Новые люди. Роман. З глава.

16+
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Alex.Voropaev
Новые люди. Роман. З глава.
Аннотация:
Ассандр Биорк. Его глазами мы многое узнаем о Восточном Пределе. (табуляция теста при переносе меняется, извините)
Текст:

3. Ассандр Биорк

Контракт есть контракт, а эта сделка была сполна оплачена почти десять лет назад и начинала тяготить сны морского волка.

Шхуна «Утренняя Звезда» упрямо прокладывала свой путь наперекор взбесившимся водам Северного моря.

Вздымаясь над бортами, волны падали с грохотом на корабль, окатывая палубу веером жалящих капель. Неистовый ветер раскачивал стонущие мачты и рвал косой парус, оставленный на бушприте. За последний час матросы уже второй раз меняли кливер на новый. Привязавшись верёвками, они пробирались на четвереньках по вздыбившейся палубе. Боцман оставил на палубе только небольшую команду самых бывалых моряков, остальные были отправлены в трюм.

Капитан «Утренней» Ассандр Биорк отпустил рулевого и, привязав себя линём за ремень, сам встал за штурвал.

Четыре часа продолжалась борьба человека со стихией. Море неистовствовало, слепило пенной водой и крутило судно как игрушку. Капитан упрямо выводил шхуну на верный курс. Широко расставив ноги в высоких кожаных сапогах, блестя черным мокрым плащом, он яростно щурился на вспышки молний, бьющих в морскую пенную пучину, и сквозь сжатые зубы отвечал замысловатой бранью на раскаты грома.

Капитан был уверен в своей шхуне и команде, как в себе самом. Главной его заботой было держаться далёкого берега справа. Крабья Клешня, Северо-Западная оконечность закрытых земель. Это был главный ориентир в походе на Вдовьи Острова. Нельзя было приближаться к Клешне, чтобы не налететь на многочисленные скалы, многие из которых ждали тебя сразу под водой, но и потерять его из виду – значит уйти в открытое море и пропустить цель.

Морским чутьём Биорк чувствовал, что море начало сдаваться, и голос ветра поёт уже не так непреклонно. Нужно лишь также хладнокровно и твёрдо направлять нос корабля на очередной вал, и наградой будет ясное небо и свежий крепкий ветер, который домчит шхуну к островам чародеев на несколько дней быстрее.

Капитан Биорк славился своей удачливостью и равнодушием к капризам Северного моря. Когда тяжёлые корабли купцов западных земель прятались от шторма в тихих гаванях, Ассандр бил по рукам с очередным клиентом и загружал трюм тканями Реиндола или оружием Гента, пополнял запас свежей воды и провизии и направлял свою быструю шхуну в разыгравшееся море. И если местные лоцманы отказывались выводить его из порта даже за увеличенную плату – недолго думая уходил сам.

Бывалые моряки в портах были не прочь попасть к нему в команду. Капитан «Утренней Звезды» платил вдвое против других и, если случался большой куш, вся команда получала свой приз и ходила по улицам портовых городов лордами. За это их с радостью привечали все трактирщики и весёлые девицы. Моряки держались за свои места и покидали палубу счастливой шхуны, только когда решали окончательно осесть на берегу. Поэтому редко на «Утренней» появлялась вакансия.

Капитан Биорк охотно брался за дальние рискованные рейсы, и, бывало, отклонял выгодный грузовой контракт на рейс по давно известному маршруту в пользу экзотического похода с деликатной миссией. Несмотря на то, что капитан не гонялся за монетой, дела шли вовсе неплохо. Репутация Биорка, как лучшего шкипера Северного моря, делала своё дело, и клиенты с толстой мошной не переводились.

Скалистый берег Крабьей Клешни темнел угрюмой стеной под низкими сливовыми тучами. Впереди, дальше на восток, он обрывался на последнем остром мысе. Здесь маршрут уводил шхуну на север, прочь от пустынных берегов закрытых земель. Даже береттеи избегали селиться на этих неприветливых скалах.

Подсвеченная вспышкой молнии появилась сумрачная фигура боцмана. На груди его поблёскивала начищенной медью сигнальная дудка.

– Бом-кливер поставлен. Может, сменитесь, капитан? - спросил он с укоризной.

Биорк отрицательно покачал головой:

– Пока – сам. Ещё две склянки, пока не взойдёт Селена.

Солнце на западе на несколько коротких минут сверкнуло острыми лучами в узкой полосе очистившегося неба между морской пучиной и черно-фиолетовыми тучами, и тьма обняла корабль мягкими лапами. Поворачивая шхуну влево, капитан бросил последний взгляд на низкий берег и увидел цепочку слабо мерцающих огоньков, разом усеявших в темноте далёкую Клешню. Капитан и боцман обменялись взглядами.

- Это - что-то новое… - сказал растерянно бывалый боцман.

Однажды много лет назад, когда шхуна стояла в порту Ригата, молодой капитан был приглашён в замок к Верховному Мейстеру Вдовьих островов.

Нужно признать, что Биорк был польщён и заинтригован. Мейстер Воон сам никогда не покидал замка, возвышающегося в сердце острова Ригата, и редко кто удостаивался аудиенции главного чародея.

Капитан надел чёрный камзол, вышитый серебряным шнурком, черные лаковые сапоги и сменил потрёпанную морскую фуражку на широкополую шляпу. На пояс он повесил короткий гентский меч в богатых позолоченных ножнах. Стараясь не показывать, что нервничает, отдал необходимые распоряжения старшему помощнику. О чертогах мейстера Воона болтали всякое.

В замок Биорка сопровождал молчаливый служка в коричневой сутане. Он ехал впереди на сером лопоухом ослике вверх по узким улочкам Ригата. Утреннее солнце освещало яркие черепичные крыши домов. Портовый город амфитеатром лежал на склонах полукруглой бухты. С последней верхней улицы он был весь напоказ, как праздничный пряник. Свежий морской ветерок пытался сорвать с капитана непривычную ему шляпу. Ассандр придерживал её за широкое поле одной рукой.

Потом они долго ехали по плутающей дорожке между жёлтых скал и попали в великолепный Верхний Лес. Деревья здесь были похожи на колонны в торжественном чертоге. Свет, проникая сквозь высокие кроны, разбивался на золотые и серебряные подвижные блики, вольно перемещавшиеся по изумрудной траве и мхам. Лес был наполнен звуками поющих и переговаривающихся птиц. С цветка на цветок перелетали яркие бабочки и стрекозы. На тропу за проезжающими путниками выходили любопытные темноглазые косули.

Море сделало Ассандра жёстким и сильным: всегда готовым к быстрым и решительным действиям. Ещё совсем молодой мужчина, едва вышедший из юношеского возраста, он смотрел на мир трезвым и серьёзным взглядом. Детство его кончилось одним днём, когда он однажды отправился через полстраны из родного дома в королевский порт. С того первого путешествия Биорк всегда был настороже, особенно на суше, и немногословен, порой до угрюмости, с незнакомцами.

Сейчас Ассандр опять чувствовал себя очарованным маленьким мальчиком, без памяти зачитавшимся волшебной сказкой в библиотечной башне Капертаума. Как не похож был наполненный нежным светом и почти ручными животными лес Ригата на дремучие дебри Восточного Предела! Капитан обнаружил в себе позабытую способность к расслабленному созерцанию, не обременённому беспрестанным анализом.

За быстрым и неглубоким ручьём, который его лошадь перешла лишь слегка замочив икры, лес расступился. Открылся окружённый невысокой жёлтой стеной изящный замок. Стены его были сложены из кремового песчаника, остроконечные башни покрыты зеленоватым сланцем. Сужающиеся кверху длинные окна застеклены цветными витражами в свинцовых окладах. На шпилях - двухцветные, алые с белым длинные вымпелы.

Путники спешились, и подбежавшие мальчики в коричневых рубахах увели лошадь. Ассандр отпустил поводья и оглядывался вокруг и на замок с живым любопытством. Он ожидал чего-то удивительного. В сердце острова Ригата десятки мальчиков со всего Восточного Предела и даже окрестных земель обучалось волшебному мастерству. Где, если не здесь, ты вправе ожидать встретить чудеса?

Со ступенек сводчатого портика спустился высокий благообразный старик с длинной седой бородой и посохом, причудливо свитым в кольцо на вершине.

Ассандр сначала решил, что это и есть Верховный Чародей. Но внушительный старик, поприветствовав гостя, представился как мейстер Ив. Вежливо справившись, как прошло путешествие, он проводил капитана через высокие бронзовые двери и ввёл его в большое открытое помещение: величественный зал с очень высоким потолком и окнами от пола до самого верха. Между окон свисали длинные знамёна с вышитыми волшебными животными: грифонами, кентаврами, химерами. На стене напротив окон размещался невероятных размеров гобелен, изображающий встречу маркграфа Урбанта с волшебником Мериотом.

Зал был торжественно пуст, только на небольшом отдалении виднелась фигурка мальчика лет десяти, который держал руки поднятыми в луче света, падающего сверху. Кисти ребёнка делали какие-то быстрые движения.

Здесь седовласый старец поручил сопровождать Биорка щупленькому пареньку с живыми, любопытными глазами. Тот повёл гостя по высокой мраморной лестнице, зигзагами поднимающейся вдоль одной из стен зала. Биорк мог сверху обозревать внушительное помещение. Оно было наполнено мягким светом, падающим из окошек купола. Фигурка мальчика далеко внизу продолжала делать пассы руками в воздухе. Капитан наблюдал за ним, поднимаясь по ступеням, пока его глаза не поравнялись с огромной бронзовой люстрой украшающей зал. Здесь был небольшой проход в стене. Вслед за провожатым Биорк свернул с лестницы и прошёл по длинной освещённой факелами галерее.

- Что он делает, тот мальчик внизу? – спросил Биорк своего спутника, живо оглянувшегося на вопрос.

- Это Тиис – новенький. Он ткёт заклинание из луча света, - охотно ответил паренёк. – Так проще. Нам сюда.

Палаты Верховного Мейстера находились в небольшой башне, ярко освещаемой полуденным солнцем через многочисленные узкие окошки.

Главный чародей этой части мира был невысокий мужчина неопределённого возраста с круглой лысеющей головой. На мягком постном лице покоилась тихая улыбка. Самой выдающейся чертой невзрачного лица волшебника были густые короткие брови. Черные, как два жука-оленя, наклонившиеся друг к другу перед смертельной схваткой. Слабый подбородок украшала очень длинная, но реденькая бородка. Мейстер Воон сидел за широким пустым столом, на котором лежал только один свиток, расправленный и прижатый на концах камнями с металлическим блеском.

Когда Ассандра ввели в помещение, чародей неожиданно проявил завидную прыть. Он немедленно соскочил с высокого кресла, используя посох как опору, и засеменил к капитану на коротких ногах. Пол устилал толстый ковёр, и мейстер двигался бесшумно.

Капитан немного смешался. Он был застигнут врасплох таким приёмом и не зная, как правильно обратиться к чародею, коротко поклонился, прижав снятую шляпу к груди.

– Мой господин, благодарю за честь, которую вы оказали мне этим приёмом.

Приблизившись, великий мейстер оказался ростом с двенадцатилетнего мальчишку и доставал Ассандру лишь до нагрудного значка гильдии мореходов.

Чародей улыбнулся ещё шире и гостеприимно протянул руку в сторону окна, широкий подоконник которого служил в качестве кушетки.

– Прошу вас, господин Биорк. Я очень рад, что вы откликнулись на моё приглашение. Сам я, к сожалению, не имею возможности покидать замок. Прошу, устраивайтесь поудобнее - нам с вами нужно поближе познакомиться и о многом потолковать.

Когда они уселись на мягких подушках, рост их почти сравнялся, и неловкость Биорка пропала.

- Я много о вас слышал, капитан, и очень лестного. Вы так молоды, а вместе с тем широко известны, как лучший моряк Северного моря, - сказал мейстер, лучась от дружелюбия. – Прошу вас, поведайте мне, как представитель клана истинных горцев стал таким морским волком? Ведь ваш род Биорков Урбантингов издревле славен в предгорьях Драконьего Хребта, и фамильное ваше гнездо – Биоркдолл. Не так ли?

- Да, мой господин, - отвечал немного удивлённый Ассандр, - твердыню нашу чаще называют Красный Зубец, она лежит на полпути от Капертаума к Закрытым Воротам: цитадели, что охраняет перевал через Драконий Хребет. Чейн Туган.

Чародей согласно покивал головой.

- По правде говоря, от твердыни мало что осталось. Руины, поросшие плющом и деревьями, по которым скачут козы. Даже в главном доме, где живёт мой отец, протекает крыша, и из слуг у него лишь старый привратник с женой. Красным Зубцом крепость и поселение вокруг неё называют по треугольной сторожевой башне.

- Но вы провели детство в Капертауме, верно?

- Да, высокочтимый милорд.

Чародей отмахнулся.

– Говорите мне просто – мейстер. И как же прошло ваше детство? Были ли вы счастливы?

Биорк замолчал и перевёл взгляд за распахнутое окно. За проёмом расстилался величественный простор. Царство воздуха и света. Высокий лес далеко внизу, за ним ниже - крохотные красные крыши Ригата, порт и безбрежное искрящееся море. Вершина мира.

- Да, был, – ответил он.

В памяти непрошено всплыла далёкая сценка: девочка протягивает узкую ладошку. Доверчиво смотрит синими глазами в его лицо снизу вверх. Мальчик осторожно сжимает розовые холодные пальчики и чинно, затаив дыхание, ведёт свою даму по кругу, отведя левую руку за спину.

Биорк отвернул лицо от окна. Чародей внимательно всматривался своими темными глазками в его лицо. Брови-жуки сблизились, молчаливо угрожая друг другу.

- Мой отец – сэр Гедерик Биорк служил управляющим-сенешалем ярла Дерика Фюргарта с того времени, как в Биоркдолле родами умерла моя матушка. Мы с отцом перебрались в Капертаум. И я помню себя только с этого времени. Я рос и учился вместе с детьми ярла. Фюргарты были очень добры. Они любили нашу семью и доверяли отцу, - Ассандр поёрзал на подушках. Ему ужасно хотелось расстегнуть шёлковый камзол.

- Очень хорошо. Фюргарты - достойный дом. Расти в такой семье это благо для мальчика, – чародей ободряюще улыбнулся. – Вы, наверное, овладевали всеми достойными маленького сквайра науками. Фехтованием и верховой ездой…

Ассандр отвёл глаза на далёкое море.

…Большая весенняя охота на чистокровных конях едет по притихшим Овечьим Холмам. Настоящим – тем, которые лежат к востоку от Капертаума и которые дали своё название всем владениям Фюргартов…

Впереди взрослые: ярл, его жена - леди Стиона, оруженосцы, стюарды, рыцари, лесничие, загонщики. Их окружает возбуждённая свора легавых, повизгивающих от нетерпения. Позади, весело переговариваясь, дружным рядком едет молодёжь. Юная леди Альда едет по правую руку от Ассандра. На бледных щеках нежный румянец оживления. Ассандр наклоняется к ней и что-то негромко говорит. Принцесса закидывает светлую головку в бархатном зелёном берете и звонко смеётся. Ярл оборачивается и смотрит назад на дочь, на жену, потом задумчиво смотрит на сэра Гедерика.

- Вам не рассказывали обо мне? – спросил чародей и дотронулся до колена капитана. – Мой отец был кожевником из глухой деревушки. Я в двенадцать лет знал только, как хорошенько освежевать телёнка и продубить кожу, - он довольно засмеялся и даже несколько раз хлопнул в ладоши.

Капитан Биорк вежливо наклонил голову, отвечая на шутку Великого Мейстера.

- Да. Науки... Старый учитель Верн, вечно тоскующий по своей солнечной родине. Он был добр к нам. Уроки в библиотечной башне. Ершистый Эльгер, принцесса Альда…, маленький, цепляющийся за ноги Баррион. Я долго привыкал жить без них.

- Прекрасное начало, - мейстер достал из рукава плоскую коробочку и выбрал два темно-зелёных листочка. - Образование, покровительство Фюргартов. Они очень влиятельны в Королевстве Восточного Предела. Вы могли бы сделать карьеру в королевской гвардии или возродить славу Биоркдолла. Почему же вы избрали для себя такую стезю?

…Как сияли глаза принцессы Альды, когда она вернулась с королевского бала. Как горд был ярл. Польщена леди Стиона. Их дочь дебютантка покорила кронпринца Вильгельта. Кронпринц просил её руки. Хлопоты, приготовления. Назначена дата обручения.

Ассандр, подрагивая, с нарастающей пустотой в душе выслушал восторженный шёпот Альды о прекрасных и добрых глазах Вильгельта. Принцесса по-прежнему хотела делить свои тайны с верным другом детства, её рыцарем Ассандром. Имя прекрасного принца с нежностью слетало с полудетских губ леди Альды беспрестанно. Она была влюблена и очарована. И сожалела только о том, что свадьбы не будет, пока ей не исполнится пятнадцать лет.

Юный Биорк под благовидным предлогом удалился, взял в конюшне самого злого жеребца, и ускакал в холмы. Он пришпоривал чёрного горячего коня, пока бедное животное не покрылось пеной. Конь тяжело дышал, по мышцам пробегала судорогой мелкая дрожь. Тогда Ассандр соскочил с него и повёл его за узду шагом. Животное тяжело дышало и косило на юношу карим глазом.

Он чуть не загнал вороного. Ему было стыдно.

В крепость Ассандр вернулся к вечеру. Провёл коня через оранжереи со стороны холмов. Завёл его в стойло, сам обтёр скакуна влажной мочалкой и насыпал полную кормушку ячменя.

На душе было пусто. Биорком овладели равнодушие и усталость.

По лестнице он поднялся в библиотечную башню – к себе Ассандр идти не хотел. Он зажёг лампу для чтения и прошёл по старым полированным доскам вдоль высоких стеллажей армариума. Пахло воском и книжной пылью. Ассандр бездумно протянул руку и снял томик в изумрудной обложке, который прибыл с последним купеческим обозом: «История Гантейского союза Вольных городов».

Читать тоже не хотелось. Он не знал, куда себя деть.

Возле большого окна стояло несколько парт напротив чёрной доски. Здесь учитель Верн давал им уроки. Грамматика, география, история, математика.

Ассандр сел на своё место и посмотрел вперёд на парту, за которой на уроках сидела Альда.

Здесь ему открылся большой мир, лежащий за стенами Капертаума; имена героев прошлого, прославивших свой меч; благородных прекрасных дам. Храбрые Урбантинги завоёвывали Восточный Предел, истребляли гоблинов, проливали свою кровь в бастионах, преграждающих дорогу к мрачному подземному городу уруктаев, захватывали перевал Чейн-Туган и строили первые твердыни, противостояли железным баронам Узких земель.

- Я знал, что найду тебя здесь.

Ассандр поднял голову. С зажжённой лампой и книгой отчётов, прижимаемой к боку, перед ним стоял его отец. Помедлив он сел за соседнюю парту и положил на неё тяжёлый гроссбух. Приблизил близорукие глаза к лампе и поправил фитиль.

- Ходил к леди Стионе с отчётом. В следующем году планируется свадьба. Считали, во сколько это обойдётся, - он смотрел с грустью на своего сына. Тот молчал и смотрел тусклыми глазами.

- Хорошо, что этим всё кончилось, Ассандр. Я не знал, что мне делать, и ждал каждый день беду. Я совсем не боюсь за своё место, сынок. Я боялся за вас. Молодость безоглядна - я ещё помню это. Хорошо, что принцесса полюбила кронпринца. И всё разрешится свадьбой. Подумай, чем бы кончилось всё, если бы Альда не видела в тебе почти брата? И заслужил ли этого ярл?

- Да, Фюргарты всегда относились к нам, как к ровне. Хотя они так богаты и влиятельны, - через минуту проговорил деревянным голосом Ассандр. - Я не могу сказать ни слова упрёка. Она сделала свой выбор… и выбрали её…. А что мне теперь делать?

- Уезжай, сын. Мне старику будет горько, но уезжай. Тебе уже пятнадцать лет. Ты владеешь мечом и пером хорошо в равной мере. Это - завидный багаж. Любой лендлорд возьмёт юного урбантинга в свою дружину. Даже королевская гвардия открыта для тебя. Ярл несомненно даст тебе все рекомендации. А я после твоего отъезда буду проситься в отставку. Давно уже я вынашиваю мысль вернуться в Биоркдолл и привести наше заброшенное фамильное гнездо в порядок…

Ассандр очнулся от воспоминаний. Верховный Чародей терпеливо ожидал ответа от задумавшегося капитана, поглаживая редкую седую бородку и шевеля бровями. Биорку было отчего-то нехорошо под этим доброжелательным взглядом. Немного ныли виски, и похолодели руки, словно он наелся эльфийской ягоды.

- Видимо, в детстве я слишком начитался книг о море и далёких землях, - ответил, наконец, Биорк. – У меня была возможность попасть в гвардию. За меня хлопотали. Но в Эдинси-Орте я увидел море и порт. Корабли на рейде. Развивающиеся вымпелы на мачтах. Крики чаек. И решил заделаться моряком и увидеть весь белый свет.

- И юного сквайра взяли в матросы? – улыбнулся мейстер, наклонив голову.

- Я добирался до столицы несколько лун. Слуга, мальчишка из конюшни, сбежал от меня ещё в Первом Уступе. Не помогли даже посулы полуфоринта. Пока я добирался в королевскую марку, платье поистрепалось, да и несло от меня уже наверно кислым сыром, - тоже улыбнулся капитан, непроизвольно дотрагиваясь до виска. - Вместо меча я повесил на пояс матросский нож и зашил в подкладку куртки несколько оставшихся монет. Меня взяли юнгой на корабль, уходящий в Бизан. На эту самую шхуну, где я теперь капитан. На «Утреннюю Звезду».

- Стремительная карьера – за пять лет из юнг в капитаны, - отметил мейстер, тщательно выбирая в узорчатой коробочке ещё один тёмный листочек.

- Это долгая история и малоправдоподобная, - согласился Биорк.

- Я немного наслышан о ней, и поэтому я пригласил Вас. В Северном море не найдётся другого моряка с такой репутацией. Отважный капитан, безупречная честность, - чародей подвигал бровями, приступая к цели беседы.

- Однажды мне понадобятся ваше мастерство и храбрость, и я готов щедро заплатить за эту предстоящую услугу. Сейчас и сполна, - чародей резво соскочил с подушек, опять помогая себе посохом, и зашагал короткими ножками по узору ковра, показав привставшему Биорку рукой, чтобы он продолжал сидеть.

- Я хочу, чтобы мы заключили отложенный контракт. По всем правилам, так, как это принято в вашем деловом мире.

Ассандр согласно наклонил голову, показывая, что слушает. Чародей продолжал:

- Когда наступит время ты, капитан, на своей быстрой шхуне должен будешь немедленно прибыть в Ригат и выполнить миссию перевозчика.

- Как я узнаю, что это время пришло?

- На землях ярла Оустина, на полуострове Палец, растёт дерево Титанов, - чародей сделал паузу, ожидая реакции капитана.

- Я знаю это мёртвое дерево. Оно стоит на высоком мысу и видно издалека, словно маяк, - подтвердил Ассандр.

- Вот, когда ты увидишь, что это мёртвое дерево ожило и оделось листвой…. Даже если до тебя дойдёт только слух, что это произошло… - где бы ты ни был, что бы ты в этот миг ни делал – ты бросишь все дела и немедля устремишься сюда, в эту гавань. Здесь тебя будет ждать ценный груз. Пункт назначения ты узнаешь, погрузив этот груз на борт.

Капитан был озадачен и заинтригован.

- Это и будет наш контракт?

- Да. И плату во исполнение его ты получишь прямо сейчас, - чародей остановился и приглашающе протянул руку, указывая на каменный столик на одной ножке. На нем стоял сундучок из золотистого каштана, отполированного до металлического блеска. Биорк подошёл к нему и открыл крышку. Сундук был полон монет красного и белого золота, разного размера и достоинства: от форинтов до империалов. Между кругляшами металла сверкали разноцветными гранями самоцветы, и тускло поблёскивали серебристые и черные шарики морского жемчуга.

Капитан медленно закрыл крышку – на эти деньги можно купить небольшой город или нанять войско наёмников. Он был ошеломлён. Слишком большой куш.

- Положи руку на сундучок, Санди, - сказал мейстер.

Капитан вздрогнул - так в далёком детстве называла его на ушко его бедная матушка. Никто не знал этого ласкового прозвища. Ассандр сам забыл его и внезапно вспомнил только сейчас, когда чародей произнёс его. Поколебавшись, капитан протянул руку и положил на полированное дерево.

Мейстер прошептал несколько слов и несильно ударил посохом о пол. Ковёр скрыл звук. Створки сундучка с хищным звуком сомкнулись.

- Теперь открыть его сможешь только ты. Сам по себе он стоит небольшое состояние. Это ларец «Мёртвый Замок». Не страшись этих денег, капитан. Для пустого человека богатство представляет опасность, а в твоих руках эти деньги будут созидать и приумножаться.

Чародей подошёл к моряку поближе и протянул ему в детской ладошке серебряную брошь в виде трилистника, вписанного в круг.

– Возьми её. Не нужно носить это на одежде, капитан, но если будет крайняя необходимость - извлеки её, и ты сможешь рассчитывать на помощь нашего скромного братства.

Ассандр с благодарностью взял брошь. Это было значительно больше, чем он мог ожидать. Только ради права пользоваться этим символом следовало заключить контракт. Покровительство ордена трилистника значило очень много. С орденом никто не хотел враждовать, а бывшие воспитанники Ригата были почти в любом крупном городе.

Когда контракт был заключён, сказаны все надлежащие слова, и Биорк намеревался покинуть палаты Верховного Чародея, тот вдруг поймал капитана за обшлаг шёлкового камзола, словно ребёнок, и задушевно произнёс, заглядывая в глаза снизу вверх.

– Капитан Биорк, в твоей душе сидит заноза неразделённой любви. Она не даёт тебе насладиться собственной жизнью, не даёт тебе покоя и гонит тебя по свету. Хочешь, я вырву это жало, и имя королевы Альды не будет волновать более твою кровь?

…Биорк ехал за прежним проводником через волшебный лес глубоко погрузившись в мысли, он не жалел, что отказался от последнего предложения чародея. Он пытался понять, как получилось, что в ясном сознании он подписал контракт, сути которого сам не понимал. Да, ему предложили очень много. Слишком много. Но это уже случалось и раньше, когда клиент пытался заплатить за лояльность. Биорк всё равно всегда в любой авантюре докапывался до понимания цели предприятия и своей роли, прежде чем ударить по рукам.

Биорк вспомнил шевелящиеся брови-жуки чародея, мурашки на руках и всплывающие воспоминания. «Он копался в моей голове, - понял внезапно капитан. – Он всё это видел. И не скрывает, раз назвал меня детским прозвищем, о котором я сам успел позабыть».

Лес вокруг вдруг потерял своё очарование. Краски цветов и трав стали казаться слишком яркими – неискренними, как у ядовитых грибов. Животные – шпионами.

Лошадь капитана остановилась в давешнем ручье и потянулась губами к искрящейся воде. Биорк потянул за уздечку и не позволил ей напиться. Сумрачное и настороженное настроение овладело им. Он внезапно достал из кармана камзола брошь чародея и взвесил в руке над журчащей водой. Поколебавшись минуту, он криво ухмыльнулся и положил брошь обратно.

Эта аудиенция была в начале цикла, в Вересковом году. Много всего произошло за эти девять с лишним лет. Когда Биорк заключил отложенную сделку, он сумел правильно распорядиться доставшимся ему состоянием. Хотя деньги были получены вперёд, и раньше в таких случаях капитан не прикасался к ним, пока все обязательства не будут исполнены – здесь был особый случай. Нельзя было позволить содержимому сундука превратиться в бесполезное сокровище.

Посоветовавшись с одним прожжённым судейским стряпчим, Ассандр вложился в полоску земли между скалами и морем в Вольном городе АшгАта. Этот кусочек суши составлял всего половину лиги, к северу от порта. Но море в этом месте позволяло подходить к берегу даже тяжёлым баркам торгового приама Эссорта. В скором времени здесь начали строиться гостиницы, харчевни и увеселительные заведения. День и ночь ломовые подводы всех окрестных селений возили камень на возводимые рабочие пирсы. Но начал Биорк с широкой каменной набережной с чугунными фонарными столбами и первым стояночным рейдом.

В самом выгодном месте на естественном холме был построен помпезный амфитеатр для постановки трагедий и комедий, как это было заведено в золотые века.

Шёл Рюен – второй осенний год, когда над Северным морем несколько месяцев безраздельно властвуют северо-западные ураганы, и капитан использовал это время для обустройства своих владений в солнечном краю.

Это были приятные заботы и очень новые для него, но не это грело душу. Все эти годы Ассандр не забывал о Биоркдолле. А теперь он мог навестить фамильное гнездо не с пустыми руками.

Когда ярость пассатов начала утихать, он совершил далёкое путешествие на Овечьи Холмы. Развернувшуюся стройку в АшгАте Биорк оставил в искушённых руках стряпчего Эдиса.

Башни Капертаума капитан старательно объехал стороной…

В Красном Зубце его с радостью встретил отец. Он давно отпросился с должности сенешаля у Фюргартов и прежним лендлордом проживал в старом доме вместе со своей младшей сестрой и её детьми. Сестра приехала к нему из Кедрового Ручья с сыном и дочерью, после того как потеряла мужа, а поместье прибрал к рукам младший брат покойного.

Отец был ещё совсем не стар и крепок, как корень железного дерева. За эти годы он, как мог, пытался привести твердыню в порядок, но для этого не хватало ни сил, ни средств. Всё же на башне Красный Зубец горделиво развивался флаг с атакующим вороном, и по случаю приезда сына был дан небольшой пир. За столом даже прислуживали слуги в ливреях с гербами Биорков.

Ассандр подарил всем домочадцам небольшие подарки. Отцу он привёз щенка редкой красной овчарки. Сквайр был заядлым собачником.

На следующее утро, когда селение ещё отходило от двух бочек эля, которые отец велел выкатить возле вечевого колокола, Ассандр вместе с привезённым инженером-архитектором обследовал крепость. Вернее то, что от неё осталось.

Твердыня Биорков отстраивалась многими поколениями, как это часто и бывает. Каждый новый лендлорд, если он не был отягощён войной за своего сеньора, а иногда и против него, стремился пристроить к крепости какой-нибудь бастион или арсенал. Лучше конечно сторожевую башню. В итоге: крепостное сооружение представляло собой хаотичное каменное логово, с множеством башенок, ходов и галерей. Всё это столетиями строилось и потом столетиями ветшало и разрушалось.

На удивление Ассандра инженер вполне благожелательно отозвался о состоянии и перспективах восстановления твердыни. Удовлетворённый молодой Биорк заключил с инженером долговременный контракт, уговорился с отцом, что будет теперь время от времени навещать фамильное гнездо и уехал по королевской дороге в Эдинси-Орт.

Через два месяца в Красный Зубец прибыла целая строительная экспедиция во главе с деятельным инженером, который нанял в столице дюжину мастеров и привёз обоз с инструментами, отделочными материалами и мебелью. Выдающийся нос заезжего зодчего скоро примелькался во всех уголках Биоркдолла. С соседних деревень, началась вербовка разнорабочих и ломовиков и в Биоркдолле закипела жизнь.

Старый Биорк словно помолодел и вникал во все дела, проникнувшись к энергичному и словоохотливому инженеру глубокой симпатией. Лендлорд начал подумывать привязать заезжего молодчика какой-нибудь юбкой.

Ассандр задержался в этот раз в Эдинси-Орте. Когда обоз для Биоркдолла уже был загружен, нанята охрана и инженер отбыл с грузом на восток, капитан всё медлил брать новый фрахт и покидать привычную гостиницу «Пьяная Белка». Он бесцельно бродил по оживлённым столичным улицам, заходил в книжные лавки и посиживал за рюмкой сливовицы в трактире своего бывшего кормчего. Он всегда выбирал один и тот же стол напротив открытого окна, за которым доносилась разноголосица городской улицы, были видны королевский холм, белая крепостная белая и замок.

За этими стенами, счастливо, насколько он мог судить по разговорам, жила его принцесса, а ныне королева Восточного Предела леди Альда, и правила вместе с супругом Вильгельтом всеми подвластными марками. Знал, что королева растила маленькую принцессу Узону.

С поспешного отъезда из Капертаума прошло шесть лет. За эти долгие и важные первые годы самостоятельной жизни Ассандр окреп и стал мужчиной. Даже внешние перемены были кардинальными. Если нельзя было обойтись без парадного платья на каких-нибудь переговорах, Биорк предпочитал надевать крепкую морскую куртку и заношенную фуражку. По обычаю моряков Вольных городов он отпустил шкиперские баки, и был бы очень удивлён, если кто-нибудь узнал бы в нем прежнего мечтательного юношу из Капертаума.

Может быть, конечно, время за стенами королевского замка тычет иначе и щадит своих обитателей, но Ассандр понимал, что хрупкая девочка-принцесса с синим взглядом тоже осталась только в его воспоминаниях, и пора перешагнуть через эту сердечную болезнь без всяких колдовских приёмов. Но крепостная стена и королевские чертоги были рядом. Казалось - только протяни руку.

Однажды вечером, когда очередной контракт всё же был заключён, и шхуна стояла под загрузкой в порту, в комнату капитана вкрадчиво постучали. Ассандр с полотенцем на шее сидел за туалетным столиком и сам скоблил себе кожу узкой бритвой. Он встал и бросил в голову кудрявой нимфы, раскинувшейся нагой на кровати, подушку.

- Скройся, - велел он ей.

Смуглая девица ящерицей скользнула под покрывало и затихла. Мелькнули только овальные ягодицы и узкие розовые ступни.

- Войдите, - крикнул Ассандр, усаживаясь обратно к зеркалу.

Дверь приоткрыла рука, облитая тонкой перчаткой, и за ней в комнату проскользнул ловкий человек в чёрном. Он поклонился и в секунду осмотрел острыми глазами помещение. Ассандр был уверен, что притихшая нимфа не ускользнула от его внимания. Затем он приоткрыл дверь и впустил господина в бордовом шёлковом костюме, черных мягких сапогах и чёрной треуголке. Господин чинно вошёл и, сняв головной убор с лысеющей головы, почтительно прижал его к груди.

- Имею честь обращаться к капитану Ассандру Биорку?

- Да. Имеете такую возможность. Непонятно только, как это вы минули моего слугу, - ответил Биорк, берясь за пояс, на котором висел длинный кортик.- Это совсем ни к чему, - успокаивающе поднял руку посетитель. - Я вице-канцлер Аорн. Луций Аорн к вашим услугам, - он церемонно поклонился. - Ваш слуга был вынужден меня пропустить без доклада. Прошу извинить меня за такое бесцеремонное вторжение, но я узнал, что вы намереваетесь в скором времени покинуть Эдинси-Орт, - он ещё раз поклонился. – И вот я безотлагательно здесь.

- Вице-канцлер Аорн! – поднялся Биорк, вытирая полотенцем пену с недобритой щеки, - как же, наслышан, наслышан. Такая персона! Глаза и уши короля.

- И королевы, осмеливаюсь добавить, - сказал, приятно улыбаясь, вице-канцлер и махнул своему телохранителю. Тот тенью скользнул за дверь. – Собственно, поэтому я здесь… - он выразительно посмотрел на кровать.

- Да… Милая, как тебя, Лисс, ступай пока, – повернулся к ней Ассандр.

Клубок покрывала зашевелился, и появилась головка с темными кудряшками. Она вопросительно подняла на мужчин бровки, соскользнула с кровати и потянулась за шёлковым халатиком, перекинутым через резную ширму. Вице-канцлер с удовольствием смотрел на игриво оттопыренную смуглую попку, пока девица одевалась.

- Чем обязан, барон? – спросил Биорк, когда нимфа исчезла за дверью. Он сделал преувеличенно испуганное лицо. – Неужели вы хотите завербовать меня в ваши сексоты?

- Ну что вы, сударь, - протестующе поднял руки гость. – Этого добра у нас хватает. И разве бы я осмелился делать такое предложение Урбантингу. Я здесь только для того, чтобы лично оказать услугу нашей любимой королеве.

Биорк вопросительно посмотрел на посетителя. Сердце капитана пропустило удар.

- Ну, я сразу к делу. Королева давно интересовалась судьбой Ассандра Биорка и попросила меня навести справки. Так что, мне оставались сущие пустяки: выяснить - не тот ли вы Биорк, который был другом её детства в Капертауме. Я уже знаю, конечно, что это вы и есть. Так вот королева желает возобновить старое знакомство и просит вас быть во дворце буквально сегодня вечером.

Через два неполных часа Биорк уже ехал в курьерской карете по королевскому парку. Дорожка, посыпанная чистым речным песком, мягко светилась в наступающих сумерках оранжевой лентой. Ассандр был одет в новенький костюм, выбрать который в модной лавке ему помог королевский паж. Суровое выражение, которое придавал капитану квадратный подбородок, несколько смягчилось, после того, как Биорк избавился от бакенбардов.

Паж придирчиво осмотрел его перед поездкой и не сделал никаких замечаний, хотя и скривил губы на значок мореходов, который нацепил Ассандр на новый камзол.

Немноголюдный банкет проходил в открытом павильоне, выступающем балконом над Эльдой. Над темнеющей водой мягко звучали звуки лютни. Лампы на колоннах неярко освещали только вход в ажурное помещение. Церемониймейстер, чтобы не нарушать интимной атмосферы вечера, не объявлял входящих гостей, он только принял Биорка с рук на руки у курьера и перепоручил его ашеру. Юноша в серебристом жакете повёл капитана по полутёмному павильону между группками негромко разговаривающих изыскано одетых господ и кустами цветов в высоких вазах. Ашер вывел его на балкон, где Биорк увидел даму, сидевшую в лёгком плетёном кресле, и несколько стоящих фигур вокруг неё. Лампа на столике не давала достаточно света и освещала больше входящих, чем кружок аристократов, беседующих вокруг молчаливо сидящей женщины.

От группы отделилась фигура в блестящем фиолетовом костюме, и Ассандр узнал в ней вице-канцлера, посетившего его сегодня.

По-дружески улыбаясь Биорку, он взял его за кисть мягкой рукой и подвёл капитана к прервавшим беседу господам. По-приятельски прижимаясь к нему боком и не отпуская руки, он представил его присутствующим:

- Капитан самой дерзкой шхуны Северного моря, сквайр Биоркдолла – господин Ассандр Биорк! – вице-канцлер отступил на шаг в сторону, демонстрируя Биорка.

Дама в кресле схватилась руками за подлокотники и живо поднялась, шурша бледно-голубым платьем. Лицо её осветилось, и в ослепительной молодой женщине Ассандр узнал всю ту же прежнюю принцессу из далёкого во времени Капертаума.

Да, это уже была не та хрупкая девочка с доверчивым взглядом, но те же ничуть не изменившиеся чистые синие глаза с живостью и приязнью смотрели прямо в лицо капитана.

- Ассандр! – сказала молодая королева. – Слава всем богам! Это ты!

Она подошла к капитану и положила ему руку на предплечье, с жадностью всматриваясь в его лицо.

– Да. Это действительно ты. Но как же ты изменился!

Королева повернула его за руку к лампе.

– Дай же мне рассмотреть тебя получше, – она ласково и пытливо смотрела в лицо Биорка, и капитан почувствовал, как у него загорелись уши.

- Леди Альда… Простите, Ваше Величество, – он поклонился, насколько это позволила не отпускающая его локоть королева.

- Но какой ты стал… лев. Настоящий рыцарь, - она мягко засмеялась. – Мой рыцарь Ассандр.

Королева развернула смутившегося капитана к собеседникам и с гордостью в голосе представила его.

- Друзья, это мой старинный друг – Ассандр Биорк, которого я не видела долгие годы и думала, что потеряла навсегда.

Ассандр поклонился и встретился глазами с мужчиной, стоявшим за спинкой кресла королевы. Это был король Вильгельт. Он спокойно и дружески смотрел на Биорка и улыбнулся супруге, когда та подвела капитана и взяла короля за руку, не отпуская руки Ассандра.

- Очень рад, - сказал король негромко. – Леди Альда много раз вспоминала о вас и хорошо, что вы нашлись, сэр Биорк.

Ассандр поклонился.

Вильгельт произвёл на капитана хорошее, хотя и несколько смешанное впечатление. Статный, черноголовый и чернобородый мужчина, с доброжелательными темно-карими глазами. Плечи и грудь рыцаря, но при этом изящные руки и тонкие пальцы рисовальщика или барда. Биорк никак не мог соединить воедино учтивого, мягкого человека, которым оказался Вильгельт Прямодушный, с высоким титулом, которым он обладал - король всего Восточного Предела и владыка Узких земель… и этот негромкий голос. Готовность слушать, а не говорить. Внимательный и терпеливый взгляд. Король скорее напоминал… библиотекаря в богатых одеждах.

Королевская чета заставила Биорка рассказать о том, как он превратился из сына сенешаля в бывалого морского волка.

- Юношей я тоже грезил морем, - сказал король капитану, - но конечно ещё в детстве вполне понял, что мечтам моим не суждено осуществиться. Хотя предки Виннов наводили ужас пиратскими рейдами вдоль берегов Благодатного моря. Расскажите нам, действительно ли есть романтика в морском ремесле, как воспевают книги, или это лишь фантазии людей, никогда не покидавших сушу?

- Вам судить, - отвечал Биорк. – Я начал свою первую вахту с просушки старых парусов и за два дня стер руки о джут по локоть. Но через месяц мы обогнули Хвост Дракона и проходили мимо острова Шлист. Руки мои к тому времени давно зажили и задубели. На заставе нам велели пристать для досмотра, и заодно мы пополнили запасы пресной воды. Боцман был добр и отпустил меня посмотреть на лицо колосса.

- И что же, – спросила леди Альда, – оно, в самом деле, так грандиозно?

- Только один глаз этого страшного лика занял бы весь этот павильон. Оно виднеется над землёй под наклоном, словно гигант выглядывает из под земли и обращает свой взор на подходящих к нему по тропе. Или, может быть, оно смотрит с тоской на корабли, проходящие мимо по морю, - Биорк сделал паузу и посмотрел на текущие в темноте воды Эльды. – Но не это поразило меня большего всего.

- Продолжай же, Ассандр, - всплеснула руками королева.

- В лиге пути от моря из-под земли виднеется каменная рука гиганта. Запястье её схвачено металлическим браслетом. Шириной не менее двух локтей. На браслете из сложного узора складываются письмена. Слова очень отдалённо напоминают общий язык, но, говорят, - там написано: «Я Озимандус – царь царей. Содрогнись, правитель. Я был властителем всего мира и вот ты видишь, что осталось от величия моего…».

Господа в пышных одеждах примолкли, слушая голос Биорка. Королева зябко повела плечами.

- И на этой гигантской руке, действительно, только четыре пальца, - закончил капитан.

Вильгельт накрыл плечи королевы руками.

– Я только читал об этом, а ты видел своими глазами. И верно встречал много других чудес. Почему доля правителя видится людям завидной?

Придворные примолкли. Биорк почувствовал, что в воздухе повисла какая-то неловкость от вопроса монарха.

- Ну, зато научился держаться на воде я только в Бизанском порту, - продолжил Биорк немного невпопад, - Когда незакреплённый канат сбил меня с ног и швырнул за борт. Хорошо, что местные рыбаки подобрали меня в шлюп. Боцман кричал сверху, что никогда больше не позволит этому хлюпику ступить на его палубу.

Публика охотно заулыбалась, представив блестящего рыцаря барахтающимся в морской воде.

Этот вечер королевская чета провела, с интересом слушая о приключениях пропавшего друга королевы. Биорк с удивлением обнаружил в себе дар рассказчика. Оказалось, что за эти годы у него накопилось много необычных историй, у которых могут быть благодарные слушатели.

Ещё королева Альда с нежностью представила Биорку свою двухлетнюю дочь. Принцессу Узону. Милую светлоголовую девочку с удивительным фиолетовым взглядом праматери всех Урбантингов, которая доверчиво заглянула в лицо и навсегда осталась в сердце капитана.

Ночь заканчивалась, и небо над Драконьим Хребтом начало светлеть. Скоро возле каменного плеча Одинокого Малыша поднимется солнце, и наступит новый день, когда «Утренняя звезда» уйдёт в далёкий Тримор, а потом ещё дальше – в Чужое море Вольных городов.

Королевская чета отпустила Биорка с обещанием как можно чаще бывать у них на Королевском холме. До курьерской кареты капитана провожал сам всевластный канцлер Дитрих Прушан. Он не мог проигнорировать персону, так внезапно приближенную к венценосцу.

Не доехав до гостиницы, Ассандр остановил повозку возле маленькой древней часовни Тени Создателя. Зашёл через узкую каменную дверь и заключил, наконец, мир с Великим Непознанным.

С этого времени жизнь капитана изменилась.

Биорк теперь охотно брался за маршруты, которые приводили «Утреннюю Звезду» в королевский порт. Он знал, что в королевском дворце на сахарном мраморе зала приёмов встретит восторженные объятья быстро подрастающей принцессы и синий взгляд королевы Альды.

Понимал ли король Вильгельт и сама королева, какое чувство Ассандр испытывал к ней? Может быть король понимал, но был уверен в своей супруге. Видел, что она смотрит на Биорка, как на брата. И капитан был Вильгельту интересен. Совсем новое, не придворное лицо. Свежий ветер и свежий взгляд.

Биорк, в свою очередь, не хотел разбираться в своих чувствах и просто получал свою толику счастья, когда видел любимых женщин.

В жизни капитана появились новые цвета и оттенки, но он не забывал и про отложенный контракт.

В своих путешествиях по морям ойкумены капитан Биорк и раньше не упускал случая пополнить личную библиотеку редким фолиантом. После заключения такой странной сделки с мейстером Вдовьих островов Ассандр особенно рьяно разыскивал по книжным лавкам побережья книги, которые бы пролили свет, на тайные свойства деревьев Титанов, и покупал всё, что было с этим связано. В конце концов капитан выяснил из разных источников, что в Восточном Пределе было известно всего два таких дерева, и одно из них находилось на самой западной границе края в сердце Перешейка Гигантов. В горах Большие Фесты.

Эти земли редко посещались людьми: кто там обитал и какие события там происходили - сведений почти не было. В записках некого путешествующего баронета было упоминание, что в одной из долин этой горной страны у него произошло столкновение с полуросликами, обитающими в холмах вокруг дерева Титанов. Было ли дерево мёртвое - не упоминалось.

Дерево, стоявшее на мысе полуострова Палец, было известно широко и повсеместно среди моряков, которые ходили по Северному морю. Корабли придерживались берегов, и дерево титанов служило хорошим ориентиром, после которого нужно было поворачивать на юг, если ты двигался в западные земли. Возле этого дерева иногда видели голованов. Считалось, что для этих существ оно представляло объект поклонения, и было под их защитой. Ассандр узнал, что дерево это имело собственное имя – Ар. Но когда и почему оно умерло и когда должно опять возродиться - нигде не упоминалось.

Ещё одно дерево Титанов находилось за пределами Восточных земель, на полуострове Рогатая Черепаха, где в широкой бухте раскинулся Вольный город АшгАта, и где капитан Биорк основал свою резиденцию. Когда Ассандр узнал про это дерево, он не преминул сделать крюк и сам увидел гигантское создание на отвесном мысу, которое словно держало небо на своих белых ветвях. Это дерево тоже было голое, без листвы. Мёртвое или глубоко уснувшее.

Наконец, капитан нашёл в небольшой лавке в столице дома Синезубов - Чедере свиток, в котором говорилось об этом дереве на западном краю ойкумены. Дерево тоже имело личное имя - Аш. По нему, видимо, и назван был город АшгАта. В свитке пересказывалась очередная вариация всем известной легенды о том, как где-то далеко на востоке за Драконьим Хребтом погибал от нашествия кровожадного царя уруктаев Азуола город людей Юдоль. И как великий волшебник Мервин разорвал ткань мироздания и увёл людей вместе с городом в скрытое место. При этом были нарушены связи пространств и времени, и мир хаотично разделился на две неравные части на неизвестный срок. В древнем свитке говорилось, что деревья титанов особенно чувствительны к полноте энергии, которая разлита в мире. А поскольку небольшой части энергии мир лишился, деревья заснули и возродятся к жизни лишь тогда, когда разделённый мир начнёт воссоединяться.

Так вот какое событие ожидает все эти годы Верховный Мейстер!

Старая легенда, которую впервые маленький Санди услышал от старой няньки, стучится в его жизнь. Значит, чародей уверен, что древнее пророчество скоро исполнится. Ведь он заключил контракт.

И куда чародей направит Ассандра, когда мир соединится? С какой миссией? Капитан был взволнован, но обнаружил, что он вовсе не против того, чтобы поучаствовать в великих событиях. Это, наконец, привнесёт в его жизнь особый смысл.

Случилось это в третьем месяце Червонного года. «Утренняя Звезда» шла из Тримора в Благодатном море. Поход был дальний и продолжался четвёртый месяц. Ассандр предвкушал радость встречи с любимыми женщинами и вёз маленький подарок принцессе. Ожерелье из сиреневых филонитов, которые должны очень пойти к глазам малышки Узоны.

Идя на север, вдоль берега Синезубов, капитан в прозрачном вечернем воздухе издалека приметил, что дерево Титанов выглядит иначе. Оно было словно в пёстрой дымке. Пока корабль приближался и проходил мимо патриарха деревьев, он рассматривал в увеличительную трубу преображённого мертвеца. Выбеленные ветрами руки-ветви покрылись ярко зелёной молодой кожицей. Нежные молодые веточки кое-где уже пустили жёлтые бутончики, и начинали появляться золотые листочки.

Час пробил. За четыре дня Биорк пересёк Аров залив, ещё за четыре – залив Урбанта, оставив по правую руку долгожданный порт Эдинси-Орта. А там, возле Крабьей Клешни, «Утреннюю Звезду» подхватил бушующий ураган и за сутки пронёс на одном только косом парусе до точки, где корабль повернул в открытое море, к Вдовьим островам.

+2
11:42
5031
12:08
Немного помогли с оформлением + создали вам личную папку для всех глав романа:
litclubbs.ru/users/7666/content/articles/1433
12:12
Спасибо!
19:03
На яндексдзене с 3 главой ошибка выскакивает.
19:10
Она лежит в отложке до завтрашнего утра
20:24
ОК. Спасибо.
15:01
+1
Александр! Не томите читателя. Хорошо зашло, требуем продолжения!
В суете повседневных дел не так просто найти время чтобы спокойно почитать в свое удовольствие. Обидно, когда время еще осталось, но автор следующую главу не выложил.
15:33 (отредактировано)
«Вы уже создали максимально разрешенное (1) количество Публикаций за сегодня. Попробуйте завтра.» Извините, читатель, не выходит!.. Завтра обязательно!
Загрузка...
Илона Левина