"Новые люди" роман 6 глава

16+
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Alex.Voropaev
"Новые люди" роман 6 глава
Аннотация:
Выкладываю следующую главу по требованию (опять же) Светланы Смоленской... Тем временем в Капертауме.
Текст:

6. Селита

У стены раздался звук очередного удара и за ним последовал звонкий возглас. Чтобы отсюда, с галереи, увидеть происходящее внизу, Селита остановилась и сунула плечо в бойницу стены. Она с любопытством рассматривала фигурки мальчишек во дворе перед арсеналом: «Да конечно это опять Корунд Форт выбил меч из рук Хонга. Отлично, пусть его проучат. Будет знать, как задаваться. Рыжий Хонг!»

Долговязый мальчишка внизу выронил свой учебный меч и, стискивая зубы, баюкал в другой руке быстро опухающие пальцы. Меч хоть и деревянный, но внутри для тяжести залит пруток свинца, и если хорошо приложиться, можно даже раздробить кисть.

Форт, который был на два года младше и почти на голову ниже своего соперника, повернулся в сторону, поправляя застёжки на стёганом дублете, и его лице просияло улыбкой превосходства.

Мейстер оружия, сэр Лендор Орт подошёл к Хонгу и быстро осмотрел его руку.

- Ничего-ничего. Только кожа немного содрана. Иди, сунь руку в ведро с водой.

Мейстер Орт хлопнул в ладоши и возобновил остановившийся сам по себе бой между двумя другими мальчишками: пажом капитана Тесчера, Хорном Неистором, и сыном одного из офицеров стражи. Укутанные в ватные жакеты они оба были похожи на перекормленных перепёлок.

Посрамлённый Хонг поплёлся к колодцу, стягивая с головы кожаный подшлемник. Его спутанные мокрые от пота волосы были иссиня-чёрные, как чернила - вовсе не рыжие.

Девочка удовлетворённо прищурилась и быстрыми лёгкими ножками побежала по галерее. Она только вышла от отца. Ярл ещё не открывал глаз, но знахарка признала, что после визита чародея ему стало намного лучше. Она понизила голос, когда вернулся Эльгер, и доверительно сказала принцессе, что боится теперь вмешиваться. Суток в её глазах был могущественным и непонятным. Дыхание отца сказало травнице, что ярл спит. Теперь - просто спит, а лучше лекарства невозможно найти.

Эльгер долго стоял у окна в спальне отца и смотрел через подзорную трубу на новый город. Селита при нем даже не взглянула в ту сторону. После того, как по требованию чародея брат бесцеремонно выставил её за дверь, девочка не хотела ни о чем расспрашивать его. Хотя язычок чесался… и даже очень. Может быть даже так было нужно для чего-то, чтобы она тогда удалилась. И что же? Разве так предлагают принцессе великого дома покинуть общество? Таким тоном?

В твердыне все уже знали, что случилось необыкновенное происшествие. Разносчиками сплетен по замку всегда были слуги. Они были везде и их обычно не брали в расчёт, не замечали. А они любили поделиться с другими своим знанием, ведь это так поднимает статус в определённой среде. Остановить распространение слухов не могла даже строгость брата. Если ты хотел быть в курсе событий, нужно было проявить лишь небольшую заинтересованность и выразить сомнение – обязательно найдутся преданные информаторы. Тебя начнут горячо уверять, и ты будешь обладать ворохом подробностей. Ничего, что они будут не согласовываться друг с другом даже у одного рассказчика. Если ты послушаешь двоих, уже будешь знать достаточно, чтобы выбросить лишнее. Этому искусству принцессу научила ещё матушка. Тот, кто разрешал говорить простолюдинам и имел терпение слушать, тот знал все секреты.

Ранним утром, когда брат вернулся с личной дружиной, слухи потянулись по всему Капертауму. Говорили об обозе, который вернули сразу после разговора эрла с чародеем. О том, что Эльгер встретил Барриона с отрядом у стен Капертаума и немедленно отправил его на запад по королевской дороге. А сам брат с личной дружиной вернулся в твердыню, и рыцари были во всеоружии!

Ещё все говорили о Воссоединении. И все, как один, со смесью восторга и ужаса! Вспоминали и пересказывали друг другу легенду о волшебнике Мервине и царе уруктаев Азуоле. Сами рассказывали и сами же не могли поверить, что им довелось жить во времена, когда древние пророчества начали сбываться. Люди, которые по долгу службы или по случайности не спали этой ночью и покидали кров, рассказывали об изменившейся Селене. Она стала больше! И на ней вновь, как в сказаниях, красовался сизый заяц. Селита решила этой ночью не спать и самой убедится в этом.

Как жалко, что учителя Верна не было в твердыне. Вот кто смог бы ответить на вопросы, которые атаковали этим утром принцессу. Мейстер не стал бы отмахиваться от неё.

Несколько месяцев назад Верн с разрешения ярла покинул Капертаум и с двумя стражниками отправился в ФортРок. На стражниках настоял отец. Селита присутствовала при нескольких разговорах Верна с ярлом. Учитель был одержим желанием побывать в городе Урукт-Хаев. Он долго собирал сведения о подземном городе этой расы. В легендарные времена тот был цитаделью зла, державший весь край под своим могучим игом.

За горгульей, показывающей поднимающемуся над хребтом солнцу каменный язык, Селита нырнула в неприметный боковой проход. После открытой галереи девочка почти ослепла в темноте башни. Дотронувшись пальцами до грубой стены, она постояла на верхних ступеньках, позволяя глазам привыкнуть к сумраку. Вниз она пошла медленно, нашаривая ногой следующую ступень узкой лестницы. Здесь было грязно и заброшено, и Селита сосредоточилась на том, чтобы не наглотаться пыли. Возле маленького квадратного продуха, принцесса остановилась и, не дыша, просунула в маленькой нишу узкую руку. Нащупала нужный обломок кирпича и передвинула его в сторону. За открывшейся щелью находилась комната малого совета. Согнувшись, Селита взялась рукой за металлический крюк, кем-то очень кстати вбитый в стену, и прильнула к выемке. В полумраке комнаты принцесса видела краешек каменного стола с несколькими фигурками на нем, пустое кресло отца и два высоких стула, по правую руку от него. Никого не было, но Селита знала, что сегодня Эльгер обязательно соберёт здесь советников. Нужно только не упустить момент.

Она осторожно поставила осколок кирпича на место и неслышно побежала дальше вниз. Это был самый короткий пусть к южным воротам, там, возле пекарни, жила с семьёй её кормилица.

Девочка остановилась внизу и, прежде чем выйти, перевела дыхание. Она бесшумно открыла дверцу и гибкой ящерицей скользнула в тень между кирпичными столбами, поддерживающими глубокую арку. Никто не знал лучше юной принцессы твердыню Капертаума. Она по крохам копила это знание и ни с кем не собиралась делиться своими секретами.

Сдерживая себя, она медленно прошла по дорожке между высокими кустами жасмина, осматривая своё платье и снимая комочки паутины. Дверь с нарисованными целующимися голубками распахнулась, и вышел муж кормилицы. Он был облачен в оранжевое сюрко стражника поверх доспехов варёной кожи и носил офицерские шевроны.

Увидев принцессу он, как всегда, отчего-то смутился и неловко поклонился, придерживая рукой меч.

Принцесса чинно сложила руки перед собой и спросила дома ли хозяйка.

- Дома, моя госпожа, - мужчина приглашающе придержал дверь. – И Роза и Хло – они дома. Рукодельничают.

Кормилица прибирала со стола, а её дочь Хло и правда сидела возле окна и шилом копировала рисунок с лекал на широком подоконнике.

При появлении принцессы Роза искренне обрадовалась и принялась хлопотать. Она обмахнула полотенцем деревянное кресло мужа, стоящее у очага, и подвинула его девочке. Хло оставила инструмент и подсела поближе к Селите - на маленький стульчик.

Хло была ровесницей принцессы, только на два месяца старше, но уже налилась в груди и бёдрах. Как говорила Роза - заневестилась. Подруга сидела у ног Селиты, обратив радостное лицо снизу вверх. Принцесса не могла не улыбнуться в ответ. Хло была сейчас похожа на преданную собачонку, следящую за каждым движением хозяина. Селита ласково дотронулась до её руки и лицо девушки немедленно просияло.

- Какая она хорошенькая, - подумала принцесса. – Пушистые ресницы, носик с небольшой горбинкой. У неё самой нос совсем маленький, курносый, да ещё и с веснушками. Разве лучше ей не подошёл бы такой вот изящный носик, как у подруги. У Барриона именно такой нос, потому он и красавчик, а у неё и Эльгера – нос и волосы отца.

Селита мысленно одела Хло в атласное платье, добавила пышную причёску. Каштановые волосы нужно свободно пустить локонами по обоим плечам. Диадему в волосы.… И замерла поражённая. Подруга была больше похожа на благородную леди, чем она сама или даже леди Эссина – жена Эльгера.

Девочка перевела взгляд на подсевшую к ним кормилицу. Говорят, что в молодости она была настоящей красоткой, поэтому была охотно взята в прислуги к матери. Хотя и была дочкой фермера. С какого-то хутора у Кедрового ручья.

Принцесса посмотрела на холщовые нарукавники, которые одела Хло, рукодельничая.

– А если наоборот? Она, Селита, носила бы такую одежду, жила бы в этой маленькой коморке. Спала бы вон там, за той занавеской, – принцесса закрыла глаза и энергично помотала головой.

- Что, ты милая? - спросила участливо Роза. – Что с тобой? И не заходишь к нам. Не даёшь нам полюбоваться на твои небесные голубые глазки.

- Ну, ты же знаешь, Роза, какое несчастье с отцом, – Селита открыла глаза, которые против её воли наполнились слезами. – И я не знаю, что делать. Мейстера Верна всё нет, хотя Эльгер говорил, что ещё две луны назад ожидалось его возвращение. Привезли знахарку из хутора Горячий. Говорят, хорошая знахарка - она помогала мейстеру, когда мама меня носила. Но под утро заявился это чародей и выгнал её. Не знаю, что он там делал. Мне тоже почему-то нельзя было остаться.

- Вот как? Знаешь, моя маленькая госпожа, говорят, что это очень сильный колдун. Он из самого Эдинси-Орта. Про него рассказывают…

- Подожди, матушка, - перебила её Хло. – а сейчас, что? После него полегчало господину?

Принцесса опустила голову и пожала плечами. Слезы закапали на её вышитое серебряной гладью платье. Она сомкнула ресницы, пытаясь их сдержать. Искреннее сочувствие против воли вызвало эту женскую слабость. Суровость Эльгера заставляла быть сдержанной, а здесь она совсем раскисла. Матушка учила, что слезы можно позволять себе только, если это необходимо - как оружие.

- Ну, моя девочка. Всё будет хорошо, - Роза сама утирала слезу. Бедная сиротка. Лишиться в десять лет матери. А теперь ещё с отцом такая беда приключилась.

- Если здесь, к счастью, оказался Суток, он не мог не помочь твоему отцу, - стала горячо уверять кормилица. - Для него это пустяки. Право дело. Ты знаешь он оживил совсем мёртвую девочку. Правда-правда. Это было у синезубов. Совсем обычная девочка из простых. Семья бондаря. Быстрая хворь у неё приключилась. Говорят – она уже холодная была. А он там, на счастье оказался и сам пришёл. Никто его не звал. Он всех выгнал из дома, значит. Заперся там. Люди собрались. Некоторые уже за вилы взялись. Страсть. А он выходит весь шатается, говорит: «Накормите дитя». А сам - брык и упал…. Его на гумно отнесли. В дом не решились…. Как вдруг колдун в доме помрёт? День лежал, а потом – ничего, стал шевелиться. Шевелился, шевелился и оклемался. А бондарь хотел ему дать золотой империал. Вот как он свою дочку любил. Никто и думать не мог, что у простого бондаря такие деньги могут быть. Ну вот. А Суток этот…ну, чародей – не взял. Только говорит: «Раз деньги есть - возьму один динарий, а ты - когда у неё первая, значит, кровь пройдёт, отдай её за своего сродственника, с которым в парнях жену не поделил, но разделил её братьев….»

Селита перестала ронять слезы на платье и невольно задумалась:

- Это как?

Хло всплеснула руками:

- Ну что ты слушаешь! Не то ещё наплетут. Целый империал у бондаря – кто поверит! И где это было. У синезубов! Кто там был у тех синезубов, кто их знает!

- Леди Эссина из дома Синезубов, - напомнила принцесса. Слезы её совсем высохли. – Жена Эльгера. Она из Чедера. Отец её - ярл Оустин. Их твердыня на берегу Бисканского залива.

Мать и дочь замялись, переглянувшись.

– Ну вот, сейчас видно - не зря вас учитель Верн премудростям учит. Всё вы знаете, моя госпожа.

- А почему же у нас в Капертауме нет своего чародея, - спросила невинно Хло со своего стульчика. – Чем же мы хуже? Говорят не только у короля Вильгельта, но даже и у Сонетров есть чародей с Вдовьих островов.

- И у Калле, и у Кертов в Триморе, - добавила принцесса, задумавшись.

- Это вот - я сейчас скажу. Это я знаю, - оживилась кормилица. – Это было, когда твоя матушка носила своё первое дитя – Альду. Да – был первый весенний год – Брежень, - Она стала подсчитывать на пальцах. - Два полных цикла прошло и ещё три года. И жив был ещё твой дед, ярл Синнар. Ох и грозный был ярл! Вот тогда в Капертауме был свой чародей. Прозвище его было – Реун. Это такой маленький гриб, который в зимние года может расти. А какое у него имя было – кто же это может знать. Только, наверное, его матушка. Имя своё колдуны берегут, как зеницу…. Это был самый настоящий чародей, присланный с Вдовьих островов. И случилась тогда война в Гнилых Зубах: в ВергДолле и на Ноне.

- Да. Я знаю про мятеж. Тогда в этих горах погиб дядя Ронт, который был эрлом. И наследником стал мой отец, - сказала Селита.

- Так и было, - согласилась Роза. – Рыжие Хонги решили, что раз они такие же богатые, как и Сонетры, то не будут больше вассалами Фюргартов, а только самого короля. И Неисторов подбили. Эти - завсегда в любую бузу готовы.

Когда Хонги взбунтовались, дядя твой был у Фортов. И вот он с малым войском пришёл усмирять в Нону неисторов. Он их сильно усмирял, там всякое говорят… и говорят, он дочку тогдашнего лорда… нет, не буду об этом рассказывать – вы ещё девицы. Но красоты она была необыкновенной и… всё это было при её родителях, - Роза понизила голос и дотронулась до руки Селиты. – Так люди говорят. Не я. Может, всё и не так было, но только Реун – чародей, отказался дальше идти с эрлом и уехал один в Капертаум. А дядю твоего той же ночью убили, – кормилица сделала страшные глаза. – А потом сожгли. И вот Реун приезжает в Капертаум, а его уже ждут. Птица-то насколько раньше с известием поспела. Ярл Синнар его бросил в темницу и всё хотел дознаться: что было и кто его сына порешил.

- И что потом? Он чародея казнил? – предположила принцесса.

- Нет. Не решился. Никаких доказательств-то измены не было, – ответила Роза. – И знаешь, даже если бы старый ярл не побоялся королевского гнева, ведь никто не хочет связываться с мейстером Вдовьих островов. Он Реуна изгнал. Его вывели через западную башню, а ярл сверху громко поклялся, что не примет на своих землях отныне ни одного чародея, пока разделённый мир не воссоединится.

Селита замерла, поражённая. Она переводила взгляд с Розы на Хло и ничего не говорила. Роза, польщённая такой реакцией на её рассказ, встала, чтобы поставить на огонь чайник.

– Вот так всё и было. Поэтому у нас нет своего чародея. Но правда - у нас есть мейстер Верн. Хороший человек. Очень учёный. Пропадает вот только где-то слишком долго, – говорила она, наливая воду и подвешивая чайник на крючок в очаге.

Хло со своего стульчика внимательно смотрела в расширившиеся глаза подруги. Лицо принцессы раскраснелось и отражало лихорадочную внутреннюю работу. Пальцы её крепко сжимали деревянные подлокотники.

- Мне нужно очень срочно идти, - сказала она вдруг.

- Ну как же. Попей с нами чайку, принцесса, - сказала растеряно кормилица. – Я тебя не очень расстроила – про дядю? Может - врут всё. Ты же знаешь, люди…

Селита вскочила и, махнув рукой, устремилась за дверь.

Оказавшись у южных ворот, она остановилась: «Где может быть Эльгер? Когда она уходила из донжона, он был там – в покоях отца, а потом…. Куда он мог пойти. Она слышала, как он вызывал сокольничего. Не для охоты ведь. Мейстер Лисовски ещё мейстер посланий…»

Селита решила, что она направится в палату малого совета. Будет его ждать прямо там. Эрл обязательно соберёт советников. Пока есть время привести мысли в порядок. Не так просто будет заставить брата выслушать её. Может при людях, он не пойдёт на скандал. Девочка гневно сжала кулачок: «Что за упрямый осел! Баррион обязательно бы выслушал её. Может быть, ничего бы не сказал, и она бы не узнала, что он для себя решил, только слушал бы очень внимательно. А Эльгер может просто отмахнуться»

Селита в размышлениях достигла башни подъёмных ворот и по лесам стала подниматься на крепостную стену. Из башни по крытому переходу можно было попасть в палату совета. Стражники на площадке приветствовали её, дотронувшись рукой до грудной пластины. Девочка обратила внимание, что на них обоих сегодня были надеты под сюрко со львом кольчужные рубахи.

- Эрл был здесь? – спросила она.

- Вернулся через ворота. Совсем недавно, госпожа, – ответил один.

- Но в галерею к донжону не проходил?

Стражники ответили отрицательно. Только переглянулись. Один из них был капрал. Принцесса не помнила его имени, но кажется - он был лехордиец. Теперь это вдруг стало для неё иметь значение. Селита направилась по крытому переходу к донжону.

В комнате малого совета горел только один светильник. Она села за стол по левую руку от кресла отца и стала водить пальчиком по знакам на карте столешницы. Линии были вырезаны в камне сотни лет назад и потемнели со временем. Селита поставила пальчик возле Первого Уступа, для этого ей пришлось лечь грудью на стол и дотянуться почти до середины стола, и начала двигать его по плавной линии, которая обозначала королевскую дорогу. «Как заставить Эльгера слушать? Хотя брат часто бывал груб, он же не решится использовать против неё силу. Она должна не уступить на этот раз. Почему она боится его больше чем отца?» Палец остановился на пирамидках, обозначающие Запретные Курганы. «Они совсем рядом - возле самой твердыни. Если верить легенде, здесь береттеи бросили тело Истода. А как же тогда быть с тем, что война четырёх королей против цитадели орков началась с твердыни Уступа? Она во-о-он где…. И крепость была тогда пограничной. Не-по-нят-но…» - принцесса встала и обошла стол. – «Вот здесь под светильником, этот потайной кирпич, который можно немного сдвинуть с винтовой лестницы. А отсюда? Нет – отсюда он не сдвигается. Хитро. Совсем не заметно. Лампа скрывает. Кто же сделал эту штуку? Дедушка или может ещё при короле Якове…»

За приоткрытой дверью, по проходу зазвучали шаги сразу нескольких человек, и у принцессы похолодело внутри. Она метнулась назад вокруг стола и уселась на прежнее место.

- Может, сесть левее? Куда сядет Эльгер? – она затрепетала.

Один за другим в сводчатое помещение, скрипя доспехами, вошли мужчины, внося с собой запах варёной кожи, масла и пота.

Первым вошёл Ив Тесчер - капитан стражи. В руке у него был масляный светильник, который он поднял повыше и повесил на стене напротив кресла ярла. Сердоликовый лев на стене заиграл полированными гранями. Высокий офицер молча взглянул на девочку безо всякого удивления на продолговатом лице и прошёл вдоль стола со стороны выжидающей принцессы.

Следующим был Стью Форт, управляющий Капертаума и сенешаль Овечьих Холмов. Он тоже сразу заметил принцессу и на лице его отразился немой вопрос. Он отступил в сторону, ожидая, когда пройдёт эрл.

Тесчер взялся рукой за спинку стула возле Селиты. Путь к отступлению был отрезан.

– Хорошо, - решила девочка. - Пусть.

Последним вошёл Эльгер. В кольчуге и коротком плаще. Концы оранжевого полотнища стянуты золотой застёжкой на плече. Он, не глядя по сторонам, решительно прошёл мимо Форта по правой стороне стола. К креслу отца – решила Селита. Но брат остановился возле стула справа от места ярла, напротив девочки, и только теперь увидел сестру. Форт пошёл за эрлом, трогая рукой свою острую бородку и хитро посматривая на принцессу.

Эльгер ничего не говорил. Он просто стоял, холодно глядя на сестру, положив обе руки на спинку стула. Тесчер и Форт тоже молча стояли, каждый за своим стулом.

Селита посмотрела на них и поднялась со своего места. Она обошла стул и стала как мужчины - за ним. Положив руки на высокую спинку.

- Я так понимаю, - сказал Эльгер ровным голосом, - тебе есть, что нам заявить. И это очень важное сообщение, которое ты намерена донести до нас непременно.

Селита смотрела прямо на него, боясь только, чтобы ноги не подвели её.

- И если мы откажемся выслушать тебя и попытаемся вывести, - продолжил брат, - ты будешь царапаться, кусаться и кричать.

- Царапаться? – холодно спросила Селита. Гнев, который медленно начал подниматься со дна её души, придал ей силы. – Кусаться?

Офицеры внимательно слушали диалог брата и сестры.

Эльгер помолчал.

– Ну, хорошо, - он с коротким вздохом сел за стол и положил руки на стол.

Его левая рука закрыла на каменной столешнице весь залив Урбанта и столицу королевства. Мужчины последовали за эрлом и сели за стол. Принцесса, помедлив, обошла спинку стула и тоже уселась на своё место.

Эльгер сделал рукой приглашающий жест.

- Говори, принцесса. Мы слушаем тебя.

Селита сжала лежащие на коленях руки в кулачки.

- Во-первых, я должна сказать, что мной движет только желание указать на возможную угрозу. И во-вторых, понимаю, что эту угрозу вы уже могли предусмотреть, - Селита старательно пыталась говорить, как взрослая. Как это делал учитель Верн.

Эльгер кивнул. – Хорошо. Что тебе стало известно?

- То же, что и всем вам…. Тоже, что и всем, - поправила себя девочка. - Сегодня ночью произошло Воссоединение…. – она посмотрела вопросительно на брата. – Это действительно так? Потому, что всё, что я хочу сказать, имеет смысл только, если это так.

Эльгер выдвинул подбородок, делая над собой внутреннее усилие. Он посмотрел на капитана стражи, потом на сенешаля.

- Да, - неохотно ответил он. – Мы считаем, что, безусловно, произошло Воссоединение мира.

Девочка подалась вперёд, подложив под себя на холодную столешницу руку.

- И что вы предприняли, - горячо спросила она.

Эльгер недовольно поморщился.

- Ну, зачем тебе это всё, Селита. Мы много чего предприняли. И нам много ещё чего нужно предпринять. У нас нет времени. У тебя всё? Ты закончила?

- Нет, я не закончила, - она вцепилась в край камня побелевшими руками. – Главное вот что: вы понимаете, что все договора и клятвы перестали действовать этой ночью. Как говорит мейстер Верн – формально. Формально перестали действовать.

- Да мы это понимаем, - спокойно ответил брат, смотря в сторону. – Теперь мы не вассалы Эдинси-Орта. Пусть Вильгельт – король. Это его дело. На Овечьих Холмах теперь возродится древнее и славное королевство Элендорт, - он посмотрел на сестру. - Великий день.

- А ты понимаешь, - продолжила Селита дрожащим голосом. Она остановилась и набрала воздух в лёгкие. – Ты понимаешь, что вассалы Красного Льва тоже теперь свободны от своих клятв?

В воздухе повисла мёртвая тишина.

Эльгер, наклонив голову, смотрел на Гнилые Зубы, тянущиеся цепочкой от Драконьего хребта к Благодатному морю. Он перевёл взгляд на Тесчера, который кашлянув начал говорить.

- Принцесса права, мой эрл. В своё время Хонги начали мятеж, используя дикий слух, что ярл Синнар не сын своего отца. Просто как повод, чтобы нарушить клятву. В этот раз всё может быть серьёзнее.

- Мы первыми сделали этот шаг, - заговорил и Форт. – Птицы уже улетели по великим домам.

- И что? Никому не пришло в голову то, что пришло в голову девчонке? – спросил раздражённо Эльгер. – Вы же советники. Малого совета.

Мужчины переглянулись. Форт намеревался что-то возразить.

Принцесса с ужасом смотрела на них. Это взрослые мужчины. Рыцари, герои. Стратеги. Она привстала, держась за столешницу.

- Но ведь и это ещё не всё.

Мужчины замерли.

- Дружина. Стража. Гарнизон Закрытых Ворот, – произнёс Ив Тесчер чётко и раздельно.

Эльгер обвёл взглядом офицеров.

- А ты, мой сенешаль Стью Форт? – он выделил голосом его второе имя.

Принцесса смотрела вовсе глаза и даже перестала дышать. Ей показалось, что брат готов схватиться за свой кинжал. Прямо на её глазах происходила драма достойная гения барда Стевантиса.

Рыцарь решительно встал. Треугольный клинышек бородки оттенял бледное, как полотно лицо. Форт поднял правую руку:

- Я, Стью Форт из ФортРока, сквайр, рыцарь Закрытых Ворот, клянусь в моей преданности дому Фюргартов… и в исполнении всех мои прежних клятв, - сказал негромко он. – Отныне и до… пока не остановится моё сердце.

За ним встал капитан:

- Я, Ив Тесчер с Сухой речки, простолюдин, клянусь в преданности дому Фюргартов, до моего последнего дыхания.

- Я принимаю вашу клятву от имени ярла, - сказал Эльгер вставая. – Он помолчал глядя на своих офицеров.

- Благодарю вас. Я и не сомневался. И вы не сомневались и ничего не таили в своём сердце. Поэтому нам не пришло в голову требовать от наших людей очевидного, - он посмотрел на сестру. – Но какова леди Селита! Истинная дочь своей матери. Всего тринадцать лет.

Все смотрели на девочку. Форт – даже с какой-то отцовской гордостью. Селита опустила глаза на карту и почувствовала, что щеки её горят. Сердце бешено колотилось.

- Садитесь, офицеры, - сказал Фюргарт. – Отныне я ввожу леди Селиту в малый совет. Отец, когда вернётся на своё место, решит, как будет дальше, а пока…. Спасибо, Селита. – Брат протянул руку через стол и накрыл руку принцессы. Девочка подняла с благодарностью глаза.

- А теперь, - продолжил эрл, - очерёдность действий.

После короткого обсуждения было принято решение провести церемонию принесения присяги в большом холле. Незамедлительно послали за знаменосцем полковника, который в его отсутствие осуществлял командование дружиной. Вент Лисовски принял присягу в комнате малого совета и присоединялся к обсуждению проведения рыцарей и офицеров через ритуал.

В Капертауме после ухода отряда Барриона и полковника Эррума на запад, было около трёх сотен воинов. Из них чуть менее сотни – городская стража.

В Большом холле можно было разместить всех рыцарей, офицеров и младших офицеров за один раз. Но у каждого нужно принять клятву отдельно. Лично эрлом и на глазах у всех офицеров. И в страже и, особенно в дружине, служили выходцы со всех Овечьих Холмов. На должностях офицеров были даже вольные всадники из земель других великих домов.

Ещё пажи и оруженосцы. Их присягу нужно принять заранее и лучше здесь в узком кругу. Здесь могут быть эксцессы. Мейстеры и староста посада, здесь не должно быть проблем, но для них тоже решили провести процедуру здесь и прямо сейчас. Это ключевые фигуры, в их руках все ниточки управления крепостью и городом.

Селита, положив руки на стол, как это она привыкла делать на уроках мейстера Верна, смотрела на входящих и выходящих слуг, офицеров и порученцев. Теперь она только поняла, какое сложное действо запустили её слова. Офицеры, которые входили в комнату, даже если это были только капралы, незамедлительно приводились к присяге. Была выбрана короткая формула, произнесённая Тесчером: «…до последнего дыхания.» Входившим официально сообщали о великом событии – Воссоединении мира и предлагали незамедлительно возобновить клятву верности дому Фюргартов. Была разная реакция на известие о Воссоединении, но с присягой заминки пока не случалось.

Принцесса улучила момент в обсуждении и спросила негромко у брата:

- А Баррион. От него есть известия?

- Пока только одно сообщение, - нагнулся к ней через стол Эльгер. - Большой город людей, - он разогнул один палец на руке, - герб с короной, - он разогнул второй.

В комнату вошли мейстер сокольничий Севт Лисовски и констебль Инн Ховест, конюший мейстер.

Мейстер Лисовски удивлённо, с высоко поднятыми седыми бровями молча выслушал про Воссоединение, но с готовностью поднял руку для присяги. С констеблем произошла заминка, он крякнул и высоким срывающимся голосом заявил, что стар и просится на покой в отставку.

- Мы найдём вам замену в самое ближайшее время, - ответил ему Стью Форт, нахмурившись. - Если у вас есть на примете достойная кандидатура, мы можем прямо сейчас позволить передавать ему ваши дела. Но сейчас, мейстер, вы должны подтвердить свою присягу дому Фюргартов.

Ховест, в итоге, поднял руку и прокряхтел слова клятвы.

Когда констебль покинул помещение, Эльгер велел привести воспитанников. Первыми ввели братьев Фортов. Неруда и Корунда. Оба они были пажами ярла. Корунд был наследником ФортРока. Ему уже исполнилось четырнадцать, и в скором времени он должен был принять титул оруженосца ярла Дерика. Эльгер кивнул сенешалю, и Стью Форт сам объявил своим землякам о Событии и о необходимости присяги. Корунд присягнул первый, за ним последовал его брат.

- Ну вот, самое интересное, - сказал Эльгер и пересел в кресло ярла. – Давайте Неистора.

Ввели Хорна Неистора. Наследника дома Неисторов из Ноны. В твердыне на престоле сидела его мать леди Эстиара. Отца на охоте убил собственный егерь. Та ещё история. Мальчишке не исполнилось ещё и одиннадцать лет. В Капертауме он провёл только полгода и ходил в пажах у капитана стражников.

Хорн стоял перед столом и с тревогой смотрел на офицеров. Мужчины тоже внимательно разглядывали маленького Неистора. Селита взглянула на его плотно сжатые губы и блестящие от волнения глаза. Несмотря на возраст, он достойно держался под строгим взглядом брата.

Говорить на этот раз начал Эльгер:

- Хорн Неистор!

- Да, мой господин? – отвечал детским, но твёрдым голосом мальчик.

- Ты принял присягу и служишь дому Фюргартов пять месяцев в качестве пажа капитана городской стражи.

- Да, мой господин.

- Ты знаешь, что произошло этой ночью?

- Да, мой господин. Воссоединение миров.

Офицеры переглянулись. Эльгер сделал паузу и продолжил:

- Кто сказал тебе?

- Этой ночью я стоял смену в карауле у двери ярла и видел Селену.

- И сделал выводы…Хорошо, я вижу, что ты толковый парень. Ты понимаешь, что теперь ты должен возобновить присягу и произнести слова клятвы?

Мальчик переступил с ноги на ногу прежде чем ответить.

- Я не могу этого сделать.

Эрл нахмурился и поставил обе руки на стол. Селита повернула голову, ей было больно смотреть на лицо мальчишки. Бровки над темными глазами изогнулись и нос сморщился. Девочка ясно поняла, что он боролся с непрошеными слезами. Для наследника дома Неисторов сейчас ничего на свете не было важнее. Он бы предпочёл лучше умереть…

- Я не могу этого сделать прямо сейчас, - повторил негромко Хорн.

- Что это значит?

- Я должен получить одобрение из дома. Из Ноны.

- Это неповиновение, - сказал почти печально Эльгер. – Мы примем решение, как с тобой поступить, а пока ты отправишься под арест. Пока - в свою комнату.

Высокий стражник в коническом шлеме требовательно протянул руку. Мальчик расстегнул пояс с кинжалом и передал его воину, которому он был едва по грудь.

Когда его увели, Фюргарт, ухмыльнувшись в пшеничные усы, посмотрел на сестру.

– Устала? Отец часто говорит, что правитель должен иметь крепкое седалище.

Селита помотала головой. Об усталости не могло быть и речи. Принцесса так много сегодня увидела. Это так важно. Впервые её воспринимают всерьёз. Она - в малом совете!

- Ну что ж, если с Неистором были сомнения, то мой паж точно откажется принести присягу. Потом разберёмся, что с ними делать, когда получим ответ от всех домов Овечьих Холмов. Давайте вводите его - пора заканчивать.

Капрал открыл дверь и в палату вошёл Риард Хонг. Наследник ВергДолла достиг уже пятнадцати лет и над верхней губой у него пробивались маленькие черные усики. Селита посмотрела на правую руку юноши. После утренней тренировки на неё была надета холщовая перчатка и сверху наложена лента.

Хонг всё ещё носил курточку пажа, хотя по возрасту он должен был давно получить статус оруженосца. Но Эльгер всё медлил. Старое предубеждение против смутьянов Хонгов просто так не могло выветриться. После мятежа в Гнилых Зубах, отпрыски неисторов и хонгов мужского рода с десяти лет жили в Капертаума. Это было одно из непременных условий, которые дед Селиты поставил после обуздания мятежных домов. Считалось, что мальчики являются гостями ярла и воспитанниками, но фактически они были залогом того, что не вспыхнет новый бунт. Ведь это сразу поставит под удар наследника. Это способно окоротить любые спесивые головы. А золото, которое добывали в Гнилых Зубах, порождало излишнюю гордость Неисторов и особенно рыжих Хонгов. Они предпочитали, чтобы их называли золотыми Хонгами. Не по цвету волос, присущий их фамилии, а по количеству золота, которое они выкачивали из своих шахт. Да, они платили свою десятину ярлу, но были не беднее, а на много богаче своего господина. С южной стороны, за хребтом Гнилых Зубов, лежали земли Сонетров. Они были самым богатым и влиятельным семейством и черпали свои богатства из того же источника – золотых шахт в горах. Но Сонетры были великим домом и блистали возле королевского трона и по всему Восточному Пределу, а Хонги были лишь вассалами ярла Дерика.

- Риард Хонг, - произнёс Эльгер.

- Да, мой господин?

- Знаешь, зачем ты здесь?

- Мир соединился, – ответил юноша – я здесь, чтобы произнести слова клятвы.

- Вот как? - неприятно удивился эрл.

Похоже, скоро все в Капертауме будут знать, что происходит в малом совете.

- Ты принесёшь присягу дому Фюргартов? - скучным голосом спросил он, не глядя на своего пажа.

- Да, мой господин, - ответил Хонг, решительно тряхнув черными волосами.

Эльгер посмотрел на юношу почти удивлённо. На несколько секунд под сводчатым потолком повисла полная тишина. Все офицеры смотрели на пажа со схожим выражением на лице. Произошла заминка, но юноша ждал, не выказывая видимого беспокойства.

Почему-то, когда он торжественно поднял руку и произнёс за эрлом нужные слова, у принцессы потеплело в груди. Она даже ободряюще улыбнулась юноше, когда Хонг быстро взглянул в её сторону.

Формальности были закончены. За Риардом Хонгом закрылась тяжёлая дверь, и Эльгер встал со стула отца. Встали и все офицеры, и, глядя на них, Селита. Эльгер пристально смотрел на Селиту, и девочка почувствовала беспокойство. Но эрл перевёл взгляд на своих рыцарей.

- Мне было бы спокойней, если бы пришлось отправить его, как Неистора - под арест. Может, он бастард? – предположил вдруг Фюргарт. – Ведь он не рыжий. Все Хонги рыжие? Вдруг нам пять лет назад подсунули вовсе не Хонга?

- Тогда они хотя бы постарались найти рыжего мальчишку, - сказал Форт.

Эльгер молча обкатывал эту мысль в голове.

- Когда мы можем ожидать ответа наших вассалов?

- Если они ответят незамедлительно, из Красного Зубца и Лехорда – завтра к вечеру. А от остальных – не ранее третьего дня. Если все птицы удачно долетят.

- Да. Если все птицы долетят и если они станут отвечать, – сказал эрл – Ладно. Сейчас нас ждёт большой холл…. А всё-таки нужно присмотреть за Хонгом, что-то мы упускаем…

Селита, задумавшись, шла по галерее. В голове, мешая друг дружке, толкалось сразу несколько мыслей и одна была очень неприятной: что, если Хонги и, особенно, Неисторы, имели право, имели настоящую причину, чтобы ненавидеть Фюргартов?

Проходя над двором арсенала, принцесса привычно дотронулась до каменного крыла горгульи. Эта была самой безобразной, но, почему-то, именно она, ещё с раннего детства больше всех нравилась девочке. Крыло было шероховатое и тёплое. Селита бросила взгляд на запад. Где-то там, совсем рядом - таинственный город, новые люди. Так и должно быть: её жизнь будет наполнена необыкновенными событиями…

За спиной раздался хлопающий звук мощных крыльев. От порыва воздуха взметнулась вверх выбившаяся прядь волос. Принцесса остановилась. Дикая мысль, что она прикосновением оживила каменное чудовище, промелькнула в её сознании. Руки покрылись гусиной кожей.

- Крух.

Селита развернулась. Возле каменного изваяния на зубце сидел большой чёрный ворон. Блестящая горошина глаза с иронией смотрела на принцессу.

- Чёрный шептун. Настоящий, - проговорила обомлевшая девочка. – Как в сказке…

+1
19:10
245
14:20
Продолжение пожалуста! Продолжения хочу!
14:34
Вечером доберусь до ноутбука — выложу.
14:47
Спасибо ждёмс.
Загрузка...
Юлия Владимировна