Самый быстрый

Автор:
Gamer
Самый быстрый
Аннотация:
Иногда, ради победы заходят слишком далеко.
Текст:

     Восемь самых быстрых людей на земле заняли места на беговой дорожке.

     Каждый из них прошел свой, неповторимый, тяжелый путь с взлётами и паденьями, радостью и разочарованием, болью, травмами и трудностями. Чтобы стоять здесь пришлось научиться терпеть боль, преодолевать препятствия, после падения вставать и идти к своей цели, каждому пришлось чем-то пожертвовать.

     Уже прозвучала команда «Ready», спортсмены заняли «пятиопорное» положение для низкого старта – одним коленом припали к земле, плотно уперлись подошвами в стартовые колодки, поставили руки у стартовой черты. Когда стартер скомандовал «Set», восьмерка синхронно приподнялась, все как один немного выдвинулись вперед, и каждый превратился в оголенный нерв, стрелу, готовую в один миг пуститься с натянутой тетивы. Для кого-то следующие десять секунд, а может девять и шесть, девять и четыре или даже три десятых, станут самыми значимыми в жизни.

     Гремит пистолетный сигнал и стрелы вылетают. Бегуны срываются с места быстрее, чем эхо выстрела рассеется над стадионом, через секунду их скорость достигает сорока километров в час, расстояние в десять метров они пробегут прежде, чем человек успеет произнести «триста тридцать три».

     Один спортсмен, если успеть присмотреться, выделяется среди прочих. Эдмонд Гофф, обладатель мирового рекорда по скорости, единственный белый среди темнокожих рекордсменов в спринтерском беге. Он улыбается. Будто не чувствует ни напряжения, ни усталости. Будто точно знает, что победит. Пересекая финишную черту, Гофф, боковым зрением замечает неладное.

     «Но ведь это невозможно!» – проноситься у него в голове.

     Под гул оваций Эдмонд поднимается на пьедестал, с кривой улыбкой принимает медаль. Серебро. Его обогнали.

***

     Найти уединенное место в олимпийской деревне было нелегко. Лишь к ночи Эдмонд отыскал небольшое одинокое здание, так и не введенное в эксплуатацию. Чтобы попасть внутрь пришлось разбить окно, но раздосадованный и злой Гофф сделал это без колебаний. В небольшом, окутанным полумраком помещении, стоял запах стройматериалов. Подсвечивая телефоном, Эдмонд прошел в дальний угол, где, повернувшись лицом к стене, сел на колени. В единственной на телефоне папке с паролем он открыл фотографию книжной страницы, исписанной таинственными символами. Затем у него в руке блеснул складной нож, лезвие скользнуло по ладони, оставив за собой тонкую красную линию. Пока кровь, капля за каплей, окрашивала пол неровными пятнышками, Гофф читал понятные ему одному знаки на фотографии, то шепча, то выкрикивая сочетания звуков, которые не встретить ни в одном языке. Слова отражались от стен, содрогали тишину и уходили в темноту.

    – Ты? – темнота ответила удивлённым мужским голосом. – Ты ведь, кажется, уже звал меня раньше?

     – Да, – несмотря на кипевшую внутри злобу, Эдмонд не осмелился повернуться, – я вызывал тебя, мы заключили договор, я отдал тебе свою душу! А ты… ты обманул меня! Подставил!

     – Не ори. Сейчас разберёмся.

     Фраза прозвучала спокойно, но заставила Эдмонда притихнуть. Он медленно повернулся, темнота кругом превратилась в серость, словно в черно-белом кино он видел скудный интерьер комнаты и того, кто стоял перед ним.

     На вид это был мужчина средних лет, в черном костюме, с весьма приятным лицом.

     – Так, где ты тут у нас, – пришелец тьмы достал из внутреннего кармана пиджака тоненькую записную книжку в обложке с витиеватым орнаментом. Оказавшись на ладони хозяина, блокнот раскрылся и тысячи страниц стали перелистываться с огромной скоростью, выпуская в воздух череду искр. На миг вспыхнуло пламя, с характерным звуком одна из страниц оторвалась, взлетела вверх и была поймана ловким движением тонких пальцев существа в костюме.

     – Ну вот, – глаза его забегали по дымившемуся листку, – Эдмонд Гофф, желание – «Стать самым быстрым человеком на Земле». Плата – душа. Проведённые мероприятия: увеличение количества быстросокращающихся мышечных волокон в ногах, изменение центра тяжести тела как у спринтеров негроидной расы, ха, даже не спрашивай за счет чего! О, изменение энергетических процессов в митохондриях и увеличение запасов клеточной энергии. А я неплохо постарался, даже не знаю, стоит ли твоя душонка таких усилий? Так чем же ты недоволен?

     – Чем? – Эдмонд, вновь сорвавшись на крик, вскочил на ноги, – меня обогнали! Сегодня какой-то черномазый побил мой рекорд. Я не самый быстрый, ты меня обманул!

     – Нет уж, увольте. Контракт был составлен шесть лет назад, тогда ты пожелал стать самым быстрыми. Вот на момент подписания, – он указал на дату под кровавым отпечатком пальца на дьявольском документе, – ты им и стал. В качестве бонуса я даже лишил тебя утомляемости на первые двести метров. То, что потом тебя не смогут обогнать в условия не входило.

     – Но… но так не честно. Я хочу поменять условия, давай перезаключим сделку!

     – Ха-ха! Ты что, хочешь один товар продать дважды? Твоя душа и так станет моей, что ещё ты можешь предложить?

     Эдмонд осознал свою оплошность и безысходность, его лицо из багрового от злости стало бледным от горечи. На лице же его собеседника мелькнула улыбка.

     – Хотя знаешь, я могу дать тебе шанс перезаключить сделку. Но только потому, что тщеславие один из моих любимых грехов!

***

     Кениец Фуду Герас спал как убитый. Сегодня он не только получил свое первое олимпийское золото, сбылась его мечта – он поставил новый мировой рекорд в беге на сто метров. Радость, слезы, поздравления, только когда лег в кровать он почувствовал, как устал за день, и улыбаясь погрузился в сон.

     Сначала сновидения мелькали мимолётными яркими вспышками: пьедестал, медали, лица друзей и родителей, напутствие тренера. Но неожиданно что-то вырвало его из этого калейдоскопа подсознания и жестко опустило на землю. На стадион, на беговую дорожку.

     Фуду ощутил, как нога уперлась в колодку, увидел свои руки у стартовой черты. Тело его заняло отработанное годами тренировок положение и было готово к забегу.

     «Опять? Но зачем?» – всплыл в голове вопрос.

     Он осмотрелся по сторонам: на соседней дорожке в низком старте стоял Эдмонд Гофф – человек легенда. Единственный белый, который вопреки мнению ученых о физиологическом преимуществе темнокожих спортсменов в беге, получил титул самого быстрого человека. Кто-то грешил на допинг, другие говорили о удачных генах, но Герас верил, что его кумир добился таких результатов упорством и тренировками, а значит он, Фуду, будет тренироваться еще усердней. И он тренировался.

    – Внимание!

     Фуду обернулся на задорный голос стартера и увидел мужчину в костюме. Тот стоял метрах в десяти позади с сигнальным пистолетом наготове, а у его ног прижались к земле готовые к прыжку две огромные, черные псины. Клыки их обнажились в оскале, горящие глаза с ненавистью впились в спины спортсменов.

     Прозвучал выстрел. Рефлексы обогнали мысль и Герас машинально сорвался с места. Сбоку слышалось быстрое дыхание Гоффа, а позади безумный топот и глухое рычание адских гончих. Животный, первобытный страх присущий всем людям вне зависимости от характера и веры – этот страх гнал Фуду вперед, говорил, что сейчас он должен бежать не ради медалей, почестей, рекордов, а чтобы выжить.

     Рык за спиной становился всё ближе, а дорожка уходила в бесконечную темноту заставляя усомнится в существовании финишной линии. Смертельная гонка истощала с ужасающей скоростью. Дыхание Фуду начало сбиваться, закололо в боку, ступни горели и каждый новый шаг пронизывал болью мышцы.

     Внезапно совсем рядом прозвучал такой крик ужаса и боли, что чувства Фуга парализовало и лишь ноги автоматически продолжили нести его вперед. Оглянувшись, он на секунду увидел как один из псов клыками вырывает куски мяса из окровавленного соперника. Задыхаясь, Герас закричал, и провалился во тьму.

     Фуду проснулся позже обычного. Мышцы болели, будто он бежал всю ночь, а тело липло от пота. В голове крутились обрывки ночного кошмара. Встав с постели, он взглянул на свою золотую медаль, привел себя в порядок и вышел в общий зал. Там ему сообщили трагическую новость – утром, в одном из технических строений, бывшего рекордсмена и самого быстрого человека на планете, Эдмонда Гоффа, обнаружили мертвым.

Другие работы автора:
+2
19:58
124
21:51
ты ним и стал.

Им и стал.
В небольшом помещении стоял полумрак и запах стройматериалов.

Здесь возникает вопрос: кто стоял и как? Потому что их двое: полумрак и запах.
А по смыслу — непонятно. В чем заключался шанс и как была перезаключена сделка?
Какое отношение ко всему имеет сон кенийца? Кого жрали собаки и зачем?
Автор либо перемудрил, либо не смог внятно выразить то, что хотел донести читателю.
22:13
ним/им — спасибо, исправил.
Стоял полумрак и стоял запах. Так ведь говорят, кажется.
Если бы Гофф выиграл забег, его бы снова «улучшили» и сделали самым быстрым. Забег, который он долже был выиграть и был отображен во сне кенийца, или можно сказать наоборот — кенийца вытянули на соревнование таким вот образом — через сон. Собаки жрали Гоффа — бежали то они вдвоем: «Фуду обернулся и увидел как соперника (Эдмунда) грызут» — вроде всё прямым текстом написано.
Зачем сожрали? Гофф помер и чувак в костюме получил его душу раньше времени.
Ещё вопросы?
22:20 (отредактировано)
Тогда
стояли полумрак и запах стройматериалов
. Хотя все равно предложение лучше бы переделать.
А все те пояснялки, которые вы написали в комментарии, должны были каким-то образом оказаться в самом рассказе. Тогда бы и вопросов никаких не возникло. Читатель ведь не телепат. Мир рассказа придуман не им.
23:50 (отредактировано)
Ну… сразу скажу.
Начало. Оно описательное. Медленное. Понятно, что это вводная. Но не хватило напряжения. А оно там, перед стартом, есть всегда. Волнение, концентрация, попытка соединиться с дорожкой, заранее подчинить себе её, тело, себя. Концентрация. Попытка взять всё под контроль, в том числе и время.
Я бы дал интригу. И даже не так.
Вместо:… каждый прошёл свой путь с…
(Я сейчас сходу, что пришло в голову):
Я бы показал это вот напряжение. У ГГ — последний шанс порвать рекорд (он в возрасте уже), у Кенийца — тоже есть некий серьёзный мотив. Остальные… остальных много (шесть человек), и они не участвуют никак в истории. Значит, видимо, на противоборстве ГГ и кенийца — основное внимание. Тут драматизм нужен. (Мне кажется). Тогда получается, что и в самом забеге надо бы показать больше эмоций. Что-то достоверное. Это увеличит объём. Но и обоснует и трагедию поражения и дальнейшую концовку.
Про псов в конце — не хватило, как кениец спиной чувствует их эту непоколебимую целеустремлённость к убийству, их ненависть и жажду крови. Люди для них дичь. Нужно что-то животное, тёмное, чтобы реально читателя напугало.
:)
Как-то так.
09:01
+1
Спасибо что заглянули)
Интересное предложение сместить акценты. Я начало описывал как-бы со стороны и персонажей вводил по одному, а можно было, как вы говорите, сразу играть от героев. Наверное, тогда действительно было бы проще (может и интересней) воспринимать события.
Считаю что уметь напугать читателя — высший пилотаж. Я пока только учусь ) Не хотелось в конце растягивать динамичную сцену погони, хотя, конечно, с красочным описанием было-бы более эмоционально.
00:24
Интересно было читать :)
Загрузка...
Светлана Ледовская №2