Бог знает лучше -2. Часть первая. Возвращение. Глава 5. Плата. Глава 6. Что осталось?

16+
Автор:
chernogvardeets
Бог знает лучше -2. Часть первая. Возвращение. Глава 5. Плата. Глава 6. Что осталось?
Аннотация:
Ваше будущее.
Текст:

... Ульянка потрепала Седого за волосы.

– Вставай.
Тот сел на песок, огляделся.
– Что случилось?
– Утро же. Солнышко встает.
Алиса с Мику с трудом растолкали Костю.
– Засоня...
– Нигде от вас покоя нет. Не в жизни, не...
Он встал, зевнув, потянулся и, поморгав, застыл.
– Ты чего, опять уснул?
– Самурайка... У тебя волосы другие. Короткие, с проседью и шрамы на лице. Ты...
Мику ощупала свою голову.
– Точно же. Я ведь такая была, когда нас... Некрасивая наверно стала?
Костя обнял ее.
– Я тебя всякую люблю. Честно.
Тем временем Ульянка, сидя на песке, недовольно покачала головой.
– Ты чего сердитая? Подожди, дай догадаюсь. Есть хочешь?
– А чего? Раз утро, должен быть завтрак. Если я мертвая, то уже и не кушать? Совсем уже. Я несогласная.
– Нет, ну что-то в этом есть конечно. Ладно. Бутерброд будешь?
– С колбасой буду. И чай хотю.
– Держи.
Алиса удивленно почесала затылок.
– Как ты это делаешь?
Седой пожал плечами, мол фигня это.
– Вы тоже можете.
– ДА? Ладно, мать, хватит кукситься, будем вытворять чего-нибудь. Только сначала ополоснуться надо. Чтобы все по порядку было.
Наконец умылись, позавтракали, сели.
– И что делать будем? Седой?
Тот извлек из воздуха сигарету, повертел, отбросил в сторону.
– Вот... Короче вопрос. Вас в Москве или...?
– Ты про... Нет, сюда перевезли зачем-то, а что?
– Тогда в архивах должны ваши дела сохранится. Бюрократия.
– Подожди, в каких еще архивах?
Седой встал.
– Где у нас в городе КГБ?
– Ты охренел? Кто нас туда пустит?
Мику только прыснула со смеху.
– Лиска, ты... дурная. Мы же призраки.
– Точно ведь, я же забыла.
– Ну что, пойдемте в гости? Да и разведку на местности провести бы не мешало.
– Только вот мне автобуса ждать неохота, давайте по-быстрому. – Алиса очертила в воздухе круг. – Сразу на месте окажемся. Уля, руку давай.
... Дежурный, сидящий на входе, встрепенулся.
– Кто еще здесь? – потянулся к тревожной кнопке. Мимо него промелькнули тени. Кто-то рядом засмеялся. Мужчина помотал головой, показалось что ли...
– И куда теперь, где этот архив?
– Сюда давай.
– Откуда знаешь?
– Да в голове дежурного посмотрел. И вообще, вон же указатель.
Работник архива отложил в сторону очередную папку. Воскресенье называется, но начальству как откажешь. Сверхурочные опять же. Повернулся к двери.
– Эй, кто там?
Перед ним прямо из воздуха появились пятеро. Вроде подростки, с ними какой-то седой мужик.
– Ну, типа, здрасте.
– Что происходит, вы кто?
– «Azadi». Вспомнил?
Мужчина побледнел.
– Это невозможно, вы мертвые. Я же сам...
Алиса повернулась к остальным.
– Это он о чем?
– Он из ликвидаторов. – Седой повел головой. Кгбэшник вместе со стулом отлетел к стене. – Из тех, кто вас... – подошел присел. – Спрошу один раз. Где их дела?
– Т-там, наверное. Н-нет... не надо.
Комната наполнилась вонью. Ульянка брезгливо зажала носик.
– ФУУУУ... Он же в штаны наложил.
– Лежи пока. – Седой встал, подошел к стеллажу, перебрал папки с делами. Взял одну в руки, покачал головой.
– Нашел что ли?
– Да похоже. Хотите взглянуть?
– Чтобы удостовериться, типа?
Мику вздохнула.
– Костя, посмотри ты. Я не могу.
– Что там?
… » Отчет о ликвидации.»
» Участники музыкального ансамбля «Azadi». Арестованы 15 ноября 1981 года по обвинению в терроризме и госизмене. Этапированы из Москвы в Зареченск в начале декабря 1981 года. В конце декабря принято решение о ликвидации...
Алиса Двачевская. Восемнадцать лет. Она же Ружа Русова. Клички «Волчица», «Авеста». Ликвидирована.
Мику Токугава-Токарева. Восемнадцать лет. Она же Мария Русова. Кличка «Самурайка». Ликвидирована.
Константин Михайлов. Восемнадцать лет. Он же Константин Русов. Кличка «Апач». Ликвидирован.
Ульяна Советова. Четырнадцать лет. Она же Ульяна Русова. Кличка «Ангел». Ликвидирована.
... Примечание. Местонахождение ребенка выяснить не удалось. Меры воздействия на арестованных оказались безрезультатными. Следственные действия приостановлены...»
Фотографии, какие-то листы бумаги.
Седой просмотрел еще несколько папок с делами. Обернулся.
– Интересно, гляньте.
– Что интересного?
… » Совершенно Секретно.».
Отчет об операции «Лес».
Двадцатого мая 1981 года в район Заказника «Сосновский» была направлена оперативно-розыскная следственная группа в количестве двадцати человек для задержания гражданки Сазоновой Елены Владимировны, кличка «Лешачка». Группа сообщила о своем прибытии на место, после чего связь с ней была потеряна. Обстоятельства исчезновения неизвестны. Официально группа считается пропавшей без вести...
… По информации, которую удалось получить от местных жителей после случившегося, вышеназванная « Лешачка» была замечена в районе деревень Боровки, Семеновка, Теплый Ключ...
... Кроме этого сотрудниками пятого отделения милиции Пролетарского района города Зареченска было официально зарегистрированно заявление об исчезновении гражданина Петрова Александра Николаевича, принятое от его родителей. Поисково-розыскные мероприятия результата не дали. Какая-либо связь между гражданкой Сазоновой и гражданином Петровым не установлена...»
– Подождите, выходит Лена жива? А то, что...
– Искаженная реальность. По-другому не знаю...
Ульянка всплеснула руками.
– Ой, и Сашка наверно с ней! Их же найти надо и узнать все.
– Найдем. А пока... На выход, и за дверью подождите.
– Не поняла, а ты?
– Я быстро.
Алиса, ухмыльнувшись, посмотрела на кгбэшника, сжавшегося у стены.
– Не повезло тебе.
Тот внезапно истерично засмеялся.
– Вы... Вы... Вас же даже не хоронили, вас бродячие собаки обглодали.
Мику закрыла лицо руками. Костя обнял ее.
– Все зачтется.
Когда дверь закрылась, Седой подошел к мужчине, задумчиво взглянул на него.
– Страшно было? Не бойся...
– Н-не надо, пожалуйста. Не убивай меня.
– Почему? – удивился Седой.
– Я жить хочу.
– Они тоже хотели, ты им дал?
... Из-за двери послышался сдавленный крик, перешедший в хрип.
– Пошли отсюда. – возникший из воздуха, Седой вытер руки об штанины.
Дежурный на входе оторвался от газеты. Послышалось или кричал кто-то? Снова те же тени. Потянулся было к тревожной кнопке... Это было последнее, что он успел сделать прежде, чем его голова буквально разлетелась как гнилой арбуз от удара об стену.
– Седой, кончай звереть.
– Да я и не начинал. Лиска, лучше входные двери придержи. Чтобы не зашел кто.
Мужчина присел перед трупом, аккуратно стянул с него пиджак, снял наплечную кобуру.
– Макаров? Хорошая машинка, Костя, возьмешь?
Тот пожал плечами.
– Да я и стрелять-то вроде не умею...
– Рассказывай. – Седой аккуратно обшарил карманы убитого, стараясь не запачкаться в крови. – Что у нас тут? Ксива... – он повертел в руках удостоверение, брезгливо отшвырнул его в сторону. – Опаньки... Покойничек-то недавно зарплату получал. – сунул в нагрудный карман пачку денег.
– И на хрена они нам сдались?
– Пригодятся.
Алиса только мотнула головой.
– Прекрати. Тебе волю дай, ты тут все обнесешь. Дорвался, блин.
– Ну по-хорошему к ним в оружейку надо бы еще заглянуть. Ладно, в другой раз. Пошли. Только... – Седой пошевелил пальцами. На стене появилась кровавая надпись.
– Это ты чего и зачем? – удивилась Ульянка.
– Послание, типа.
» ЧТО МЫ СЕЕМ, ТО И ПОЖИНАЕМ. ПОСЕВ ВЗОШЕЛ.»
Тени прошли сквозь закрытые двери на улицу. Седой обернулся к охранникам, стоявшим около входа.
– Поживите пока, я вас потом убью.
» ВАШИМИ СЛЕЗАМИ БУДУ Я БОГАТ.
Я И СУД ПРИСЯЖНЫХ, Я И АДВОКАТ...»
ГЛАВА ШЕСТАЯ.
ЧТО ОСТАЛОСЬ?
... Мику, остановившись перед охранником, задумчиво посмотрела на него.
– Слышь... мудак. – обернулась. – Седой, а можно я его сама грохну? За все хорошее. За себя, за нас всех. Пожалуйста...
– Можно, но попозже.
Охранники переглянулись.
– Кто здесь?
Ульянка засмеялась.
– Дураки. Бее... – перед бойцами, стоявшими у входа, из воздуха появилась маленькая рыжая девочка, показывающая язык. Исчезла...
Охранники недоуменно переглянулись.
– Это что было, ты видел?
Послышался мужской голос.
– Уля, кончай прикалываться, пошли.
– Да кто тут еще?
Перед входом из ничего возникло пятеро. Три девчонки, парень и седой мужчина.
– Мы. А вы поживите пока. Мы еще придем.
Одна из девчонок, черноволосая с проседью азиатка со шрамами на лице, показала пальцем на охранника.
– Запомни, сука, ты мой.
Она провела большим пальцем по горлу и засмеялась.
Исчезли...
– Ты видел? Что это было?
– Да хер его знает. От жары уже мерещится, а днем что будет...
Из здания послышалась трель телефонного звонка. Снова...
– Что там еще? Дежурный спит что ли? Схожу гляну.
Охранник зашел в дверь и тут же выбежал обратно.
– Тревога! Дежурный убит. Вызывай группу!
... – Седой, отсыпь прайсов немного, а то что-то есть захотелось. Подождите, я сейчас.
Вернувшись, Алиса подошла к остальным, сидящим на газоне, протянула бумажный пакет.
– Это что?
– Пирожки. С рыбой мне, а еще с картошкой и печенкой.
– И откуда?
– Оттуда. – Алиса показала на продавщицу, стоявшую у магазина и удивленно оглядывающуюся по сторонам. – Чего? Я ей деньги оставила, все по-честному.
Перекусив, посидели еще немного.
– Что дальше делать будем?
– Может домой зайдем? Посмотрим хоть чего да как. Самурайка?
Та встрепенулась.
– Ой, правда. Я и сама хотела предложить. Только ведь, столько времени прошло... Интересно, мама меня увидит?
... Зашли в подъезд, поднялись на третий этаж.
– Звони, давай.
За дверью послышались шаги, потом женский голос. – Кто там? – дверь открылась. Молодая женщина, из комнаты мужской голос.
– Кто там, Таня?
– Никого, мальчишки наверно балуются... Вы кто?
– Она нас видит. Ничего себе.
Мику вышла вперед.
– Здравствуйте. А вы-то сами кто?
Женщина помотала головой.
– Что значит... мы здесь живем.
– Но... это же моя квартира. Я здесь жи... ла.
Женщина внезапно побледнела.
– Господи... Ты... ты Мику? Не может быть. Гена! Иди сюда быстрей.
Из комнаты вышел мужчина с газетой в руках.
– Ну что там у тебя? – неожиданно он отшатнулся к косяку. – Это же она. Точно, только волосы другие.
Женщина закрыла лицо руками.
— Только ребенка не трогайте, пожалуйста.
Алиса поморгала.
— Слышь, ты чего?
— Вы же... мертвые. — она показала на Мику. — Она ведь... Зачем мертвые к живым являются...
— НЕТ! — закричала та. — Я ничего плохого не хотела. Я просто домой пришла. Да скажите вы им.
— Минутку. — Седой потер лоб. — Странно конечно, что вы нас видите. Но чего не бывает. Слушайте, может быть, пройдем да поговорим спокойно?
— Ну раз дело такое, Таня, успокойся. Представь, что это обычные люди. Давайте тогда в комнату проходите, да не разувайтесь. Черт, что я говорю...
— Подождите, я телевизор только выключу.
Женщина достала из коляски, стоявшей у окна, младенца.
— Вот, сын у нас. А старший на улице.
Мику прикрыла глаза.
– У меня ведь тоже сын есть. Где он сейчас...
Женщина смахнула слезу.
– Мы ведь до этого в рабочей общаге жили. В комнатушке. А тут мужу квартиру из городского фонда выделили. Как не согласиться... Ты прости нас, мы же не знали, ничего ведь не знали.
– Я ведь не в чем вас не виню. А скажите, о... родителях моих, может что слышали?
– Нет, врать не будем. Слухи ходили, что женщина, мама твоя то есть, в Японию вернулась. А отец пропал.
Мику, всхлипывая, уткнулась в плечо Кости.
– А как вы ее узнали? Интересно вот.
Мужчина пожал плечами.
– Да просто... Мы когда переехали, здесь вещи старые были. Стали разбирать, смотрим фотографии. Семейные.
– Вы же их не выкинули? Нет ведь?
– Нет. Сейчас, подожди. – мужчина встал, подошел к шкафу, порылся. – Вот, держи.
– Ой, это же я с мамой и папой... В Москве и дома. Спасибо вам большое. А можно я их возьму?
– Конечно, они же твои. Подожди я их в конверт сложу.
Мику положила конверт в сумку и встав, поклонилась.
– Благодарю вас за то, что сохранили память. Не волнуйтесь, я не приду больше. Живите как жили и пусть у вас все хорошо будет. Пойдемте. А то неудобно.
Уже у двери мужчина остановился.
– Мы ведь знаем кто вы, Крылатые. – вздохнул. – Старшему двенадцать, боимся мы за него. Он... он сны стал видеть. Понимаете, что это значит? И это... Мику, если захочешь вернуться... Это ведь твой дом. Двери открыты.
... Выйдя из подъезда, сели в пустой песочнице.
– Мику, не плачь. Я видеть не могу, когда ты ревешь.
Алиса попыталась вздохнуть, плюнула в песок.
– Опять забыла, что я мертвая... Сука. Слушайте, а у нас что? Посмотрим или нет? А вдруг родители дома, Костя?
– Давай глянем. Уля, ты как?
– Боюсь. Но... лучше знать наверно.
Дом, опустевший двор, подъезд, пятый этаж. Ульянка, остановившись, удивлено показала пальчиком.
– А чего это с дверью?
– Похоже опечатана.
– Что-то заходить не хочется. Надо ведь. Интересно, а через дверь пройдем? Ну-ка...
В квартире на них пахнуло пылью и тленом. Костя заглянул в свою комнату.
– Что здесь произошло?
Прошли в зал. Та же пыль, паутина в углах, обломки мебели. Алиса, упав на колени, подняла голову к потолку и жалобно завыла. Мику присела рядом.
– Волчица, не надо, прошу тебя.
Ульянка заплакала, уткнувшись в Седого.
– Это же наш дом был, что они с ним сделали?
Костя зашел в спальню родителей, выйдя, молча покачал головой.
Алиса, посидев, встала.
– Пойдемте отсюда. Здесь же как в склепе. Страшно...
... Выйдя на лестничную площадку, обернулись. Неожиданно дверь в соседнюю квартиру приоткрылась и из-за нее осторожно выглянула пожилая женщина. Вгляделась...
– Девочки, Костя... Азад, и ты с ними?
– Здравствуйте, баба Вера. А вы нас видите?
Старуха пожала плечами.
– На зрение еще не жалуюсь. Да вы давайте заходите, поговорим уж.
Зашли, сели.
– Вы не боитесь? Мы же мертвые.
Женщина только махнула рукой.
– Сейчас время такое, что живых боятся.
... – В соседнем подъезде квартиры пустые. Ночью приезжали. А мы только слышали, как кричали страшно. И что с ними не знаем. Может и отбили...
– Кто?
– Да гуляют у нас по темноте. На днях отделение сожгли, а то по утрам трупы с перерезанным горлом находят. Листовки. И на стенах знаки. Звезды красные и подпись Азади. Мстят за всех... Вы дядю Ивана помните? За хлебом пошел и пропал. Облава была. Террорист сказали, а он же на костылях ходил. Вот за него.
Старуха помолчала.
– В войну такое было... Но те немцы, фашисты, а эти, кто?
– А с квартирой нашей, что случилось?
– А как вас... Приехали на трех машинах. Васильич спросит хотел кто такие, по какому праву, его... Все разгромили. То ли искали чего, то ли зло вымещали. А родители твои, Костя, не вернулись...
Где-то в Сибири.
... – Николай, Катерина! К начальнику зайдите, сказал срочно.
– Борис Ефимович, вызывали?
– Проходите. Новости плохие для вас. Очень плохие. Держитесь, ваших детей взяли.
– Катя...
– Это еще не все. Радиограмма пришла. Приказано вас взять под стражу, а завтра за вами вертолет прилетит.
– И что делать будешь?
– А кто я по-твоему? Уходить вам надо. Сейчас же.
– Понятно.
– Понятно ему. На карту смотри. Пройдете на восток, три дня пути, там стойбище будет... Помнишь на днях людей в распадке видели? Говорят партизаны. Короче... Бэргэну привет передавай, поможет.
– Подожди, вы как? Вас же...
– А что мы? Вы... скажем на охоте были. Точно. И не вернулись. Что да как выяснить не удалось. Вот и все. Тайга большая... Ладно, Павел, выдели товарищам все необходимое. Оружие не забудь. Ну... может еще увидимся...
... Посидели, помолчали.
– Баба Вера, а что вы там про мстителей говорили?
– А это вам Женьку найти надо. Говорят, как парень ее погиб... Алексей, ну Смуглый то есть. Она с матерью из дома ушла. Ребенок у нее... А еще говорят, что, если в небе ястреб мелькнет или крик его слышно, значит и такие как вы рядом. Вроде как опознавательный знак... Наши то пацаны с ней ушли. А кто остался, кто их знает. Днем в школу ходят, а по ночам...
– Спасибо за рассказ. – встали. – Пойдем мы.
У двери женщина вздохнула.
– Может и не зря вернули вас...
Во дворе, у столика за котором обычно играли в домино мужики, сидели пятеро. Мику всхлипывала, закрыв лицо руками.
– Они же у нас все забрали, все... Жизнь, дом, родных, саму память. Я же их за это убивать буду. Сволочи...
– Подожди. – Алиса прервала ее. – Их валить, это понятно. Не обсуждается. Завалим, мать. А вот что нам та я сказала? Ну небесная что ли... Что Старшую найти надо, спасти.
– Ой, это же про Ольгу Дмитриевну. И чего тогда тут сидим как... Микуся, хватит. Я может тоже плакать хочу. Пойдемте...
0
05:51
33
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кристина Бикташева