Лорд - 01

12+
Автор:
prostak
Лорд - 01
Аннотация:
Лорд и я стали постоянными членами дружной семьи обучающихся и дрессирующихся особей.
Текст:

Сын мой - Михаил купил щенка шотландской овчарки (колли) в качестве подарка к четырёхлетию своего сына, то есть моего внука. Для того, чтобы соорентировать Читателя во времени происходящих событий, сразу скажу, что внуку моему скоро стукнет тридцать шесть лет. Женя был просто в восторге от этого палевого пушистого колобка на толстеньких лапках. Однако тёща сына сразу заявила: - Или собака, или я!

- Конечно, собака, - ответил мой сын, не пользующийся особой и взаимной любовью тёщи.

Но та пропустила мимо ушей выбор Михаила, а её дочка молчалива, как могила. И вот сын со слезами звонит своим родителям с просьбой взять на себя воспитание щенка. Ну разве можно отказать родному дитяти, к тому же единственному? Взяли. И не пожалели – столько радости приносило это двухмесячное существо по кличке Лорд в дом! Конечно, это был не первый пёс в нашей жизни. До колли у нас тринадцать лет прожила Зита – русский спаниель.

Лорд обладал прекрасной родословной, в которой чёрным по белому были перечислены его предки в шести коленах. Все из немецких баронов! По этой причине я сразу решил, что пёс не должен расти просто домашней радостью, нужна серьёзная дрессировка. Но до этого ещё далеко. Узнал я, что на солидную собачью площадку с опытными инструкторами собак принимают только с десятимесячного возраста. А пока я сам потихоньку во время прогулок приучал Лорда к послушанию, к выполнению элементарных команд. Пёс оказался очень сообразительным, настолько сообразительным, что уже по исполнении ему пяти месяцев я не выдержал и повёз его на эту площадку.

Площадка меня впечатлила. Большая территория, насыщенная различными снарядами тренировочной программы. Одновременно занимаются две-три группы, в каждой свой инструктор. Все собаки служебных, охранных, пастушьих пород, то есть псы серьёзные. Я со своим щенком скромненько топтался на краю площадки, ожидая возможности обратиться к одному из инструкторов. Вдруг расположенный ближе ко мне инструктор – молодая женщина крупной комплекции сама подошла ко мне и спросила, что меня интересует. Я изложил свою просьбу. Инструктор сразу предложила мне привести свою собаку на занятия … через пять месяцев. Я, очевидно, был очень убедительным в своих настойчивых просьбах и демонстрациях того, что щенок уже умеет. Инструктор сдалась и сказала, что берёт Лорда в свою группу, но на правах «вольнослушателя». Будет пока заниматься по облегчённой программе, то есть не нужно будет заставлять его брать двухметровые барьеры. И не нужно пока платить за обучение. «Приходите в следующую субботу и имейте при себе ….». Далее инструктор перечислила разные причиндалы, которые я должен всегда носить в какой-нибудь сумке, желательно от противогаза. Так Лорд и я стали постоянными членами дружной семьи обучающихся и дрессирующихся особей. В течение пяти месяцев, каждую субботу, независимо от сезона года и погодных условий мы с Лордом проводили по два-три часа на ставшей нам родной собачьей площадке.

В будние дни я продолжал ненавязчиво заниматься с Лордом во время прогулок, доводя до автоматизма выполнение команд «ко мне», «рядом», «апорт», «фу». Дома, конечно, Лорда баловали, особенно жена. Нас умиляли маленькие хитрости пса. Ему жена моя категорически запрещала появляться в гостиной. Там пол был застелен большим паласом, с которого сложно удалять собачью шерсть. А этого добра у Лорда было достаточно. Он уже повзрослел и чрезвычайно опушился. Его густая шерсть с толстым подшерстком, которые я регулярно вычёсывал, отдавали моей тёще. Она пряла из неё толстые нити на веретене, которое я сам смастерил по картинке из журнала. Так вот, Лорд крадучись медленно продвигается в сторону паласа. Жена грозно командует ему: «На место!». Лорд, нехотя, медленно отступает, но на такое расстояние, чтобы иметь возможность одной вытянутой вперёд лапой касаться края паласа. Так и лежал. Но стоило только жене выйти из комнаты на кухню, как он сразу по-пластунски пересекал гостиную по диагонали и забивался под журнальный столик, на котором стоял телевизор. Это происходило по несколько раз за вечер.

Дрессировка Лорда на площадке шла весьма успешно. Он быстрыми темпами по своей обученности приближался к самым именитым псам. Даже инструктор постоянно дивилась его способностям. А у неё самой был и всегда присутствовал и принимал участие в выполнении некоторых упражнений ротвейлер. Эта махина женского пола внешне напоминала бочонок диаметром в пятьдесят-шестьдесят сантиметров, положенный на бок. Из бочонка снизу торчали четыре короткие лапы. Пёс, конечно, имел все высшие награды дрессировки.

Я стал жертвой нападения этой страшной псины. Произошло это так. Мы занимались развитием злобы у своих питомцев. Я привязал Лорда к столбу ограды площадки. К соседнему столбу был привязан большущий кавказец. Он смотрел на Лорда как на молокососа и никогда не рычал на него. И я с хозяином кавказца был в добрых отношениях. Напротив нас к столбу - опоре бума был привязан ротвейлер. Мы уже давно занимались вместе, и я особенно этой собаки не опасался, хотя предпочитал не оказываться на расстояние длины его поводка. В этот раз по невнимательности я нарушил это правило. Его бросок на меня был, как молния. Достал до моей штанины и резко дёрнул на себя. Я рухнул наземь навзничь и стал сползать, увлекаемый ротвейлером. Спас меня сосед – хозяин кавказца. Он подскочил ко мне, схватил подмышки и вытянул на безопасное расстояние. В зубах пса остался большой клок моих джинсов. Это был у меня уже второй случай нападения собак этой породы. А первый за несколько лет до описанного произошёл напротив моего подъезда. С очень большим кобелём-ротвейлером гуляла моя соседка, которую я знал со дня её рождения. Собаку – тем более. Я часто гулял вместе с ними, играл с псом. И вдруг по неизвестной причине собака бросается и сбивает меня с ног. Хозяйка, конечно, моментально оттащила своего питомца. Не знаю, почему я не по нраву ротвейлерам. Наверное потому, что и я их недолюбливаю за непредсказуемость поведения, за то, что бросаются на «жертву» без всякого предупреждения - ни рыком, ни взглядом.

Лорд с удовольствие бегает по «полосе препятствий», легко перепрыгивая низкие барьерчики. Ну прям как легкоатлет на дистанции сто десять метров с барьерами. Он стал уверенно ходить по буму. Допускал нарушения при преодолении вышки. Легко забирался на площадку, но там останавливался и с высоты второго этажа смотрел на меня, ожидая дальнейших приказаний. А повторять команду «вперёд» - это при экзамене потеря балла.

Бился над устранением этой ошибки. Ещё слабым местом Лорда было выполнение команды «апорт», хотя я много дома на прогулках тренировал его. Бросаю апортную палку, даю команду, Лорд резво бежит за палкой, но вот обратно несёт её очень лениво, еле переставляя лапы. Доносит и вместо того, чтобы подать её мне в руки, кладёт к ногам и стоит – не обходит меня и не садится у правой ноги. Столько нервов я извёл, чтобы заставить Лорда правильно выполнять упражнение! Я думаю, что в этом случае дурным примером для Лорда был кавказец. Он нёс палку к хозяину не по прямой, а по дуге в пол окружности, и не спеша. Все вокруг смеялись над этой особенностью пса. И вот однажды нервы меня подвели. При домашнем вечернем занятии я не сдержался и ударил лорда апортной палкой (!) по спине. Он вообще отказался выполнять эту команду. При очередном занятии на площадке инструктор спросила меня, в чём дело. Я признался. Она вскипела: - Вы испортили мне собаку! Теперь нужно начинать всё сначала! Если Вы ещё раз ударите Лорда, я Вас выгоню с площадки!

На отлично у Лорда было выполнение команд «стоять», «лежать» и «сидеть», подаваемых хозяином жестами на расстоянии. Усаживаем своих собак (обычно четыре-пять) у линии, прочерченной инструктором. Далее по тихой команде инструктора хозяева собак жестами отдают эти команды одновременно. Самое сложное было для собак выполнять команду «стоять» после положения «лежать». Обычно собака, вставая, делает пару шажков вперёд, пересекая черту. Лорд эту команду выполнял безукоризненно с самого начала дрессировки. Вставал, как вкопанный, застывал у линии. А вот ротвейлер инструктора, хоть убей, делал эту пару шажков. Инструктор подошла к своей собаке и с размаху ногой в резиновом сапоге врезала ей по животу. Я аж ахнул! – Вы же только недавно говорили мне, что нельзя бить собаку!

В ответ инструктор сказала: - Колли нельзя, а этих дубовых псов только так и надо учить.

Ещё раз инструктор погрозилась выгнать меня с площадки, когда узнала, что я вывозил Лорда на выставку. Чёрт меня дернул позариться на афишу, гласящую, что в городе Подольске проходит в названные день и время всепородная выставка собак. Никакого опыта участия в выставках я не имел, даже не имел сведений о том, что представляет собой это мероприятие. Стало просто интересно и хотелось показать Лорда, который стал уже настоящим красавцем, к тому же хорошо выдрессированным.

Вышли мы с Лордом в демонстрационный круг, отведённый для колли. Всех участников построили в незамкнутое кольцо, скомандовали «направо» и запустили по кругу против часовой стрелки. Я в строю был где-то в первой пятёрке. Лорд легко бежал, чуть касаясь моей ноги, при совершенно свободном поводке. При этом он постоянно посматривал на меня «глаза в глаза», пытаясь предугадать возможную команду. Потом по команде ведущего мы переходили на одно место вперёд вплоть до первого места в цепочке. Я постоянно слышал одобрительные выкрики «Красавец!» в адрес Лорда из публики, окружившей нашу площадку. К концу этой занудной процедуры вдруг из дальнего конца цепочки стала быстро выдвигаться девушка с бледно-рыжей сукой. Вскоре она вышла вперёд меня, на чём этот подиум и закончился. Я подошёл к судье и поинтересовался, какие недостатки проявились у моей собаки. – Большая просадка спины, - быстро и невозмутимо ответила эта женщина. Я вытаращил глаза и только и смог промолвить: - Это у собаки-победительницы спина, как у ездовой лошади. Повернулся и пошёл вон с площадки. Проходя сквозь многочисленных зрителей, опять слышал похвалы в адрес Лорда. А один мужчина сказал: - Ваш пёс явно превосходил остальных и по ходке, и по густоте шерсти, и по её окрасу. Уж поверьте мне, я в этом смыслю. Просто эта девица больше Вас дала на лапу.

- Так я ничего не давал на лапу! Даже не имел понятия об этом.

- Тогда всё ясно и понятно. Видно, что собака хорошо дрессирована. Не советую Вам водить её на выставки, тем более такого уровня.

А на своей площадке я выслушал то, с чего начал эту часть рассказа.

Лорду исполнилось десять месяцев. Инструктор предложила мне заплатить в сберкассе за обучение и на следующее занятие прийти не в субботу, а в воскресенье, в другую группу.

- А почему в другую группу? Я здесь уже сроднился с народом, - спросил я.

Инструктор в ответ порадовала меня: - Лорд готов к экзаменам, он полностью прошёл программу общего курса дрессировки (ОКД). Я перевожу его в свою же группу старших «воспитанников», которые в ближайшее время будут сдавать экзамен на классность.

Прихожу с Лордом в следующее воскресение. Новая группа, человек двадцать пять. Новые лица, незнакомые собаки. В основном всё те же немецкие, восточноевропейские, кавказские овчарки. Колли нет. Один из членов этой группы, владелец мощной немецкой овчарки, спрашивает инструктора: - Что это Вы щенка в нашу группу привели?

- Этот щенок даст фору любому псу здесь, - ответила инструктор, и все с большим вниманием стали следить за Лордом во время занятий.

В этой группе уже в основном уделялось внимание представлению собаки экзаменатору, особенностям поведения дрессировщика (хозяина собаки) во время сдачи экзамена. На экзамене оценивается выполнение собакой десяти упражнений: от самого простого – поощрение пса подкормкой с запрещением взять эту подкормку на раз, указанный экзаменатором, до преодоления двухметрового барьера. Одновременно экзаменатор оценивает и работу дрессировщика, насколько правильно он управляет собакой. Инструктор рассказывает за какие ошибки при выполнении упражнений снимаются баллы и с собаки, и с дрессировщика. А выполнение каждого упражнения начинается при наличии десяти баллов. То есть в копилке каждого экзаменующегося при выходе на площадку по вызову экзаменатора имеется сто баллов. По результату экзамена существует градация количества баллов для каждой из трёх спортивных категорий. Высшая из них – первая. Есть и минимальная оценка для каждого упражнения, которая позволяет продолжать выполнение следующих упражнений. Если собака за упражнение получила меньше минимальной оценки, она снимается с экзамена и «оставляется на второй год» - продолжение обучения.

Через две недели к нам на площадку приехала экзаменатор – женщина из местного отделения Кинологической Федерации страны, с высшей категорией дрессировщика. И началось. Она поочерёдно выкликивала фамилии дрессировщиков и они шли к экзаменатору. Собака должна идти рядом с хозяином без поводка и с нужной стороны. В метре от экзаменатора дрессировщик останавливался лицом к ней и собака садилась у его правой ноги. Дрессировщик докладывал о готовности к сдаче экзаменов. Мы все с напряжением следили за прохождением всей последовательности снарядов каждой собакой. Неоднократно собака снималась с дальнейшего прохождения снарядов из-за низкой оценки за какое-либо очередное упражнение.

Наконец дошла очередь и до меня с Лордом. Первое же упражнение загнало меня в ступор. Экзаменатор тихо сказала мне: «Запретить с первого раза». Уже это для нас с Лордом было новостью, так как на занятиях инструктор давала запрет на третий - пятый раз. Я достаю из кармана маленький кубик сыра и протягиваю ладонь Лорду, а он отворачивает свою морду в сторону. Что делать? Сказать «на» и тут же «фу» нельзя, так как следуют друг за другом противоречивые команды. Я в замешательстве. Скриплю зубами, крою про себя матом Лорда, готов огулять его поводком. И вдруг экзаменатор говорит мне:     - Отставить! Он понял, что я Вам сказала.

Далее всё шло, как по маслу. Очевидно, Лорд вошёл в моё весьма возбуждённое состояние и бодренько, даже как-то весело принёс аппортную палочку, сунул мне в руку, важно обошёл меня с левого бока и сел у моей правой ноги. Так же весело взбежал на вышку. На секунду задержался на ней. Мне показалось даже, что, стоя на верхней площадке, он лукаво подмигнул мне. Как прилежный ученик, на полном серьёзе без ошибок выполнил все мои команды жестами, сидя на расстоянии тридцати метров от меня. Остальные снаряды прошёл безукоризненно: и бум, и барьер. Всё. Экзаменатор тихо сказала мне: - Хорошо! Молодцы! И отпустила с площадки.

Итоги объявляла наш инструктор на занятиях в следующее воскресение. Мы уже знали, что почти треть собак нашей группы была снята во время экзамена. Высший класс - первый с соответствующим значком, удостоверением и свидетельством вручили Лорду и немецкой овчарке, хозяин которой встретил наше появление в группе недоумённым вопросом. Три собаки получили второй класс, остальные третий. Я был настолько горд и рад, что даже не обратил внимание на тот прискорбный факт, что мне как дрессировщику поставили оценку, заметно уступающую оценке Лорда. Группа тут же на площадке вместе с инструктором отметила по русскому обычаю это знаменательное событие в нашей собачьей жизни.

Когда все начали расходиться по домам, инструктор подошла ко мне и сказала: - Я хочу рекомендовать Лорда в сборную Южного административного округа города для участия в соревнованиях на первенство города по программе ОКД. Вы не возражаете?

- Нет конечно, буду рад, спасибо!

- И второе: Вы не хотели бы и дальше заниматься с Лордом на площадке, теперь по курсу ЗКС (защитно-караульная служба)?

- Конечно, хочу! Обязательно буду!

- Тогда, приходите на площадку в следующее воскресенье. До свидания!

По программе ЗКС собака обучается и экзаменуется всего лишь трём упражнениям: охрана предмета, выборка предмета и задержание преступника. Когда Лорд выполнял первое упражнение, собирались зеваки полюбоваться на хитроумие пса. Упражнение заключается в том, что возле собаки, привязанной к столбу, дрессировщик укладывает какой-либо предмет (обычно это сумка с собачьим барахлом) и даёт собаке команду «охранять!». Сам удаляется на небольшое расстояние. Инструктор, крадучись, приближается к этому предмету с целью его «умыкнуть». Собака с лаем бросается на воришку в пределах длины поводка. В это время помощник инструктора с противоположной стороны забирает охраняемый предмет. На этом прокалывались все собаки, кроме Лорда. Он лаял, рычал до пены изо рта на инструктора, делал угрожающие рывки в его сторону, но не снимал одной лапы с сумки. Когда с другой стороны к сумке приближался помощник инструктора, Лорд перехватывал лапу на сумке и остервенело бросался в сторону этого второго похитителя. Это было зрелище! Даже наша грубая, жёсткая в общении инструктор заливалась хохотом и орала: «Я сейчас уписаюсь!».

Второе упражнение – выборка предмета так же не представляло трудностей для Лорда. Инструктор собирала десяток дрессировщиков со своими собаками и приказывала бросить свои аппортные палочки в одну кучку на расстоянии метров десять. Далее по команде дрессировщика собака должна подойти к этой куче, выбрать свою палочку и принести хозяину.

А вот с третьим упражнением у нас ничего не получалось. Метрах в тридцати от меня и Лорда передвигалась страшная фигура в тулупе, размахивающая руками. Я даю команду «взять». Лорд бежит к этой фигуре, и немного не добегая до неё, вместо того, чтобы броситься и захватить зубами кисть, поворачивается и с виноватым видом возвращается ко мне. Инструктор сказала, что Лорда нужно всерьёз злить. Слишком мягкий у него характер. Не может он идти на человека. Нет, я не захотел делать из колли зверя. Так и закончились мои занятия с Лордом на площадке.

Окончание следует

+2
12:20
1187
18:49
+1
Классно! Умница Лорд! thumbsup
19:48
+1
Спасибо, Лена!
Загрузка...
Светлана Ледовская