Лорд - 02

12+
Автор:
prostak
Лорд - 02
Аннотация:
Теперь у моей собаки началась обычная, монотонная жизнь домашнего пса.
Текст:

С уходом с площадки мы с Лордом перелистнули интересную страницу нашей жизни. Теперь у моей собаки началась обычная, монотонная жизнь домашнего пса. Утренняя и вечерняя прогулки во дворе. Иногда на свободной территории возле нашего двора собиралась компактная группа собаководов. Наши питомцы носились друг за другом, очень дружелюбно возились и грызлись. Веселила всех французская бульдожка. Очень быстрая и вёрткая, она заводила всех псов. Они носились за ней, как за игрушкой. Она на полном ходу, используя свои малые габариты, проскакивала под скамейкой, а крупные псы еле-еле успевали тормозить. Иногда, чтобы совсем не забыть полученные навыки ОКД, я проводил с Лордом самостоятельные экспресс-занятия.

В выходные дни и в отпускные периоды Лорду жилось повеселее и повольготнее. Он гулял по садовому участку, выходил за его пределы в прилегающую рощу. Я совершал с ним и дальние прогулки по полю и по лесу. Демонстрировал соседям его послушание и выполнение команд, выданных жестами на расстоянии. Началась типичная жизнь собаки на пенсии. Отличие только в том, что, возмужав, Лорд очень уж заинтересовался противоположным полом. Стал часто убегать с участка на другой конец территории садового товарищества. Я ходил искать. Многие уже знали Лорда и со смехом показывали мне его очередное место свиданий. Увидев меня, Лорд стремглав, по дальней дуге несся на свой участок. Мои усилия избавить Лорда от этой «вредной привычки» ничего не давали. Пробовал я в наказание привязывать Лорда к дереву - он начинал выть, как волк на луну. Закрывал его на террасе - он отказывался от приёма пищи.

Беда случилась именно на даче, на седьмом году жизни Лорда. Во время прогулки я заметил, что он стал хромать на заднюю правую лапу. Внимательно её осматривал - никаких ран не видно. Обжимал её - Лорд не реагирует, не отдёргивает лапу. А хромать продолжает, и всё сильнее и сильнее. Потом стал поджимать больную лапу и скакать на трёх. Пришлось сниматься с дачи и срочно ехать домой. Сразу пошёл с собакой в ветлечебницу, расположенную на территории онкологического центра у метро «Каширская». Почему меня сразу потянуло в онкологию? Да просто я жил рядом с этим Центром. Врач – молодая женщина по каким-то ведомым ей признакам сразу назвала мне диагноз: «Саркома». Я окаменел, потом с трудом произнёс: - Что дальше, доктор?

- Если собака Вам дорога, если она член Вашей семьи, лучший друг, то Вы сделаете всё возможное, чтобы сохранить ей жизнь!

- Что мне делать, доктор?

Она выписала несколько рецептов, и я начал метаться по городу в поисках лекарств (иногда редких, дефицитных). Но прежде я буквально исполнил слова врача: «Вы сделаете всё возможное …». В соседнем доме жил один из руководителей онкологического центра, доктор, профессор, онколог. Лично с ним я не был знаком, хотя часто встречал его возле дома. Но наши сыновья учились в одном классе, были в одной ребячьей тусовке, дружили. Жена профессора была мне знакома по встречам на родительских собраниях в школе. Мы с ней любезно раскланивались при встречах. Я набрался смелости и наглости и пошёл к ним домой. Хозяин встретил меня с доброй улыбкой - видно, был наслышан обо мне от сына. Усадил, предложил чаю или кофе. Мне ничего не лезло в глотку. Он выслушал мой сбивчивый и почти истеричный рассказ о Лорде. В ответ только развёл руками и улыбнулся мне застенчивой, извиняющейся улыбкой. Я ушёл ни с чем.

Лорду становилось всё хуже и хуже, не смотря на принимаемые лекарства. Я уже на руках выносил его во двор. Он, с трудом ковыляя в траве, делал свои дела, и я относил обратно на руках домой. Потом в назначенный день отвёз Лорда на тачке опять на приём к ветврачу. Она заявила, что нужно делать химиотерапию. Нужно, так нужно! Лорд остался в вольере в помещении ветклиники. На следующее утро прихожу к вольерам. Зову: «Лордик, Лордик!» Он … выполз из вольеры и, работая только передними лапами, со стоном пополз ко мне. Это было уже слишком! Я схватил своего пса, бережно поднял его и понёс к тачке. Дома он лежал на своей подстилке на столь любимом им паласе. Лежал плашмя, не шевелясь, с закрытыми глазами. Изредка я звал его: «Лордик!». В ответ он чуть шевелил кончиком хвоста, показывая, что жив. Когда я пытался погладить его, легко прикасаясь к шерсти бока, он жалобно стонал …

Умер Лордик в три часа ночи. Лекарства и химиотерапия убили его печень. Я думал: «А стоило ли подвергать Лорда таким мучениям? Стоило ли продлять эти мучения?!»

На следующее утро я отвёз Лорда на дачу и похоронил на своём участке. Жена осталась там, а я вернулся домой, потому что назавтра нужно было идти на работу. Ехал, как в тумане. Дома не находил себе места. Душили рыдания, разрывающие сердце. Не выдержал и позвонил соседу по лестничной площадке: - Валер, не можешь зайти ко мне?

Он по голосу понял, что у меня не всё в порядке:

- Иду, иду.

- Валер, только не бери с собой Любу.

- Понял.

Люба – жена Валерия и частая гостья у нас с женой страдала уже близкой к острой фазой алкоголизма. Валера пришёл. Я достал бутылку водки. Молча выпили её из стаканов. Я вырубился и «назавтра» на работу явиться не мог.

С тех пор у меня не было собак - Лорд неповторим.

А шесть лет назад мой сын завёл себе двух собак  Красавицы польские овчарки, подголянки.

+2
11:35
109
Комментарий удален
19:33
14:24
а я не могу без пёселей, терять больно, но ни учат мудрости, неважно, сколько ты живёшь, важно, как blushуже и не думали брать больше, но стафф так заглядывал в глаза, что не взять было невозможно blushthumbsupdrink
19:32
+1
19:07
+2
Такое не забывается, за годы к ним так привязываешься, что считаешь их частью семьи, и нет ничего печальней — терять их, да ещё и раньше срока…
19:31
+2
Это так. Спасибо, Елена!
Кристина Бикташева