17. В поезде

Автор:
Rediska
17. В поезде
Текст:

Хозяйка встала рано, боялась пропустить Казань. И вот показались стены белокаменного Казанского Кремля, акватория реки. Стены Кремля бережно обнимали острые клыки резных минаретов и золотые маковки церквей. Не было для нее сейчас места краше и желанней. Так и осталось в ее памяти слово «Родина» – сказочный белый замок, охраняющий всех своих, какими бы они ни были. И она будет так же заботиться о своих детках, и не будет для нее ни хороших, ни плохих, ни добрых, ни злых, ни умных, ни глупых, все свои, все нужны, все дороги. Права была бабушка: вышла бы из Абыз лучшая мать и жена – гордость рода, да не та судьба. Когда поезд остановился, вышла Абыз на перрон последний раз вдохнуть воздух родного города и осталась там навсегда. В купе Хозяйка вошла одна. Поезд тронулся дальше на восток, а Кот смотрел в окно на убегающий перрон и одинокую фигурку Абыз, он деликатно не заметил вошедшую Хозяйку, давая ей прийти в себя.

После нехитрого, по мнению Кота, завтрака из трех блюд и пары напитков, уже за кофе пришло время для инструктажа.

– Итак, я иду к Василисе. Мы с ней старые знакомые. Найду к ней подход. А ты, дорогая Хозяюшка… Перейдем на ты?

– Вы не находите, что рано?

– Думаю, проведенная вместе ночь позволяет сократить дистанцию, – Кот улыбнулся.

– Положусь на Ваш опыт, – Хозяйка с облегчением выдохнула, обращаться к животному, пусть и говорящему, на Вы было нелепо.

– Вот и договорились. Так вот, дорогая Хозяюшка, ты пойдешь в библиотеку им. В. Г. Белинского, там тебе нужно найти Олега Святославовича, это один из хранителей, и передать ему вот этот лист, – из ниоткуда Кот вытащил ламинированный древний листок с плохо видным старославянским текстом. Хозяйка обратила внимание только на красивую, разноцветную заглавную буквицу, занимавшую треть всей площади и, несмотря на старания времени и затейливый узор, хорошо читаемую. – Этому листу более 550 лет, редчайший документ. Когда он это увидит, очень возбудится. Попытается вытрясти из тебя его происхождение. Ты ему скажи, что все здесь, и передай письмо, – он подал ей чистый запечатанный конверт. – Листок оставь ему и уходи как можно скорее. А то он тебя не выпустит. Он за этот документ не то что душу вытрясет, мир перетряхнет. А силы в нем немыслимые, да жаден он, оттого и не умер как положено.

– А разве от силы можно так застрять в жизни?

– Конечно, человек в старости умирает, когда сил нет дальше жить. Иногда старик, кожа да кости, а такая жажда жизни в нем, что смерть и не подходит, чадит такой старикашка, родных ожиданием изводит. А бывает и наоборот, молодой, здоровый, а чахнет, белый свет ему не мил, смерть зовет, а она всегда приходит, когда зовут, у нее работа такая.

– А что с этим Олегом Святославовичем?

– Он не Олег вовсе, это он под современность подстраивается. Он последний русский богатырь Вольга. Персонаж загадочный. Откуда взялся толком неведомо, но говорят, он сын княжны киевской и Горыныча, братца Кощеева. Только это дело темное, врать не буду, может, и варяг пришлый. Богатырь, колдун и страстный книгочей. Вот за эту его страстишку-то мы и потянем, – задумчиво мурлыкал Кот.

– Так почему он не умер?

– А потому что когда он на свою богатырскую силу еще и колдовскую нарастил, не стало таких, кто мог бы ее в себя вместить. А частично передать его жаба задавила. Потом он еще оборачиваться научился и других оборачивать. Такая колдовская силища в нем была, что однажды он целую армию в муравьев обратил, так и город взял, герой, – Кот фыркнул и продолжил: – С Кощеем они старые соперники. Живут, скопидомничают. Вольга книги собирает, силу, знания. А передавать не хочет, как собака на сене. С годами совсем из ума выжил. В войну сюда перебрался с эвакуированными. Так и живет. Стариком притворяется. А ты одно знай, что он тебя живой не выпустит. Так что, отдала бумаги и беги в номер, жди меня.

– А он в номер не войдет? – Хозяйка поежилась, сумасшедший старик ее пугал.

– Не войдет, на нем Кощеев заговор, в него только за руку можно ввести. В нем даже не убираются, войти не могут, – Кот расхохотался захлебывающимся смехом, скорее похожим на глухое карканье.

– А Кощей что собирает? – поинтересовалась Хозяйка. Кот посмотрел на нее, прищурив глаза, словно думал, надо ли ей говорить, а потом решился.

– Все равно узнаешь, да и жить тебе со всеми нами. Кощей золото собирает. У него драма почище, чем у Фауста, – Кот потер лапой нос, решая, как бы так сформулировать, чтобы и авторитет шефа не уронить, и правду рассказать. – На заре времен он был наподобие казначея, и такую силу над ним взяло золото, что сожгло ему душу. Много страшного зла натворил, и как бы в наказание, страсть к золоту у него осталась, а прикоснуться к нему он не может. У него как ожог от золота. Он даже находиться рядом с ним не может: болеет, сохнет, и уйти от него не может. Вот и мучается.

– «Там царь Кощей над златом чахнет», – процитировала она намертво засевшую еще в начальной школе строку Пушкина. – А я думала, что это в переносном смысле…от жадности.

– От страсти. Страсть – вообще опасная штука, она как огонь, без нее жизнь человеческая сырая, холодная и темная, а с ней может оказаться короткая. Во всем надо знать меру.

– А как эту меру узнать? – Хозяйка печально смотрела на мелькавшие за окном пейзажи.

– Кто знает, тот молчит. А кто говорит, тот не знает, – сказал Кот. Они молчали до самого Екатеринбурга, почти весь день.

Другие работы автора:
+3
15:12
131
19:13
любопытно, немного вольная трактовка, но это дело автора smilerose
22:08
+1
вольна трактовка чего? мультикультурализма? или страсти)?
22:21
образов. хрестоматийные немного другие, но мне нравится ваш подход rose
Загрузка...
54 по шкале магометра

Другие публикации