30. Зимний сад

Автор:
Rediska
30. Зимний сад
Текст:

Аркада столовой открывалась в овальный пассаж внутреннего двора, который состоял из трех ярусов. Первый был на глубине десяти метров. Кощей, Хозяйка и Оксана находились на втором. Классическая колоннада по периметру первого яруса образовывала неглубокие нефы, засоренные мелким мусором и песком. Напротив входа колоннада прерывалась на полукруглую пустую нишу высотой не менее семи метров. Все поверхности нижнего яруса были в сколах, надписях, страшных рисунках и потому стонали. В центре двора когда-то был бассейн, тоже инкрустированный мозаикой. Посередине его возвышался цилиндр с землей, из которого торчал сухой огрызок некогда мощного дерева. Бассейн был забит мусором: бумагой, обломками рам, стеклом, сломанными железными каталками, негодной мебелью, битой посудой и еще непонятно чем. Мусор тлел, и от него тянулся слабый дымок, выносимый сквозняками в небо. Пространство от колоннады до узкой дорожки, опоясывающей бассейн, было заполнено останками сухих растений, поваленными и разбитыми кадками. Всё это намекало на зимний сад. Кое-где пробивались сорняки, подчеркивая общую картину разорения.

На втором ярусе, где сейчас находились они, была такая же аркада, как в столовой. Каменные деревья ветвями тянулись к свету, между ними равномерно располагались круглые отверстия окон третьего яруса. Сверху находился стеклянный купол чуднОй конструкции. Здание оказалось пассажем. Свет щедро поливал все пространство двора. Его хватало на все помещения, выходившие проемами аркады во двор. Время крайне неразборчиво в компаньонах, поэтому непостоянных хозяев и называют временщики. В этот раз оно выбрало тех, кто смог, не тратя его понапрасну, разбить почти все стекла купола. Это создавало сквозняк по аркадам и нефам, лишая гостей тепла.

Можно легко представить, как здесь было прекрасно, но то, что видели сейчас новые хозяева, вызывало чувство щемящей тоски. Поруганная красота ужасней любого уродства – на нее стыдно смотреть. Очевидно, что все, кто населял этот дом раньше, были душевно больны: и пациенты, и врачи, и надсмотрщики. Общая атмосфера безумия пропитала это место насквозь.

– Я больше никуда не пойду, – решительно сказала Хозяйка, – это выше моих сил.

– Да, предстоит много работы, – Директор опять взял ее под локоть и повел к выходу. Оксана не тронулась с места. То, что они увидели, конечно, было отвратительно, но ее это завораживало, она не могла оторвать глаз от этой картины бессмысленного разрушения гармонии, она хотела бы в этом поучаствовать. Кощею пришлось ее окликнуть несколько раз, прежде чем она вырвала себя из мира грез. Он выглядел встревоженным и спешно вывел их на площадь. Тут солнечный свет, шепот листвы, щебет птиц, запах яблок и леса очистили их от ужаса и вони. Но мерзотное послевкусие осталось.

Пока все были заняты, тот-кого-нет накрыл стол при помощи скатерти-самобранки.

– Обед будет на славу, жаль, стульев нет, – Директор потер шуршащие ладони друг о друга. – Вы не проголодались, барышни? – и плюхнулся в кресло с высокой спинкой, появившееся из ниоткуда.

– А где же остальные? – Хозяйка оглядывалась вокруг, площадь была пуста, только Изба сидела посередине и подслеповато всматривалась в лес окошком, привычно поджидая хозяйку. Яга не замедлила вернуться.

– Я к столу, – довольно сказала она, – оголодала. А вы чего такие хмурые все? Все плохо? – она кивнула на дом.

– Ночевать там рано, – признался Кощей.

– В избе переночуют. А вообще тут нечисти много, даже для таких глухих мест, – жуя подхваченную булочку, поделилась Яга.

– Да, дела тут страшные творились, – задумался Кощей.

– Что делать будем? Восстановить это, – Хозяйка кивнула на дом, – не в человеческих силах.

– А мы и не люди, – глядя на Кощея исподлобья, сказала Оксана.

– Да что с тобой, девочка? – не выдержала Яга.

– Ничего, – ответила она тихо и уставилась на скатерть.

– Ты, может, мне объяснишь? – обратилась ведьма к старому недругу. Кощей сидел и с аппетитом уплетал куриную ногу, отвечать сразу он не собирался, только коротко глянул на Ягу, на Оксану и снова занялся мясом.

– Далеко ли река? – Хозяйка решила сменить тему и обратилась к Яге.

– Нет, даже удивительно как близко, – ответила ведьма, не сводя глаз с Директора, – как по заказу, вода чистая как слеза, не иначе как начало свое в горах имеет. Да, костлявый?

– Не иначе, – доброжелательно согласился с ней Кощей.

– Не Азовкина ли это речка? – Яга уперла руки в боки.

– Может и Азовкина, почем мне знать? Тебе же подходит, – на ведьму он демонстративно не смотрел, увлеченный едой.

– Мне-то подходит, только а ну как Медная девка придет? Будет нам козни строить. Нам проблем мало?

– Это вы про хозяйку Медной Горы? – Хозяйка так и спросила: Медной Горы с большой буквы, а хозяйка с маленькой.

– Женский коллектив, меня предупреждали, – вздохнул вроде бы не к месту Директор.

Тем времени все перекусили, и тема Оксаны повисла в воздухе с немой неумолимостью гильотины. Он подключился к Яге.

– Мы будем говорить тет-а-тет или ее с собой возьмем?

– Тет-а-тет, – передала Яга и наглухо закрылась, ему она не доверяла.

– Вы пока тут побудьте, остальных подождите, в дом не ходите, а мы скоро вернемся, – распорядилась она. И оба, не сговариваясь, направились в заросший сад.

Когда они остановились, начать долгожданный разговор не могли. Доверие и соприкосновение мыслей решили бы эту проблему, но они не верили друг другу.

Они стояли в зловещей тишине, окруженные райским спокойствием одичавших деревьев. Кощей вздохнул и нырнул в неприятный разговор:

– Она впитала мою энергию и теперь перерождается.

– Почему ты приносишь только разрушение, почему после тебя остаются только грязь и зловонные руины? – она закрыла лицо руками, пытаясь успокоиться. Он раздражал ее. Она уже пожалела, что так импульсивно согласилась на его предложение. Как было славно жить вдали от любых перемен, от проблем, неразрешимых вопросов, вдали от жизни.

– Ну, ну… не надо обобщать, всегда – слишком сильное слово. Я не творец и никогда не претендовал на это. И в этот раз…

– Что изменилось в этот раз? – она его перебила криком. За этим скрывалось: убеди меня, помоги, утешь. Но взрослым трудно признаться в своей слабости, даже минутной.

– Давай вернемся к делу. Я мертв. Она, вероятно, умирает. Думаю, это можно остановить или хотя бы замедлить. Чем отличаются живые от мертвых? Ты знаешь лучше меня.

– Почему с ней это случилось? – не успокаивалась ведьма.

– Это врожденная патология. В ней пустота вампира. Это случилось только сейчас, потому что ее всю жизнь любили. Ты не могла этого не заметить.

– Да, заметила. Но она так хорошо держалась, – ведьма взглянула старому врагу в глаза, ища в них поддержки. – Оксана – хороший человек, порядочный и сильный. – Это было так по-женски, что Кощей не сдержал улыбку.

– Ты не ответила, – сказал он нарочито жестко.

– У них нет желаний, – бесцветно ответила она.

– А у Оксаны есть желания? Кроме жажды.

– Не знаю. Раньше она хотела скрыть свою природу, воруя крошки.

– Что-то должно быть, раз она еще жива, мы просто этого не видим.

– Я не верю, что она умрет,

– Ну, строго говоря, она и не умрет… – на самом деле, Кощей никогда себя мертвым не чувствовал, хотя точно знал, что живым не был.

– Опять ложь, ты все никак не поймешь, что оружием дьявола рай не завоюешь.

– Что ты предлагаешь?! – Кощей нервничал, ее нотации сейчас были неуместны.

– У меня нет предложений. Я не понимаю кто она. Это что-то чуждое. Может, поставить перед ней какую-нибудь задачу… – Яга перебирала варианты.

– Мечта и цель – это разные вещи, слишком разные, чтобы их ставить через запятую. Как можно зародить в ком-то Мечту? Если девочка выкарабкается и не умрет… Единственная оправданная надежда – это надежда на Чудо… – Кощей прервал свои рассуждения. – Мы не одни.

Оксана стояла за их спинами и слушала приговор из своего колодца. Ее аналитический ум быстро просчитал варианты и вынес вердикт: она должна обуздать свой аппетит, процесс замедлят, но остановить не смогут. Ей надо самой найти Мечту, и тогда случится Чудо. Она тихонько пошла назад, бережно неся Надежду на Мечту и Мечту о Чуде. Древние знали, что она слышала их, но не знали, что она унесла с собой.

Древние уже возвращались, когда из леса их нагнал Волк:

– Ну, что тут? – отрывисто начал он. – Что с домом?

– Предстоит много работы. Нам бы Домового, только где его взять? – ответил Директор.

– Понятно, есть хочу… – Волк повел носом, чуя накрытый стол.

– А где Маша? Она разве не с тобой? – удивилась Яга.

– Нет, – Серый встревожился и кинулся на площадь. Древние от него не отставали.

Когда они прибежали, там были Хозяйка, разливавшая чай, Оксана, демонстративно смотревшая в другую сторону, и Кот, доедающий рыбину. Маши не было.

– Где Маша?! – крикнул Волк, заполняя всем мозг своей тревогой, и издал протяжный рык. Но все молчали. Только Кот прижал уши и попытался спрятаться под стол.

– Ах, ты мерзкий Флюшка, немедленно рассказывай, что случилось! – Кощей нагнулся и за шкирку достал Баюна. Тот повис, как котенок в железных тисках костлявой руки. Смирившись с неминуемыми увечьями, он протянул лапу и указал в сторону леса.

– Я не смог ее догнать, отвлекся на яблоню.

– Зачем тебе яблоки, блохастый, ты же не ешь фрукты? – Яга была очень зла. Девочка могла пропасть в лесу безвозвратно. Звери – это еще полбеды, а вот нечисть, Малахитовая девка, да и мало ли здесь еще гадости – это было серьезно.

– Это молодильная яблоня, – тихонечко муркнул в свое оправдание Кот. Никто не обратил на его слова внимания. Говорить, что она одичала и не плодоносит, он не стал. Зачем?

– Если я ее не найду, сожру, – клацнул зубами около кошачьего хвоста Серый и, если бы Кощей не отдернул руку, откусил бы хвостик. Кощей грубо отбросил Кота, и тот скрылся в кустарнике. Яга запрыгнула в ступу и молча взлетела. На площади опять остались только Хозяйка и Оксана.

– Что же нам делать? – спросила Хозяйка, чувствуя себя ненужной, бесполезной и не у дел.

– А мы будем делать самое трудное, когда жизнь близкого в опасности, – ждать… – и Оксана с завидным спокойствием начала убирать со стола. Что творилось внутри этой девушки – невозможно было представить. Но филигранно отработанный навык держать себя в руках не подвел.

Кот, совершенно довольный опустевшей площадью, горделивой походкой вышел из кустов, высоко задрав хвост.

+5
08:08
97
09:06
+1
ух, как заворачивается, все при деле, любопытно thumbsuprose
13:13
+2
Загрузка...
54 по шкале магометра