Стая. История не монстров

16+
Автор:
Vladimir K
Стая. История не монстров
Аннотация:
Два человека узнали, что современный мир не так прост, и полон монстров вовсе не из сказок
Текст:

1 Встреча.

Мы вместе учились до четвертого класса. И он, за эти четыре года, пришёл на все мои дни рождения, как и я, на его. Мы были лучшими друзьями. Он уже тогда болел, нередко гладил свою грудь. Я был мал, но не туп. Сердце.

Затем родители Глеба перевели его на домашнее обучение. И больше мы не виделись… до сегодняшнего дня. Мы встретились в отделе мучных изделий. Рядом с холодильником молочного одела, но мы не заметили прохлады так как оба были одеты в межсезонные куртки. Я был одет нормально, а вот у него была яркая красная шапка с помпоном.

Он сразу узнал меня и улыбнулся. Мы поздоровались. Неловкая пауза. Всё таки, много лет прошло. Молчание прервал Глеб, начал бурно рассказывать как жил и живёт сейчас. Я тоже рассказал что – то о себе.

Я соврал, что мне туда же куда и ему. И когда мы оказались на автобусной остановке, только вдвоем. Я стал медленно подводить разговор к важному.

На нём была метка жертвы. Я видел её, чувствовал её. Какой-то сильный монстр, нелюдь, который ощутимо сильнее меня, отметил его. Это было предупреждение для других чудовищ: «ЭТО МОЯ ДОБЫЧА!!!».

Потому я заговорил с ним, потому решил его проводить. Он в опасности! Ему нужно сообщить об этом.

Мы стояли в тишине, в теньке козырька будки автобусной остановки. Хоть и было начало дня, но солнце уже начинало греть и слепить. Осень уже начала вступать в свои права, захватывая желтизной редкие городские деревья. Но по-настоящему осень ещё не разошлась, так что сильных дожей и слякоти с намешенной жижей грязи на обуви пока не было. Было холодно, в этом году бабье лето было очень коротким, или его не было вовсе.

Я мысленно подбирал слова, что бы не показаться психом.

- Ты чудовище?- Спросил меня Глеб спокойно. И для меня напряжение таки зазвенело в воздухе. Я посмотрел на своего повзрослевшего друга детства. Лицо спокойное, руки в карманах. Притворяется, думаю. Сам я напряжён как струна.

- Я оборотень. А как ты узнал?

- От тебя исходит... - он замялся, выгнул правую руку из кармана и начал крутить ею перед собой. - Аура? - тихо произнёс . - Нет. Ощущение? Да! Ощущение.

Глеб посмотрел на меня и положил руку, обратно в карман.

- От тебя исходит ощущение как от одной, моей знакомой. Только я не чувствую... опасности от тебя.

Тут начал говорить я.

- На тебе, метка добычи. Тебя кто-то хочет убить или даже съесть.

- Я знаю. - Сказал он спокойно.

«Что вообще происходит?!»- думал я, Почему он никак не реагирует?!

- Она обещала, убить меня.

- Кто - «она»? - Пытаясь пародировать его манеру общения, ответил я. Блин! Мы как будто обсуждаем купленные носки, а не его жизнь!

- Я не знаю. А ты знаешь?

Вот теперь у него в глазах была надежда и интерес. Он реально ждал, что я скажу.

- Откуда мне знать! Это ты с ней знаком, а не я. - Возмущённо сказал я. А чего он ждал?!

- Её зовут Алиса. Это было 2 месяца назад . У неё были красные глаза и треугольные зрачки. (он показал пальцами равнобедренный треугольник с остриём в верх) Она сказала, что убьёт меня, но не убила.

И вновь Глеб посмотрел на меня с, этим, выражением лица.

- Я не знаю, кто она. - Сказал я , пытаясь скрыть раздражение. Он что думает мы тут, перепись ведём?! И все друг дружку в лицо знаем?!

Я выдохнул: - Меня укусили 34 недель назад . Я стал монстром. Уже пережил 8 полнолуний. И я, нефига, не знаю !!! (протёр лицо и вздохнул) Я вижу метку. Оставил её кто-то сильный. Не какой-то зверёныш вроде меня, а страшная и ужасная тварь. А оборотни сильные, мне вон ту машину перевернуть к верху дном не тяжелее чем тебе обычный велик. А тот, кто оставил метку, гасит таких как я словно кутят. Ты, в опасности.

Я посмотрел на него.

Глеб улыбался!!! Без притворства. Улыбался как дурачок... или как мальчик, с которым я дружил с 1вого по 4ый класс.

- Так ты тоже новенький!

Я открыл рот. Почему на все мои слова он реагирует неправильно?!

Глеб продолжал: - После того как Алиса оставила меня в парке, я начал замечать ...( он посмотрел на меня)... Людей, вроде тебя или неё. Я не понимаю, что происходит . И все они … пахли по-разному. Понимаешь?

Что с ним не так?! Я после обращения боялся выйти из дома.

- Да. Понимаю.

Но, все они обходят меня стороной. Только ты подошёл. И знаешь, никто ещё кроме неё не вызывал во мне столько чувства... ( Глеб снова замотал перед собой рукой) опасения. Как будто перед тобой ядовитая змея, которая может тебя убить одним укусом, только это чувство, раз в 20 сильнее.

- Чувство страха?

Глеб отмахнулся.

- Нет. Не страха. Я же говорю - опасения. Понимаешь?

Я улыбался.

- Пытаюсь.

Глеб тоже улыбался. Я наконец-то, додумался чему он рад и почему улыбается.

Он больше не один... Мы оба больше не одни, в этом страшном, открытом нами, мире. Мы оба в нем недавно, оба ничего не знаем. Но мы больше не одни. Нас теперь двое.

«Стаей выжить легче», так говорил тот урод, что укусил меня, на мой вопрос «ЗАЧЕМ?!»

2

Был вечер, мы сидели в квартире у Глеба. Его родители ушли куда-то в гости и были только рады что «есть, кому присмотреть за ним». Они так и сказали когда уходили. На мой взгляд это должно быть обидно, звучало унизительно по отношению к Глебу. Будто мы говорили не о совершеннолетнем взрослом парне, а о детсадовце. Не такой вить он уж и инвалид.

Но моему другу было всё равно, а значит и меня волновать не должно.

Я уже был не первый раз у них дома. Обычная квартира многоэтажки, среднего класса. Двухкомнатная, их семья была из тех что отдала комнату ребёнку, а сами раскладывали бархатный на ощупь диван в зале. Кухня была непривычно большой, для квартир подобного типа, та даже была своеобразная мини барная стойка. Очень красивая, на мой взгляд.

Первым делом, войдя в комнату моего друга, я увидел как он спешно закрывал большой ящик своей тумбочки, заваленные кучей коробочек и бутылочек с лекарствами. В первые за много лет я видел смущение на лице Глеба.

В этот раз я пришёл не просто так. Сегодня он обещал рассказать, как встретил свою Алису. Но вместо этого он принёс мне исписанные от руки листы тетрадки:

Однажды юноша познакомился с девушкой в книжном, а затем они встретились , вновь в библиотеке. Оба начали приходить туда каждый день. И так продолжалось три прекрасных месяца. В конце концов он всё же набрался храбрости и пригласил её на свидание. Они просто гуляли и разговаривали.

Пятого июня было их второе свидание. В тот день они припозднились. Уже было темно, они шли по парку. И она призналась, что она монстр и что ни кто не услышит его крики.

Юноша не побежал. И он тоже признался ей, в том что у него больное сердце. Физические нагрузки ему противопоказаны. Он давно не боится смерти, так как всё равно может умереть в любой момент. То что он дожил до сего дня уже чуда на его взгляд.

Так же он признался, что любит её. И она его первая любовь. Каждая минута с ней — радость для него. И он готов умереть для неё. Попросил лишь что бы она исполнила одно его желание. Поцелуй. Юноша не хотел умирать так и не узнав, что такое «Поцелуй с возлюбленной». Только по настоящему - попросил он.

Она начала смеяться. Юноша стоял и ждал, что она скажет.

И она сказала странно улыбаясь и смотря ему прямо в глаза: « Пусть будет три желания! Чего ещё хочешь?».

Её глаза не были людскими, два треугольника на красной радужках.

Её руки медленно опустились ему на плечи. Девушка почему-то хитро улыбалась.

И юноша загадал: «- Убей меня безболезненно»

- Иииии?» - В том же духе продолжала она, все ближе прижимаясь к нему.

- Можно я буду последним кого ты убьёшь?

Она перестала улыбаться. Его слова разочаровали её. Но девушка не отстранилась, продолжала обнимать его и смотреть прямо в глаза…

И она поцеловала его…

Что то ударило по голове.

Очнулся он на лавке, всё в том же парке, в паре метров от того места где они разговаривали. Живой. Её не было. Сердце дало знать о себе. Принял таблетки и пошёл домой.

Уже дома юноша нашёл в кармане брюк записку: « НЕТ. НЕЛЬЗЯ.»

- Что скажешь?

- Похоже на розовые сопли — мечтания девочки подростка. Всё так и было?

- Злой ты. - Сказал Глеб не капли не обидевшись. - Да. Я записал всё как запомнил.

Мы пошли ужинать. Спокойно пили чай, как вдруг Глеб задал мне вопрос.

- Теперь, ты, расскажи как это произошло?

- Что рассказать? - переспросил его я, после того как проживал кусок хлеба с вареньем.

- Как ты... ( он замялся) … э … ну ...ты стал... таким?

По ходу, ему было очень неловко. Но он всё равно продолжал: - Ты ведь знаешь, про Алису. И ты … ну, как бы…

- Я понял, - перебил я его, потому что не мог уже смотреть на это мямленье. И он прав, это будет честный обмен историй.

- Был конец февраля. Я поздно возвращался домой, от репетитора, дворами. И вот, в одном очень тёмном дворе, без рабочих фонарей, передо мной начал идти парень с жёлтой спортивной сумкой.

Я будто, вновь почувствовал морозец на лице и увидел всё это. Зимняя безветренная ночь, освещённая лишь светом, что пробивается через шторки и жалюзи жилых домов. Давно не было снегопада, потому дороги хорошо чищены, а тропки уже давно протоптаны. Пятнистые сугробы выше металлических кубов мусорных ящиков, по бокам. И впереди спина в чёрной спортивной куртке, перечёркнутая лямкой сумки, проходит под аркой из старых металлических труб тепло-трасы.

- Мы шли в одну сторону. И вдруг что-то большое, двинулось в сторону того парня. Я с начало, не понял что происходит, боковым зрением заметил, как большая куча двигалась. Потом присмотрелся. И подумал, что это – медведь! Медведь посреди города! Я испугался и решил валить, пока зверюга не захотела «пообщаться» со мной. Но…

Я глубоко выдохнул.

- Но тот парень закричал. И я подумал, что медведь его съест. Поколебавшись, быстро пораскинув мозгами, я понял, что не смогу жить с грехом не душе, за то что не помог, оставил умирать. Парень продолжал орать, прижавшись к стене. А я достал из кармана ручки. Они были там, потому что я поленился положить их в сумку, торопясь свалить домой побыстрее. Ясень пень скинул с ручек колпачки... и побежал на помощь. Идиот. Тварь подняла парня перед собой. Я должен был понять, что это не медведь!!! Но было темно, а я был не в себе из-за всей этой фигни... Он... Оборотень повернул голову в мою сторону. Я был уже рядом с ними, и прыгнул. Он, видимо, не ожидал подобной глупости, что я поступлю так. И никак не среагировал.

У меня было четыре ручки: Красная, чёрная, зелёная и синяя, и один карандаш. Я воткнул кажись карандаш, в морду зверя. А другой рукой всадил одну из ручек в шею, выдернул и снова воткнул и попал в плечо. Животное взвыло и зарычало, отпустив того кто был в его лапах, а меня отшвырнув. Парень упал, тут же резко вскочил… и побежал со своей сумкой прочь. Ну а я валяясь в снегу достал из кармана новое «оружие» взамен того что я оставил в монстре. Именно в этот момент до меня дошло, что это не медведь.

Медленно я начал подниматься. Тварь, уже избавилась от моих «подарочков». Поднявшись в полный рост, посмотрело в след убегающему парню. А затем повернув голову в противоположную сторону от того дезертира. Монстр смотрел прямо на меня. Тут, я понял — мне конец. Но... Я, с трудом, смог встать. Было не просто, тело болело. А оборотень — хоп, и уже вцепился мне в руку. Я даже моргнуть не успел, и вот снова на земле, а зверюга стоит надомной. Схватил меня, поднял и долбанул головой, то ли об стену, то ли об асфальт... я так и не понял обо что. Очнулся я в клетке с перебинтованной головой и правой рукой.

- Удивительно - сказал Глеб.

Я продолжал: - Когда я очнулся, напротив был мужик с аккуратной бородой, одетый в рубаху и брюки. Поздоровался и спросил моё имя. Он его не знал. Я попросил его открыть клетку. Я даже и не подумал что тот здоровенный и лохматый монстр и этот опрятный мужчина что стоял у моей клетки одно и тоже... Он отказал мне и сказал, что он Барон. И все; так его следовало называть.
- Подожди... Он пришёл не за тобой?
- Да. Не за мной. Потом Барон спросил что я знаю об оборотнях. Объяснил мне, что заразил меня, и что теперь я стану «вервольфом». Я спросил, зачем он это делает. А он сказал, что люди стайные животные, а оборотни тем более. Его стаю, его семью — уничтожили. Потому ему нужна новая семья. «Стаей выжить легче». И он переехал в другой город. Возможно и страну сменил. Этот, «барон», отбирал кандидатов, следил за ними, изучал. Выбрал одного парня одиннадцатиклассника, легкоатлета - бегуна. Быстрого и выносливого марафонца. Став оборотнем он стал бы неуловим. Парень с спорт сумкой, Барон пришёл за ним… Но тут он встретил меня, и я показал ему то что он давно не видел. То, что по его мнению, было более ценно нежели развитое тело того пацана…

- Храбрость?

- Барон сказал «Отвага».

- Он кормил тебя сырым мясом?- Брезгливо спросил Глеб.

- Нет. В основном был рис и гречка, с рыбными котлетами. И орехи. Мноооого орехов, полезно для мышц, говорил он.

- Что было потом?

- Первая…вое превращение… Было очень больно. Оно всегда - очень больно. Кости, мышцы, они растут и меняются, это мучительно.

Я вспомнил как барон говорил, что чем больше я сопротивляюсь изменениям, тем дольше будет боль. Он не врал, но я сопротивлялся.

- Я провёл там 5 недель. Месяц.

- А как ты сбежал?

- Он забыл закрыть камеру. Ночью, пока все спали я убежал. – Врал я улыбаясь. – Вернувшись рассказал полицейским всё что знал, ну разумеется кроме той части про монстров. Но на той заброшенной конюшне никого не было.

На самом деле всё было не так… Через месяц после моей первой трансформации он выпустил меня. Сам Барон тоже стал человеко-волком. Он хотел научить меня драться в облике монстра. Произошло то, чего Барон не ожидал, я выиграл… И прокусил ему горло… Рана не зажила. Я убил его. Я НЕ ХОТЕЛ ЭТОГО!!!

Дальше, открыл другие клетки. Выпустил остальных. Я сожалею об этом. Но, если бы я оставил их там, это было бы в сто крат хуже, мне кажется. Выбрал меньшее из зол, других вариантов я не видел. И разумеется, я не ходил в полицию. Тем, что искали меня, я ответил когда вернулся домой что ничего не помню.

Не хочу, что бы мой единственный друг знал всё это. Так будет лучше.

Выйдя из своих раздумий, я увидел лицо Глеба. Оно было виновато-встревоженное.

- Прости, что заставил тебя вспоминать весь этот ужас, снова. Прости!

- Ничего.

- Но теперь всё позади, верно? – Продолжал он

Да – сказал я бодро улыбаясь.

3

Однажды зимой, вечером, когда юноша возвращался домой из аптеки. Около подъезда его ждала она. Теперь её волосы были длиннее, и черны словно нефть. Фигуру скрывала шубка, а рост был выше из-за каблуков. Изменилась и форма лица, но это по-прежнему была она, Алиса. Прекрасна, как и в тот летний день, когда он её впервые увидел.

- Привет – смущённо сказал он. Юноша был рад её видеть.

- Привет – смущённо сказала она. А вот это поведение не было похоже на ту, кто оставила его на лавке в парке.

- Я думал, больше не увижу тебя.

- Почему ты некому не рассказал о том что я пыталась с тобой сделать? – спросила она, будто начальник отчитывающий работника.

- Я не знаю. Не смог - сказал он.

Этот момент был похож на современную сказку. Двое освещённые фонарём, после долгой разлуки смотрят молча друг другу в глаза. А вокруг тихо падает снег.

Ему было хорошо. Он её по-прежнему любил.

- Я тебя люблю – сказал юноша не задумавшись.

А затем ему стало так стыдно. Он глупо поступил. Зачем он это сказал?! Точно весь момент испортил!

Девушка тепло улыбнулась.

- Я исполнила твоё первое желание. Но вот со вторым и третьем всё не так просто. Ты не можешь быть лишь предпоследним кого я убью. – говорила она подходя всё ближе.

- А кто будет последним?

- Если я убью тебя, последней я убью себя - прошептала девушка в паре сантиметров от лица парня.

А затем её рука вошла ему в грудь. Потекла кровь. Целлофановый пакет с названием аптеки, шурша, упал на землю. Снег медленно падал. Снежинкам было всё равно на две влюблённые фигуры, они продолжали свой танец вниз. Одежда юноши всё больше намокала от крови.

Алиса смотрела ему в глаза, стыдливо улыбаясь. Словно извиняясь. На его же лице было лишь удивление. Ни ненависти, ни страха, ни даже какого либо укора. Больно не было. Кажется, она шептала «Прости»

Какого Сальери я читаю?! Глеб не рассказывал мне этого. Я перелистнул.

Очнулся он на балконе своей комнаты, одетый в уличную одежду. Окно было открыто, падал снег, но на полу балкона его было мало. Рядом валялся пакет с лекарствами.

Юноша встал и посмотрел на свою грудь. Куртка, рубашка, футболка были порваны и сильно испачканы засохшей кровью. А на теле выше солнечного сплетения появился шрам.

Ничего не болело…

Он прислушался. Сердце билось ровно и твёрдо! Не как раньше, стучавшее словно спешащая куда-то электричка , быстро и коротко!

Она что-то сделала со мной

В пакете среди коробок валялась записка: «ТЫ ДОЛЖЕН ЖИТЬ, ДОЛГО.=) как и я»

***

- Почему ты меня не позвал?! – кричал я на Глеба. – Она могла тебя убить!!!

- Но не убила, же… - сказал он, словно произошла какая-то случайность, и теперь над этим можно посмеяться.

- Ты понимаешь, она… На тебе висит её метка – говорил я уже более спокойно. – Она играется с тобой!!! Она опасна!!!- и вновь я сорвался на крик.

- Мы это уже обсуждали, метка для защиты. Она отпугивает других нелюдей - ответил мне друг смело и с вызовом. Начиналась ругань.

Ну почему Глеб, её всегда защищает? Оправдывает? Обычно такой мягкий, но стоит заговорить о ней, и он ощетинивается, словно ёжик выпячивает колючки.

- Она опасна!

Он не слушал.

- И даже если, я бы тебя позвал. Что бы, ты, сделал?!!! – теперь и Глеб кричал. – Ты сам, говорил, она сильнее тебя!!!

- Я смог бы её задержать, а ты бы в это время убежал.

Он грустно посмотрел на меня с укором.

- Ты серьёзно?

Я сел на кровать… мы обо молчали. Он смотрел в стену… Я смотрел в стену… Каждый думал о своём.

Глеб должен был меня позвать. Я говорил ему, это. Просил его об этом. Если он вновь её встретит, сразу звать меня. Плевать что она сильнее!

Вздохнул и протёр глаза руками.

Она бы меня порвала. Я остыл, с сожалением осознав эту мысль. Но всё равно, ему надо было мне позвонить и рассказать.

Я отвёл взгляд от стены и посмотрел на своего друга: - Что она с тобой сделала?

Он поднял футболку. Ровно посередине грудной клетки был здоровенный, вертикальный у-образный шрам.

- Она заменила мне сердце… - Слегка хрипнув на слове «она» сказал Глеб.

Градус моих эмоций вновь повысился. Но я ничего не сказал. Лишь шатал головой, будто соглашаясь.

Молчание.

- Крутоооо… - лишь вырвалось у меня. И я снова начал сдерживаться. Вот что ему сказать?! Как объяснить что она ОПАСНА! Она пробила ему грудь!!! Почему до него не доходит?!

- Я знаю что ты скажешь!- заговорил Глеб.

Я молча смотрел на него.

- Но это – забота! Смотри –он протянул мне записку «ТЫ ДОЛЖЕН ЖИТЬ, ДОЛГО.=) как и я» .

- Круто.

- Видишь?!- сказал он, словно это было, опупено огромное доказательство… чего-то!

Он должен был мне позвонить.

- Ты же был в очереди на пересадку.

Он отвернулся и молчал.

- Круто.

Я вновь начал заводится и качать головой.

- Чьё это сердце?- чётко, медленно, злобно произнёс я.

Он не смотрел на меня. Я ждал и пялился. Собеседник молчал.

- То есть, тебя не заботит ни как она это сделала?! ( Глеб молча изучал палас)

- Лан, плевать!!! Скажем это была «Мааааааагия»!- издевательски говорил я. – Но, ты, думал? Чьё? Это?! Сердце?!! – кричал, опять, я.

Он стоял неподвижно, руки сжаты вместе, взгляд в пол.

- Она Монстр!!!

Он резко повернулся в мою сторону, и в его лице, в его глазах был вызов и гнев. Глеб ничего не сказал, но буквально всё в нём кричало: «Не смей о ней так говорить!!!» И отвернулся, изучать пол дальше.

Я вздохнул.

Ну почему? Почему, он такой дурак? Подумал я с неприятным бессилием. А в слух сказал спокойно

- У тебя остался чай с малиной?

- Да.

- Ставь, чайник. Я печенки купил и вздобу.

Глеб двинулся из комнаты, сказав без эмоционально «Хорошо»

Ничего. Он быстро остывает.

Я встал с кровати и подумал: Что нам делать? Она сказала, что однажды убьёт его.

4

Глеб и я начали снимать квартиру вместе. Мои родители были рады, такому «взрослому поступку», началу самостоятельной жизни. Глебовы же, отказывались от этой идеи, но всё же дали своё согласие.

Причины нашего решения, очевидны.

Наша маленькая трёшка, была одинакова далека и к моей и к Глебовой «Учебкам». Не моя семья, не его - не знали кем мы стали. Мы не говорили. Так что жить вместе, немного упрощало наши жизни. Я не боялся, оборотившись кого-то покалечить. А моему другу не нужно объяснять шрам на груди и здоровое сердце.

***

Я заперся в своей «комнате».

- Лёня? Всё нормально? – Раздался за дверью осторожный и переживающий голос моего соседа.

- Нееееееееееееет!!! – почти воя вырвалось из моего рта, сквозь стиснутые зубы.

Зверь рвался наружу.

Жар жёг голову путая мысли, а так же люто горел где - то в груди в районе солнечного сплетения.

- Плохой день?

- Закррой, грёбную, дверь! И не открываааааааааааааааааааа! - и тут меня достал новый приступ, и из моей глотки раздавался уже не мой голос. Я валялся на полу скрюченный. Зверь рвался наружу. Тело частично обращалось, кости и мышцы самопроизвольно начинали расти и сокращается. Больно.

Но я, напрягаясь и сжавшись, не давал ему власть. Я, не, буду, МОНСТРОМ! Нет! Я человек. Я здесь главный! А это животное может идти ровно на… Аааааааааа!

***

За дверью, судя по звукам, происходило нечто ужасное. Иногда лишь тихий шёпот: «пошёл ты. Пошёл ты. Пошёл ты. Нет . я человек. Человек». Резко прерывался криком боли превращавшимся в рык, похожий на рычание огромного пса, вроде алабая. Лёня мучился. И я не мог помочь!

***

- хо…

Грудь сдавило. Не могу дышать. Лёгкое выросло, а рёбра нет. Из глаз текут слёзы. Спина выгнута, из за неконтролируемого мной сокращения мышц. Незакрывающейся и несимметричный рот пачкал пол кровью. Росли клыки. Как же больно…

- Ты, говорил… Барон говорил, не сопротивляется и превращение будет быстрее… Меньше боли – Глебка, говорил сочувственно и очень встревожено, будто уговаривая ребёнка принять горькое лекарство.

- Пошёл ты!!! Грааааааааа!!!

Мерзкая тварь. Три месяца я не выпускал тебя, не думай что сегодня твой день! Фиг я сдамся. Пошёл ты!

Глеб не понимает. Монстр не победит.

- Лёня…

Он подошёл слишком близко к двери!

- Отойди! Я порву тебя! Ты уже не пахнешь как человек! Та тварь, что она сделала!!! Ты тварь!!! Такая же!

Лёня ушёл далеко.

А зверь победил.

***

Вновь став человеком, я извинился. И попытался, оправдается.

- Твой запах меняется, он становится чужим. Не человеческим. Сначала я думал, что он престал к тебе, но прошло много времени. Я старался не обращать внимания, но когда был в процессе, «борьбы»… Я более чувствителен.

Глеб смотрел на меня. Было видно, что я не говорил ему нечего нового.

- Твоё сердце, а может не только оно. Они…

Глеб перебил меня

- Я знаю – грустно сказал он.

5

- Привет, родная - сказал он, безмятежно улыбаясь ей с экрана ноутбука.

- Как ты нашёл имя, моего, аккаунта?

- Сказала Ósma (восьмая с польского) - Продолжил, он тепло улыбаясь

Ну конечно. Всё просто. Восьмая всегда боялась старшего брата.

- Чего ты хочешь? – Девушка, сразу перешла к делу.

- Зачем, так грубо? Как думаешь, почему Jedenasty (одиннадцатый) не пришёл за тобой? Или за твоим кавалером? – Улыбка исчезла. В голосе Первого появилась сталь, острая и холодная как гильотина.

Алиса молчала, не только Восьмая его… «уважала». Брат страшный, всегда им был. Он единственный из них кто «унаследовал» от «отца» высокий интеллект, коварство, и «немного» безумия.

Она склонила голову.

Ничего не изменилось, всё так же как когда, они все весели по пять килограмм и имели хвосты. Pierwszy (Первый) уже тогда был МОНСТРОМ, что стоял над ними словно кот над мышами. И он, всё ещё, возвышается над всеми.

Затем безмятежность в голосе и улыбка вернулась: - Jedenasty не из тех, кто умет прощать. Но не бойся, я его успокоил. Не хватало, мне, тут, междоусобицы. Не волнуйся, старший брат, вас, не оставит.

Тишина. Видимо Первый ждал какой-то реплики от неё. Но она молчала.

- Значит, я правильно всё понял, ты, хочешь сделать нашу семью больше? (Из динамиков раздался лёгкий смех) Кто мог подумать, что наш одинокий волк, наша Czwarty (Четвертая)  помешанная на «Силе» и «Независимости» захочет остепениться. Зачем ты, это, сделала с этим слабо-сердечным юношей?

- Эксперимент.

Улыбка вновь исчезла, и он не сказал, а скорее прорычал: «- Не Лги!». Так волк вожак, напоминая молодняку своё место.

- Я, его, люблю...

Она не смотрела на экран, потому не видела лица старшего брата.

Тишина тянулась, но судя по звуку связь не прерывалась.

Первый убил «отца - создателя», а затем съел его. И поглотив тело «отца», изменившись, став лучше. Затем старший брат начал охотится, и кормить нас, что бы мы тоже развивались. Первый любил своих «младшеньких», оберегал. Именно потому он убил Третьего, потерявшего разум, ставшего бешеным охотником — мясником. Убил, что бы защитить остальных. Убил Девятого, за-то что тот убил Четырнадцатого из за обиды. И все три похоронные церемонии он оплатил сам. А также был единственным, кто рыдал и выл на них, будто ему вырвали часть сердца. Старший непредсказуем. Его стоит опасаться.

- Расскажи, как ты стала такой? И почему?

Она всегда жила по закону «Выживает сильнейший». Поглощала слабых, ради своей эволюции. И вот, она жила без слабостей, без якорей. Лучшая, вершина пищевой цепи во всех смыслах. Она считала, что все живут по закону «Сильнейшего». Все живые существа одинаковые – эгоистичны, думающие только о своей шкуре. Пока не встретила Глеба.

- Глеб был просто парнем, с которым я разговаривала в библиотеке. Этот мальчик был… неправильный. Он смешил меня самим своим поведение. Неуклюжий щенок. Посмешище, который не знает жизни. Говорил глупые вещи, верил в глупые сказки. Делал, то чего я не ожидала. Он был «взрослым» только по документам, но душа у него детская. Добрый романтик. Я думала - он не опасен. Слабак… А затем я поняла, что не меняю город и давно уже не меняла лицо… Щенок стал моей слабостью. А у МЕНЯ не должно быть слабостей! От него надо было избавится. Потому я пригласила его на свидание, на котором « мальчик Глеб» пропал бы без вести. Но я не смогла. Он всё время улыбался как идиот. Опять говорил глупости, постоянно смущался и робел. И смотрел на меня… Никто некогда, не смотрел на меня ТАК. Любя, восторженно и тихо, и радостно… Как это глупо звучит! Не могу объяснить. Я не смогла убить его открыто, потому решила сделать это из засады. Мы распрощались в парке. И когда я уходила, Глеб «завязывал шнурки» на ботинках, на которых их не было. Он провожал меня взглядом. Не смогла.

Второе свидание. Смогла признаться, даже показала глаза хищника. Я думала, что он ужаснётся, побежит от меня спасая свою шкуру. Поступит так как и должны поступать все… Но Глеб неправильный. Он не побежал, не боялся. И даже тогда, продолжал смотреть на меня ТАК. Дурачок попросил меня о романтической глупости. Я предложила ему «больше желаний»… А он даже не подумал о пороке. Попросил умереть без боли и быть последним кого я убью. Глупый! Глупый! Глупый! Не сказал, но точно подумал, что мне тяжело будет попасть в рай. Какой же он глупый! Наверняка после смерти, если бы рай, действительно был, он бы попал туда, обязательно попал туда. И просил бы Бога, простить меня. Я не смогла. Такой вот мой Глебушка.

Вдруг, она осознала что улыбается. Думая, вспоминая, позволила эмоциям выйти наружу. И вот, вновь, проявление слабости. Так не похоже на неё прежнюю. Взглянув на экран, Алиса поняла, что не только она не узнаёт себя, Первый тоже … Девушка отвела взгляд тут же вернув свою «броню» хладнокровия. Смотря на неё с подозрением, брат бесстрастно спросил:

- Что ты ему вшила?

И мысли начали летать словно молнии: Он знает! Откуда он знает?! Она не кому не говорила!!! Ученик Лазаря, что провёл операцию, не мог проболтаться! Или мог? Мог. Если перестал бояться её. Но не стал бы. Это лишило бы его преимуществ от сделки. Надо его навестить…

- Сердце Одиннадцатого. Часть печени Четырнадцатого, и немного крови тоже Четырнадцатого.

- Человек и сдохнуть может. Ты в курсе про группы крови? Про резус-фактор слышала?

- Брат, я не дура.

- Щенят значит хочешь?

Алиса гневно повернулась к экрану. Pierwszy не смеялся. Он был серьёзен. Брат изучал её.

- Я не знаю, Pierwszy.

- Люблю вас! – Сказал Первый задумавшись о чём то, и прервал связь. «Люблю вас» - так брат прощался.

Недолго думая она написала письмо хозяину квартиры, у которого она сняла её на месяц. Оставалось ещё 17 дней, но она ушла «подарив» ему ноутбук.

Нужно найти новое убежище. Больше не связывается с Восьмой. И нужно найти Кира. Ученика Лазаря Кира.

Другие работы автора:
0
17:25
49
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Юлия Владимировна