Все умрут. Глава 3. Счастье или нравственность?

Автор:
casparin
Все умрут. Глава 3. Счастье или нравственность?
Текст:

28 год от образования Эдринии. 3 месяц холодов
Персонаж: Флауэр Пурпл. 15 лет. Ученица деревенской школы
Юве: Отсутствует
Местность: Бывшее Западное королевство. Деревня Минино


Прозанимавшись полтора часа на сдвоенном уроке инженерного искусства, Флауэр быстро собралась и вышла из школы.
Путь от учебного заведения до дома занял две минуты спокойной ходьбы девочки. Раньше, когда её доставали мальчишки, она считала такое расположение дома ужасно неудобным и неудачным, ведь все кому только не лень могли дойти до её жилища и покричать ей какие-нибудь гадости. Теперь же мнение девочки кардинально изменилось. Когда многим детям нужно было топать до дома аж на другой конец деревни, ей нужно было сделать всего несколько десятков шагов.
Флауэр зашла в небольшой дом. Из-за пыли, плесени и отсутствия в нём хоть какой-нибудь мебели он мог показаться постороннему человеку заброшенным, однако девочка была рада и тому, что у неё хотя бы была крыша над головой. Пурпл сняла рюкзак с плеч и вместе с ним отправилась туда, где сохранялась ещё хоть какая-то чистота и уют — в свою комнату.
Место обитания девочки претерпело существенные изменения за несколько лет. Раньше в комнате было разбросано множество книг, повсюду спрятано куча тайников со сладостями, две кровати: одна для неё, другая для её тёзки — куклы, стол, на котором Флауэр делала уроки за себя и за остальных, огромный шкаф с одеждой и книжная полка. Теперь же здесь была только кровать. Всё остальное: мебель, книги, а также накопленные сладости девочка продала. Увы, кушать Флауэр хотелось больше, чем читать, красиво одеваться и лакомиться шоколадом, который при всём своём невероятном вкусе, голод утолял не так хорошо, как приготовленная каша.
Почти все деньги, вырученные девочкой с продажи всех ценных вещей из дома, в тёплое время года уходили на еду и питьё. В первые же месяцы холодов, она покупала дрова для розжига, труты для огнива, а также всё, что хоть как-то помогало согреться. По рассказам родителей, холодное время на Западе никогда не было таким уж холодным, однако за последние три года климат почему-то решил существенно измениться, и теперь мороз в бывшем Глаорусе был даже свирепее, чем на Севере.
И если бы проблема была только в холоде… Западу досталась проблема пострашнее. Имя этой проблемы — война. То самое управление Западом, куда родители Флауэр хотели, чтобы поступила их дочь, восстало против власти Эдрика Светлого, первого правителя великой Эдринии. На земли вновь провозглашённого Глаоруса сразу обрушилась вся мощь армии Севера. Некоторые владельцы Юве уничтожали целые поселения, которые поддерживали революционеров. Страдали невиновные, люди гибли тысячами. Долго это продолжаться не могло.
Восстание было подавлено за две недели. Но эти две недели сильно повлияли на жизнь всех жителей запада Эдринии. Флауэр не знала, как выживали люди за пределами её деревни, может, лучше, может, хуже. Тот самый Акир Эст, чьи родители занимали довольно высокое положение в обществе, говорил, что на всём Западе всё было очень плохо, но никаких конкретных примеров не приводил. Так что можно было только догадываться, что тот понимал под определением «очень плохо». Впрочем, сомневаться в его словах у девочки не было резона, даже в Минино, которое всю короткую войну поддерживало Эдринию, произошли ужасные перемены.
Цены увеличились в три раза. Еды не хватало. Люди пропадали. Многие из знакомых девочки лишились родственников: у Рейнальда умер дядя, у Фауны, её небольшой подружки, погибла мама, Далья Дакотавна, учительница математики, похоронила трёх своих сыновей. Ну а сама Флауэр лишилась всех сразу. Её маму, папу и бабушку казнили за помощь революционеру-одиночке.
Вышло всё очень глупо: в середине третьего месяца тепла какой-то мужчина предложил двадцать лирей за возможность переночевать. Разумеется, родители согласились, деньги были очень хорошие, а они как раз думали о том, чтобы начать продавать мебель, для того чтобы справится с трудными временами. Революционер переночевал, заплатил как положено и покинул дом. А на следующей день его поймал отряд Дитриха Провокатора, владельца Непробиваемого щита. Революционер раскололся и сдал всех, кто ему помогал, в том числе и семью Пурпл.
За несколько часов Дитрих схватил и казнил всех, на кого указал революционер. Флауэр просто повезло. Провокатор счёл её слишком молодой для того, чтобы по своей воле помогать повстанцу. Он задал ей несколько вопросов, хотел узнать о её отношении к происшествию:
— Девочка, как тебя зовут? — Дитрих обратился к ней сразу после казни её родителей и бабушки.
— Меня зовут Флауэр, — ответила она, пытаясь не расплакаться. Тогда она изо всех сил старалась не показать свою слабость перед убийцей всех её близких людей.
— Красивое имя. Меня зовут Дитрих. Расскажешь мне, как ты относишься к поступку своих родителей?
Флауэр могла бы многое высказать в лицо убийце своих родителей. Но на этом бы её история закончилась. Дитрих бы просто убил её, и всё. Флауэр дурой не была, для своего возраста она, наоборот, была очень хитрой и умела великолепно притворяться. Она всё прекрасно понимала, тогда был именно тот момент, когда обманывать было необходимо. Главное только не переусердствовать.
— Они помогли плохому человеку. Случайно. Из-за этого вы их убили. Я не злюсь на вас. За плохие поступки, даже которые сделаны случайно, всегда следует наказание. Я понимаю.
— Ты очень умная девочка, Флауэр. Скажи мне, ты же не повторишь ошибок своих родителей?
— Нет. Я буду хорошо себя вести. Если плохой человек попросится переночевать, то я сообщу об этом моей родине, Эдринии. Я не поступлю так, как поступили мои родители.
Дитриха удовлетворила эта ложь. Он покинул деревню, а Флауэр переселили к многодетной семье, но там она надолго не задержалась. Мать семейства быстро поставила её перед фактом. Денег, чтобы кормить её, у них нет, места для неё тоже. Так что либо она возвращается к себе домой, либо с ней произойдёт «несчастный случай».
Выбор для Пурпл был очевиден. С того момента Флауэр стала жить одна.
Девочка не бросила школу и продолжила учиться. Она пыталась заработать, как делала это раньше, выполняя поручения за остальных. Сначала у неё получалось, вместо шоколадных конфет она брала хлеб, масло, а также дрова в месяцы холодов. Однако у родителей других детей тоже были серьёзные финансовые проблемы. Так что вскоре практически у всех детей, за которых она выполняла задания, больше не было для неё ничего стоящего. Тогда Флауэр и начала продавать всё, без чего она могла обойтись. Сначала старые игрушки, потом лишнюю мебель, потом прочитанные книжки, затем её любимые вещи и не такую уж и лишнюю мебель, сладости… и вот всё закончилось.
Денег нет. Еды нет. Остались только дрова, но продавать их нельзя, даже топя печку, она мёрзнет. Если она избавится от отопления, то сразу же окоченеет. Флауэр не ела уже два дня, и она видела только один способ, как ей не умереть от голода — пойти на свидание со своим старым знакомым, Акиром Эстом.
Акир, наверное, единственный в её деревне, кто до сих пор живёт припеваючи. Его отец торгует сладостями в столице Эдринии — Давейте. Давейт был центром мира, все работающие там люди просто не знали такого слова, как «бедность». Мать устроилась чуть ли не лучше: она работала лично на короля, занималась поисками утерянных Юве на Западе. Обе этих работы являются невероятно высокооплачиваемыми и престижными.
Акир единственный, кто по-прежнему берёт у неё заказы на выполнение домашних заданий. Когда все помирают с голоду, семья Эстов устраивает пир для нуждающихся. Когда все замерзают, Акир раздаёт дрова и приглашает погреться у себя дома. У мальчика всё было прекрасно. Вероятно, его единственная проблема заключалась в том, что Флауэр уже, наверное, раз десять, если не больше, отказывалась пойти с ним на свидание.
Акир был сильным, мужественным, красивым, добрым, возможно даже чутким в глубине души мальчиком. Его надоедливость осталась в прошлом. Он стал галантным, красиво одетым, практически принцем из сказок, а его семья была самой богатой на множество километров до ближайшего города. По нему сохла каждая девочка из класса, но все знаки внимания он оказывал одной только Флауэр.
Однако та упорно не обращала на него внимание и отказывалась идти на свидание. Почему? Да всё просто. У мальчика был один недостаток, который перечёркивал все его достоинства на корню. Акир был глупым.
За все эти года Флауэр хорошо изучила своих одноклассников. У каждого были свои плюсы и минусы, но тупость Акира переходила все границы. Все задания он делал с её помощью, на уроках валял дурака, постоянно выпендривался, причём старался это делать так, чтобы его обязательно видела Флауэр. Поговорить с ним было не о чем, даже читать ещё год назад он не умел. Пурпл терпеть не могла Акира, а его внимание лишь досаждало ей.
Но сейчас у неё просто не было выбора. Денег на еду у неё нет, а мальчик приглашал её к себе домой — перекусить. Там будет еда, тепло и уют. Хоть временно, но это было её спасением. И цена этого — всего лишь провести некоторое время в компании мальчика её возраста. Для выживания иногда необходимо переступать через гордость, так что именно это Флауэр и собиралась делать.
Решившись, девочка немного посидела в своей комнате и, определившись со стратегией поведения, пошла искать Акира.
Мальчик развлекался возле школы со своей преданной компанией: Журой и Рейнальдом. Антона с ними не было, он погиб от воспаления лёгких в прошлом году. Узнав о согласии Флауэр, Акир страшно обрадовался, можно сказать, расцвёл на глазах. Затем тот быстро забыл о своих друзьях и побежал к себе домой готовиться. Пурпл же вернулась к себе, якобы для того, чтобы выбрать, что ей на себя надеть. Выбор состоял из помногу раз зашитого старого красного платья, которое никто в деревне не хотел покупать, и плаща, который уже был на ней надет. Сложный выбор, нечего сказать.
Переодевшись для разнообразия в платье, немного подумав над причёской и просто выждав некоторое время, чтобы парень думал, будто бы она тщательно готовится, Флауэр направилась в дом Эстов. У входа её сразу же встретил Акир.
— Выглядишь великолепно, — заявил он.
Даже без зеркала девочка неплохо представляла, как она выглядит со стороны, поэтому хмыкнула у себя в голове. Либо Акир влюблён в неё настолько, что не видит, насколько ужасно это платье, либо он решил сказать это просто из вежливости.
Сам он выглядел куда лучше, чем она. На нём были чёрные штаны с дорогой белой рубашкой, на которой нарисован герб Эдринии — чёрная корона на красном фоне. У Флауэр возникло ощущение, будто бы у них было не свидание, а свадьба. Как бы, кстати, до этого дело не дошло!
Мальчик отвёл её в обеденный зал, где уже стояли две порции капустного супа с мясом. Отметив хороший внешний вид Акира, хорошую подготовку к свиданию, которое состояло из вкусной еды и слуги (ничего себе живёт! Личный слуга!), убравшего объедки, девочка всё же решила дать парню шанс.
Шанс свой Акир упустил в первом же разговоре. Он явно ошибся с выбором темы для свидания. Интересно, какой девушке понравится послушать о том, как парень неделю назад угодил кулаком в глаз однокласснику. Изображая интерес, Флауэр сосредоточилась на поедании пищи. Она старалась есть медленно, не показывая своего жуткого голода и желания наброситься на еду. Темы тем временем менялись с одной на другую, они становились всё страннее и страннее: «Как правильно бить других мальчишек?», «Как мухлевать в карты?», и внезапно, когда свидание начало подходить к концу, вся еда была съедена, а голод утолён — «Чем червяки отличаются от змей?». Изображать интерес и дальше было слишком сложно даже для хорошо притворяющейся Флауэр.
— Слушай, а тебе не приходило в голову, что девушке может быть не интересны эти темы? — девочка решила намекнуть Акиру о его немного неправильном поведении.
— А? — Акир, кажется, здорово расстроился. — Ну да, наверное. О чём бы ты хотела поговорить?
— Ну, давай поговорим о книгах. Какие тебе нравятся? — Флауэр облокотилась на спинку стула. Она знала, что Акир только совсем недавно научился читать, но он же на чём-то точно учился. Не мог же он не прочитать ни одной книги за свою жизнь?
— Мне? Ну я ещё не читал ни одной книги. Хмм…
А, нет, видимо, мог.
— Хорошо. Давай поговорим о чём-нибудь простом. Например, об одноклассниках. Ты же должен сформировать своё мнение о них, правильно? Кто, по-твоему мнению, среди них самый умный?
Флауэр была уверена, что самая умная именно она. И Акир должен это понимать. Плюс тот факт, что он в неё влюблён, а значит, что в отношении её не очень объективен. Конечно, парень должен сказать, что самая умная — она. Однако вдруг Эст назовёт кого-то другого?
— Я бы не хотел показаться самовлюблённым, но мне кажется, что самый умный — я.
Флауэр уставилась на Акира. Ей потребовалось всё своё самообладание, чтобы ни показать, как сильно ошарашил её подобный ответ. Самый глупый человек во всей деревне считает себя самым умным?! Вероятно, что-то в её лице всё же промелькнуло, потому что мальчик решил немного усовершенствовать свой ответ:
— Ну и ты, конечно. Мы оба с тобой самые умные. Постоянно замечаю, как хорошо ты отвечаешь на уроках. Не то что остальные! Вот знаешь поговорку про мысль, которая в одно ухо влетает, а в другое вылетает.
— Знаю. Только она по-другому звучит…
— Не важно. У всех других мысли… ну… именно так и работают.
— А у нас с тобой? Вернее, у тебя? Как именно работают твои мысли, что они делают тебя таким умным? — Флауэр уже потеряла всякую надежду на здравомыслие Акира, поэтому просто развлекалась. Ей было любопытно, почему самый глупый человек класса решил, что он очень умный.
— Ну… — Акир скрытого подтекста не понял и сейчас напрягал все свои полторы извилины, пытаясь сформировать словесное высказывание о движении мыслей. — Значит, мысль залетает ко мне в голову…
Затем умирает в конвульсиях, но в страшных мучениях успевает перед смертью сообщить остальным мыслям, чтобы больше сюда никто не залетал. Да, именно так.
— Там, значит, она… ну… типа… помогает мне и… остаётся там. Вот! — по-видимому, истратив весь свой словесный запас, выдавил из себя мальчик.
— Хорошо. Забудем об этом, — надо было срочно сменить тему. Если она рассмеётся, то всё испортит, а ей возможно придётся пойти на ещё одно свидание. — Давай поговорим о твоей семье. Расскажи, чем занимается твой папа? Или мама? Я в общих чертах знаю, но с радостью бы узнала поподробней.
— У папы свой магазин в Давейте. А мама ищет эти Юве… Слушай! Моя мама недавно нашла Юве, представляешь?
— Нашла? — насколько Флауэр знает, утерянные Юве уже давно никто не находил. Она слышала, за них можно купить целый дом… возможно даже в Давейте! Если бы она нашла что-то подобное, то точно решила бы все вопросы с едой.
— Да, пойдём, я тебе покажу! В кладовке! Называется Хамелеон! — Акир быстро встал, развернулся, затем немного постоял, вновь развернулся и сел. — Слушай, извини, я вспомнил, что мне мама запретила кому-нибудь его показывать. Прости.
— Да ничего страшного, забудь. Я всё равно не интересуюсь этими Юве, — Флауэр встала с места. — Нормально посидели. Я думаю, мне пора.
— Подожди, — Акир тоже встал и внезапно засмущался. — Ты… Ты… Ну…
«Ты не хочешь начать со мной встречаться?» — Флауэр в голове попробовала угадать реплику Акира. Поведения глупых мальчишек легко предугадывать.
— …Ты бы это... не хотела бы, чтобы нас считали парнем и девушкой?
Ну почти.
— Боюсь, что пока не время, — сказала Флауэр. — Может, как-нибудь потом вернёмся к этому вопросу, но пока что мой ответ — нет.
— О, ясно, — Акир явно расстроился. Надеялся на согласие? — Давай, может, я тогда подарю тебе чего-нибудь? Что вы, девочки, вообще любите?
— Не нужно подарков. Давай, может, дашь мне хлебушка? — главное не показать Акиру, насколько у неё плохо с едой. Нужна причина. — Я птичек покормлю. А когда буду кормить, буду думать о тебе.
Флауэр искренне и очень сильно обрадовалась, когда Акир дал ей с собой батон хлеба. О еде в ближайшие два дня можно будет не беспокоиться.
Она вернулась домой, спрятала хлеб и погрузилась в мрачные мысли о своём будущем.
У неё есть еда и дрова. Два дня она ещё и проживёт, но что дальше? У Флауэр была одна не очень хорошая мысль, как ей выжить. Очень не хорошая. Но, кажется, это была её единственная возможность. Хотя…
Что вообще отличает плохого человека от хорошего? Является ли Акир плохим, только потому что он глупый? Разумеется, нет. Акир, может, и глупый, но добрый. Да, он дерётся, прогуливает уроки, но в то же время много кому помогает. Акир и его семья, без сомнений, хорошие люди. Так же, как и её родители. Они тоже были хорошими людьми. Но их убили плохие люди. Плохие люди совершили зло. Станет ли она плохим человеком, если украдёт у семьи Акира? Да, станет. Только плохие люди делают зло хорошим.
Ну а что ещё ей остаётся делать? Хлеб закончится, и что дальше? Где доставать пропитание? Пойти на ещё одно свидание? Ладно, возможно Акир ничего не заподозрит и согласится. Что потом? Умереть от голода? Начать встречать с Акиром за еду? Выйти за него замуж? Продавать тело? Какие ещё есть варианты?
Вариантов не было. Из-за того, что она была девочкой и не могла таскать тяжести, её не брали на работу. Да и работы толком почти не было, с полем всё плохо, даже многие взрослые не могут найти себе занятие. Родители говорили ей продолжать учиться, и тогда она достигнет успеха, но школа была практически закончена Флауэр, а где применить полученные знания Пурпл так и не нашла.
Деньги брать просто неоткуда. Что же ей делать?
Флауэр поправила волосы и со смирением уставилась на кровать. Она знала ответы на все эти вопросы, просто боялась их дать. Она не хотела отвечать на эти вопросы. Ответ был только один, и он единственно верный. Его нужно дать… Или умереть… А умирать Флауэр не желала.
Ответ прост — лучше быть плохим человеком, но живым, чем хорошим, но мёртвым.
Девочка достала из-под кровати спрятанный листок и ещё раз прочитала его содержимое. У неё всегда был красивый почерк, и буквы угадывались без труда.
Список дел:
1) Закончить школу.
2) Убить Дитриха Провокатора.
Затем она взяла единственный не проданный карандаш и дописала:
3) Украсть Юве у семьи Акира Эста.
0
06:15
47
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кристина Бикташева

Другие публикации