Фрегат "Возмездие". Глава IV

Автор:
jSullen
Фрегат "Возмездие". Глава IV
Аннотация:
Повесть о "летучем голландце" и чудо-оружии.
Текст:

Новообразованная Империя ГИСЛИ, планета Донна Крейцера III, столичный ресторан "Цветущая сакура", 19:34 планетарного времени, восьмой год войны

Здесь пили и гуляли, ссорились и били морды, здесь мирились, играли в карты, бросали кости, звенели монетами и швыряли кредиты, здесь покупали выпивку и продажную любовь, здесь угрожающе скалились и криво ухмылялись, здесь упивались до бесчувствия и орали песни нестройными голосами. Здесь неумеренно курили и безбоязненно кололись. Военная полиция не появлялась здесь без особой нужды, а появившись, не уходила без старой, доброй потасовки. Здесь поминали погибших, обмывали звания и награды, здесь встречали возвратившихся с фронта и провожали уходящих на фронт. Здесь никого не интересовало, кто вы и откуда, здесь можно было говорить без опаски и без оглядки. Это место идеально подходило для тайной встречи и в нём назначили тайную встречу.

- Не обращайте внимания, господа, - официант смёл грязным полотенцем крошки на пол, - обычное дело. Парни с биг-ракетоносцев, вон те, в черных куртках, разбираются с парнями с ударных крейсеров. С теми, что в серых комбинезонах. Выясняют, кто из них важней на Флоте. А по мне, так все они одинаковы. Пушечное мясо. Не поймите меня неправильно, господа, я вижу, вы тоже флотские, но в наше проклятое время жизнь дешевеет с каждой секундой.

- А вы, я вижу, философ, - капитан-командор Зданевич смахнул ребром ладони оставшуюся крошку. - Принесите-ка лучше выпить, Сенека.

Официант закинул полотенце на плечо, обтёр руки о замусоленный фартук.

- Раньше это было приличное заведение, - сообщил он с сожалением. - Господа офицеры приходили сюда с женщинами...

Зданевич иронично хмыкнул.

- ...с женщинами, - упрямо повторил официант, - со своими подругами, со своими женами, с детьми. Заказывали еду, беседовали, пили кофе, курили настоящие сигары, а не эту синтетическую дрянь... пили хорошее вино и никогда не напивались вдрызг и не блевали по углам...

- Не мочились прямо за дверью, - сказал капитан Сондерс, пристально оглядывая зал.

- И захватите чего-нибудь пожевать, - добавил эскорт-командор Энди Моралес. - Желательно съедобного, - уточнил он, подумав.

- Выпить и поесть, - сказал официант, отходя от столика.

- Итак, господа, - сказал Сондерс.

- Простите, Вацлав, - перебил его Зданевич, с интересом досматривая финальную сцену драки. Черные куртки, вышвырнув последние серые комбинезоны за дверь, немедленно отметили победу буйными воплями и обильной выпивкой.

- Постыдное зрелище, капитан, - Сондерс брезгливо скривился.

- Снобизм, чопорность и старомодность, Вацлав, - сказал Зданевич зло, - сейчас это не в моде, капитан...

- Наплевательское отношение к уставу, презрение порядка и всеобщий упадок нравов, который я вынужденно наблюдаю, это всё вы называете модой?

- Вацлав, не заводись, - мягко сказал Энди Моралес, - капитан Зданевич неудачно пошутил.

- За такие шутки раньше вызывали на дуэль, - Сондерс нервно подернул плечом.

- Отчего же, капитан, - сказал Зданевич, - я готов. В любое время и в любом месте. Присылайте секундантов. Выбор оружия я оставляю за вами, по праву оскорблённого.

- Серж, прекрати, - сказал Моралес.

- Я не против, - Зданевич изобразил губами улыбку, - я всецело за. Но, капитан Сондерс, кажется, не совсем понимает состояние текущего момента...

- Я бы хотел просить вас...

- Заткнитесь, Вацлав, - устало произнес Зданевич, - заткнитесь и послушайте...

- Ваш заказ, господа, - вклинился в разговор официант. Он быстро расставил принесённые тарелки с едой, с хрустом свернул пластиковую пробку с бутылки, разлил виски по гранёным стаканам. - Приятного аппетита, господа.

Зданевич поднёс стакан к носу, понюхал виски, сморщился недовольно.

- Сублимированное пойло, сублимированное мясо, химическая дрянь вместо настоящего солода и настоящего белка. Ваше здоровье, господа!

- Вы непоследовательны, Серж, - заметил Моралес. - Нападаете на беднягу Сондерса, а сами недовольны тем, чем вас кормят.

- Отчего же, Энди, - Зданевич распробовал виски на вкус. - Я чрезвычайно терпеливый и необычайно понимающий человек. Я вхожу в положение и подчиняюсь обстоятельствам. Я делаю скидку и принимаю во внимание. Я сочувствую и оправдываю, сострадаю и прощаю. Я агнец горний, Энди. Но только до определённого предела и в нечетные дни недели. Особенно я зверею, когда мне подсовывают синтетику вместо обычной еды. Заметьте, Энди, обычной. Этой дряни у меня на борту полные холодильники.

- Гастрономический эстет, - холодно произнёс Сондерс, - анархиствующий гурман. Может вы не заметили капитан, но у нас идёт война.

- Галактика в огне, - Зданевич повторно наполнил стакан, - но это не отменяет вкусную и здоровую пищу, Вацлав. Категорически не отменяет, а совсем даже наоборот...

- Хлеб да каша — пища наша, - подсказал Моралес.

- Вы знаток фольклора, Энди, - Зданевич вылил виски в рот. Скривился, сплюнул под стол. - Вот вам ещё одна: "Голодное брюхо к учению глухо". Берите, сегодня я добрый. Отдаю в хорошие руки. Бесплатно.

- Спасибо, Серж, - Моралес достал блокнот в кожаной обложке и старательно зафиксировал изреченную Зданевичем народную мудрость.

- Записали? - серьёзно спросил Зданевич.

- Да, сэр, - сказал Моралес, пряча блокнот во внутренний карман куртки.

- Тогда выпьем, господа! - возгласил Зданевич, поднимая стакан. - Хотя мне всегда больше нравилось "товарищ".

- Тамбовский волк тебе товарищ! - немедленно откликнулся капитан Моралес. - Этимология слова "тамбовский" мне, честно говоря, не понятна.

- Филосо-софы, - сказал Зданевич, разглядывая Моралеса сквозь стакан, - академии Генерального штаба выпускники, белая кость, голубая кровь, выправка и правильная речь, мать вашу...

- Вы снова напьётесь, Серж, - Энди Моралес вздохнул с укоризной, - и нам придется вас снова тащить...

- Он уже напился, Энди, - Сондерс плеснул виски в стакан, - разве ты не видишь?

- Ладно, товарищ Сондерс, - с вашего позволения я закушу, вот этой аппетитной котлетой...

- Не пейте больше, Серж, нам предстоит важный разговор.

- Да, кстати, а где же наш таинственный визави, Сондерс? И что вы нам хотели сообщить, многозначительно при этом хмурясь.

- Свинья, - буркнул под нос Сондерс.

- А я вас слы-ы-ы-шу, капитан, - Зданевич обвиняюще уставил на Сондерса вилку с насаженной котлетой.

- Я жду его с минуты на минуту, - Сондерс демонстративно глянул на часы.

- Разве этому вас учили в академии? С минуты на минуту... Извольте быть точным, капитан.

- Он пришёл, - сказал Моралес, указывая на дверь.

Человек, назначивший Сондерсу встречу в ресторане "Цветущая сакура", задержавшись у входа, пристально оглядел зал и лишь после этого не спеша направился к столику, за которым сидели приглашенные им офицеры.

- Разрешите присесть? - спросил он, положив руку на спинку свободного стула.

- Да без вопросов, - великодушно разрешил Зданевич, показывая рукой как он не возражает. Обведя широким жестом своих друзей, Зданевич, не сумев вовремя остановиться, начал круто заваливаться влево, но гость ловко ухватил его за куртку и удержал от падения.

- Премного, так сказать..., - сказал Зданевич, - со всем нашим благо... рас... благоволением... благодарен.

- Капитан, вы пьяны, - с жесткими интонациями в голосе сказал гость, усаживаясь.

- Всенепременно, - невпопад заявил Зданевич.

- Простите, командор, - сказал Моралес, вытаскивая Зданевича из-за стола, - мы отойдём, ненадолго, в туалет. С вашего позволения...

- Мы подождем, - сказал гость и Сондерс качнул головой, соглашаясь.

Моралес подхватил пьяного Зданевича за плечо и потащил в туалет. Зданевич глупо хихикал Моралесу в ухо и дудел победный марш, обдавая Энди запахом перегара. Оказавшись в туалете, Моралес, заткнув сливное отверстие раковины пробкой, включил воду, крепкой рукой пригнул слабо сопротивляющегося Зданевича и несколько раз окунул его в раковину.

- Как вы можете, Серж, - Моралес, глядя на отфыркивающегося друга, тщательно протёр ладони белоснежным платком, - ладно мы, но что подумает о нас командор?

- Вот дерьмо, - сказал Зданевич, мрачно оглядывая намокшую куртку. - Ты прав, Энди, - он взъерошил мокрые волосы. - Это отчаяние, - пояснил Зданевич, - отчаяние и безделье. - А пойло действительно мерзость. Оттопырив губу, Зданевич выдохнул и принюхался. - Чувствуешь, как прёт? Выпил-то всего ничего, а воняет, будто квасил неделю. - Прости, друг, - сказал Зданевич, - считай, я завязал.

- Доверяй, но проверяй, - ответил Моралес, бросая платок в урну.

- Всегда пожалуйста, - сказал Зданевич. - Пошли, брат Энди, командоры не любят долго ждать.

За время их отсутствия за столом мало что изменилось, разве что перед командором появилась чашечка кофе. Сондерс меланхолично потягивал виски, командор задумчиво крутил чашку.

- Вы, в порядке, капитан? - спросил командор, не отрывая взгляда от чашки.

- Извините, господин командор, больше такого не повторится.

- Мы готовы вас выслушать, - Энди Моралес взглянул на Сондерса. Сондерс едва заметно кивнул.

- Да, хотелось бы знать, что здесь происходит, - сказал Зданевич.

- Настоятельно советую вам помолчать, капитан, - командор отставил чашку.

- Ага, - сказал Зданевич и замолчал.

- Скажу прямо, господа, моё желание встретится с вами не связано с вашими личными качествами. При прочих равных условиях мой выбор был бы объективно случайным, если бы не одно и существенное "но". Каждый из вас командовал и командует самыми быстроходными, маневренными и отлично вооружёнными кораблями-рейдерами, состоявшими до недавнего времени на вооружении федеральных галактических сил. Или состоящими, кому как нравится. Корабли типа "хеджхог" отлично зарекомендовали себя во всех без исключения боевых столкновениях.

- Объективности ради, хочу заметить, что это обстоятельство не спасло федеральный флот от поражения, командор.

- Вы правы, капитан, вы правы. "Хеджхоги" великолепные корабли...

- На них великолепно драпается, - перебил командора Зданевич. - Редкая сволочь могла нас догнать.

- В этом была основная проблема федерального флота, - делая вид, что не заметил выпад Зданевича, продолжал командор. - Наше вооружение не позволяет оказывать врагу действенное сопротивление.

- А вот у них, - сказал Зданевич, показывая на гуляющие черные куртки, - почему-то сил хватает...

- Потому что они на периферии больших сражений, капитан, - быстро сказал командор, - по сути, они ведут пограничную войну. И заметьте, ведут её на пределе своих сил и возможностей.

- Не буду спорить, командор, - неуступчиво сказал Зданевич, - но, тем не менее, они даже побеждают... иногда.

- Хорошо, капитан, - командор зло крутанул чашку, - согласен. Они побеждают. Иногда. При том, что судьба Федерации решается не здесь, а там. - Он ткнул пальцем в потолок.

- Серж, - сказал Сондерс.

Зданевич пожал плечами.

- Я продолжу? - язвительно осведомился командор. - Так вот. Адекватный ответ, господа. Сила, превосходящая силу. Способная остановить и отбросить противника. Разгромить и уничтожить. Такая сила, господа, у нас появилась.

- Ну, ты смотри, - Зданевич рассмеялся. - Черт из табакерки, джин из бутылки, бог из машины... Не было, не было и вдруг появилось!

- Прекратите истерить, капитан, - прошипел командор, - и помолчите, чёрт вас дери, хотя бы пять минут.

- Серж, - повторил Сондерс, - успокойся.

- Да, капитан, если угодно, произошло чудо. Если угодно, считайте меня добрым волшебником. Похож я на доброго волшебника, капитан? Нет? Отчего же? Вот вытащу из кармана волшебную палочку, взмахну ею и получайте своё самое заветное желание... Это был секретный проект, господа. Абсолютно новое оружие, способное разрушать целые планеты, взрывать звезды и изменять структуру пространства. И достаточно компактное, чтобы его без проблем можно было разместить на борту боевого корабля. Такого, как фрегат, к примеру. Проект имел кодовое обозначение "Огненный смерч", а оружие назвали ДП-ПМ. Деструктор планет-Преобразователь пространства. Исследования велись со сто девяносто второго года, первый опытный образец появился в двести тринадцатом. Потом его доводили и совершенствовали, уменьшая в размерах, пока не добились приемлемых результатов. Более чем приемлемых. За десять дней до начала Вторжения, корабль, на котором установили опытный образец оружия, перебросили на одну их секретных баз Флота. Одну из тех, чьи координаты известны строго ограниченному числу лиц. На них, носителей сверхважных тайн, даже списки не составлялись.

- А вы? - отрывисто спросил Сондерс, - откуда вам стало известно об этом?

- Я, - командор помедлил прежде чем ответить, - предположим, я обеспечивал режим секретности на последних этапах работы. До самого выхода корабля в испытательный рейс. За десять дней до Вторжения.

- Как вы узнали, где корабль находится сейчас?

- Подробности не должны вас интересовать, Сондерс. Это скучно и неинтересно, знать, откуда, почему и от кого Я УЗНАЛ о нынешнем местонахождении корабля. А о том, как я об этом узнал, вам точно знать ни к чему. Главное — я точно знаю, где он находится, главное — я точно знаю, что оружие на его борту и оно в рабочем состоянии, главное — он полностью снаряжен, боеспособен и готов к выходу в космос.

- Псих, - фыркнул Зданевич. - Или того хуже. Захватит рейдер и пойдёт пиратствовать. Да, господин пират? Мы ему нужны... Рейдеры ему наши нужны...

- Ваши рейдеры, Зданевич, приказом Верховного главнокомандующего вооруженными силами ГИСЛИ включены в состав военного флота Империи. А вы, вместе с вашими командами, интернированы. С восемнадцати ноль-ноль планетарного времени. По всему выходит, это уже не ваши рейдеры.

- Так, - сказал Сондерс, - информация достоверная?

- Более чем, Вацлав, - командор усмехнулся. - Вас, скорее всего, ищут, и найдут, естественно.

- А вас?

- Я здесь, - сказал командор, - пребываю неофициально...

- Значит, вы предлагаете...

- Весомый козырь, способный изменить ход войны, кардинально и бесповоротно. Я видел, что происходит с планетами, попавшими под обстрел ДП, - обратился к Зданевичу командор, - что от них остается. Атомы, распыленные в вакууме. Чертовски эффективно и чертовски устрашающе, Серж.

- Я согласен, - Сондерс вопросительно посмотрел на Зданевича.

- Чёрт с вами, я в деле.

- А вы, Энди?

- Безусловно, командор.

- И где же он находится, ваш чудо-крейсер?

- Фрегат, - сказал командор. - Фрегат. "Возмездие".

Он достал сложенную вчетверо штурманскую карту. Сондерс отодвинул посуду, расчищая место на столе. Командор разложил карту, провел ногтем от системы Донны Крейцера до точки, расположенной в области, прилегающей к Ядру.

- Звезда FN 38475829, имеет четыре планеты, которые обращаются вокруг неё по сильно вытянутым орбитам. Две: газовые гиганты наподобие Юпитера, третья, самая близкая к светилу, напоминает Марс, четвертая - её спутник. Безжизненный, каменистый шар, GS-38475829-4. Конечная цель полета.

- Самоубийство, - сразу сказал Зданевич.

- Лёгкой жизни тебе не обещали, - проворчал Сондерс.

- За пределом дальности, - напомнил Моралес. - Трижды.

- Три гиперскачка на пределе дальности, - загнул палец Зданевич, - тройная загрузка энергонакопителей... И три обратно.

- Положим три, - сказал командор. - Не забывай, бросок в одну сторону.

- Ладно, три, - согласился Зданевич, загибая еще палец, - вопрос — где точки выхода? Полагаю, в секторах, указанных командором.

Командор кивнул.

- Вацлав, мы не дети. Ясное дело, что в точках промежуточных стартов мы можем найти обломки и руины, или того хуже, столкнуться с противником. Фактически, у нас мало шансов на успех. Ничтожно мало. Практически, мы смертники.

- Уж с ним-то мы обязательно встретимся. - Зданевич прикрыл ладонью желтое рыхлое пятно, обозначающее на карте Ядро Галактики. - В настоящий момент это самое жаркое местечко во всей Галактике, господа. Мы собираемся прыгнуть в самое пекло.

- Всё лучше, чем лагерь для перемещенных лиц, - сказал Энди Моралес, - а воевать за Империю я не желаю. Куда не кинь...

- Всюду стенка, - командор сложил карту. - Риск огромен, план детально не проработан, всё построено на допущениях и предположениях, но, как точно подметил капитан Моралес, выбор у вас небольшой. Собственно и выбора-то никакого нет.

- Как и у вас, командор, - напомнил ему Сондерс.

- Да, как и у меня, - после непродолжительного молчания сказал командор. - Поэтому обговорим существенные детали моего несуществующего плана. Применительно к вашему нынешнему положению. Где сейчас пришвартованы ваши корабли?

- На внешнем рейде планеты. Орбитальные доки Вспомогательной Эскадры. Терминал В.

- Экипажи?

- Военная база федерального... э-э-э имперского Флота "Альфа", казармы А-20, А-21.

- Рейдеры, скорее всего, там и остались, а вот с людьми, возможно будут проблемы. В зависимости от того, где они в настоящий момент находятся. Придется уточнить.
Командор достал плоскую коробочку коммуникатора планетарной сети, вставил в ухо горошину микрофона, набрал номер.

- Простите, господа, я вас покину на несколько минут, - сказал командор. - Нет, это не тебе... Приватный разговор...

- Как хотите, - сказал Зданевич, - а мы тут посидим, хлопнем по рюмашке.

Командор вышел. Зданевич потянулся за бутылкой, но в тот момент, когда он ухватил бутылку за горлышко, входная дверь с треском распахнулась. Жалобно звякнули стекла. Шум мгновенно стих и в наступившей тишине кто-то с пьяным изумлением произнес: "Оп-па-на!" Черные куртки, в предчувствии скорой драки, дружно отступили к стенам, хищно скалясь. Бармен, сумрачный бритый крепыш в рубашке с закатанными по локоть рукавами, переместился вдоль стойки ближе к выходу, официант высунулся бледной тенью из-за портьеры и сразу же благоразумно скрылся.

- Тихо, тихо, парни! - сержант военной полиции в камуфлированной униформе, предостерегающе помахал дубинкой. - Осади назад! Спокойно, парни, не дергайтесь! Эй! Стой, где стоишь!

- Вы, - сержант показал дубинкой на Зданевича.

- Я?

- Нет, трое, все! - рявкнул сержант. - Вы пойдёте со мной! Немедленно!

- Оперативно, - процедил сквозь зубы Сондерс. - Командор?

- Вряд ли, - сказал Зданевич и крикнул, - это провокация, сержант! Требую представителя командования Флота.

- Встать, - сержант взмахнул дубинкой, - руки за головы. Ко мне, бегом!

- Я старший по званию, трутень, - взъярился Зданевич. - Меня...

- Боевого офицера, - сказал приятный господин неброской наружности, возникший рядом с сержантом неизвестно как, и непонятно откуда. - Обычный фронтовой репертуар.., - Сержант, уберите своих людей, - распорядился властно господин и сержант нехотя подчинился, уведя лишившуюся законной добычи свору на улицу.

- Грубы, но исполнительны, - приятный господин с сомнением посмотрел на отставленный стул, на котором недавно сидел командор. - Позвольте представиться. ДВК. Департамент внутреннего контроля, особый агент..., - приятный господин показал золоченый значок, приколотый к казенной кожаной обложке, - особый агент Харпер Лонг, Имперская Дирекция Безопасности.

- Чему обязаны? - недружелюбно осведомился Сондерс, - особый агент Донг?

- Лонг, - приятный господин вежливо улыбнулся, - Меня зовут Харпер Лонг.

- Донг, Лонг, неважно. Что вам угодно?

- В соответствие с приказом Высшего Совета Обороны Империи ГИСЛИ, мне приказано задержать офицеров федеральных вооруженных сил Сондерса, Моралеса и Зданевича, - Лонг извлек из внутреннего кармана пиджака узкий лист плотной бумаги, - и препроводить их под усиленной охраной в предварительно-фильтрационный лагерь "Си-Дельта 1". Лонг бросил лист на стол. - Ордер прилагается. Угодно ознакомиться?

- Незачем, - Сондерс встал, отодвинув стул. - Мы вам верим. На слово.

- Обойдемся без слёз и траурных речей, - Зданевич картинно заложил руки за спину, - Прощай, свобода!

Энди Моралес честно расплатился за ужин.

0
21:20
75
22:48 (отредактировано)
Ничего не понимаю…
Это скачок назад во времени?
Если так, то империя и федерация союзники? Зачем тогда кого-то интернировать? В случае с экипажами Федерации это возможно при наличии двух компонентов.
А. Империя не воюет ни с кем.
Б. Есть договоры с третьей стороной ( с которой воюет Федерация).
Иначе интернирование выглядит глупо и нелогично.
Ну и опять. Кто организовал Вторжение? Мухоиды?
А, наверное, ТЕ, КОГО НЕЛЬЗЯ НАЗЫВАТЬ.
Да и ошибок многовато…
И ещё вопрос: если окунуть пьяного рожей в воду, он сразу протрезвеет? Не верю. Так не бывает.
Да и вообще эта сцена лишняя абсолютно.
Она никак не влияет на сюжет. Напоить в хлам человека с двух рюмок, чтобы показать плохое качество суррогатного пойла?
Это уже было показано. Все кривили лица.
А дальше — лишнее.
В общем, много ненужного и недосказанного.
Из-за этого читателю приходится ломать голову. И главное — ломать голову неоправданно. То есть на ровном месте.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2