Бог знает лучше -2. Часть первая. Возвращение. Глава 7. Ольга. Глава 8. На базе.

Автор:
chernogvardeets
Бог знает лучше -2. Часть первая. Возвращение. Глава 7. Ольга. Глава 8. На базе.
Аннотация:
Ваше будущее
Текст:

... Костя с недоумением посмотрел на обшарпанную дверь со следами взлома, на вырванный с мясом звонок, висевший на одном проводе.

– Это точно ее квартира? На бомжатник похоже. – постучал.

За дверью послышались шаги, потом хриплый голос.

– Кого там принесло, блядь? Пошли нахуй.

– Свои.

– Кто свои?

– Да открывай ты, не выебывайся.

Щелкнул замок. На пороге стояла, шатаясь... женщина с опухшим, испитым лицом одетая в грязный порванный халат. На горле след от странгуляционной борозды.

– Ну... Водка есть? Нет, пошли вон...

Внезапно ее глаза расширились от ужаса. Отступив, она упала на колени.

– Вы... Значит вы за мной пришли. Заберите меня к себе! Я же не могу больше, я ведь...

Седой сел рядом, обнял ее.

– Оля, ты что? Не надо.

– Господи... Что же с ней сделали? Старшая... Приди в себя.

Ольга отстранилась, поморгала.

– Не пойму, вы живые или нет?

Алиса присела рядом.

– Да мы сами еще не врубились.

– Короче... Придется радикально действовать. Сказали же спасать. Держите ее. Оля, больно будет немного. Потерпи.

Седой взял ее руки в свои, напрягся.

– ОООЕЕЕЕУУУУУ...

Ольга внезапно застонала, ее вены набухли, с кончиков пальцев закапала черная жижа. Резкий запах перебродившего спирта, гнили... Она откинулась назад на Алису.

– Ты что с ней сотворил?

– Да всю гадость из нее вывел. Она же отравленная была, как это называется? Типа интоксикация, что ли. Оля вставай, сейчас помогу. Кто-нибудь гляньте есть у нее чего чистого. Самурайка, давай ее в ванную.

– В смысле?

– Умоешь ее хоть, сменку нашли?

– Ну можно сказать, что да.

– Тогда, побудь Мойдодыром. – Седой вошел в комнату, поморщился. – Тяжелый случай. Окно откройте. Уля, держи веник. Костя, мусором займись. Бутылки...

Ульянка ойкнула.

– Бутылочки не выкидывай, это же деньги, вот.

– Лиска, пошли на кухню.

– Что там в холодильнике?

– Ничего кроме плесневелого хлеба и какого-то ливера.

– Ладно, сейчас сделаем.

Через несколько минут на кухню заглянули Ульянка с Костей.

– А чем это у вас тут вкусненьким пахнет, а?

Мику ввела на кухню Ольгу.

– Принимайте, вроде отмылись.

Ольга смущенно потупилась, потом огляделась.

– Это вы сделали? Я уже и забыла, как это бывает.

– Вспомнишь. Давайте, садимся.

– Я с папой, вот. И хоть покушаем. А то за весь день какие-то пирожки. Безобразие.

Седой разлил вино.

– Оля, ты пропустишь, тебе сок. Лиска, положи ей побольше. Пусть поест нормально. Ну, за встречу, типа.

Выпили, закусили, посидели...

Ольга поставила стакан с соком.

– Вот все равно не пойму, вы живые или как?

Алиса только пожала плечами.

– Честно? Сами не знаем. Понимаешь, вроде мертвые. Призраки, не дышим... А едим, спим, ну и... не за столом. Короче хрен нас поймешь.

– Оля, да не загружайся ты ерундой.

– Ерунда... Да я вас, когда увидела, подумала, что все. Окончательно свихнулась. – она закрыла лицо руками. – Девочки, Костя... Вы простите меня, если можете. Я ничего не могла сделать, ничего. Другие хоть... А я... умереть хотела от бессилия. Из петли вытащили...

Мику погладила ее по плечу.

– Старшая, не надо, не рви себя. Просто у них еще и за тебя должок теперь есть. Разберемся.

Седой обернулся к плитке.

– Костя, чайником займись. А то разговор серьезный пойдет. Мы тут слышали по ночам шумят.

– Да, правильно. Есть такое. Сопротивление, вроде как. Крылатые. Это вам Юджи найти надо. Точно не знаю. Да и... какой из меня боец.

– Ничего, оклемаешься еще. А вот Виола, например. В курсе?

Ольга только вздохнула.

– Поругались мы с ней. Я по пьяни такого наговорила, вспоминать не хочу. А она сначала с Женькой, потом в Москву уехала. Хотела, наверное, вас найти, да не успела. Черт, она же мне телефон оставляла. Мол, очухаешься, позвонишь. Только, где он сейчас... Да и телефон отключили, вроде бы.

– А о Лешачке что-нибудь слышала?

– Ничего конкретного. Да, Сашка пропал.

– Ладно. Начнем с Виолы. Позвоним-ка.

– Как ты ей позвонишь? У меня телефон и тот не работает. И номер я уже не найду.

– Это поправимо. Сейчас. – Седой положил ладонь на голову Ольги. – Все, взял.

– Ты что делаешь?

– Ну извини. Пришлось в тебя залезть. Где телефон был?

– Не вздумай помнить, что увидел. Подожди, ты прямо сейчас звонить будешь?

– Договорились... А чего тянуть-то.

Зайдя в комнату, Седой подошел к подоконнику, снял трубку телефона. Накрыл аппарат ладонью, подержал, потом протянул трубку Ольге.

– Ну как?

– Работает... Как?

– Да не заморачивайся по пустякам. Какой там номер?

... В московской квартире, в коридоре, зазвонил телефон, висящий на стене. Темноволосая женщина, подойдя, сняла трубку.

– Алло, кто говорит? КТО? ТЫ? Голос твой. Откуда, от Ольги? И как она там? Понятно. А остальные, рядом? Значит вернулись, поняла. Когда вас ждать? Хорошо, договорились. Да мы потихоньку. Легально. Остальных найдите. Лешачка жива? Ладно, я поняла, подождем вас... Чистильщики? Их же расформировали. Не волнуйся, контакты остались, найдутся кто остался... Дженис, здравствуй. Прекрати, что я не понимаю. Конечно все хорошо будет. Девочкам с Апачем привет передавай...

Повесив трубку, она постояла, выдохнула. С кухни вышел мужчина в майке и тренировочных штанах.

– Кто звонил, Виола? Ты чего бледная, что случилось?

– Седой вернулся, понимаешь? И девчонки, и Костя. А значит ничего не кончилось. Пора наших собирать, хватит отдыхать.

– Я понял.

– И свяжись с подпольем.

... Вернулись на кухню, посидели. Ольга потушила сигарету в пепельнице.

– Надо бы в деревню попасть. Там о Лене и Сашке узнаем.

– А что с деревней-то особенного? – удивился Седой.

– Да есть. Скрыта она. Лешачка ее спрятала. Как Китеж. Обычным людям туда дороги нет. Да и те, кто там живет... Кто из мертвых вернулся.

– А ты откуда знаешь?

– Да вспомнила, что Славка рассказывала. Она там была... Скажите... – Ольга помолчала. – Вот опять и снова. Нет ну правильно конечно... А за что?

Мику удивленно вскинула брови.

– Ну, Старшая, ты даешь... За советскую власть, за что еще. Авеста?

Алиса, соглашаясь, качнула головой.

– Конечно. За коммунизм, типа. А за что еще драться? Мы и без того многое пропустили. Уля?

Та пожала плечиками.

– А чего? Я согласная.

Костя поднял сжатый кулак.

– Поддерживаю.

Вот и порешали, приняли, одобрили. Что называется единогласно.

Ольга только вздохнула.

– Война, да...

Алиса развела руками.

– Старшая, я понимаю, что тебе тяжело принять такое. Но ты врубись наконец. Товарищ Мао говорил, что мы - за уничтожение войны, нам война не нужна, но уничтожить войну можно только через войну. Если хочешь, чтобы винтовок не было, - берись за винтовку. Время такое...

Она откинулась на спинку стула, прикрыла глаза.

«Бьют свинцовые ливни,

Нам пророчат беду,

Мы на плечи взвалили

И войну, и нужду.

Громыхает гражданская война

От темна до темна

Много в поле тропинок

Только правда одна.»

– Славка, ты чего задрожала?

– Вы что, не чувствуете? Они же вернулись.

– А ведь точно. Как я раньше не сообразила. – Женя улыбнулась. – У Ольги сейчас сидят. И Седой, и... Значит ништяк все будет. Встретимся. Ну а мы пока... Цветик, вам листовки.

Девочка с россыпью веснушек, с торчащими в стороны косичками молча показала на ведерко с клеем.

– Бася, займись казармой. Поучите их вежливости. Да, Мент передал. Будут три фургона с арестованными. Лерка это на тебе. Снайпера как обычно.

– Поняли.

Женщина с ребенком на руках подошла ближе.

– Женечка, доченька..., и вы все, поосторожней там.

Светловолосый парень, засунул в карман куртки пистолет.

– Шана Акимовна, не волнуйтесь. Я за ней пригляжу.

Женька потрепала его по затылку.

– Серый... Вот кто-нибудь бы за тобой присмотрел. Ладно, мама, мы как всегда утром вернемся. Все и живые.

На улице она подняла голову. Сверху донесся ястребиный клекот.

– Как обычно, да Леша...

В ночном небе растаяли крылатые тени...

... Ульянка пошмыгала.

– Сейчас громко будет. Окно хоть закройте.

С улицы донеслось эхо взрыва, стекла задрожали.

– Может им помочь надо, а мы сидим.

Седой прислушался.

– Да нет, хорошо работают. Интересно, кто учил...

... За спиной часового, стоявшего у казармы наемников, бесшумно возникла тень. Подросток аккуратно накинул на шею часового гарроту из рояльной струны. Короткий хрип... Поспи, сука. Понеслась.

В окна полетели гранаты.

– ААААААА! ТРЕВОГА! КРЫЛАТЫЕ! СПАСАЙТЕСЬ!

– Все целы? Уходим...

... По ночной улице, светя фарами едет фургон с надписью «Мясо». Внезапно ветровое стекло покрывается трещинами, шофер утыкается лицом в руль. Девчонка на чердаке дома напротив вставила новый магазин и передернула затвор винтовки. Работайте, пацаны. Выскакивающих из фургона, бойцов в камуфляже встречают выстрелы. Один отбросил автомат в сторону, поднял руки. Мол, сдаюсь... В ответ пуля в голову прилетела. Не хер было эту форму надевать.

– Чисто!

Подойдя к машине, парень, постучал по стенке.

– Выходите, давайте.

Наружу вылезают полураздетые люди. Испуганный женский крик.

– Не убивайте!

– Дура, это же призраки, спасибо вам.

– Раненые есть, что с ногой? Егор, помоги человеку. Не бойтесь, мы вас в лес переправим, там безопасно будет. Теперь в сторону отошли.

К кабине, в которой вжался в сидение мужик в штатском подошли двое.

– Испугался? Лерка, тут пассажир.

– Заканчивайте прикалываться, время...

В кабину залетает «Коктейль Молотова». Только давай без обид.

Парень оборачивается к дому, из которого был выстрел.

– Танюшка, валим...

«Не печалься о сыне,

Злую долю кляня

По бурлящей России

Он торопит коня.

Что ж, над нашей судьбою неспроста

Пламенеет звезда

Мы ей жизнью клянемся

Навсегда, навсегда.

И над степью зловещий

Ворон пусть не кружит

Мы ведь целую вечность

Собираемся жить.

Если снова над миром грянет гром

Небо вспыхнет огнем

Вы нам только шепните

Мы на помощь придем... «

... Посидели еще, допили чай. Ольга зевнула.

– Ох, что-то я устала. Столько всего за день.

– Пойдем спать тогда. Все дела завтра будут. Слушай, а ты знаешь где Юджи искать?

Ольга подумала, кивнула.

– Примерно. Там помнится какой-то завод заброшенный был. Или комплекс... Короче они там обосновались. Барьер поставили от посторонних. Если не знать, то развалины. Их поэтому призраками и зовут. Неизвестно кто и где. Слышала, контора пыталась к ним своего человека подослать... Нашли его потом повешенным и записка. Мол, больше не надо. Покажу.

– Ладно. Девчонки...

Алиса махнула рукой.

– Идите стелите, а мы посуду помоем.

Еще через несколько минут Алиса с Мику ввели в комнату полусонную Ульянку. Ольга сидела на диване, застеленном чистым бельем, закусив губу. На полу лежали матрасы, одеяла, подушки.

– Я ведь уже не помню, как это на чистом...

– Прекращай давай. Да... Костя, мы может с тобой как-нибудь на кухне...

– Вот теперь ты заканчивай. Все свои. Лиска, ты же ревновать не будешь?

Та покосилась на Ульянку.

– Оля... Дура, блин. – и засмеялась.

– Тогда выйдите, мы ляжем. Свет потом выключите. Спокойной ночи...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

НА БАЗЕ.

Ольга проснулась. Села на диван, осмотрелась. Где она, дома? Разве у нее такой дом? Ковер на полу, шкаф с книгами, журнальный столик, с брошенными на него газетами. На полу спят девчонки. Одна рядом с черноволосым парнем. Она встала, накинула халат, вышла в коридор, прошла на кухню. Стоявший у плиты, седой мужчина обернулся.

– Доброе утро.

– Это что вообще?

Мужчина пожал плечами.

– Ну я же помню какая у тебя квартира была.

– Ох... – она подошла ближе...

– Обнимаетесь с утра пораньше? – послышалось сзади.

Ольга обернулась.

– Лиска... Извини. Это я...

Та только хмыкнула.

– Ага, нечаянно. Да ладно. А завтрак готов, остальных будить можно?

– Нужно, дел немерено.

– Тогда... – она повернулась. – Народ, подъем!...

... Умывшись и позавтракав, вернулись в комнату.

– И что делать будем?

– Для начала к Юджи в гости сходим... Оля, ты уж извини, я в тебя загляну.

– Да я, если честно, забыла уже...

– А кто вчера обещал показать?

– Я вообще-то там один раз была. Неужели запомнила?

– Человеческая память, штука такая... Странная. Похоже это бывший завод металлоконструкций. Ну давайте, одеваемся, обуваемся и вперед.

Круг света. Ольга удивленно помотала головой.

– Это что?

– Забыла? Ну... объяснять долго. Уля руку давай, а вы Олю поддержите...

... – Пришли, что ли?

Развалины завода, ржавые трубы, все заросло травой и репейником. Из воздуха появились два парня с автоматами.

– Что тут нужно, заблудились?

– Да подожди, не нервничай. Это же свои. Девчонки, Седой, Апач. Привет. Ольга Дмитриевна. Здравствуйте. Вы его извините, пожалуйста. Молодой еще. Что встал? Беги к Юджи и доложи. Пойдемте, мы вас вообще-то ждем.

Еще несколько шагов и вместо развалин открылся вполне себе жилой комплекс.

Алиса только удивленно покрутила головой.

– Не хрена себе, солидно устроились.

– Это ты еще внутри не видела.

Металлические двери распахнулись...

– ЖЕНЬКА, ПРИВЕТ!

Та поправила ремень с кобурой.

– Уля, а ты можешь не орать?

– А я здороваюсь же.

Прошли вовнутрь, огляделись.

– Добро пожаловать на экскурсию. Славка...

– С возвращением.

Ульянка всплеснула руками.

– Ой, Славичка, а коса куда девалась?

– Отрезала. Мешает, да ерунда. Отрастет еще.

– А Баська?

Славка махнула рукой.

– Да он на полигоне. Увидите.

– А Нюрыч как?

Славяна опустила голову.

– В деревне. Она два года назад днем случайно в облаву попала. Отбили конечно, но... Врачи сказали, что, как это называется, реабилитация нужна...

Тысяча девятьсот восьмидесятый год.

– Баська успокойся, прошу тебя.

– Успокойся? Ей же тринадцать лет, сука, она же ребенок еще. Она же... сестра моя. Валить всех надо было...

– Да успокойся ты. Это не менты, комитетчики.

– А какая нахер разница? Всех.

Женя, подошла ближе, взяла парня за руки.

– Вася, послушай, сюда. Мы найдем этих уродов. И когда мы их найдем... Обещаю, что я отдам их тебе. Всех, живыми. – она обернулась. – Виола?

Та только тяжело вздохнула.

– Что? Эти мрази ее несколько дней насиловали. Сделала я ей укол, пусть поспит. Я ее память посмотрела. У них всех морды закрытые были, но один засветился.

– Поняла. Менту передам, он пробьет. Да и Якут может опознает.

Через два дня.

Баська, ты где?

– Здесь, что стряслось?

– Собирай своих. Нашли козла. Онищенко Николай Петрович. Майор. Вот адрес. Сейчас на квартире должен быть, отдыхает. Только... Вася, вы там поаккуратней. У него оказывается семья. Жена, двое детей...

Парень пожал плечами.

– Жень, ты меня хорошо ведь знаешь. Да и... Мы же не они. Народ, четверо нужны... Хватит.

... Звонок в дверь. Подошел мужчина.

– Кто там, кого на ночь глядя...

– Товарищ майор. – послышалось с лестничной площадки. – Сигнал «красный», начальство всех требует.

– Коля, что там, кто? – спросила вышедшая из комнаты женщина.

– Да с работы. Что там стряслось? Сейчас открою...

Щелкнул замок. Дверь распахнулась... Мужчина отшатнулся, от удара прикладом в лицо. Вошли пятеро, лица закрыты цветными платками. В коридоре сразу стало тесно.

– Лежать, падла, а ты... – к женщине. – Не кричи, не тронем.

Один наклонился к лежащему, показал фотографию.

– Помнишь ее? Тринадцатилетнюю девочку? Помнишь, сука, как она кричала, как умоляла... Сколько ты ее насиловал? А жене с детьми не рассказывал?

– Вы кто, крылатые? Подождите... – женщина побледнела. – Когда это было? Ах, ты подонок... Он же говорил, что задержится на работе. Такая у тебя работа, трудился, уставший приходил. Ребята, вы делайте с ним, что хотите, только не здесь.

Она сняла с пальца обручальное кольцо, швырнула в лицо мужчине.

– Не муж ты мне теперь. Не знаю я тебя и знать не хочу.

Один из парней вытащил нож.

– Телефон.

– Зачем? Я все равно никуда звонить не буду.

– Чтобы вопросов к тебе было меньше. Не волнуйся, я аккуратно.

Тем временем из спальни вышел мальчик лет двенадцати, ведя за руку девочку помладше.

– Что тут, мама?

– Ничего, сынок, ничего...

Мальчик посмотрел на вооруженных людей, на мужчину и неожиданно едва заметно, одними уголками рта улыбнулся. Повернулся к девочке.

– Маняша, пойдем спать.

Та кивнула.

– Ага, а вы кричать больше не будете?

Один из парней подошел к ней, погладил по голове.

– Не будем. Мы сейчас уйдем, извини, что разбудили.

Дверь в спальню закрылась.

– Давайте, пакуйте его. Вы уж простите, напугали мы вас.

Женщина только вздохнула...

Девушка в темных очках, с хохолком на голове, присев на корточки, равнодушно посмотрела на голого мужика со связанными руками и ногами, лежащего перед ней.

– Ну и что с тобой. падалью, делать.

Мужик задергал ногами, пытаясь отодвинуться.

– Н-нет,..

– Короче... Накачайте его наркотой, чтобы слюни пускал и подвесьте около места работы. Пусть полюбуются, подумают. Бася, он твой. Как я обещала, только смотри, чтобы живой был.

Тот с ножом в руке подошел ближе.

– Спасибо, Юджи. – повернулся. – Ебальник ему кто-нибудь заткните, а то помню в деревне хряков холостили... Ой, визгу было...

... Редкие прохожие, спешащие утром по своим делам, с удивлением и ужасом смотрели на висящее на дереве около здание КГБ вниз головой обнаженное тело. По ногам стекает кровь. На шее записка. » Насиловал детей. Крылатые.» и удостоверение. Около дерева трое пытались снять повешенного.

– Что там?

– Да Крылатые. Кгбэшника подвесили, делов-то.

– Вроде живой, да без яиц...

– Видать за дело наказали.

Один из прохожих, сплюнул на землю.

– Поделом, значит...

Женщина, стоявшая рядом, дернула его за рукав.

– Пошли отсюда, а то прицепятся еще...

... – Ну а остальных попозже нашли. – Женя махнула рукой. – Ответка всем прилетела. Там у нас жилье, там школа. Учиться же надо? И учителя есть. Это кухня. Мама, познакомься. С обедом помочь?

– Сами справимся. Лучше Севочку возьми, у меня хоть руки освободятся. Алла, что со вторым? Дети с занятий голодные придут и что они будут кушать?

Женя взяла на руки маленького. Тот потрепал ее за волосы.

– Сын. Всеволод Алексеевич. Ну дальше пошли?

Рядом послышался детский голос.

– Здравствуйте, тетя Женя.

Та обернулась.

– Здравствуй, Кариночка. Как у тебя дела? И познакомься, они хорошие.

Девочка, ровесница Ульянки. Ойкнув, она попыталась спрятаться за женщинами. Алиса толкнула Седого в бок. Мол, смотри. У девочки на правой ноге, ниже колена протез.

– Кариночка, не бойся. Они тебя не обидят.

Ульянка вышла вперед.

– Здравствуй, а меня Уля зовут.

– Здравствуй. – девочка показала на Седого. – А он кто, страшный?

– Он мой папа. И не страшный совсем.

– А вы у нас жить будете?

– Не знаем еще. Наверно мы к вам в гости будем приходить.

– Здорово.

– Конечно. А пока до свидания, вот.

Девочки помахали друг другу руками. Уже у входа послышался сердитый крик жениной мамы.

– Женька, куда ты понесла Севу. Отдай его обратно бабушке. Вы же сейчас пойдете туда, где будут стрелять. Ты хочешь, чтобы твой сын и мой внук вырос заикой?

– Юджи, а что с Кариной-то случилось? Ножка...

– Не знаем. Наши ее ночью на улице подобрали. Без ноги... И записка. Мол, спасите нашу дочь и имя ее. Где жила, что с родителями... Теперь у нас живет. Протез ей смастерили. Сука... Ладно продолжим. Тут типография. Там медики. Вдруг кто-нибудь простудится, типа? Это тренировочный центр.

Ульянка, ойкнув, зажала уши.

– Стреляют же...

Женя повысила голос.

– Народ... Товарищи, у нас гости. Да кончайте...

Короткостриженый мужчина в форме без знаков отличия взмахнул флажком, крикнул.

– Прекратить стрельбу. – подошел ближе. – Товарищ Юджи. Группа проводит занятия по огневой подготовке.

Выстрелы стихли.

– Бойцы, вольно.

– Девчонки, здорово. Седой, Апач...

– Лерка, какая встреча. А Баська где, Тошка...

– Да они в качалке.

Мужчина в форме подошел к Азаду, поздоровался.

– Якут. Рассказывали о тебе. Я-то в спецназе КГБ был, ушел. Нас вообще-то трое. Мулат, Абрек еще... Молодежь учим.

– Нормально все?

– Да. Без потерь, однако. Трехсотые были, не без этого.

– Это правильно. Пусть лучше наши враги умирают. Ладно, мешать не будем.

Ульянка топнула ножкой.

– Подождите, я уйду, а там хоть какие-нибудь бомбы взрывайте, нафиг.

– Лерка, а Багира где?

– Она со своими на природе с Абреком в прятки играет.

Женя кивнула.

– Хорошо. Товарищ Якут, продолжайте занятия.

– Бойцы, на исходную...

... – Пойдемте ко мне посидим. Поговорим.

Прошли в комнату.

– Тут у вас целый комплекс получается.

Женя только вздохнула.

– Все постепенно получилось. Мы же поначалу и не планировали ничего такого. Какие из нас... Пацаны да девчонки с улицы. Это потом уже после расстрела врубились. Ну это когда на «Пищевике» зарплату не платили, люди вышли. Мирно, просто спросить хотели, мол, почему такое. А их пулеметами. Смутьяны. Вот тогда и понятно все стало. А сюда мы посматривали конечно. Место-то хорошее. На отшибе чутка. Собрали наших и переселились. Поначалу приходили, домой уходили кому было куда. А потом с родителями приходить стали. Ну... Барьер поставили, обустроились помаленьку. Да нормально все. Вода, свет и прочее... С Лешачкой связь наладили.

– А власти?

Славка хмыкнула.

– А чего они? Ну приехали тут клоуны. И что? Зима, снег да развалины и никого, и следов никаких. Покрутились да обратно. Ну мы поржали над ними, конечно.

– А стволы откуда?

Женя почесала затылок.

– А знаешь, интересно. Первую партию нам кто-то сбросил. Кто не выяснили. Ночью фургончик подъехал, выгрузили, рукой помахали. Мол, принимайте товар и все. Седой, это не твои подсуетились?

Алиса задумалась.

– Странно. В Москве подобная фигня была. Благодетели.

– Потом легче уже стало. – Женя посмотрела на кровать, пошевелила пальцами. На одеяле появился АК. – Типа этого...

Ольга перебила ее.

– Слушайте, а в райцентр автобус еще ходит?

Юджи со Славкой переглянулись.

– Да вроде ходит. Нам-то ни к чему, да и блокпосты... А тебе зачем?

– Смирновка же...

– Тогда подожди. Сейчас. – Славя подошла к Ольге, положила ладонь ей на лоб. – Поняла, где сворачивать надо?

Седой встал.

– Ладно. Мы тогда домой вернемся. Девчонки... Еще увидимся.

– Конечно. Мы же тоже в деревню собираемся. Нюрыча навестить.

– Здорово. – обрадовалась Ульянка. – Тогда, Славичка, мы там и встретимся.

Славяна, остановив Седого, подошла ближе.

– Наклонись, скажу что-то. Только Уле не говори. Там Данька, понимаешь.

– Живой?

Славя помотала головой.

– Еще три года назад. – она повздыхала. – В общем, имей в виду...

... Вернувшись и пообедав, расселись в комнате.

– Вы как хотите, а я в магазин схожу.

– Зачем?

– Затем. Хоть на улицу выйду, пройдусь. Ну и в гастроном зайду по дороге.

– Ну, сходи прогуляйся. Погода хорошая. Минутку. – Седой достал из кармана пачку денег. – Держи на мелкие расходы.

Ольга удивленно вскинула брови, откуда, мол... Все пожали плечами.

– Да он тут кгбэшника завалил, обшмонал, естественно.

– Паспорт не забудь. И поосторожней там. Если что зови, вытащим.  

0
15:29
30
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации