Мавка [11]

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Д. Федорович
Мавка [11]
Текст:

Судьба

На этот раз была ночь. В лесу хлестал ливень, и Мавка сразу промокла. Однако решимости это ей не убавило. Внимательно прислушиваясь, волшебница пробиралась к тому самому месту, где торчал подозрительный пень. Если пень ещё там, если воткнуть нож на прежнее место, если Волк где-то поблизости… Слишком много «если», но всё, что от неё зависит, она сделает.

Время от времени молнии мертвенными всполохами высвечивали округу. Тогда деревья на миг застывали, создавая в мозгу резкую чёрно-белую картину. Мавка, впрочем, двигалась больше по наитию, не узнавая окружающую обстановку. Всё было совсем не так, как в прошлый раз. Лес стонал, скрипел и охал, вершины сосен гнулись под порывами ветра и шумели. Под ногами хлюпала грязь.

Её преследовали мысли – навязчивые, как раздавленное встречным движением и прилипшее к лобовому стеклу машины насекомое, которое никак не удаётся смахнуть лапе дворника. Почему, ну почему этот таинственный Патриарх, так пекущийся о ней – хотя с чего бы? – не вмешается лично, раз уж он такой всемогущий? Не вмешается и не прекратит раз и навсегда всякие поползновения, не заткнёт эту крысиную нору? Ведь объединённых сил всех магов наверняка хватит, чтобы решить эту древнюю как сама земля проблему! Так нет же – какие-то странные полумеры, дурацкий кордон, на котором по-дурацки пропадают (она подсознательно противилась даже мысленно употребить слово «гибнут») лучшие из лучших. Тот же и Волк…

Но вот и тот самый пень. Мавка довольно усмехнулась: внутреннее чутьё не подвело, так и есть – вокруг никаких веток, щепок и опилок. Очередная вспышка молнии на миг выхватила для цепкого взгляда окружающую чащобу: никого вокруг. Ни Волка, ни тех, кто может за ним охотиться.

Колдунья всадила в центр пня финку и пробормотала заговор. Это только в сказках больше ничего делать не надо, всё происходит само собой, а в реальности (она ухмыльнулась над словом «реальность») – в реальности нужна строгая последовательность слов заклинания. Неизменная, полученная ещё в незапамятные времена эмпирическим путём. С этим заговором учеников знакомят ещё на оранжевом уровне – есть такие словесные последовательности, которые требуется затвердить как таблицу умножения. Мавка знала, что и Волк ни на йоту не отклонился от канонического текста. В этом отношении она была спокойна: теперь тот, кто совершил прямое превращение, может воспользоваться и обратным. Следовало только ждать: оборотень наверняка почувствует притяжение к этому месту.

Девушка зябко повела плечами и привалилась спиной к мокрому шершавому стволу. Затаилась, превращая себя в ничто. Ни одной мысли наружу, ни единого движения – никто не должен даже заподозрить, что она тут. Незачем привлекать внимание; ещё неясно кто может появиться первым.

Прикрыв глаза – в темноте от зрения мало толку – она погрузилась в себя. Вот для чего её готовили, вот зачем с ней работал сам Патриарх… Как ни старалась Мавка, она не могла вспомнить ни одного его слова. Не могла представить ни голос, ни внешний вид этой загадочной личности – в памяти ничего не осталось, всё было буквально выжжено. Помнился только сам факт воздействия. Впрочем, это было как раз объяснимо: для такой легендарной персоны во всех смыслах лучше оставаться инкогнито. И когда она как-то спросила Льва, как же в таком случае можно узнать, что тот или иной приказ отдаёт именно Патриарх, тот лишь усмехнулся:

– Не беспокойся, не перепутаешь…

Время тянулось медленно. Бурный грозовой фронт миновал, ровный устоявшийся дождь падал на землю – мерно, словно выполняя назначенную работу. Ветер по-прежнему шумел в хвое, но размеренно, убаюкивающее, без былых сумасшедших порывов. Похолодало. Близился рассвет: небо начинало светлеть.

Наверное, скорчившаяся под кустом Мавка задремала, потому что не заметила, как бесшумно промчавшийся зверь широким прыжком перемахнул через пень, переворачиваясь через голову на лету. Она очнулась лишь после резкого толчка – Волк протягивал ей нож:

– Держи! Сматываемся, они сейчас будут здесь!

Как ни быстро девушка вскочила на ноги, они опоздали. Окружая их, возникли чёрные тени – ещё более чёрные, чем окружающая тьма. А может, так только казалось из-за тусклого свечения их глаз – бездушного, мертвенно-зелёного.

– Спина к спине! – скомандовал Волк. – Заклинания таких не берут, даже не пробуй. Только оружие. У тебя есть?

– Только вот это.

– Это скриссор. Умеешь обращаться?

– Да.

Больше они не успели обменяться ни одним словом. Началась жаркая работа. Твари атаковали – молниеносно, сразу со всех сторон. Это только в боевиках киношные враги подбираются к главному герою по одному, в реальной схватке так не бывает.

Однако первый натиск они выдержали довольно легко. Две твари остались лежать на траве, обе со стороны Волка. Его узкий меч, казалось, летал совершенно самостоятельно, прикрывая охотника со всех сторон. Мавка тоже полоснула кого-то, особо не разбираясь – не до того было. Но рана на твари никак не сказалась – та даже не взвизгнула. А может, просто не чувствовала боли.

– Это гончие, – вполоборота бросил Волк. – Погано. Надо как-то уходить. Если сейчас не оторвёмся, подтянутся настоящие бойцы.

– Туда! – показала Мавка. – Там обрыв, я заметила, с той стороны нападать не смогут.

– Бегом! – скомандовал Волк.

Они ринулись прямо на строй гончих, прорубая себе дорогу, и тут Мавка получила рану – одна из тварей дотянулась-таки и цапнула её за предплечье. Обнаружила она это только почувствовав, как сжатая в руке рукоять становится липкой от крови. Замечавший всё Волк тут же приотстал и пристроился за ней, давая раненой возможность самой выбирать темп бега. Он умудрялся на бегу ловко отмахиваться мечом от наседавшей сзади своры. Пока беглецам везло, ведь в темноте они рисковали не только оступиться, но десять раз переломать ноги.

Овраг заворачивал вправо, как раз туда, где находился Калинов мост. До него, по расчёту Мавки, оставалось совсем немного. Ещё чуть-чуть, и они выберутся на свою территорию… Твари, однако, не отставали, двигаясь длинными хаотическими прыжками – то ли выбирали момент для атаки, то ли просто старались их вымотать.

– А ведь они нас загоняют! – озираясь, прохрипел Волк. – Зуб даю, сейчас их босс объявится.

– Ничего! – отозвалась Мавка. – как-нибудь отобьёмся.

Как в воду глядел Волк. Выгнали их аккурат на засаду – встречало четверо, да не те хлипкие гончие, хотя и они никуда не делись. Четвёрка же эта выглядела куда как опаснее – Мавка нутром почувствовала ледяной ужас, струящийся от них. Да, Медея была права, описывая потусторонних как совершенное зло.

– На прорыв! – рявкнул Волк. – А то худо будет! Держись за мной!

Никогда ещё Мавка не видела столь блестящей работы с лезвием. Волку с налёта удалось потеснить одного из четверых – и они ринулись в эту прореху со всей энергией отчаяния. Мавка рубила налево и направо, чудом уклоняясь от встречных выпадов. Воображаемая броня её трепетала и рвалась под ударами чужих воль. Чудовища, несомненно, имели некое подобие интеллекта – искажённого, нечеловеческого, но столь же упорного в достижении цели. Досталось и Волку: левая рука его была прижата к груди, на которой расплывалось тёмное пятно.

Удар она почувствовала как тяжёлую воздушную волну. Закружилась голова, ноги стали ватными. Скользнув, вылетел из ослабевшей руки скриссор. Падая, она успела заметить, как яростно пробивается к ней Волк. Но гончая успела раньше – рванула зубами по шее, по старому шраму…

И наступила смерть.

Другие работы автора:
+4
00:01
191
15:12
+1
wonderЧитаю, дохожу до: «И наступила смерть.», непроизвольно, вслух: «Как? И Всё?»…
А нет, слева стрелочка: Мавка [12] laugh
Кристина Бикташева