Кольцо Лагара

12+
Автор:
Margo
Кольцо Лагара
Аннотация:
Рассказ с Суперблица Фантлаба, вошедший в десятку лучших.
Тема: Опасности ближнего и дальнего космоса.
Текст:

Бельских относилась к жизни, как к боксу: базовая стойка, правильная работа ног – и противник уже не застигнет тебя врасплох. А противников вокруг хватало. Покинув ринг из-за травмы молодая женщина довольно быстро поняла, что до неё больше никому нет дела – это был славный правый кросс, отправивший её в нокаут. Но, как настоящий боец, Бельских извлекла урок из своего поражения: она проанализировала бой, поняла свою ошибку и теперь в любой момент была готова к защите, а если понадобится, то и к контратаке.

Женщина смотрела в иллюминатор, наблюдая за тем, как их звездолёт приближался к новому, неизученному космическому явлению. За те десять лет, что Бельских была астронавтом, ничего подобного она ещё не видела: огромное скопление обломков, вращающееся по идеальной окружности. Бесконечный мёртвый космический вальс. Кольцо Лагара было обнаружено совсем недавно, около семидесяти лет назад. Его природу пока установить не удалось. Все пять экспедиций, направленных для изучения Кольца, провалились: четыре официально пропали без вести, и только одна вернулась, но ни с чем.

– Подлетаем, – Бельских услышала шаги капитана ещё до того, как он заглянул в отсек. – Готовы?

Ей чем-то импонировал этот тяжеловес. Она повернулась к нему с улыбкой.

– А как же иначе!

И тут же мысленно одёрнула сама себя: нужно помнить, что капитан Гладченко активно возражал против включения её в экипаж. Когда с одним из астронавтов незадолго до старта произошёл несчастный случай, на его место из резерва были выдвинуты три кандидатуры: двое мужчин и она. Бельских полёт особо не интересовал, но, когда она услышала доводы Гладченко, тут же приняла стойку: это был вызов. Тот бой она выиграла. А с капитаном всё же стоит быть настороже: он сильный противник.

Гладченко подошёл к иллюминатору.

– Знаете, почему Кольцо Лагара так называется?

– Конечно, – усмехнулась Бельских. – По фамилии капитана Максима Лагара. Он командовал кораблём, который первым попал в Кольцо и был разрушен им. Собственно, если бы этого не случилось, о существовании Кольца и не знали бы.

Гладченко взглянул на молодую женщину и грустно улыбнулся.

– Есть и друга версия. Даже не версия, больше легенда, наверное… У Лагара была девушка, которая ждала его на Земле из очередного полёта. Он хотел сделать ей красивое, необычное предложение. На кораблях есть особые гайки, как вы знаете, их называют корневые, они держат основную нагрузку. Вот из такой гайки Лагар и решил сделать своей невесте кольцо. Это было символично – пустить корни. Он сам выпиливал кольцо день за днём. А когда Лагар вернулся на Землю, оказалось, что его девушка вышла замуж за другого. Банально, но так часто бывает, особенно с астронавтами, – Гладченко немного помолчал, задумавшись о чём-то. – В общем, Лагар сразу же записался в новую экспедицию, результат которой мы сейчас и наблюдаем, – он кивнул на иллюминатор, в котором виднелось казавшееся даже красивым Кольцо. – Записи последних переговоров с экипажем засекречены, но вы же понимаете: всегда есть кто-то, кто что-то знает, так слухи и распространяются. Так вот, говорят, что сам Лагар это и устроил. Его корабль перевозил экспериментальный военный груз, с помощью которого Максим решил поквитаться с жизнью, судьбой – Бог знает с кем или с чем… Но есть ещё одна странность. В состав экипажей каждой из погибших, не будем лукавить, экспедиций, отправленных затем к Кольцу, входили женщины. И только в той, что вернулась на Землю невредимой, женщин не было.

– Так, значит, дело было не в моей подготовке? Вот в чём истинная причина того, почему вы возражали против моей кандидатуры? – Бельских презрительно усмехнулась. – Верите в состряпанные наспех приметы?

Капитан тяжело вздохнул, виновато улыбнулся и примирительно ответил:

– Я просто старался максимально обезопасить экспедицию.

Их корабль неделю безрезультатно кружился рядом с Кольцом, держась на безопасном расстоянии. Сигналы с отправленных в зону Кольца зондов не поступали. Никакой новой информации экипажу получить не удалось. Нужно было выходить в космос.

После долгого совещания в кают-компании было решено, что к Кольцу отправится челнок с двумя астронавтами, один из которых выйдет в открытый космос, приблизится к Кольцу и попытается собрать данные. Второй астронавт будет страховать его, удерживая челнок в готовом к старту состоянии, чтобы при малейшей опасности оттащить трос с напарником подальше. Подходить к Кольцу на звездолёте означало рисковать всей экспедицией, а отправив челнок, команда при наихудшем раскладе жертвовала только двумя членами экипажа. Задание было опасным для жизни, поэтому капитан принял решение отправить добровольцев.

– Я, – сразу подняла руку Бельских.

– Ты уверена? – спокойно спросил Гладченко, но в его глазах было заметно беспокойство.

– Почему нет? – отозвалась она. В голосе Бельских звучал металл.

– Кто ещё? – капитан пробежался взглядом по сидящим в кают-компании людям. – Я пошёл бы сам, но по понятным, надеюсь, всем причинам сделать этого не могу. На мне лежит ответственность за всю миссию.

– Давайте тогда я, – поднял руку астрофизик Бердников, худой, бледный и всегда невыспавшийся. – Всё равно там работка по моей части.

– Решено, – кивнул Гладченко. – Вылет по готовности.

Челнок был маленьким и очень неудобным. Передвигаться по нему в скафандре без помощи было очень сложно. Бельских последний раз проверила связь, крепление троса и помогла Бердникову добраться до выпускающего люка, рядом с которым уже стоял кейс с необходимым оборудованием.

Вблизи Кольцо завораживало. Его диаметр был чуть меньше девяти с половиной километров. Из переднего иллюминатора челнока, зависшего под прямым углом к плоскости Кольца, движущиеся по круговой траектории обломки казались широкой стеной. Бельских не отрывала взгляда от Бердникова, работающего рядом с удерживаемым неизвестной силой большим скопление того, что раньше было звездолётами и … людьми. Женщина в ужасе отшатнулась от иллюминатора. Тело мёртвого астронавта проплыло дальше.

Челнок резко дёрнуло.

– Бердников! Приём! Ты слышь меня? Бердников! – Бельских изо всех сил пыталась докричаться до астрофизика, но связи не было.

Она видела его в иллюминатор, он был совсем рядом с обломками, но почему-то не отзывался.

– Бердников! Приём! Бердников! – женщина снова и снова пыталась докричаться до космонавта. Он не слышал её.

Челнок снова резко дёрнуло и потащило к Кольцу. Бельских включила реверс и связалась со звездолётом.

– Приём! Говорит «Челнок-1». Связи с Бердниковым нет. Повторяю, связи нет. Челнок несёт к Кольцу. Приём.

– «Челнок-1», – голос Гладченко звучал взволнованно. – Уходите оттуда. Сейчас же. Приём.

Бельских включила реверс на полную мощность, но челнок даже не тронулся с места. Его с огромной силой притягивало к Кольцу. Женщина нажала кнопку сматывания троса. Кнопка не сработала. Бельских переключила механизм на ручное управление и попыталась прокрутить рычаг сматывания сама. Он не сдвинулся ни на миллиметр. От резкого толчка она упала на пол. Бердникова затянуло в Кольцо. Трос, которым астронавт крепился к челноку, бы натянут как струна: реверс работал в полную силу.

– Говорит «Челнок-1»! Бердникова затянуло! Бердникова затянуло в Кольцо! Приём!

– Уходи… уда! Ух… – Связь прерывалась. – … ём! Сбрас… шишь! Сбро… трос! ... ём!

Нужно было собраться и принять решение. А потом – нажать кнопку.

– Я не могу, – тихо ответила она больше себе, чем тому, кто был на другой стороне радиоволны. – Возможно, он ещё жив… я не могу бросить его здесь… не могу…

Кольцо было уже совсем близко. По металлической обшивке челнока дробью рассыпались мелкие обломки, иногда отлетавшие от движущегося потока. Что-то с силой ударило в лобовой иллюминатор. Бельских присмотрелась. На напоминающем гайку кольце, вмятом с другой стороны стекла, вполне отчётливо виднелись буквы «А» и «М». Это был вызов.

Бельских выключила реверс и переключила двигатель на старт. Челнок рванул к Кольцу. Затем также резко она отключила двигатель и снова включила реверс на полную мощь. Уловка удалась. Челнок медленно, но двигался назад, вытягивая трос. Бельских уже видела белый скафандр Бердникова, когда челнок снова стало притягивать. Женщина схватила рычаг сматывания троса и потянула изо всех сил. Он не поддавался.

–… Милана, – вдруг услышала она голос Гладченко. Связь снова заработала. – Ты не сможешь спасти Бердникова, – она даже подумать не могла, что капитан помнит её имя. – Иногда нужно просто сдаться… Ты слышишь меня, Бельских? Иногда надо отступить…

Бердникова больше не было видно. Только натянутый струной трос. Бельских закрыла лицо руками. А через секунду нажала кнопку отсоединения троса. Челнок, до этого как будто удерживаемый чьей-то неумолимой рукой, мягко отпустило и потянуло назад. Бельских развернула его и направила к звездолёту. Она пропустила сильнейший удар, отступила, сдалась и теперь лежала на ринге раздавленная и побеждённая. Странно, но Милана не ощущала горечи, боли или обиды, как бывало с ней раньше. Чувство того, что это страшное поражение было важнее всех её побед вместе взятых, переполняло её, давая новое знание и опыт, которые невозможно получить иначе, кроме как будучи побеждённым. Иногда сама суть боя кроется именно в поражении.

В свете прожекторов приближающегося звездолёта на лобовом иллюминаторе челнока блеснуло вмятое неведомой силой кольцо. Кольцо Лагара, научившее Бельских самому важному умению – умению принимать поражение.

Другие работы автора:
+8
20:32
121
21:02 (отредактировано)
+1
один из которых выйдет в открытый космос, приблизится к Кольцу и попытается собрать данные.

Н-да. Рассказ интересный и написан хорошо.
Но НФ не фэнтези.
Зачем астронавту выходить в открытый космос? Он данные как собирать должен? Лопаточкой ковырять, как в песочнице?
Да и какие данные?
Здесь, конечно, остаётся интрига. Этакая незавершенность. Разум любого читателя будет требовать ответа на вопрос — что это за Кольцо? И если читатель будет знать, что продолжения не последует, он уйдет разочарованным. А в системе самосуда существенно снизит бал.
Но в целом, хорошая фантастика. Я б такое читал с удовольствием.
21:23
+1
Спасибо за прочтение и комментарий.
Пыталась найти здесь фэнтези — не нашла)))
Жюри конкурса рассказ был признан крепкой НФ, а главная героиня даже напомнила Эллен Рипли)) Максимальный объем рассказов на блиц — 10К, это ж не роман, я уже по краю проходила. Да и Кольцо выступает только антуражем и триггером перемен, произошедших в героине. Само по себе оно не важно, оно только фон, важен человек.
Ещё раз благодарю)
21:28
Так я ж и говорю, что в крепкой фантастике, в отличие от фэнтези, все поступки героев проходят через призму логики. А здесь выход в открытый космос выглядит нелогичным поступком. Почему? Потому что непонятно, какие такие данные можно собрать руками (без приборов, оборудования и т. д.).
Обломков насобирать? Для этого существуют манипуляторы и роботы, наконец…
Во как… unknown
21:32
+1
Не буду спорить, вам, как читателю, видней. Но по тексту они вышли с приборами и оборудованием)
помогла Бердникову добраться до выпускающего люка, рядом с которым уже стоял кейс с необходимым оборудованием.

Причина выхода также указана:
Сигналы с отправленных в зону Кольца зондов не поступали. Никакой новой информации экипажу получить не удалось. Нужно было выходить в космос.


21:37
+1
А, прошу прощения, значит, проглядел этот момент.
Праститя-извянитя!
Тогда все в порядке! rose
Комментарий удален
00:42
+2
Ой, как хочется чтобы Вы продолжили! И это был бы не рассказ, а роман. Почему-то после прочтения остался привкус, как от произведений Ефремова (мамин любимый писатель, храню её книги и перечитываю).
00:48
+1
Благодарю, милая Ева) rose
Светлана Ледовская №2