «Надеюсь, это обойдется без последствий», – поморщившись, подумала будущая студентка.

Теперь, когда безумная гонка осталась позади, у Вероники словно пелена с глаз спала, и восприятие обострилось. Она почувствовала запах реки и нагретого камня; на коже – тепло солнца и прохладу ветра. Ника слышала шелест листвы и плеск воды о гранит. Увидела, что прямо перед ней удерживал коня бронзовой сильной рукой юноша. Напряженные мышцы дрожали, а конское копыто грозило обрушиться прямо на тело атлета. Девушка отвела глаза от скульптур – на другом береги реки возвышался белый дворец с колоннадой, охватывающей здание словно пояс.

И в этот самый миг Нику охватило чувство дома и абсолютной правильности происходящего. Словно она была потерянным кусочком пазла, а сейчас ее поставили на место, и все совпало. Стало целым. Цельным. Истинным.

Девушка медленно двинулась через мост, любуясь бликами на воде, изгибом набережной, белым дворцом. У кроссовка развязался шнурок, и будущая студентка присела, чтобы заново его завязать, а когда вставала, то за что-то зацепилась.

– Это... как?.. – Вероника недоуменно нахмурилась. Русалка держала ее за кардиган. Хвост обвился вокруг уголка ткани.

Люди продолжали спешить, не обращая внимания на странное поведение ограды моста и, что еще удивительнее, никак не задевая и не толкая Нику. Даже когда чья-то коленка неумолимо грозила столкнуться с рюкзаком, этого не происходило!

– Позвольте?

Вероника оглянулась, подняв лицо к подошедшему. В его растрепанных рыжих волосах запуталось солнце.

– Позвольте вам помочь? – повторил незнакомец и улыбнулся. На левой щеке появилась ямочка, придавшая облику хулиганского очарования.

– Позволяю, – улыбнулась в ответ Ника. – Странно это. – Произнесла она, наблюдая, как юноша обходит ее и присаживается рядом.

– Что? – ловкие пальцы коснулись русалочьего хвоста, погладили.

– Что зацепилась.

– Хм, – отозвался рыжий, накрывая хвост ладонью. Под бледной кожей, усыпанной веснушками, отчетливо проступали голубые вены.

– И часто это у вас?

– Мм?

– Элементы орнамента за одежду хватают.

– Случается, – уклончиво ответил парень, убирая руки. – Ну вот. Вы свободны.

Вероника разгладила уголок кофты, покосилась на русалку. Хвост был на месте. Расправленный, идеально вписанный в решетку. Будущая студентка поджала губы и поднялась. Еще раз посмотрела на ограду моста. За ней мерцала синяя вода, может поэтому девушке показалось, что русалка ей лукаво подмигнула? Ника вскинула глаза на рыжего незнакомца, но тот смотрел только на нее саму. В чайно-теплом взгляде читались восторг и радость, как если бы парень встретил того, кого давно искал.

«Может я ему кого-то напомнила?» – недоуменно подумала абитуриентка. Сама она видела этого юношу в первый раз, но что-то в нем казалось таким близким, таким знакомым...

– Спасибо. – Негромко произнесла Вероника, не отводя глаз от веснушчатого лица. Ей приходилось задирать голову, чтобы смотреть на незнакомца.

Тот улыбнулся, и девушка заметила на нижней губе тонкий шрам.

На асфальт брызнула кровь, тут же смешавшись с дождевой водой. В луже отразилось лицо десятилетней девчонки с расширенными от боли и ужаса глазами. Позади выросли тени одноклассниц. Одна против трех – безнадежно, а значит нужно бежать.

Вздрогнув, Ника отвела взгляд, еще раз повторила: «Спасибо» и решительно пошла прочь. Воспоминания едва не вернули ее в прошлое, едва не прогнали поселившееся в душе ощущение тихого счастья и «дома».

Но далеко девушка не ушла. Рыжий незнакомец нагнал ее на светофоре, и как ни в чем не бывало спросил:

– Можно вас проводить?

Ника тут же вспомнила все страшные истории о маньяках, убийцах и прочих душегубах, которыми кормила ее тетя, когда еще надеялась отговорить от поездки в этот город. «Криминальная столица», «Убьют и в реку кинут!», «От всей твоей архитектуры одни развалины и остались, там твой труп и спрячут!».

– Не нужно. – Пальцы снова до онемения вцепились в лямку рюкзака.

Девушка ожидала, что рыжий примется настаивать, но тот лишь пожал плечами и отступил на шаг, показывая, что он уважает ее ответ. Перейдя дорогу, будущая студентка обернулась и увидела, как юноша, спрятав руки в карманы черных брюк, свернул налево и двинулся прочь. Почувствовав легкий укол обиды – «Как быстро он потерял ко мне интерес!» – Вероника поторопилась дальше.

Квартал за кварталом она шла по городу, разглядывая дома: рустованную облицовку, капители колонн с волютами, орнаменты оконных проемов. Иногда ее внимание привлекали кованные ограды, за которыми зеленели скверы. Одна из таких была увенчана позолоченными орлами. Когда девушка проходила мимо, то одна из птиц повернула голову ей вслед. Ника этого не заметила, в тот момент она отвела взгляд от забора, чтобы посмотреть вперед – проспект уходил вдаль, в палево-голубое небо с тонкой золотой иглой Адмиралтейства на горизонте.

– Как во сне... – прошептала Вероника.

Ей было лет шесть, когда она впервые увидела сон о городе под глубоким небом, смотрящим в воды рек и каналов. С тех пор каждый был о нем – о его удивительных домах и жителях: об атлантах, горгульях, кариатидах, канефорах, о сфинксах и каменных львах, о тех, имен которых она даже не знала. А теперь сон ожил. Но чем дольше Ника шла по вымощенной гранитом улице, чем больше зданий видела, чем глубже вдыхала прохладный влажный воздух, пахнущий мхом и сиренью, тем сильнее ей казалось, что этот сон опасен. Ощущение ослабевало, когда девушка шла мимо чистых, ухоженных строений, на ажурных балкончиках которых пушились яркие цветы; или вдоль парков, где среди ветвей дубов и каштанов шла вечерняя птичья перекличка. Но когда девушка свернула в переплетение узких улочек-линий, ощущение опасности вернулось и с того момента только нарастало...

Дом, в котором Ника сняла квартиру, выглядел потрепанным – штукатурка облупилась, железная дверь с кодовым замком казалась чужеродным паразитом на его теле, орнамент задыхался под несколькими слоями шелушащейся краски. Впрочем, соседнему зданию повезло и того меньше – былое великолепие обветшало настолько, что его скрыли под сеткой. Местами она порвалась, и ветер трепал лохмотья. Девушка поджала губы, если поступит – спасет этот и другие дома!

В присланной накануне смске собственник написал, что ключи будут в почтовом ящике, а встретить ее он не сможет: дела. Вчерашнюю школьницу это не насторожило, но теперь нужно было как-то попасть в подъезд. Решив подождать, когда кто-нибудь зайдет или выйдет, Вероника принялась разглядывать строение. Найти элементы декора и отделки, определить архитектурный стиль, угадать период постройки: и интересно и полезно. Начала абитуриентка с дверного проема, но дальше продвинуться не успела. Тяжелая створка оказалась приоткрыта. Девушка радостно улыбнулась и потянула ручку на себя, дверь со скрипом подалась, явив взгляду плотный сумрак. Ника, не задумываясь, шагнула внутрь, но кто-то остановил ее, дернув за рюкзак назад.

– Не вздумай! – этот голос она уже слышала.

Рыжий незнакомец.

«Он что, следил за мной?!» От этой мысли сердце сбилось с ритма, а ладони вспотели. Ника дернулась, но парень не стал ее удерживать, он отпустил рюкзак сразу, как не дал ей войти в дом. Из-за этого девушка едва удержала равновесие.

– Что вы себе позволяете?! – будущая студентка даже не попыталась скрыть испуг. – Как вы тут оказались? Вы следили за мной?!

Собеседник выглядел пристыженно. Ему явно было некомфортно – длинные пальцы мяли уголок вязаного жилета, надетого поверх рубашки, а на острых скулах горел румянец. «А может это просто маска?» – Вероника выросла на криминальных передачах, ее тетя даже обводила красным их время выхода в газете, чтобы не пропустить.

– Нельзя туда входить! – рыжий не ответил ни на один из вопросов и вместо этого задал свой, – зачем ты полезла в этот дом?

От удивления Ника даже перестала думать о том, маньяк ли этот странный парень.

– У меня там квартира арендована!

– Видимо, тебя надули, – фыркнул юноша.

Девушка яростно отвернулась от него, собираясь все-таки войти внутрь и захлопнуть дверь прямо перед носом незнакомца, но остановилась. Железная створка оставалась раскрытой, и вечерний свет должен был падать в подъезд, освещая его убранство, но вместо этого перед Никой колыхался плотный мрак.

– Меня, кстати, Егор зовут. – Рыжий подошел поближе и встал рядом. Его странности здания не удивляли.

– А это как? – Вероника протянула руку к темноте, но парень перехватил ее.

– Подвальный мрак.

– А тебя? – плотный сумрак плавно стекся в долговязую человеческую фигуру. Словно черная тень оторвалась от земли и встала перед девушкой.

Будущая студентка отступила на шаг, зажмурилась, но когда вновь открыла глаза, существо все еще стояло в дверном проеме. За ним было видно грязную, засыпанную мусором лестницу, стену, исписанную граффити, и разбитые почтовые ящики.

– Я все-таки сплю? – жалобно уточнила девушка.

– Не-а, – отозвался Подвальный мрак.

Егор промолчал, закрыл дверь, повернулся к Нике:

– Разросся совсем с тех пор как всех жильцов выселили. Избавиться от него теперь не в моих силах. – Вздох полнился огорчением. – Но может в наших?

– Егор, да? – Вероника старалась говорить уверенно и спокойно, в первую очередь для самой себя, потому что происходящее вышло за границы ее привычного мира.

Восторженное счастье, подобное которому она никогда не испытывала. Непрерывное ощущение опасности, как во сне от которого не можешь проснуться. Цепкие хвосты русалок. Парень, который следил за ней непонятно зачем. А теперь еще и Подвальный мрак... И это не считая того, что она сняла квартиру в аварийном доме и ей теперь негде ночевать! Девушка почувствовала, как в горле разрастается колючий комок слез и паники. Она попыталась вдохнуть, но грудь сдавил спазм.

Рыжий парень с сочувствием смотрел на Веронику, но проявлять эмоции как-то иначе – касанием или объятиями – не торопился.

– Пойдем может кофе выпьем? – предложил он. – Я расскажу тебе о том, почему оказался тут, а ты мне о себе...

Абитуриентка вскинула на него глаза. Егор спокойно и с легкой ободряющей улыбкой ждал ответа.

– Пойдем. – Решила Ника.

«Все лучше, чем звонить тете и рассказывать о моем фиаско с квартирой». Девушка настаивала на том, что она сама справится. Так родственнице и заявила: «Я уже взрослая. Я еду поступать в ВУЗ в столице. И сделаю все без твоей помощи, раз уж ты так во мне сомневаешься!» Вчерашняя школьница поморщилась, досадуя на себя, и последовала за юношей.

Егор не обманул. Спутники прошли переулками, миновали узкую кленовую аллею и вышли к бледно-желтому длинному строению. Даже в расстроенных чувствах Вероника с интересом изучила аркаду окон в пол и колонны, которые когда-то поддерживали галерею, а теперь были частью фасада здания. Особенно ей понравился растительный орнамент на их капителях. Каменные листочки едва уловимо шевелились на ветру...

– Типовой проект рынка, – негромко произнесла Вероника.

– М? – Егор потянул на себя дверь, пропустил выходившую парочку.

– Так раньше рынки строили, – пояснила Вероника.

Изнутри потянуло теплом и смесью ароматов еды.

Под потолком протянулись гирлянды из лампочек. Они заливали мягким светом столы, за которыми сидели люди. По периметру располагались лавки и лавочки, где можно было купить еды на свой вкус – Ника заметила и японскую, и вьетнамскую, и индийскую, и армянскую, а еще кофейни, чайные, кондитерскую...

– Ага, – рыжий двигался через толпу с привычным изяществом. – Это раньше рынок и был. Отреставрировали! Но не без проблем... – Спутники подошли к кофейному островку, встав в очередь. – Сначала хотели тут что-то другое открыть, не торговое пространство. Но у здания есть душа, а если ей противоречить, то ничего хорошего не получится. – Вероника удивленно приподняла брови, но Егор отвлекся на заказ: – Что будешь? Я угощаю.

– Как тебе. И я сама заплачу!

– Два латте на кокосовом и пару «ред вельвет», – рыжий подмигнул бариста и тот понимающе усмехнулся, пробивая в один чек.

– Я же сказала! – возмутилась будущая студентка, но юноша только оттеснил ее от кассы в сторонку.

– Лучше бы имя свое сказала, – фыркнул парень.

– Лучше бы рассказ свой продолжил.

– Как хочешь, – Егор улыбнулся. – Реконструкция не заладилась: рынок мешал. Привезут окна, грузчик спотыкается о ровный пол – и новые заказывать. Краска разливалась постоянно, рабочие калечились, но смертей не было... И пока собственник не сменился, пока не решили сделать тут рынок и фуд-корт, то ни-че-го не получалось!

– Занятная байка, – Вероника приняла стаканчик с кофе из рук бариста и огляделась.

Хотелось присесть, снять с плеч рюкзак и тубус, вытянуть гудящие ноги, но свободных мест не было.

– Может на набережной посидим? Тут минут пять идти. – Юноша окинул взглядом усталую фигуру Вероники. – Ну или давай подождем, пока место освободится?

Абитуриентка отрицательно покачала головой:

– Только помоги рюкзак нести, пожалуйста.

Егор пожал плечами и забрал у девушки ее ношу.

Солнце еще не село, заливая набережную светом, но от реки ощутимо веяло прохладой. Ника спустилась по ступенькам к воде, вдохнула полной грудью. На другом берегу за разноцветными зданиями сиял купол собора. И вновь в душе расцвело то самое чувство вставшего на свое место кусочка пазла. Вероника оглянулась к спутнику и замерла.

В волосах юноши горел закат, горел он и на бронзовом теле грифона. Егор его гладил, а тот подставлял голову, подбородок, разве что не мурчал, наслаждаясь лаской человека. «Как во сне, – подумала девушка, наблюдая за ними. – Только тогда я гладила живое изваяние».

– Я – Ника, – произнесла абитуриентка, подходя к рыжему и касаясь зеленеющего крыла грифона. Изваяние повернуло к ней голову и довольно прищурилось.

– А еще ты одна из тех, без кого город не может жить. Без кого он теряет себя, свою память, свой облик, свою любовь... А на их место приходит Разруха.

Вероника молчала, глядя в блестящие глаза изваяния и чувствуя, что на нее саму так же внимательно смотрит Егор.

– Ты Хранитель Города, и он ждал тебя так долго, что почти потерял все. Я помогал ему, но Хранителей должно быть двое. Поэтому я шел за тобой. Я заметил, как горгулья на фонаре укусила того придурка-аниматора, а потом русалка остановила тебя на мосту. Это город давал мне понять, что ты та, кого мы ждали!

– С чего вы взяли? Я...

– Ты и сама это знаешь, – перебил юноша.

Он сунул руку за ворот своей рубашки, подцепил цепочку. В теплых лучах заблестели два тонких серебряных ключика. Один из них Егор снял и протянул Веронике.

Знала ли она? Девушка вспомнила свои сны, одержимость поступлением на восстановление и реставрацию архитектурного наследия, нежность, которую вызывали фотографии этого города, чувства, что она испытала тут.

– Знаю, – Ника протянула руку и забрала ключик. – Кажется, еще с рождения.

Другие работы автора:
+1
20:41
81
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие публикации