Все умрут. Глава 1. Знакомство с Флауэр

Автор:
casparin
Все умрут. Глава 1. Знакомство с Флауэр
Аннотация:
Эдриния — королевство, образованное Эдриком Светлым и включающее в себя весь мир.

Вначале у каждого персонажа будет показано детство: 2-3 главы, чтобы было понятно, как человек стал таким, каким стал. После детства персонажей пойдут основные события.
Текст:

========== Глава 1. Знакомство с Флауэр ==========

21 год от образования Эдринии. 2 месяц тепла
Персонаж: Флауэр Пурпл. 8 лет. Ученица деревенской школы
Юве: Отсутствует
Местность: Западная часть Эдринии. Деревня Минино
Флауэр, сколько она себя помнила, всегда любила своё имя. Родители рассказывали ей, что как-то раз, ещё совсем в малом возрасте, она подошла к ним и сказала:
— Спасибо за то, что вы меня так назвали, вы самые лучшие родители в мире, я буду всегда любить вас!
Флауэр не помнила этого случая, она вообще многое не помнила: как родилась, как училась говорить и многое другое. Ей казалось, что она всегда была такой, и ничего «до» никогда не было. Однако маме с папой она верила, и никаких причин сомневаться в их словах у неё не было. Тем более что ей до сих пор нравилось своё имя. По сравнению с именами других девочек, которые учились вместе с ней в классе, её имя существенно выделялось своей необычностью и красотой. По крайней мере так думала сама девочка. Но несмотря на всю любовь к своему имени, Флауэр жутко ненавидела, когда её имя произносили эти противные мальчишки.
— Флауэр! Флауэр!
Вот и сейчас… Она никого не трогала, никому ничем ни мешала, но к её дому, который стоял совсем недалеко от школы, подошли четверо мальчишек, которые, по мнению самой Флауэр, были куда противнее всех остальных. Солнце стояло высоко, школы нет, почти все дети сейчас должны играть на свежем воздухе или выполнять домашнюю работу, но вместо этого мальчики решили вновь поприставать к ней.
«Ну почему они просто не могут отстать от меня? Дать мне поиграться в одиночестве?! Обязательно нужно раздражать меня! Неужели у них нет других дел?!» — возмущалась про себя Флауэр.
Она отложила куклу, которую тоже звали Флауэр (Пурпл всех самых красивых кукол называла Флауэр, менее красивых — другими именами), открыла окно и громко крикнула:
— Чего вам нужно?
На самом деле ей не было сильно интересно, что нужно этим мальчишкам. Она была уверена, что ничего умного они всё равно не скажут, однако в ней ещё теплилась надежда, что вдруг в этот раз они пришли действительно с нормальной просьбой и вскоре, когда она её выполнит, отстанут от неё.
Четвёрка стоящих под окном мальчишек не особо долго думала над ответом. Слово взял Акир, самый глупый и задиристый из них:
— Ничего!
Он видимо счёл свою шутку чрезвычайно забавной, поэтому громко и, разумеется, противно рассмеялся. Его смех сразу же подхватили рядом стоящие подпевалы. Акир был у них кем-то вроде лидера, и каждая его реплика воспринималась остальными как нечто чрезвычайно гениальное и смешное, даже если эта самая реплика ничего в себе смешного не заключала… Особенно, если она ничего в себе не заключала.
— Глупые забияки, — тихо сказала Флауэр и закрыла окно.
Она обратно потянулась к кукле, надеясь, что мальчишки удовлетворились, но её снова окликнули:
— Флауэр, ну я же пошутил, покажись!
Акир кричал так, как будто она жила в каком-то высоком замке, а не одноэтажном доме. Очевидно, природа обделила абсолютно всех мальчишек хоть каким-то зачатком мозга, и те восполняют эту утрату своей харизмой, если громкий крик и можно назвать её проявлением. Какие же они всё-таки глупые! Жить рядом с ними ну вообще невозможно!
То, что все мальчики — идиоты и забияки, Флауэр поняла ещё во время первого посещения школы. В первый день четвёртого месяца тепла родители заплели её длинные волосы в две косички, помогли собрать в портфель недавно купленные учебники и отправили в школу. Пурпл взяла с собой свою любимую куклу и приготовилась к незабываемому приключению. До этого она только и делала, что читала книжки или игралась с куклами, а поход в школу — это то самое разнообразие, о котором она давно мечтала, тем более родители постоянно рассказывали о том, как там хорошо и сколько друзей она там найдёт.
Предвкушая свой самый первый в жизни урок, Флауэр села за самую первую парту в надежде на то, что если произойдёт что-то интересное, то она будет первой, кто об этом узнает.
На второй парте, позади неё, заняли место сразу три мальчика. Им было всё равно, что за столом должно находиться максимум два человека, наверное, их уровень развития ещё не достиг того, чтобы уметь отличать число «2» от числа «3». Подтверждая её мысль, они весь урок громко хихикали и мешали ей слушать учителя, который рассказывал очень важные и интересные вещи. Когда же Флауэр не выдержала, развернулась и попросила их быть потише, они засмеялись ещё громче и принялись со всей силы дёргать её за косички.
Больше она никогда не ходила с косичками.
Мальчишек это не остановило. Они, видимо, запомнили её и поэтому с того дня принялись дразнить её по любой причине: из-за того, что она лучше всех училась в школе, из-за того, что она не играет в их идиотские игры, из-за того, что она не смеётся над их глупыми шутками, из-за того, что она читает книги, а не прыгает и бегает, как все остальные. Причин было много. А после того, как они узнали, где она живёт (это было довольно просто, поскольку все дети жили в одной деревне), то начали подходить к её дому и кричать разные гадости.
А ведь за всё то время, которое они потратили на издевательства, они вполне могли бы подготовиться к школе и, наконец, поумнеть, если к мальчишкам вообще применимо это слово! Но нет, они решили не умнеть, а целыми днями издеваться над ней! Жизнь несправедлива! Почему она должна страдать из-за них?!
Флауэр вышла из комнаты и пошла к выходу. По дороге она от злости со всей силы пнула стопку уже прочитанных учебников. Её папа тоже пинает разные вещи, когда злится, а Флауэр хотела быть похожей на родителей во всех проявлениях. Пурпл открыла дверь и направилась прямо к хихикающим мальчикам.
— Что. Вам. Нужно? — с небольшими паузами между словами произнесла она грозным тоном, от которого мальчики сразу прекратили хихикать.
Несмотря на все насмешки, её грозного тона почему-то побаивались. Флауэр это давно заприметила и умело этим пользовалась. Достаточно часто, чтобы не так сильно страдать от гнёта мальчишек, и в то же время достаточно редко, чтобы те ничего не заподозрили.
Увы, реальность была такова, что ничего, кроме грозного тона, она не могла им противопоставить. Впрочем, пока этого хватало, мальчишки, в какой бы компании они не приходили её доставать, продолжили шарахаться от её злого голоса.
— Флауэр, ты же лучше всех закончила первый год учёбы, правильно? — сказал Акир. — Можешь прорешать нам домашнее задание по математике, заданное на первые три месяца тепла?
Пурпл призадумалась. Задания были очень простые, и решить их — раз плюнуть. Она уже давно сделала все домашние задания и сейчас развлекалась чтением интересных книг или игрой в куклы, которые ей, кстати, уже порядочно надоели. Так что если она будет решать задания мальчиков, то те, скорее всего, не будут так сильно её доставать…
Но ведь это не честно! Почему она должна решать задания тем, кто постоянно обижает её? И тем более, когда она будет делать задания, они сами будут бездельничать! Это несправедливо! Она должна тоже что-то с этого приобрести. Пусть будет как работа у взрослых.
Её родители работали фермерами, они вскапывали землю и садили пшеницу тут неподалёку, а взамен своих трудов получали хлеб, который король обменивал на лири и швексы. Вот это честно. Так должно быть и с мальчиками. Даже если они такие глупые, это ведь не значит, что их нельзя использовать, правильно?
— Хорошо, давайте так, — предложила Флауэр. — Я выполню за вас домашние задания, но с каждого из вас по два леденца, договорились?
Восемь вкусных сосалок за три часа работы — справедливая сделка, по мнению Флауэр. Её родители не были богатыми, поэтому сладости она видела редко, но для неё они — цель и смысл жизни, настолько вкусными они были. Пурпл была не из привередливых, она ела всё, что ей давали родители, однако леденцы и шоколад были её слабостью. На прошлый день рождения родители ей дали леденец, вкуснее которого была только разве что шоколадная конфета.
— Леденцы? — удивился Акир. — Где я тебе сейчас достану леденцы? Все сладости только в городах продаются. Нужен взрослый… и много времени, чтобы их получить. Да и моя мама на них денег точно не потратит, хоть она и часто путешествует. Вот папа — другое дело, он у меня важный человек! Мой папа работает в самом Давейте! Столице мира! Он продаёт там шоколад!
Акир явно хвастался. Флауэр понимала это, но всё равно сильно завидовала. Эх, если бы её папа продавал шоколад…
— … И так получилось, что у меня есть шоколадные конфеты! И даже несколько плиток шоколада. Как ты относишься к такому обмену? Шоколад лучше леденцов!
Флауэр относилась к любым сладостям очень хорошо. Шоколад она пробовала только один раз в своей жизни, и ей он очень понравился. Причём как раз от Акира, тот на свой день рождения раздал всем одноклассникам шоколадные конфеты, которые производил его отец. Та шоколадная конфета до сих пор была самым вкусным, что она когда-либо ела. Девочка была готова выполнить хоть все домашние задания всего класса за одну конфету. Но показывать этого мальчикам было нельзя.
— Хорошо, тогда с вас две шоколадные конфеты, — сказала Флауэр, внимательно наблюдая за реакцией Акира.
— Договорились, — не моргнув глазом ответил тот.
«Блин, мало попросила!» — ужаснулась про себя девочка и тут же исправилась.
— С каждого! — она дополнила своё предложение таким будничным тоном, будто с самого начала так и задумывала.
Акир улыбнулся и обернулся назад. Он посмотрел на реакцию своих спутников и только тогда произнёс:
— Попросите ваших родителей купить вам леденцов. Потом дадите их мне.
— Конечно, — пробормотал друг Акира — Рейнальд.
— Договорились, — Акир не стал ждать ответа остальных. — Антон, Жура, Рейнальд, давайте тетрадки.
Мальчики закопошились, начали доставать свои помятые тетрадки из карманов (кто вообще хранит тетрадки в карманах?!) и протягивать их Акиру. Тот добавил к ним свою и протянул все четыре Флауэр. Девочка приняла тетрадки и сказала:
— Приходите через неделю вместе с конфетами, задание будет уже выполнено. Но кто не принесёт, тот тетрадку не получит. И больше не доставайте меня!
С этими словами Флауэр гордо задрала голову и направилась обратно в дом.
Она была действительно горда собой и верила, что только что очень умело обманула мальчишек. За то, что Пурпл могла сделать и забесплатно, она получит самую вкусную еду в мире! Девочка была в восторге от своей хитрости и ума!
У неё была совершенно обычная внешность. Средний для своего возраста рост, длинные рыженькие волосы, которые после инцидента в первом классе она предпочитала держать распущенными, и маленькие хитрые зелёные глаза на овальном лице. У неё было вполне обычное детство, увлечения такие же, как и у других девочек, хотя большую часть времени она и предпочитала сидеть дома, навыки и способности, которые свойственны всем детям её возраста.
Всё остальное тоже было таким же: дом рядом со школой, игрушки, книги, обычные, ничем не примечательные родители-фермеры, которые настойчиво просили её хорошо учиться, чтобы у неё была возможность выбиться в люди и выйти замуж за хорошего человека из важной семьи. Всё было точно так же, как и у всех остальных.
Флауэр училась. Ей нравилось учиться. Все задания, которые давались ей в первом классе её деревенской школы, она с легкостью выполняла. Мама объясняла это тем, что она очень умная и сильно превосходит своих сверстников. Она говорила, что если девочка и дальше так будет стараться, то её непременно возьмут в Главное управление Западом. Флауэр не знала, что это такое, но папа говорил, что работа в управлении — это престижно, а своему отцу девочка верила. Правда, отец добавлял, что раньше, когда Запад был отдельным королевством, эта работа была куда престижнее, чем сейчас. Впрочем, на сегодняшний день — эта работа была максимумом того, чего может добиться ребёнок из деревни.
Так что Флауэр очень сильно хотела попасть в это самое управление, даже несмотря на то, что не особо понимала, что там ей нужно будет делать. Единственное, на что она надеялась, это то, что денег, которые она будет получать, будет хватать ей на покупку сладостей. Но для осуществления своей мечты Пурпл нужно было учиться ещё прилежнее.
Девочка зашла в свою комнату и сразу же принялась решать задания мальчишек. Она сказала мальчикам приходить через неделю лишь для того, чтобы, как выражался папа, «набить себе цену». На самом деле она постарается сделать всё уже сегодня. Это домашняя работа по математике была для неё очень простой. Сложение в пределах десяти… Как это вообще можно не понимать?!
Выполняя работы, девочка продолжала петь себе дифирамбы. Она никогда так собой не гордилась, как сейчас. Попросить восемь конфет, а не две — гениальный поступок. Таких никто и никогда на всём свете не совершал! Она всего лишь решит простые задания, это даже полезно, ведь она повторит урок, а мальчики к ней не будут приставать, по крайней мере эту неделю, да и вдобавок к этому она получит целых восемь конфет.
А может, мальчишки и не такие уж и бесполезные?
+1
02:08
51
10:59
Вычитывать надо. Сплошные «было», повторы и канцелярит.
09:13
Хмм. Первый раз слышу такое на самом деле. А про канцелярит и вовсе пришлось гуглить. И это очень печально, если это так. «Было» используется в тексте 14 раз, много это, мало? Я поспрашиваю у кого-нибудь и сам глазами пройдусь. Позже. Пока я лишь надеюсь, что вы ошибаетесь.
09:30 (отредактировано)
Я вам немного помогу.
ей до сих пор нравилось своё имя. По сравнению с именами других девочек, которые учились вместе с ней в классе, её имя существенно выделялось своей необычностью и красотой. По крайней мере так думала сама девочка. Но несмотря на всю любовь к своему имени, Флауэр жутко ненавидела, когда её имя произносили

В одном абзаце пять раз сказано об имени. Такое называется повтором.
Сейчас посмотрю дальше более подробно.
09:53 (отредактировано)
На самом деле ей не было сильно интересно, что нужно этим мальчишкам. Она была уверена

Дело не в том, сколько «былок» есть во всем тексте, а в распределении их на квадратный дециметр. Как в этом случае. И это, в принципе, ошибка так называемой вычитки. Просто глаз проглядел. Это нежелательно.
свой самый первый в жизни урок

Со словом «самый» нужно обращаться крайне аккуратно. Филологи сильно ругаются. laugh
Первый может быть только первым и никаким больше. Вы же не говорите «самый второй урок». Вот и с первым тоже не надо.
А что канцелярит?
Как ты относишься к такому обмену

Флауэр относилась к любым сладостям очень хорошо

Канцелярит в тексте есть. Но, в основном, неявный. В глаза сильно не бросается. Так что не переживайте. Это наследие романо-германских языков, связанное с юриспруденцией и чиновничьим аппаратом. Он везде пролез и вставил уши даже в литературный язык.
Но желательно обходиться без него.
Поэтому советую вам внимательно вычитать текст несколько раз.
06:12
Спасибо, я текст вычитывал кучу раз, и другие люди тоже кучу раз вычитывали. А я ещё особенное внимание на повторах заострял т.к они мне не нравятся. Но вот всё равно фигня получится, но хоть неявный канцелярит, который в глаза не бросается уже что-то. То что вы мне отметили я всё исправлю, да и вообще постараюсь следить за этой фигнёй, но думаю всё равно многое будет по-прежнему проскальзывать.
15:07
Исправил всё указанное, не здесь, но на основном сайте работы. В ситуации с именем проблемы возникли, сложно было заменить «имя» на синоним, в итоге смог убрать два упоминания из середины, надеюсь станет почитабельнее. В общем, спасибо
Загрузка...
Кристина Бикташева