Спящий под курганом

12+
Автор:
Гол-горот
Спящий под курганом
Аннотация:
Что живет в глубинах древних гробниц?
Текст:

Старинный Эзус встречал утренний рассвет. Солнечные лучи пролились на долину, пробуждая дремавшую природу и наведываясь в окна к жителям старого городка. Вот уже пятое столетия Эзус хранил память о древних легендах и сказаниях, таящихся в здешних лесах, пещерах и гротах. Поэты, воины, купцы и просто путешественники, забредая в Эзус лишь на пару дней, поражались красоте природы, соседствующей с глубокой стариной городка.

-Воистину Эзус хранит множество тайн, - прокряхтел старик Тот, тряся указательным пальцем, будто преподавая важный урок. Несмотря на то что в лучшие годы к седому хозяину таверны относились с уважением и не раз обращались за советом, со временем, старейший житель Эзуса потерял былое положение и мог удивлять своими рассказами лишь юных жителей городка. Вот и сейчас с самого утра, как только лучи солнца коснулись окон ветхой таверны к седому Тоту прибежал его самый верный слушатель. Мальчик, жившей в одном из хуторов неподалёку от самого города, по имени Мак, сын Ока. Не было в Эзусе никого кому бы легенды рассказываемые Тотом были столь интересны. С взглядом полным упоения и детской наивности, вслушивался Мак в прерывистое бормотание седобородого рассказчика. С нетерпением всматривался в то как старик набивает свою эбеновую трубку, вырезанную в виде дракона с раскрытой пастью, табаком и неспешно раскуривает её.

-Правда в том, что самые древние тайны здешних мест храню вовсе не я,- прокряхтел старик. – Да, я знаю не одну сотню легенд и сказаний, но этого мало.

-Кому как не тебе, всезнающий Тот? - произнёс с удивлением Мак. - В наших краях ты славишься мудростью черпаемой из давно умолкшей старины. Уж не осталось не одного упоминания, о том что ты можешь поведать.

-Так и есть, - хитро улыбнулся Тот, услышав эти льстящие старому уху слова, пусть и от наивного дитя, - но древнейшие секреты хранят курганы в своих пыльных утробах. Там лежат немые сказители: каменные плиты, иероглифы и саркофаги. Именно они могут поведать о тех днях, когда Геотрея была совсем молода, а на этих землях стояли исполинские строения, возведенные теми кто ныне забыт навечно.

Чистые как безоблачное небо глаза Мака расширились и он тут же сорвался с места, выбежав из таверны. Тот лишь успел разглядеть в окне, мчащегося по старому деревянному мосту, мальчишку.

                                                         ***

Солнце уже покидало долину, когда Мак добрался до развалин. В свете увядающего солнца, заполнившего долину алым блеском, древние руины таинственно нависали над изумрудными пастбищами. Они как молчаливые стражники долины не двигались с места уже целые тысячелетия. Исполинские мраморные колонны отбрасывали громадные тени, пролегавшие через всю долину и заканчивающиеся, где то в глубине тенистых дубрав на Юге. Бредя мимо них Маку показалось, что он лишь песчинка в этом мире полном древних гигантов, спящих в укромных уголках мира. Но не только мальчик казался маленьким при виде мраморных руин, но и весь Эзус становился поселением муравьев перед невероятным величием руин.

Путь лежал дальше вглубь изумрудной равнины, где по слухам и рассказам старых пастухов лежала земля курганов, вздымающихся из под ковра зелёной травы.

И вот минуя руины, а за ними и шумный ручеек, спускающийся с гор, Мак, сын Ока заметил семь небольших холмов, расположившихся под сенью Неприступных гор. Тогда ночь уже полностью завладела долиной, раскинув над ней покрывало из мерцающих во тьме космоса разноцветных звёзд. Но ярче всех светил громадный Сартарн, закованный тремя алыми кольцами. Тут же, будто вторя ему, над зелёными шапками холмов появилось синее пламя Северных гробниц. Оно играючи лилось маленьким потоком танцующих огоньков, бегавших от холма к холму.

В страхе Мак остановился не смея ступить дальше. Ужас и любопытство боролись друг с другом внутри мальчика, пытаясь склонить его в свою сторону. Значит эти холмы и есть древние гробницы? Простояв на месте ещё секунду Мак все-таки двинулся вперёд к ближайшему кургану, окутанному нефритовой мантией травы и полевых цветов.

Грубо сложенные друг на друга каменные плиты составляли ворота внутрь гробницы, которая была тускло освещена бледным светом исходившим из чрева кургана. Откуда он исходил Мак не мог понять. Казалось он достиг своей цели, там за каменным воротами спали легенды давно минувших эпох. Маку лишь оставалось пробудить их, прикоснувшись к покрытым вековой пылью плитам гробницы.

Мак шагнул в полумрак древней могилы, источавшей сырой запах тлена. Казалось никто не бывал в этих стенах целую вечность. Страх переселенцев перед танцующими огнями каменных курганов, был настолько велик, что они так и не отважились заглянуть хоть в один из могильников. Хотя Мак мог припомнить историю рассказанную Тотом в один из сонных вечеров в таверне. О том как заблудившийся пастух попал под чары мистического огня и пробрался в один из курганов. Вернувшись на следующее утро, он лишь бредил неописуемыми богатствами из зеленого пламени, раскиданными по всему подземному миру кургана.

Магическое бледное свечение заполнявшее всю гробницу, помогало рассмотреть внутреннее наполнение кургана. Перед мальчиком лежала лестница ведущая в глубину гробницы, тихо спящей среди океана зелени. Ступая по широким ступеням, Мак рассматривал стены испещренные иероглифами и рисунками богов, героев и кошмарных чудовищ, правивших в доисторические времена этими землями. Казалось вот оно то за чем пришёл мальчик, пробравшись внутрь гробницы, но древние легенды лишь разжигали пламенное любопытство внутри Мака. Уводя его тем самым все глубже вниз. Ведь там в самой глубине скрывается подлинная история этих мест, которая ждёт пока её пробудят от сна. Поэтому Мак ступал все дальше за завораживающим бледным свечением. И наконец преодолев последнюю ступеньку, Мак остановился, с невероятным трепетом осматривая главный зал усыпальницы. Повсюду стояли, укатанные в саван из пыли, сокровища гробницы: широкие глиняные урны, сундуки набитые золотом и причудливые статуэтки из мрамора. В окружении древних богатств пульсировало сердце гробницы — исполинский саркофаг украшенный необычной резьбой. Подойдя ближе Мак смог рассмотреть чудные изображения вырезанные на стенах саркофага. По бескрайнему черному камню неслась золотая колесница с запряженными в неё огнегривыми скакунами погоняемыми могучим воином с горделивой осанкой и повелительным взглядом вождя. Именно он и привлек внимание мальчика. Следующие сюжеты, вырезанные в черном монолите, рассказывали о том же воине, что был погонщиком колесницы. Где то он приручал диких кобылиц, используя для этого лишь свою силу. Они необузданные неслись по стенам саркофага, со сжатыми в мощных руках воителя шеями. Рядом выделялась чуть попорченная временем картина: возведение храма с пылающим божеством по центру. Окруженное всяческими подношениями божество вскидывала руки из сливающихся языков пламени к небесному своду с одиноко горящим первобытным Сартарном. Мальчик узнал его по сковывающим планету трем алым кольцам. В восторге Мак не мог оторваться рассматривая многочисленные рисунки с разными сюжетами неизменно связанных одним – главным героем. Именно ему принадлежала усыпальница полная бесчисленных сокровищ и саркофаг служивший фолиантом воспевающим подвиги героя.

Мак не помнил сколько он просидел за рассматриванием каждой мелочи вырезанной в черном камне. Все это время таинственное бледное мерцание оберегало мальчика, от сгущающейся в дальних углах гробницы, тьмы. Юный, увлеченный своим делом, сын пастуха не заметил как то самое бедное мерцание начало разрастаться по всему пространству вокруг, будто молодой цветок в полнолуние. Принимая невообразимые формы ещё мгновение назад слабое бледное свечение блуждающих огоньков воспылало с новой силой и вот уже вся усыпальница сгорала в белом необжигающем пламени.

Мак поднял голову в искреннем удивление и трепете перед нереальностью происходящего. Древняя могила таила в себе огромную силу и теперь эта древняя мощь вырвалась наружу поражая своим великолепием неокрепший разум пастушьего сына. Но это было лишь начало.

Пламя начало обвивать своими языками саркофаг исписанный древними легендами. В благоговейном ужасе перед горящими душами воинов лежащих в недрах курганной горы. Саркофаг полностью пропал в извивающемся белом костре. И вскоре беснующийся огонь явил новое чудо. В бесконечном потоке холодного пламени начали вырисовываться невероятные картины. Сначала возникли доспехи, покрывающие иссушенные кости еле видные белом огне. Потом образ начал приобретать более отчетливые формы. Пламя слоями накладывалась на мертвеца застывшего посреди гробницы и вот уже вместо голого черепа окаймленного блестящим шлемом появилось горделивое лицо война с вьющимися из под шлема золотыми кудрями. Руки и ноги усопшего также впитывали в себя волшебное пламя становясь сильными и упругими. Наконец рыцарь открыл глаза в которых отражалось, будто на водной гладе бескрайнее бирюзовое небо. Всё ещё объятый мистическим огнем наделявшим восставшего магической аурой, рыцарь взирал на потревожившего его могилу мальчишку. Пораженный столь стремительным и невероятным действом Мак смог узнать тот самый горделивый стан и наполненный холодом строгий взгляд конунга изображенного на монолите саркофага. Ещё более восторженный, но в то же время окутанный суеверным страхом перед восставшим во всем своем величии вождем древнего племени, Мак не мог двинуться с места. Вот по обе руки воскресшего воителя возникли кобылицы с ярко-оранжевыми гривами. Яростно и недовольно вздымали они свои копыта с грохотом и искрами опуская на потрескавшийся пол гробницы. Ни на секунду разум Мака не призвал его к бегству прочь из проклятой усыпальницы. То самое чувство неистового любопытства тянувшее мальчика ко всему неизведанному сейчас разгоралось ещё сильнее, будто бы вторя и подпитываясь из жерла пылающего саркофага. Все ближе огонь кургана подбирался к Маку. Казалось что уже можно вытянуть руку и прикоснуться к растекающейся по полу оранжевой гривы ниспадающей, будто морская волна с взбудораженных кобылиц. И тут до ушей мальчика донесся пронзающий все пространство звон колокола. Вся представшая перед глазами Мака картина на миг замерла, чтобы вслушаться в повторный звон. За ним ещё один. До этого полный тревожного любопытства, страха и удивления Мак начал проваливаться в бездну сна. Все прежние чувства мгновенно угасли давая липкой паутине дремы обвить все тело мальчика. Сквозь повторяющийся звон, предвещающий тихое угасание разума, Мак видел как тускнеет образ воителя рассекавшего первобытные равнины на своей золотой колеснице, запряженной дикими огнегривыми скакунами. Снова седеют его пшеничные волосы и покрываются пылью некогда сверкающие латы. И вновь он занимает свое почетное место в черном саркофаге, отправляясь в сонм старых богов. Вместе с этим пламя тоже съеживается становясь подобной маленькой искре не сравнимой даже с бледным мерцанием освещавшем гробницу изначально. Вселенная засыпает вместе с любопытным сыном пастуха.

Мак открывает глаза, находясь на краю тракта. По всюду летают стрекозы и бабочки с ярким узором на крыльях. Запах душистой трав заполняет ноздри и все тело становится расслабленным. Вчерашнее событие кажется теперь всего лишь сном, настигшим мальчика у дороги в тени старого ясеня. Поднимаясь на ноги, Мак тут же срывается с места. Он бежит минуя звонкую речку и проезжающую мимо тележку. Возница, что-то кричит ему вслед, но Мак не слышит. Отец и мать наверное с полна отчитают его, а когда успокоятся он обязательно отправится к старику Тоту. Уж он то точно знает было ли это красочным сновидением или восставшей из бездны кургана древностью. 

Другие работы автора:
+1
18:25
145
11:06
«Спящий под курганом» — слишком жирное цитирование названия как рассказа самого Роберта Говарда «Спящие под усыпальницами» так и автора адаптации черновика Грварда — Лина Картера, опубликовавшего новеллу «Тварь из кургана» или «Меч из кургана» в одном из вариантов публикации. Так что я буду одинаково недоволен, если в тексте будет слишком мало оммажей И.Р.Г. и столь же недоволен, если автор скатится в прямое копирование. Вы ходите по очень тонкому льду.
19:03
Я думал никто не поймет откуда вдохновение. Спасибо за отзыв.«Тварь из кургана» не читал. Люблю «чистого» Говарда.
18:33 (отредактировано)
Вдохновение вдохновением, но плюса вам я не поставлю. Увы, при многообещающем названии вы выдаете довольно безвкусную завязку с «хитро улыбающимся» рассказчиком. Он очень сильно портит настрой карикатурностью настраивая на пародийный лад.
Да, в общем то и далее по тексту ситуация с атмосферой не меняется. Она очень инфантильна. Если так и задумывалось, в духе «Пещеры горного короля» то следовало бы сделать все более сказочным.
18:41
как будто карикатурность это плохо...))
19:36
Это совсем не плохо, если общая атмосфера располагает к иронии и юмору.
18:40
Если позволите, я бы мог переписать этот рассказ под свой вкус, и мы могли бы сравнить разницу.
19:05
Попробуйте. Я не понимаю, что вы хотите сделать. Рассказ не в жанре героического фэнтези. Все рассказы этой линейки около легендарные. Можете переделать рассказ по любой схеме
18:55
вы написали?
Юлия Владимировна