Кто-то внутри меня

18+
Автор:
Яся
Кто-то внутри меня
Аннотация:
Внутри меня есть кто-то.... А кто там?! Как ей там?! Что она помнит? Кто внутри тебя? Познакомься с ней или с ним. Пойми его или её. Полюби... Себя
Текст:

Предисловие, дающее свободу.

Возможно, вы замечали, что предисловие перед началом основного текста, не оставляет перед читателями выбора. Мы читаем его, так как хотим узнать о чём пойдёт речь, какой смысл автор вложил в своё творение или просто наша привычка "ну как же не прочитать в самом начале одну страничку" руководит нами.

Тут же перед вами полная свобода. Вы можете читать его вначале, как привыкли. Либо в конце. Тогда вы сможете узнать совпали ли ваши представления с задумками автора. Или же, возможно, где-нибудь в середине вы захотите- таки прочесть его или даже перечесть, ища смысл всего сказанного.

Книга моя о девочке лет 7-8, живущей внутри меня. О моём "внутреннем ребёнке", если хотите. Даже если вы не психолог, вам всё же может быть интересна данная тема. Смысл этой книги для меня - мой внутренний разговор с этой малышкой. Так как в какой-то момент своей жизни я поняла, что чувствую себя лишённой внутренней самоподдержки, спокойствия, то пыталась это всё найти. В этом процессе мне очень помогли большое количество людей. В первую очередь мой психолог Якунькина Ю. В., с помощью которой я познакомилась с моей малышкой внутри и начала строить с ней диалог. Мои верные друзья, которые оказывают поддержку извне, помогая иногда чувствовать себя таким маленьким ребенком.

В подробности этой темы или системы я вдаваться не стану. Я не психолог и не стремлюсь им быть. Скорее, это мои размышления и чувства. Мой процесс возвращения себя. Может быть эта книга поможет кому-то ещё отыскать во внутренних лабиринтах себя своё чадо и познакомиться с ним.

1.Глава первая, где мы знакомимся с девочкой и девушкой.

Если ты читаешь эту книгу, значит ты попал в мир маленькой девочки. В нём же с недавнего времени живёт одна девушка. Сейчас ей примерно 22-23 года.

(Рисунок девочки) - это наша девочка. Она живёт тут. Если вы хотите попасть в её мир, достаточно проявить к ней интерес. Нет паролей или специальных знаков. Всё просто. Но девочке должно казаться, что вы добрый и светлый человек, будете помогать, а не вредить ей, защищать, а не бросать. Возможно, девочка ещё не опытная и впускает очень очень много людей в свой мир. О чём потом жалеет. И двигает их в ту часть своего мира, где живут люди, не вошедшие в него. Эдакий такой предбанник. Или послебанник. Пока это всё, что я хочу рассказать вам об этой девочке.

(Рисунок девушки)- это девушка, пришедшая в её мир такой. В более строгом виде, платье, длинными аккуратно уложенными волосами, строгом, но в меру стиле. Но когда какое-то время девушка побыла тут, она решила стать другой.

(Рисунок девочки). Она захотела стать более спортивной, мягкой, у неё средние до плеч волосы, завязанные в пушистый в меру хвост, весело развивающийся на ветру или ходьбе. Спортивный свитшот мягкий и теплый, как и полуспортивные брюки и обувь.

Взгляд её всегда обращён на ту девочку, и она всегда хочет помочь или поддержать её. Сделать её жизнь более комфортной или счастливее. Потому что кажется, что в этом мире она осталась совсем одна. У неё рядом нет родителей, которые должны в этом возрасте защищать её. Они есть. Но об этом потом.

Запомните, что иногда эта девочка не захочет открываться перед нами. А иногда их разговоры с девушкой будут отчетливо нам слышны. Было бы здорово, если бы у той девушки получилось заботиться и быть рядом с девочкой. Ей это сейчас очень нужно. Хотя девочка и осталась одна, без тех так необходимых ей взрослых, она вполне неплохо училась справляться сама. Ведь надо было выживать. Но она была благодарна той девушке, которая, казалось сама по себе появилась рядом с ней.

2.Глава вторая и правила мира девочки. 

" - Привет.

-Здравствуйте.

-Ты можешь не бояться меня и не говорить Вы.

-Точно?

-Абсолютно.

-Тогда привет.

Девочка стояла под небольшой тучей, меняющей цвета от белого, становясь больше похожей на облако, до чёрногрозового, оказываясь опасной и страшной. У девочки были большие чёрно-белые глаза, как в мультиках. Она постоянно моргала ими, как будто показывая, что ей страшно. Ей страшно стоять под этим облаком, но и уйти из под него она пока опасается. Раньше она думала, что совсем не сможет выйти и жить без него, свободно, но сейчас ей кажется,что это облако ей абсолютно ни к чему. Девочку мы видим то с хвостиками, то с косичками. Девушка просто стоит рядом. Она не мешает ей заниматься или же её тишине. Не пытается лезть в её дела. Она просто стоит и умиляется этим милейшим созданием. Её светлыми волосиками, с кудряшками на кончиках волос. Её то задумчивой серьёзностью, то грустной растерянностью.

Как-то раз девушка решила осторожно спросить её:

"- Скажи, я тебе не мешаю?!

-В смысле? - удивилась девочка.

-Ведь я нахожусь в твоём мире. Возможно, где-то нарушаю твоё пространство. Или просто, может быть ты не хочешь, чтобы я тут была.

-Нет, не мешает. Если что, то я скажу тебе, договорились?

-Хорошо. О чём ещё ты хочешь, чтобы я знала?" Девочка задумалась и вдруг резко выпалила:

"- Верь мне! Никогда, прошу, никогда, не сомневайся в моей боли или страхах, желаниях и эмоциях. Даже если не понимаешь их. Даже если твои внутренние чувства говорят о другом, даже если весь мир против меня. Просто верь мне.

-Обещаю. Я на твоей стороне, хорошая." Девочка продолжила:

"- Мне бы хотелось, чтобы ты слушала меня и иногда объясняла мне, что и почему я чувствую. Хорошо?

-Да, я думаю, что справлюсь с этим.

-И ещё. Заботься обо мне. Я редко встречала людей, умеющих это делать. Обычно люди думают, что заботятся, но не думают обо мне. Для меня это забота или нет.

-Конечно, Душечка. Я хотела бы заботиться о тебе.

-Прости, но пока я тебе не верю. Мне очень сложно верить словам людей,- и девочка заплакала.

Девушка подошла ближе, присела и взяла её за руки и нежно смотря на трясущеесся тельце, как будто говорила "да, да, я понимаю как это. Мне очень жаль, что так у тебя в жизни было. Это очень грустно"

Сквозь слёзы малышка могла прочесть это в её глазах.

Кстати сказать, слёзы не безмолвные плакальщики. Они многое могут сказать, не думали? Так вот и наша девушка молча и терпеливо "слушала" крики и стоны обиженной и брошенной девочки, страх и отчаяние которой большими потоками, льющимися из глаз этой крохотули.

Девушка просто держала её за руки, не пытаясь продвинуться ближе или обнять. Она подходила к малютке настолько близко, насколько та позволяла. Девушка была очень чуткой и боялась нарушить доверие, так осторожно доверенное этой малышкой. Она гладила эту съёжившуюся от слёз девчушку по головке и спине, словно пропуская её боль через себя.

3.Глава третья или "Откуда ты тут?"

Маленькая симпатяжечка кажется стала успокаиваться. Она уже могла чуть отойти от своего возможного нового друга, отпустить её руку и вытереть слёзы. Незнакомка так и сидела, так сказать, на корточках, смотря на неё, в ожидании и замирании сердца думала, что же дальше она увидит в этом странном мире юной, но много пережившей особы.

И вот наша крошка успокоилась. Но от незнания как себя вести, смотрела в пол, изредка приподнимая глаза на собеседницу.

"Откуда ты тут?,- спросила девушка тихим и спокойным голосом,- Совсем одна. Почему нет дверей с боковых сторон твоего мира? Что случилось?"

Девочка оглянулась. И правда. Нет. Она настолько привыкла к этому, что иногда даже умудрялась не замечать.

"Запомни, милая,- сказала незнакомка,- ты можешь не отвечать на мои вопросы, если они кажутся тебе странными или грубыми или неприятными. И всегда можешь сказать мне об этом. Не бойся. Я не обижусь!"

Девочка кивнула головой в знак согласия.

"Я тут живу, давно. Откуда я тут, не знаю. Говорят, родила мама. Папа тут уже был, когда я появилась, его я не помню почти, но,- губки её задрожали и она немного заламывала ручки, как будто ей было страшно вспоминать что-то,- Ах, двери. Ты спрашивала о них. Их нет давно. Я долго пыталась держать их, когда их отрывало холодными ветрами с петель.

Как ты заметила, эти двери были входами в миры моих родителей. Слева-мамы и справа-папы. Сначала мне казалось, что двери отрывались из-за ветров, дувших с их миров. Потому что, когда он или она открывали дверку, солнышко светило лишь изредка.

Постепенно, а порой и внезапно, начинался ветер, холодный, завывающий, с осколками льда или кусочками снега. Я пыталась спасти эти двери. Но всё напрасно. И я поняла,что они не виноваты наверное в этом холодном воздухе.

-Почему ты так решила?

-Ведь они же не хотели специально меня сдувать или замораживать. К тому же иногда из их мира вылетали осколки разных предметов, которые наверное были им дороги.

-Ты хочешь сказать, что они сами не могли управлять этим воздухом и он разрушал и их мир тоже?

-Наверное да. Хотя, я не понимаю. Я слишком ещё мала, чтобы понять это. Наверное они даже сами не понимают почему так всё"

Она замолчала. Склонила голову и заговорила снова:

"- Я не помню,как вдруг в один миг я решила помочь этим дверям. Бегала из одной стороны в другую. Держала то одну дверь то другую. Чтобы они не упали. Двери били меня от потока воздуха. А папа и мама меня не поддерживали. Так как считали это бесполезным занятием. Как минимум для них. А я могла заниматься этим сколько мне захотелось бы.

-Да уж. Это наверное очень несправедливо и больно.

-Да, вы правы. Точнее ты, кажется, так можно?

-Да конечно. Ты умничка,- ответила девушка

-И вот. Однажды. В один миг. Эти двери рухнули. Вон они лежат у входов. Я чувствовала себя ужасно.

-Бедняжка. Какой страх и отчаяние.

Она подошла к дверям. На одной из них было написано "Забота", а на второй "Защита". Она оглянулась на девочку и увидела, как та села на пол и обхватив голову руками расскачивалась вспоминая печальные события того времени.

4.Глава четвертая и значение дверей.

Дело в том, что мир девочки, соединялся с мирами родителей этими дверьми. Но вдруг этих дверей не стало. Остались только дырки. В них могло проникнуть, что угодно.

Холодные ледяные или обжигающие ветра пугали девочку.

Девушка стояла и смотрела на эти кинутые, раздробленные, корявые двери и перевела взгляд на девочку. Она пыталась собрать эти осколки в единое целое.

Сердце девушки сжалось. Казалось,что девочка играет осколками своего несбывшегося семейного счастья или детства. Сама даже не подозревая об этом. Ведь собрать эти двери, повесить их обратно, вернуть детство ребёнку было уже не под силу. И ей придётся самой прорываться в этом мире. Но почему-то девушку посетило далекое чувство гордости и уверенности за эту малютку.

Девушка подозвала малышку и сказала:

-" Позволь, я спрошу?

-да

-что ты чувствуешь, когда смотришь на них?

-мне сложно ответить. Достаточно много чувств.

-Давай поиграем?

-Поиграем?,- с лёгкой ноткой безразличия спросила девочка,- ну давай.

-каждый раз, когда я буду кидать тебе мячик, я буду называть какое-то чувство. Если ты чувствуешь это сейчас или в связи с этой ситуацией-лови. Если нет- отбрасывай.

Хорошо?

-договорились. Как "съедобное-не съедобное"

-точно! Умничка. И так. Смех Мяч был отброшен.

-Злость

С неуверенностью и сомнением,но мяч был пойман.

-очень хорошо, милая. Отлично. Продолжим? Девочка кивнула.

-рассерженность.

Вот. Первый уверенно пойманный мяч. Сложное и иногда противоречивое чувство. Бедный ребёнок.

-страх

Снова пойманный мяч.

-Скажи, тебе страшно что эти двери так и останутся сломанными?

-и это тоже. А что если их починят? Какой тогда будет жизнь? Я не знаю. Меня это пугает. А ещё. Знаешь. Может тебе покажется это странным и смешным.

-вовсе нет. Говори милая.

-страшно то,что я видела как они рушились. И что я пыталась их спасти. Это было очень страшно. Они рушились с самого моего глубокого детства. Я наверное вообще не помню когда они были целые и рядом с ними было тепло. А ты заметила большие решётки которые выросли вместо тех дверей?

-нет. Я не обратила внимания. Они выросли сами?

-да. Наверное. Я не знаю точно. сквозь эти решётки родители иногда заглядывают ко мне. Но мы друг друга толком не понимаем и не видим. А иногда это так нужно"

И девочка снова заплакала. Однако потом, успокоившись, сказала: " хотя от них бывает и польза. Ведь они защищают от холодов и ветра хоть немного"

Девушка погладила девчушку по голове. Кажется расстояние между ними стало сокращаться.

-продолжим игру?

-давай

-грусть.

Мяч был снова пойман. Было чувство, что девочка поймала тысячи этих слов. Девушка чуть помолчала.

-да. Грустно. Выты. Ты знаешь как мне грустно. Очень. Наверное это сейчас похоже на

самое большое пространство как шарик надувной.

-Почему?,- не без удивления спросила девушка,

-ну знаешь вот шарик. Его надувают. А внутри ничего. Но он всё же занимает внутри тебя всё больше и больше места. Забирая всё свободное.

-да милая. А такой мячик "беззащитность"?

Мячик был пойман. Но с сомнением. Девушка заметила это.

-понимаешь. Это сложно объяснить. Это как в домики трёх поросят. Вроде домики есть. Но они настолько не надежные!!

-я кажется поняла тебя, прелесть моя. Сам мир у тебя есть и миры твоих родителей. Но ты внутри всего этого не чувствуешь себя защищенной. Да?

-да. Примерно так.

-солнышко. Может быть ты ещё хочешь что-то сказать?

-сказать. Может быть. Иногда я не понимаю, что и почему я чувствую. Иногда волна сильных чувств и эмоций накатывает так сильно, что я не знаю что это. Я хотела бы спросить об этом у мамы или папы. Но если и спрашивала, то они отвечают что-то непонятное для меня. Они говорят, что нужно забыть такие страшные вещи и жить дальше. Что есть дела поважнее. Странно. Возможно они правы.

-Милая моя девочка. Помни, они ошибаются. Твои чувства, страхи и мысли всегда важны. Поверь. Для меня точно.

-даже если они кажутся глупыми?

-поверь. Если это не глупо для тебя, значит не глупо и важно для меня.

5.Глава пятая, как пропуск в мир девочки.

Следует рассказать немного о мире нашей девочки. На самом деле, вам очень повезло. Ни каждому довелось увидеть его.

Мир - это все её чувства, эмоции, мысли, страхи, события, ситуации, воспоминания. Словом всё, что происходило с ней за всю жизнь. Выглядело это примерно как лабиринты, хитросплетённые между собой. Некоторые дорожки были прямые и яркие. Какие-то чуть темнее, но их подсвечивал какой-либо источник света, будь то яркий фонарь или маленький светлячок. Какие-то комнаты были заполнены коробочками. Ну знаете, такие, подарочные. Это все подарки, которые так или иначе за всю жизнь получила девчушка. Так же были просто огромные стеллажи и полки, полки, полки. С папками и коробками. Где-то потрепанными, а где-то наглухо закрытыми. Ибо обращались к ним крайне редко. Девушка видела всё это разнообразие, но как воспитанный гость не вмешивалась в её личные измышления.

Однажды девочка встала поотдаль, можно сказать в уголке, ведь кто сказал вам, что мир был круглым, и смотрела. Смотрела на всё это так, как человек оглядывается на всю свою жизнь в раздумьях. И к ней тихо со спины подошла девушка.

"- Видимо, я и правда могу тебе доверять. Как мне кажется. Что ж. Смотри",- и весело побежала к стеллажам и рядам полок. Девушка последовала за ней.

"- Всё это- моя жизнь. Ты вот иногда можешь думать о каком-то событии, мысли, человеке, встрече, что-то типа "аааа, не важно, забудется". Но нет. Это всё тут. Вон их сколько. Всё в папочках и коробочках. Правда, я стала замечать, что хронология это не о моих документах." Девочка стала думать, как сделать коробки более упорядоченными, как в этот момент девушка предложила: "Хм, может не нужно?!"

"Думаешь?,- ответила та.

"Кажется, так сразу точно не стоит. Оно со временем встанет на свои места. А может и останется тут. В конце концов, в этом есть свои прелести или даже порой юмор" Девочка призадумалась. "Возможно, что ты права. Пусть стоят так. А то напутаю ещё чего-нибудь и станет ещё сложнее понять какие-то события"

Девушка взглянула на неё и обе одобрительно кивнули, улыбнувшись, как старые партнёры в важной работе.

Девочка продолжила осматривать мир и повела девушку в яркую комнату с подарками. На её лице засияла улыбка. Она стала быстро и судорожно доставать коробочки с полок, открывать и объяснять своей новой подруге откуда и от кого этот засушенный цветочек или бумажная обёртка от конфетки или книжечка с тигрёнком. Почему ей так важно было сохранить это фото или эту подставочку. Хотя всё это было бесделушками. Но каждое хранило в себе что-то теплое. Хранило воспоминание.

Девушка увидела в этой комнатке другой шкаф, который открывался реже и был не так ярко освещён. Она спросила что там. Девочка уныло поплелась к шкафчику.

"Знаешь, вот есть такие подарки. Важные для тебя. Красивые. Дорогие может быть. Ценные. Выкинув которые, ты потеряешь часть себя, часть своей жизни. Но и много положительного они в себе не несут. Или же добрая половина их связанна даже с какой-то болью. Вот и держу их. Ни выкинуть не могу, и хранить сложно" Девочка снова загрустила.

6.Глава шестая, показывающая дорогу в прошлое.

"Прошлое - МКАД нашей жизни"©

Прошлое. Стоит ли откапывать его. Забираться глубже и плотнее. Эти вопросы или точнее изречения не стоят перед нашей малышкой. Позвольте объяснить почему.

" Ты что-то вспомнила не приятное, милая?!"

Девочка как будто подзависла и смотрела в одну точку.

Дело в том, что память для нашей девочки была как МКАД для автомобилистов в мегаполисах, взять если к примеру Москву. Попасть в нужное тебе место и не задеть МКАД очень не просто. Пройти по какой-либо дорожке воспоминаний и не задеть тяжести прошлого девочки было очень сложно. Маленькие дорожки в большинстве своем вели к самой большой и кровоточащей тяжести. Как центру в КАД.

"Нет-нет. Я не понимаю. И никогда не могу понять. Быть может это и хорошо. Иначе, я бы стала как он. А точнее они. Не понимаю - значит я другая. И всё-таки",-грустно и расстянуто произнесла девочка.

"Ты о ком-то из твоих близких?

Да. Ближе наверное не должно быть людей. Но жаль, что это не всегда так"

Девочка присела на старенький пуфичок положила головку на руки и замолчала, тяжело дыша.

Потом встала, поманила девушку рукой и медленно, почти не поднимая головы побрела по полутёмной дорожке. Не знаю как она там ходила одна. Даже взрослой девушке там было не комфортно. Бедняжка. То тут, то там нет-нет зажигались слабенькие фонарики. Но тут же угасали.

Даже сложно обрисовать то, что было вокруг. Наверное длинный коридор. Назовём так. Ныне обшарпанный и затерянный. Он был когда-то окрашен в красивые краски. Видно, с какой заботой и любовью это делалось. Девушке казалось, что сделано это было рукой ребёнка. Всё же взрослый сделал бы это более аккуратно. Но не смог бы так искренне и правдоподобно. Коридор освещался только сверху линиями проводов с разными лампочками и светильниками. Знаете, такой длинный-длинный коридор с многочисленными ракушечками, цветочками, бабочками, солнышками в виде ночников разного размера и форм, разных цветов и света.

Девочка вела свою гостью вперёд, не оглядываясь по сторонам. Было что-то очень странное во всём этом. Сказать мрачное-это ни сказать ничего. Облуплевшаяся краска, потёртые стены, наводили на какое-то ощущения ужаса среди красоты. Как будто они вошли в комнату, некогда бывшую центром Вселенной семьи или отдельного ребёнка.

Комнату, в которой ребёнок старался сделать всё, чтобы было красиво и мило. Защищал рисунки, совместные занятия, воспоминания от пыли, грязи и разрушения. Но... вдруг... разом. Всё потухло. Идя дальше по коридору, девушку охватывали странные смешанные чувства. Она интуитивно потирала правое предплечье левой ладонью, как делают, когда страшно или не уютно. Они шли и шли. Девушка поймала себя на мысли: сюда приходят. Приходят регулярно. Смахивают паутину, смотрят, чтобы остатки не разрушились. Иногда проводят тут не мало времени, но в тишине и грусти.

Она не решалась спросить милую девочку, что же это такое. Хотя и спрашивать было

как-то то неловко или точнее страшно. Мало-ли, что значило или даже значит для неё это место.

Они дошли до большого зеркала, висячего на стене. Рядом с ним стояла деревянная скамейка, как от кухонных угловых диванов. Тумбочка. И когда девочка встала туда, она как будто-то разыгрывала пантомиму. Двигалась, перемещалась, даже скорчивала личико так, что можно было не сложно догадаться. Там произошло что-то. Что-то страшное для неё. И.... ужасно она помнит. Помнит всё.

В тот момент у неё были длинные волосы и кто-то из взрослых во время ссоры между собой, перестал расчёсывать их, а стал тянуть и по тому, как двигалась девочка, казалось, что даже оттащил на какое-то расстояние. Вся боль была написана на её маленьком личике. Ручки тряслись. Глазки бегали в стороны и на взрослых мол "ну что же вы. Мне же больно. За что" проносилось в её глазах. Она грустно опустила голову.

Положила расчёску. Волосы упали так, что не было видно её слёз. Она стояла там, одна. Толком не помня, что же тогда произошло. Но со стойким чувством страха, беззащитности, обиды и боли. Наверное, сама того не понимая, в тот момент она перестала любить длинные волосы.

7.Глава семь. Такая не простая, что и название строгое.

Как объяснила девочка, это первое более менее стойкое воспоминание о её детстве или точнее жизни вообще. Сколько лет ей было она не помнит. Но помнит всё остальное.

Когда встаёт на это место, то вспоминает даже запахи и цвета. Расположение предметов. Конечно, девушка понимала, что напуганный детский мозг мог что-то и добавить от себя. Но в целостности картины не сомневалась. Она взглотнула. Подошла к девочке и не приседая ближе к ней прижала к себе. Девочка не секунду вздрогла. Поймите-не привыкла. И слегка уткнулась в её руку. Постояв так немного, девчушечка кажется захотела продолжить путь. А точнее им предстояло идти обратно. Ведь это было только начало.

Рассказывая подробности она часто плакала, громко возмущаясь молча. Да-да,такое возможно. Ей настолько было больно и страшно говорить о своих чувствах, что страх и ужас с болью был закрыт как будто под замок в её головушке и сердце. Но эмоции и чувства помогали объясняться.

Вот тут они с папой катались на горке. Знаешь, такая обычная горка около домов, залитых на зиму. Та горка была около работы родителей, как объяснила девочка. Они частенько туда выбирались. У девочки много страхов было связано с этим местом. Они путались между собой. Вот она катится с этой высокой в её глазах горки и слышит, что она не уклюжая и катится непонятно куда. А тут уже забирается наверх в тяжёлой неудобной куртке и получает фразу о своём капушечестве и не умении ничего нормально делать.

Напоминания о том, как не дай Бог не попасть под машину, хотя она и так всегда была очень аккуратной, но этого не замечали, боязнь за порванную куртку или потерянные санки звучали часто. Жаль, но психика ребёнка настолько налопалась этими колючками, что сладкий тортик в виде похвалы и поддержки, который наверное всё же был от её отца (будем надеяться на это), уже не вмешался в её память. Или воспринимался с недоверием. Конечно, попробуйте закидать торт репейником и подать другу. Не удивляйтесь реакции, кстати.

Девочка не стала показывать и говорить обо всех страшных и обидных фразах этого места. И попросила пойти дальше. Хотя по выражению её лица, я поняла, что дальше будет не лучше.

8.Глава восьмая, в которой названия глав заканчиваются.

Казалось, что хоть девочка была и рядом, она была где-то далеко мыслями. Взгляд её не смотрел куда-то конкретно и ничего не излучал, как это было обычно. Девушка попробовала взять её за руку и помочь ей пойти, но уже вместе. Девочка посмотрела на спутницу пристально из подлобья, мысли то и дело бегали у неё в голове. Она думала стоит ли кого- то так близко впускать к себе, доверять. Ведь прежде она пыталась, но ни чем хорошим это не заканчивалось. Большинству в конце этой прогулки становилось самим так тяжело, что они всеми силами старались вытащить оттуда девочку, спасая её из её же воспоминаний или пытались там "привести всё в порядок", предлагая и советуя как лучше расставить коробки или какие светильники зажечь снова, какие вовсе потушить, а какие она просто не замечала. Были и такие, которые показывали в ответ фотографии своих миров и говорили, что там у них ещё хуже. Наверное, думая, что это поможет. А ещё говорили на какие потёртости можно не смотреть и вроде как будет казаться не так уж и страшно. Вдруг эта девушка тоже будет такой же. Вдруг не справится. Вдруг не пройдёт вместе с ней. Убежит. Не оценит. С того предложения прошло секунд 20-30. А сколько мыслей и воспоминаний прошло через её маленькую головку. Она не решилась дать руку спутнице. Хотя внутри испытывала к ней какое-то доверие. Но его не хватало. "Если тебе только захочется, то ты всегда можешь взять меня за руку, помни, договорились? Или мы можем вовсе выйти если тебе будет тяжело". Девочка кивнула головой, но уже смотря в другую сторону. И они пошли дальше.

Вдруг девушка заметила похожий шкафчик с подарками, который они уже видели. Но он был другой.

"- Милая, это подарки, которые тебе дарили только родители?

-Нет,- ответила печально девочка,- это то, что я дарила им

-Скажи, почему тебе так грустно сейчас и этот шкафчик оказался тут, в этом месте?

-Понимаешь. Наверное его давно было пора снести или выкинуть. Ни папа, ни мама ни хранили так мои подарки, как я то, что дарили они. Их хранила я. Хотя некоторые всё же были сохранены ими. Но когда я вела себя плохо, как они говорили, то видишь, они блёкли. Возможно, это только моё представление. Но Скажи. Ты бы думала иначе, когда ты даришь подарок, а в ответ слышишь "что мне твои подарки. Лучше бы вела себя хорошо"

А что было ответить девушке. Она понимала родителей, которым было не просто воспитывать детей. Понимала малютку, которая любым способом пыталась заслужить их любовь. Понимала всех. Но боль этой девочки, глазки которой заполнены слезами, трогали её до глубины души и не давали покоя.

"Крошечка моя, они тоже хранят твои подарки?"

"Кажется, да. Видела как-то их. Но теплоты я никогда не чувствовала от этого. И ты знаешь. Наверное понять это сложно. Я дарила подарки вначале просто так. Потому что хотелось. Радостно бежала к маме или папе с криком " а это для тебя!!". И как бы мне хотелось,- девочка запрокинула головку вверх и призакрыла глазки,- чтобы в этот момент они были радостными, как будто я принесла им не жалкий отрывок бумажки, а весь мир. Как бы хотелось, чтобы они обняли меня, взяли на руки, вместе посмотрели что же такого я сделала и почему для меня это так важно. Но нет. Спасибо, когда оно было, и возможная критика в мой адрес или в адрес выполнения подарка. Думаю, я больше ничего не помню. А потом я подумала, что в этом виновата я. И надо дарить другие подарки. И какой-то точно попадёт в цель. Но тщетно."

Вдруг щёчки её порозовели, глаза наполнились слезами и гневом, а ручки сжались в кулачки.

" Вот снести бы это всё!!!! Всё!! До тла, до осколков!! Забрать, всё, что я дарила, всё что так "не вовремя" было куплено или отдано, забрать, сломать, вышвырнуть!!!!,- она кричала и сильно размахивала ручками. "Не нужно, ладно! Не буду! Не дождетесь!,- она выдохлась, согнулась, тяжело и часто дыша.

Девушка стояла в оцепенение, шокированная болью и обидой этого маленького сокровища. Она подошла, встала на колени и молча обняла её. А девочка уже и не сопротивлялась. Она просто беззвучно рыдала в её плечо, судорогами передёргиваясь от накатывающих слёз.

Оставим их.

9.Глава девятая.

Так шаг за шагом она шла и рассказывала. Точнее, как будто заново переживала те события. Каждой клеточкой тела. Она не могла забыть их. Ведь это часть её. Во всём этом тусклом и мрачном месте иногда были светлые оконца с разбитыми стёклами.

Девушка спросила о них. Девочка задумалась. Сделала шажок и встала. Обернулась на подругу и снова сделала шаг. Та не могла понять, что происходит внутри и малышки.

Девушка ничего не могла придумать лучше, как прото подойти и взять её за руку, жестами показывая, что она может идти и ничего не бояться. Вторую руку положив ей на плечо, как бы стоя позади неё.

"Их много",- тихо ответила девочка. "Кого? Таких окошек?"

"Угу. Разбитых."

"Милая,- наклонилась к ней девушка,- мы можем уйти"

"Нет. Я хочу показать тебе. Они тут, там и там. Их много. Они раньше не были такими" "Что случилось? Они разбились сами?"

"Думаю нет. Когда я однажды подошла к каждому из них и посмотрела, как обычно, то они треснули. Сквозь них больше не было ничего видно"

"Моя хорошая, это произошло после того, как свет в коридоре стал гаснуть и краска лопаться? В тот неожиданный момент?"

"Да. Ты права. Я виню себя. Эти окна. Там. Там я хранила то, что делал для меня папа. Тут. Он прятал каждое утро записки с ребусами, а я должна была отгадать. Здесь он играл со мной в шашки. Это-мы катаемся на коньках. А там дальше мы рисуем и говорим по душам. Теперь же. Всё это. Этого нет. Точнее есть. Но мне приносит боль. Как разбитые окна всё выглядит страшно и пугающе. Кто же он-мой папа. Что же теперь меня связывает с ним. Внутри всё лопнуло,треснуло,рухнуло, вонзившись милионнами осколков в сердце" Решив, что эта тема слишком больная и объёмная дляя это малышки,девушка решила оставить её на потом. Думая, мысленно готовясь выдержать и уместить ту боль, те вопросы, что накопились за недели, месяцы, годы внутреннего разрушения детского мира.

10.Глава десятая.

Вдруг девочка со слезами побежала куда -то. Её спутница последовала за ней. Она прибежала к картинке, лежащей на полу, картинка щеночка. Всё вокруг этой картинки было пусто и закрашено чёрным. Девочка села на пол рядом с этой собачкой, как бы гладила и плакала. А по её глазкам и ножкам было видно, что другие щенки "бегают" рядом.

Девушка спросила что случилось.

"Об этом я совсем мало кому говорила. У нас была собака. Как-то она родила щеночков. Таких милых красивых, знаешь?

-знаю, тоже всегда в восторге от них.

-и я!! Я была совсем маленькой и побежала посмотреть и поиграть с ними. Их было много. И главное, что я очень смешано помню свои чувства в тот момент. Конечно, я не хотела причинить вред и потому по совету родителей конечно же смотрела куда наступаю. Но в тот же момент за ними было не уследить. Они так и бегали под ногами,- девочка не договорив дальше разрыдалась.

-что случилось милая?

-яя не хотела,правда

-я знаю. Что произошло?

-что произошло?,- вскрикнула она,- я наступила ему на шею!! Прям на голову, вот что!! Он стал биться в судорогах как я потом узнала название этому ужасу. Я не хотела. Я плакала, кричала, моё сердце рвалось наружу, чтобы помочь ему,а меня только отгоняли и ругали, что же я натворила. Какая же я не уклюжая. Добилась? Вот смотри. Теперь он умер. Ну конечно спустя 5 минут меня стали отговаривать реветь и удивлялись почему я не могла уснуть в ту ночь. Или могла но так мне кажется. Этот щенок. Этот бедный малыш. Я забрала его жизнь. Маленькую. Беззащитную. Невинную. Спустя годы мне вспоминали как я давила цыплят, о которых я и не помню. А этот щенок. Стоит перед глазами. О нём можно было и не напоминать"

Посидев около того тёмного уголка, они продолжили свой путь.

"А тут коньки. Удивляюсь, как я вообще после этого захотела на них кататься. Мне в прокате дали мужские коньки, на которых мне совсем было неудобно. Так я ещё и упала так, что подвернула ножку и коньком ударила попу. Я так плакала тогда. Хотела закончить это всё катание. Но мне не дали. Точнее не дал папа. Сказал, чтобы встала, перестала ныть и каталась, раз сама просила. Зачем я клянчила тогда и он меня сюда привёз.

Ничего другого он мне сделать не может. А я и не просила ничего. " Вдруг девочка остановилась. И глубоко вздохнула.

"-Ну.

-Что ну,- с недоумением посмотрела на неё девушка

-Ну давай, говори, как все.

-Что говорить, милая?

-Зачем я всё это помню, зачем рассказываю, надо понять их и перестать вспоминать. Ну и всё то, что говорят другие. Что меня любят и любили, что не самые плохие родители.

Давай же,ну!"

Девушка приподняла брови от удивления. Мягко улыбнулась, подошла к девочке и обняла её.

" Ты всего лишь ребёнок. Те, о ком ты говоришь, твои родители, должны были защитить тебя от всего этого и не ты должна была нести весь этот груз упреков и обвинений. И они старались так, как у них получалось. Мне очень жаль, что ты не получила те килограммы и тонны ласковых, добрых слов, жалости и поддержки, не увидела любви в том смысле и в том виде, в каком она была тебе нужна и нужна до сих пор. И говорить тебе, что я устала тебя слушать или что слишком много негатива я никогда не стану. Пойми - это твои чувства и твоя боль. Ты не должна нести всё это одна. Я очень хочу заботиться о тебе и разделить всё это с тобой. Тем более, что мы так похожи. Как две части одной капли воды.

Только ты маленькая, а я большая. Ты начало, я - продолжение"

11.Глава одиннадцатая.

Меловая доска. И там разными почерками написаны слова и фразы, которые навсегда запечатлелись в уме маленького сокровища. Мы пошли ближе,но казалось что ребёнок знает их все!

"Я записывала их,чтобы никогда не повторять особенно своим детям"

Подойдя ближе, девушка увидела такие фразы "ты всегда всё делаешь не так, откуда у тебя руки растут", или "это ты во всём виновата, вела бы себя нормально, было бы иначе". Или же, фраза обведённая несколько раз от боли "ничего страшного.

Переживешь, перехочешь" и прочие её варианты. "ты что, издеваешься?", "Ты специально?". "я лучше тебя знаю. " "Потому что я так сказал". "ты меня любишь????? Нуну, а я что-то не вижу!", "Ну что, добилась своего, молодец, ничего не скажешь!" "Если хочешь продолжай вести себя так же плохо. Не хочешь? Я вижу как ты не хочешь". "ты не справляешься" "ты что же, хочешь жить только так, как ты хочешь не думая о других?

Свои желания подождут!" "Зачем ты позоришь меня перед другими!" "Ты с этим макияжем как проститутка" "Запереть бы тебя в одной комнате и никуда не пускать. Чтобы глупостей не нагородила" "ты сама не знаешь чего хочешь" "делай что тебе говорят и не ной". "перестань реветь" " ты что-то скрываешь от меня, я вижу" "жить с тобой как на пороховой бочке"

Список, казалось можно было продолжать бесконечно. девочка так и делала. хорошо, что доска была меловая. как ей в память врезалась новая такая фраза, она стирала маленькой ручкой с доски старую и записывала эту. Конечно, были и другие, которые могли показать их любовь и заботу. Но за этими едкими фразами ничего уже не росло.

Они как кислота выжигали всё после себя. Оставляя уродливые шрамы, которые,кажется ничем не зарастут.

12.Глава двенадцатая.

Они прошли дальше по коридору и повернули в его отдельную часть. Стало как-то прохладно. Я бы даже сказала зябко. Захотелось что-то надеть сверху. Хотя вроде это была обычная комната, несколько комнат.

Девочка странно там себя чувствовала. Казалось, что она не знала то ли одеть кофточку, то ли снять. Ей очень хотелось, чтобы было тепло, ходить в футболке, ловить бабочек. Но увы. Каждый раз когда она прикасалась к стенам, они были ледяные, солнце, светящее в окна, ни чуть не грело. Такое блестящее ледянные королевство. С цветочками, посаженными в остатки земли и с заботой охраняемыми. Девочка думала, что раз там есть цветочки и светит солнце, значит это не совсем заброшенное место и всё может расстаять и снова стать тёплым и приятным. Но. Как северный полюс не становится теплее, так и тут как бы ни старалась девочка, теплее не становилось. Девочка шла молча. Кажется единственное место, где она ни произнесла ни слова. Она с заботой поливала цветочки, и на её глазах вода замёрзла. Она приносила новые и новые, каждый раз убеждаясь, что это последний.

Это место, где она больше всего хотела быть и бывала. Но лишь потому что, всё ещё надеялась что-то там изменить.

Девушка спросила:" Чьи эти комнаты, милая?" Она ответила: "Моей мамы"

13.Глава тринадцатая.

Девочка спросила: "Тебя давно не было?! Хорошо, что ты снова пришла. Мне тут одной скучно"

"Да, прости,- ответила девушка.

"Что-то случилось? Я слышала разные звуки и мне было не по себе всё это время. Хотя последние недели кажется немного смешанны"

Девушка замолчала. Ей было неловко перед этой милой девчушкой. Что она и правда не заходила давненько и не общалась с ней. Иногда она пыталась это сделать. Подходила к дверям, точнее, входу. Но постояв, разворачивалась. Ей было стыдно. Казалось, что она должна быть взрослой в глазах этого ребёнка. А в те моменты взрослой она себя явно не чувствовала. Возможно, тогда ей самой нужна была поддержка и утешение и быть опорой для этой малышки она была просто не готова. Но хотела. А может и нет.

"Прости меня, -наконец заговорила девушка,- ты верно давно меня ждёшь тут совсем одна. Должна признаться тебе, что я была в не очень хорошем состоянии и не знала как его объяснить и как справиться. Мне было страшно и стыдно заходить к тебе. Увы, я совсем не была тогда взрослой"

"То есть ты снова стала маленькой, как я?!"- недоумевала девочка

"Нет. Я осталась прежней". Девушка немного загрустила, потирая правой рукой левый локоть, как делают, когда чувства начинают подходить к пиковым границам.

"Знаешь, что я думаю?!"- сочувствующе спросила малышка. "Скажи, что?"

"Ты была взрослой. Всё той же взрослой. Только иногда и взрослые не знают чего-то или не могут. И кажется это нормально"

Девушка подняла глаза на неё. Это милое чудо говорило такие точные, грамотные вещи. Которые кажется по возрасту пора бы знать ей самой. Они проговорили об этом какое-то время. Не будем полностью вникать в их разговор.

14.Глава четырнадцатая.

Откровенно говоря, на какое-то время девушке захотелось забыть о той малышке. Сбежать. Просто жить так, как будто её никогда и не было. И у неё это получалось. На время пока эмоции и чувства так сильно её не беспокоили, пока милашка играла или

смотрела мультики, рисовала, спала, на это время и девушке и было спокойнее. Но когда малышку охватывали прежние страхи, боль, одиночества, чувства, то никак не выходило выкинуть это из себя. Наша девушка мучалась. Она не могла и не хотела зайти к той девчушке. Но и не думать о ней тоже не получалось. Она снова бежала. Бежала в работу, в дела, в развлечения, в других людей,надеясь, что это хоть как-то поможет. И правда на время так и было. Внешне. Казалось. А потом прибавлялось чувство вины. Не помогла, махнула рукой, проигнорировала,как тебя когда-то. Знакомые же чувства.

Фуф. Так вот и металась. То убегала, то прибегала, то пыталась подавить.

В какой-то момент девушка поняла, что та мааааленькая девочка - часть неё самой. А от себя бежать бесполезно. Куда. Да и зачем. С собой хорошо бы подружиться, научиться понимать и чувствовать. Прислушиваться к себе и доверять. Вообщем всё то, чего она так хотела, но чего была лишина или чему только начинала учиться. И снова пришла к малютке.

15.Глава пятнадцать.

Я тут подумала. А когда я устраивала своей девочке праздник. Давно ли. И поняла, что давно.

Да, ты прав, читатель. Тут я наконец-то говорю о той девушке как о себе. Так вот. Праздник. Такой, чтоб она правда порадовалась.

Хотя это очень сложно. Видишь ли, из-за детских травм и страхов она очень плохо умеет радоваться. Чаще всего фоном играет грустная песенка.

И это сложно. Она как будто заставляет себя радоваться, при этом испытывая фоновую или яркую боль внутри. Она не привыкла. Ей запрещали. Помню, какой она была раньше. Весёлой, шумной,громкой. Затейливой. И то и дело получала указания "не шуметь, не смеяться громко, не мешать взрослым, прекратить тут выдумывать ерунду" и прочие, убивающие и тормозящие её радость. Она привыкла к своему без эмоциональному состоянию так, что серость и однотонность на её лице стала нормой. Она даже одевала яркую маску, чтобы скрыть это. Хотя обычно люди прячут свои эмоции, она прятала их отсутствие. Так есть и до сих пор.

Лишь иногда она может быть самой собой. Однако потом ощущая сильное чувство вины и неудобства за саму себя.

Однако я решила всё же переучивать свою малышку с этой привычки на другую, иногда устраивая ей праздники. Заботясь о ней и развивая. Давая то, что она не получала за все годы своего детства.

Думаю, тогда она будет чувствовать себя лучше.

Я хочу сказать тебе. Я очень тебя люблю. Ты у меня очень хорошая и красивая, милая и нежная девочка. Ты добрая и неравнодушная, отзывчивая. Ты моя радость и отрада в трудные дни. И пускай ты не веришь в это сейчас, знай, что это так. Мы будем вместе помогать тебе поверить в это.

16.Глава шестнадцать. Короткая.

Моя девочка подросла. Сейчас ей лет 8. Может чуть больше.

Она живёт внутри меня и думаю помнит все события, что происходили со мной за дальнейшие годы моей жизни. Или хотя бы может помнить. Но я никогда не спрашивала её об этом. Я смотрю на них с позиции взрослого человека. Уже начавшего переживать боль от них. А как помнит эта малышка всё, что было......

Думаю, в подходящий момент спрошу её об этом.

Я заметила, что с тех пор, как я стала чаще приходить, она более открыта к разговору и ждёт меня. Как будто наше общение создаёт нам единое целое, помогая восстанавливать что-то важное внутри меня.

17.Глава семнадцать.

Я зашла к малышке, она сидела в своих игрушках и кажется что-то мастерила.

"Как ты, милая?",- спросила я.

"Ничего, спасибо. Знаешь, я хотела спросить себя. Ты ничего не рассказываешь мне о своей жизни. Как ты жила и росла эти годы. Так ли всё было, как у меня или что-то изменилось."

"Я тоже хотела поговорить об этом. Я думала, что ты помнишь события моего взросления и жизни"

"Нет. Я помню лишь свои чувства в этот момент."

"То есть, мы можем рассказать друг другу что помним и знаем и более полно осознать картину нашей личности!"

"Да, выходит так. Мне почему-то часто было грустно"

"Бедняжка. Это тяжело. Давай немного по порядку. Тебе 8. Я не помню большую часть своей жизни в это время. Но я бы хотела сказать то, что я помню. И это очень больно. Касается отца"

"Говори. Я постараюсь вспомнить, что я тогда чувствовала. Думаю, это не будет что- о весёлое"

"Ты права. Это момент, когда я первый раз осознано помню его поведение. Я не знаю бывало ли такое раньше. Но тогда. Я не смогу забыть этот момент. Я собиралась в школу. Ты знаешь, наверное мне было лет 12-13. Не знаю точно. Может чуть больше. Он часто обнимал меня. И в этот раз обнимая, сильно прижал к себе и залез рукой под мою ночную кофту. Гладил по голой спине до уровня лопаток. Я замерла. Попыталась ему что-то сказать. Он ответил, что всё в порядке и мол чего ты возмущаешься. А ещё его любимой реакцией было смотреть на тебя удивлённо и произносить "что??что такое?", делая вид, что ничего не происходит и я чувствовала себя ненормальной. В то утро это повторилось несколько раз"

"Я помню это утро. Тогда я чувствовала себя глупой и грязной. Как будто весь мир считал меня сумасшедшей. Как будто что-то перевернулось внутри и ещё очень сильную панику. Чувство безысходности. Незащищённости. Я не знала где внутри себя найти спокойствие и защиту"

"Да, наверное я понимаю тебя. Мне вообще было непонятно, что произошло. Раньше от отца и мамы вскользь я слышала, что подобное происходило в с моей старшей сестрой. И подумала, что отец снова взялся за старое. Но тогда даже для себя я казалась сумасшедшей, настолько привыкла не доверять своим чувствам. "

"А ты рассказала кому-то тогда?"

"Кажется в то же утро маме. Точно не помню её реакции. Но в тот момент она ничего ему не сказала. Казалось, как будто всё замялось. Я пришла в школу и рассказала однокласснице. Мне нужна была поддержка. Что я не ненормальная. К сожалению, она сказала, что я остро реагирую в семьях это обычное дело между отцами и дочерьми.

Позже мама сказала, что поговорила с ним. И больше такое не повториться. Попыталась научить как себя вести. Но тогда это не представлялось реальным. Кричать на него или даже бить. Я даже слова поперёк сказать не могла. Так привыкла ему доверять". 

Тут разрыдалась уже я сама. Малышка подошла и погладила меня по спине и голове.

Казалось, что этот ребёнок лучше всех понимал мою боль.

18.Глава восемнадцать.

Повисла тишина. Такое ощущение, что они молча снова переживали одно общее горе. Но уже как взрослые. При чём та малютка тоже. Ведь она поддерживала свою подругу.

Значит была уже не беспомощной девочкой.

"Что ты помнишь ещё. Давай поделимся. Может быть нам обеим станет легче потом?!", - разрушила эту тишину малышка.

"А ты не боишься? Ведь это не так просто. Будут разные эмоции и чувства"

"Жить в неведении куда страшнее",- ответила она.

И они стали вспоминать. Пока молча. Каждая внутри себя. Ведь было много что рассказать. У одной были события, у другой чувства. Они словно собирали один большой пазл их собственной жизни.

"Я помню, что после этого ситуация приняла другой оборот. Я сначала не могла понять, что такое. Мы были с мамой в больнице в Твери, и мама сказала, что он больше не посмеет. Она ему сказала, чтоб она такого больше не видела. Я успокоилась. Но позже всё повторилось, хотя какие конкретные действия от отца были я не помню, но я помню, что он сказал "маме не нравится, что я так делаю. Наверное обижается или неправильно понимает. Поэтому при ней не будем". И тут всё пошло совсем плохо. Я как будто потеряла последний якорь. Рассказать маме теперь значило поругать их. Не защитить отца. Настроить маму против него. Рискнуть быть не понятой, ведь он будет всё отрицать. Следующая мысль: почему, что бы не видела мама. Значит есть что-то плохое. Я ничего не понимала"

"Пффффф. Я тоже помню это",- встрепенулась девчушка, "наверное после этого я чувствовала себя как в клетке. Теперь были только я и он. Он и ругал, и хвалил, и пугал, и защищал. От него я чувствовала и поддержку, и опасность. Ему я и доверяла, и врала. В какой-то момент я уже ничего не чувствовала. Просто была куклой. Живая кукла. Ужасное зрелище".

Они обе смотрели кто в потолок, кто в пол, вспоминая подробности того состояния.

19.Глава девятнадцать.

Может, стоит молчать?! Им обеим. Ну было и было. Зачем ворошить прошлое.

Кажется так. Но прошлое имеет такое свойство, как колючки, цепляться за будущее. Пока

ты не разберёшься с ним, оно так и будет цеплять тебя, не давая спокойно жить.

Это как большой воздушный шар. В который надували долго воздух. Рано или поздно он лопается, показывая всё, что есть внутри. Особенно, если он перекачен.

Иногда наш организм тоже перекачен. Эмоциями, событиями, травмами, болью. Мы можем даже сами не знать об этом. И может начать лопаться. Взрываться. От невозможности больше это всё держать в себе.

Как гнойничок, вылечить который можно лишь убрав весь гной изнутри. Как бы это ни было больно и не приятно.

Моё сердце переполненно болью и другими чувствами. Сейчас моя память передута, как воздушный шарик воспоминаниями и они взрываются, выходя наружу.

Я очень хочу стать целостной личностью. Обрести ту свою часть, которой у меня не было. Свои чувства, эмоции, мнение, свободу. Свою жизнь. Спокойствие, защищённость.

Очень много выйдет наружу при следующих строчках. Но это было. И было со мной. Это мои истории и моя жизнь.

20.Глава двадцать.

Очень много воспоминаний сохранились вырванными из контекста событий. Но они есть. Например вот.

"Помнишь, как мама легла с младшим братом в больницу?!"

"Да,- ответила девочка,- он тогда тяжело болел и госпитализация была обязательна"

"Так и есть. Так вот в один из вечеров мы сидели с отцом в столовой. Это была небольшая комната с компьютером, столом, кроватью и компьютерным стулом.

Я сидела на кровати, а он за компьютером так, что я не могла выйти, если бы он не пропустил. Это я понимала. Мне было некомфортно. Но выйти я боялась. Тогда он положил руки мне на подушки, которые лежали на моих коленях и склонился надо мной. Когда я спросила, что он делает, он сделал удивлённое выражение лица, мол ничего такого, я же не на колени, там же подушки. Я не помню, что было дальше, но помню что он склонялся всё ниже. И почему вдруг перестал не помню. Но тот ужас в своём организме я запомню навсегда. Это было очень страшно"

" Да, я помню этот момент. Тогда казалось, что вот вот и что..... что ты даже представить не можешь что может произойти. Это же ведь твой отец. Но страх, отвращение к себе и к нему, паника, стыд не покидают до сих пор"

"Знаешь, ещё он любил трогать и гладить мои пальцы на руках, пока мы играли во что-то,например в домино. И говорить какие они красивые и нежные. Это было отвратительно. Когда я пыталась что-то возразить, на меня сыпались горы обид, обвинений и даже оскорблений."

"Да, я помню как когда уже в подросшем возрасте своём я часто подвергалась распросам и допросам о том, люблю ли я его и почему-то это плохо заметно. Заметно лишь нервозность и раздражение в его адрес. Я часто по его словам не выказывала должного уважения, не слушалась, хамила, грубила иногда даже просто посмотрев не так или не посмотрев. Это было очень тяжело. Ты никогда не знаешь, что в следующий раз он придумает. "

"Однажды я даже осмелилась сказать ему о его неправильных действиях. Например, он обнимал меня слишком чувственно, целовал очень близко к губам или спрашивал понравился бы он мне, будь моложе. Вышла бы я за него замуж. Он говорил прямо о том, что я нравлюсь ему как девушка, а не только дочь. Помню когда первый раз сказала, что это неправильно, он очень сильно обиделся на меня. И обвинил, что я считаю его монстром и всегда во всём виноватым. Сказал убираться куда я там хотела идти, даже если я передумала, чтобы не оставаться с отцом извергом под одной крышей. Я ушла.

Договаривалась с подругой пойти по делу. И всю прогулку была на нервах и слезах. Купила в аптеке валерьянку и глотала бесконечно.

Потом всё возвращалось обратно как и было. Как будто ничего не произошло."

21.Глава двадцать один.

"Знаешь малышь, ты может помнишь этот виноватый взгляд, когда он делал что-то такое. Этот взгляд, который продирал тебя до глубины души и ты уже не могла твёрдо стоять на своём. И ещё убеждение тебя, что всё в порядке и так ведут себя в нормальных настоящих семьях. Или же наоборот переход на оскорбления. Помню, как ни раз встречая сопротивления с моей стороны он называл меня стервой. И это было сказано с таким знания дела и удовольствием, что сейчас даже мороз по коже идёт"

"Да, этот жалобный взгляд я помню. Было невозможно оставаться решительной. Он ломал в тебе всё. Чувства обманутости, никчёмности, доверия на ряду со страхом овладевали тобой полностью. И ты словно ослик на верёвочке был готов идти куда прикажут, лишь бы ни ранить человека ещё больше и не быть виноватой в этом"

"Это было ужасно. Вероятно ты видела его более часто чем я, но и мне хватило. Такое чувство, что человек делает всё только хорошее, а ты заподозрил его в чём-то то плохом и пытаешься уличить. И дополненный уговором. Я это взгляд до сих пор помню. До боли в животике. Я ещё хотела сказать про двойственность. Как быстро менялись правила игры. То это можно, то нельзя. То нельзя в семье физические объятия и прикосновения между отцом и дочкой. То потом можно лишь бы мама не видела. Помнишь этот условный рефлекс, выработанный в нас?"

"Конечно. Внутри он иногда до сих пор просыпается. Когда он пытался дотронуться до меня, я должна была отдёргивать его или реагировать так, будто это был чужой человек. Эмоционально это было как пытка. Помню я на нашего хорошего друга семьи так отреагировала, как волчонок. Он был очень удивлён. И после такого запрета у него правила изменились резко в то, что оказывается это нормально"

"Да уж. Растерянность, злость, непонимание, обида, чувство никчёмности и отверженности и многие другие"

Ф23.Глава двадцать третья.

" А утренние подъёмы. Этого никто не видел и не знал. Это осталось самым страшным и противным воспоминанием в моей голове.

Моя кровать стояла около стенки. И утром, особенно когда мама спала или её и младшего

брата не было дома, он подходил, одной рукой упирался в кровать, второй в стенку, так надвисая надо мной и начинал целовать в лоб, щёки, плавно двигаясь в сторону рядом с губами. Как только я пыталась противиться, на меня выливалась волна ругани и упрёков. Наездов. Я часто спрашиваю себя почему не набралась смелости не дала отпор. Почему так боялась. Была такой слабой. Но в тот момент это было из серии "невозможно". Даже будучи взрослой, я оставалась в нашей семье ребёнком. Без права голоса и поддержки. Он часто говорил, что запер бы меня дома и не выпускал бы никуда, чтобы не было проблем от меня и для меня. Когда я красилась, что я выгляжу как проститутка. Когда общалась с парнями,что я пользуюсь их вниманием и пытаюсь флиртовать или мне нравятся слащавые взгляды в мой адрес. Что я не умею общаться с мужчинами. Что им от меня нужно только одно и я этому рада.

Однажды в магазине мы с ним стояли в очереди и он резко одёрнул меня, чтобы я не пялилась на мужика стоящего впереди. Как..... Как я, подросток, могла на него особенно пялиться... Мы пришли домой, зашли в отдельную комнату, так как дома были гости, и он стал меня ругать за то, как я пялюсь на мужиков на улице и везде. Потом схватил за горло и слегка предподнял, со словами о том, что такую шлюху и проститутку он дома терпеть не будет, она ему не нужна. После этого нужно было выйти к гостям и вести себя словно ничего не было.

Отчасти из-за его постоянных придирок ко мне, фраз "нельзя тебе такой общаться постоянно с мужчинами, тем более трогать их" мне пришлось оставить работу парикмахером"

Девочка молчала. Она немного устала. А точнее она в силу своего возраста всё принимала близко к сердцу, как будто сама переживала.

24.Глава двадцать четвёртая.

"Знаешь, что у тебя есть братик?"

"Да, я много слышала о нём. А что происходило с ним?"

"Ему очень часто отец говорил, что он дурак, что он его не любит и в мальчике нет ничего хорошего. Что он ничего не умеет, руки ростут непонятно откуда, он никому не нужен.

Даже, что он идиот и прочее. Бил."

"Ты помнишь это конкретно, дорогая?!"

"Да, один случай я никогда не забуду и не знаю смогу ли простить.

Однажды когда брат болел. Я не помню сколько ему тогда лет было. Но маленький и спал ещё в детской кроватке. Он кашлял. Ребёнок не может не кашлять. Он болеет. А отца это бесило. Он стал кричать, чтоб тот заткнулся. Мама попыталась вмешаться так её отец выставил за дверь и закрыл её. Мама сидела беспомощно за дверью и слушала как бьют её ребёнка по попе со словами, что убьёт его, если он не заткнётся. Я не помню чем всё это закончилось. Но это было ужасно. У меня в гостях была ещё моя подружка, младше меня, которую надо было успокоить помимо всего этого. Этот ужас я вижу каждый день перед глазами".

"Тебе много пришлось увидеть того, что не надо было как ребёнку да и вообще того, что не должно было произойти. Хотя ты намного старше я стараюсь понять тебя. Мне очень жаль. Я не знаю как я бы реагировала"

25.Глава двадцать пятая.

"Мы выросли в атмосфере холодности, как со стороны отца, так и мамы. В чувстве уничижения, обесценивания чувств, решения за нас и не умении думать. Ты знаешь, я взрослая, но так часто я возвращаюсь памятью в детство. Потому что иначе не понять почему я так или иначе себя чувствую или думаю. Откуда такие привычки или убеждения в голове. Есть много, что ещё тебе рассказать. Но пожалуй пока я не буду. Думаю общую картину мы установили. И чувствами поделились"

"Конечно, ты же будешь приходить ещё?мы сможем дальше общаться?"

" Разумеется. Мы теперь единое целое. Ты и я. Один организм. Как и было. Как и должно быть."

Оставим девочку. От себя я хочу сказать. Моя жизнь сильно поломанна и изуродованна всем, что я пережила. Когда я это осознала, почва ушла из под ног и весь мир, который я знала рухнул. Теперь я учусь жить заново. Осознаю, понимаю кто я, через что я прошла, взгляды меняются на 180°. Это очень-очень больно и обидно. Я доверяла папе и маме как единственным тем, кому могла доверять. Этого больше нет. Моё доверие обмануто, пусть и не специально и не осознано.

Что дальше?! Дальше сложный и тяжёлый процесс восстановления, терапии, лечения заболеваний, которые возникли за годы такой жизни. В книги описаны основные моменты, которые я посчитала важными озвучить.

Надеюсь, что дальше смогу поддерживать своего внутреннего ребёнка и не терять её. Ведь этот кто-то внутри меня очень сильно помог мне снова стать собой.
+1
11:37
212
12:47
по главам бы и выкладывать, было бы и вовсе чудненько rose
12:49
+1
Интересно. А почему по главам? Так плохо?
12:54
нет, начало хорошее, но так неудобно читать сразу много, есть же и другие авторы. Я сам не сразу к этому пришёл, умные люди подсказали, идея не моя.
12:55
Я вас поняла. Хорошо спасибо. А как по вашему. Лучше уже оставить или переделать? По сколько глав лучше выкидывать учитывая, что они небольшие?
13:39
Лучше сжечь…
14:00
я выкладываю примерно по 3 странички в вёрде, а так просто больше будет читателей. И не обращайте внимания на комментарии, если в нх нет смыслового зерна
14:20
Правильно писать не в вёрде, а в ведре.
15:20
+1
Спасибо
16:12
-2
надеюсь вам здесь достаточно комментариев без смыслового зерна, вот на них лучше вовсе не отвечать, как будто их и нет вовсе
16:15
+1
Спасибо вам большое. Чувствовать поддержку круто
16:19
-2
сами-то они пишут крайне редко и не выше среднего. ни толстых, ни пришвиных с тургеневыми тут нет. Как говорится, вышли мы все из народа, все графоман, как один laughА Вы пишите, я вот пишу по принципу- написал и забыл blush
16:22 (отредактировано)
+1
я вот пишу по принципу- написал и забыл

графоман
yahoo
13:35
Малыш — сущ. м.р. — без ь.
Это художественное произведение?
15:20
У вас есть сомнения?!
15:51
После упоминания специалиста, да
16:15
Супер. Почитайте другие книги подобного содержания, которые стали хитами. Потом будет о чём поговорить
16:16
… Еще что сделать? roflможет, просто не будем разговаривать да и ладно)))
16:17
Ну вы первая начали. Можете не разговаривать.
16:26
Нет, первая начали вы. Вы это опубликовали.
16:28
Ну вы оставили коммент. Так что теоритически начали вы. Наш с вами диалог начали вы и вы предалагаете не говорить дальше. Вопрос, зачем тогда вы его продолжаете, если предлагаете закрыть тему. Закройте, если хотите)
13:38
Пресвятые классики, это что за...? wonder
15:20
+1
Идите мимо, если вам не ок. Ищите классику)
15:23
Ну и… И пойду! pitchupsad
16:14
+1
Вот и отлично
15:45 (отредактировано)
Маловато будет! ©
laugh
16:14
В каком смысле?
16:15
В прямом. Там где-то на сайте есть раздел: романы.
16:18
Это не роман, если что. Так-то да, есть. Что вы делаете тут, если там он где-то есть?)
16:19 (отредактировано)
Я здесь интересные рассказы искал. А нашел телегукакуюто большое произведение.
16:20
+1
Ну дак поступите по принципу остальных. У них получилось. Идите искать дальше.
16:28 (отредактировано)
Не, я уж задержусь немного. Почитаю, раз зашел. У вас же для всех выложено? Или только для белых?
16:29
+1
Для всех конечно. Так-то раз зашли можно помягче и без критики необоснованной)
16:33
Ну, я ж и не грублю. Я же джентльмен. Но не платный психолог, чтоб помягче. А необоснованной критики и сам боюсь! crazy
Так что не переживайте. Просто почитаю немного.
16:34 (отредактировано)
+1
Спасибо. Если есть, что сказать вы говорите! Я тут новичок. Вот например пошла читать про рубрику романы. Спасибо
17:10 (отредактировано)
Произведение о внутреннем мире человека с раздвоенной личностью. Хорошее пособие для студентов-психиатров. Ну, может и обычные читатели найдутся. Почему нет?
Кому-то нравится ковыряться в кишках (как патологоанатомам), другим в мозгах. Каждому свое…
Кое-что по тексту.
Эдакий такой предбанник.

Это не прямая речь. Поэтому предложение выглядит коряво.
строгом, но в меру стиле.

в пушистый в меру хвост,

Все в меру — хорошо, но не так часто.
Запомните, что иногда эта девочка не захочет открываться перед нами. А иногда их разговоры с девушкой будут отчетливо нам слышны. Было бы здорово, если бы у той девушки получилось заботиться и быть рядом с девочкой. Ей это сейчас очень нужно. Хотя девочка и осталась одна, без тех так необходимых ей взрослых, она вполне неплохо училась справляться сама. Ведь надо было выживать. Но она была благодарна той девушке, которая, казалось сама по себе появилась рядом с ней.

Той, ту, у этой и по за тех — плохое дело. Назвали бы одну Саней, вторую Маней. Было бы писать проще и грамотней. Кстати, пафос тоже куда-нибудь улетел бы. В простоте также своя красота есть. Плюс «ей», «ней.»
Короче, читать дальше не стал. Мне было неинтересно. Да и написано тяжело, хотя и относительно грамотно (пунктуация). Эх, ну никак нельзя без пафоса обойтись.
А жаль…
Не, ну кому нравится — пожалуйста. Это просто мое мнение.
17:11
+1
Спасибо за честные мысли. А пафос в чём?!
17:14
В той, ту, тех, этих, этой, ей, ней и т. д. Сами не чувствуете?
17:15
+1
Нет. Для меня это не пафос. Такой стиль разговора скорее и письма.
17:23
Ну-у-у, pardon
19:02
+2
Если это разговор с собой, терапия — то к чему оно здесь, на всеобщее обозрение?
Если художественное произведение, то это слишком косноязычно. Надо работать с языком и стилем, иначе читать невозможно.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации