О пользе и вреде иллюзий

0+
Автор:
Наталья Баева
О пользе и вреде иллюзий
Аннотация:
Что случается, если ученица чародея начинает творить иллюзии? Правильно, ничего хорошего. Впрочем, плохого в этом тоже не много, если, конечно, вовремя сбежать с линии магического огня.
Текст:

Сразу после завтрака лесная дева потребовала новоявленную ученицу пред свои ясны очи. Эрна, понятное дело, предстала без промедления. Попробуй тут, промедли, когда два духа-хранителя спелись и рвутся в бой. Ее просто подняли с дивана вместе с тюфяком и стряхнули на траву. Изверги, злодеи, самодуры! Но мысли эти девушка предпочла оставить при себе, решив при случае отомстить. Благо заклинание иллюзии дает такой простор для фантазии.

Анилунна начала обучение с теории.

- Запомни три правила, - сказала она, важно наставив на ученицу палец. – Первое, такие заклятия не вечны. Держатся они не больше суток. Обычно, гораздо меньше.

- А потом? – влезла с вопросом Эрна.

- А потом исчезают. Если захочешь продлить, придется наложить новое. Второе, никогда не насылай заклятие иллюзии на другого мага, может вернуться обратно, если маг окажется сильнее. Самой же потом и придется ходить с тем, что наколдовала для другого. Поняла?

Эрна кивнула.

- А третье?

- Вот с третьим интереснее всего, - хозяйка мечтательно улыбнулась. – Заклятие иллюзии отменяет заклятие невидимости.

- А заклятию невидимости вы меня тоже научите? – встрепенулась девушка.

- Нет, не научу, - и, обозрев расстроенную девицу, добавила, - я сама его не знаю. Хранителям такое не дано.

- Жаль, - сказала Эрна, - я бы научилась! А зачем мне тогда про невидимость знать?

- Замечательный вопрос, - обрадовалась Анилунна и тут же обратилась к коту, - я же говорю, умная девочка.

- А я что, спорил? – возмутился тот.

Эрна, на всякий случай, скромно потупила глазки. Всем известно, что скромность главное украшение благовоспитанной девицы. Ведь так?

- Хитрюга, - подытожил кот. – Так что там с невидимостью? Не тяни, драгоценная моя сестрица. Мне тоже интересно.

- С невидимостью все просто прекрасно, - ответила та. – Если вдруг тебе покажется, что рядом с тобой что-то или кто-то скрывается под заклятьем невидимости. Смело бей туда иллюзией, а потом сразу отменяй. Все спрятанное моментально станет явным.

- Очень удобное свойство, - согласилась Эрна, хотя с трудом могла представить, где ей это правило может понадобиться. Ну не в лесу же?

- Ну, с теорией покончили, переходим к практике.

Анилунна азартно потерла руки.

- Для начала сложи пальцы вот так!

И озадаченной Эрне под нос уткнулась фигурная двухэтажная дуля.

- Что это? – девушка выглядела обиженной. – Вы меня разыграть решили?

Она перевела взгляд с Анилунны на кота. Тот тоже выглядел донельзя удивленным.

- Я не шучу, - хозяйка леса одернула ученицу, привлекая внимание. - Смотри.

Она развернулась к дивану, наставила на него дулю, сделала неуловимое движение кистью и сказала:

- Медведь!

Диван подернулся дымкой, Эрне показалось, что в глаз попала соринка, и она моргнула. А когда открыла глаза…

- Мама, - девушка проворно отпрыгнула и юркнула за спину хозяйки леса.

На поляне лежал огромный бурый с проседью медведь. Зверь нехотя поднялся на лапы, обвел собравшихся оскорбленным взглядом, задрал морду к небу и заревел.

- Вот, - победно заявила лесная дева. – Забыла предупредить, живая личина, надетая на неживой объект, не может перемещаться в пространстве. Хотя на ощупь она вполне материальна. И трогать такого зверя, не совсем разумная затея. Может укусить.

- То есть, - утонила Эрна, - сам не подойдет, но если подойти и пощупать, то можно остаться без пальцев?

- Или без головы, - хмыкнула Анилунна, - это, как повезет. Хотя зачем нужна голова, в которой нет мозгов?

Она сделала кистью обратное движение, и иллюзия испарилась. На поляне снова стоял безобидный деревянный диван исполинских размеров. Эрна перетекла на прежнее место и сделала вид, что вообще никуда не пряталась. Пыхтя от усердия, она соорудила из пальцев искомый элемент и выставила его на всеобщее обозрение, нечаянно направив на кота. Тот шарахнулся в сторону. Эрна оглядела его недоумевающим взглядом и спросила хозяйку:

- Так?

- Не совсем, - наставница осторожно поправила фигу. – Теперь правильно. Как я делала кистью, ты поняла?

Эрна уверено кивнула и честно призналась.

- Нет!

Кот только фыркнул. Дева леса на него укоризненно покосилась.

- Показываю еще раз. Медленнее. Смотри внимательно.

Девушка превратилась в сплошное внимание, но все равно толком не смогла понять, как можно кистью руки нарисовать такую закорюку, учитывая, что пальцы загнуты фиг знает как. Она медленно крутанула ладонью сперва в одну сторону, как бы налагая заклинания, а потом обратно, отменяя его.

- Ну, - с сомнением в голосе сказала дева леса, - почти вышло. Вот тебе, тренируйся.

Она хлопнула в ладони, и перед волшебницей на земле появился пяток одинаковых пней.

- То, что выйдет лучше всего, оставь. Не расколдовывай. Посмотрим, как долго продержится. Навыки тебе нужны не потом, после месяцев тренировки, а прямо сейчас. Нужно знать, на какое время ты можешь рассчитывать. Начни лучше с неживого. Это проще. Дерзай!

Она приобняла ученицу за плечи и привычно растворилась.

- Я, пожалуй, тоже пойду, погуляю, - между прочим заявил Кисун и поспешно ретировался.

- Ну и фиг с вами, - фыркнула Эрна. – Я и сама справлюсь.

Высунув от усердия язык, она подновила дулю. Полюбовалась достигнутым результатом, воспроизвела ладонью нужный жест, направила его на ближайший пень и вслух приказала: "зайчик". Пень, не спеша покрылся редкой серой щетинкой, отрастил милые ушки и маленький розовый носик.

Эрна невольно прыснула. На зайца это было похоже слабо, зато она внезапно осознала, что перед ней предстал тот самый пресловутый пень с ушами, про который все слышали, но никто не видел. Ушки на пне забавно шевелились.

Она обошла свое творение по кругу и обнаружила сзади вполне себе заячий хвостик. Чтобы не заржать в голос, волшебница лихо развоплотила иллюзию.

- Ломать не строить, - вполне оптимистично оповестила она окрестности, и решила испытать картинку попроще. – Попробуем сделать кастрюлю.

Эрна оглядела пень, вот по форме совсем как кастрюля, только без крышки, решив, что одно к другому вполне подходит, она снова, строго по канонам магии, соорудила двухэтажную долю, мысленно дорисовала крышку и начала выписывать знак, как вдруг вспомнила о курином супе и слегка сбилась.

Ну, что ж, кастрюля у нее получилась. Настоящая такая большая кастрюля, как у кухарки в доме бургомистра. И крышка тоже вышла. И даже ручки по бокам. Из кастрюли торчала натуральная поварешка. Над поляной пошел запах куриной лапши. Все портила сущая ерунда. Так, мелочь.

Стояла кастрюля не на земле. Из дна у нее росли две мощных птичьих лапы. Подумав, Эрна решила определить их, как куриные. Нормальные такие, желтые лапы с крючковатыми когтями. Лапы усердно разгребали землю, искали червячков для несуществующей головы, отчего кастрюля пританцовывала и звенела крышкой.

На поляне появился кот, посмотрел на получившийся артефакт, сказал: «Ну-ну!», и снова слинял.

Эрна даже обиделась. Нет, чтобы поддержать, сказать что-нибудь ободряющее, а тут какое-то «ну-ну»! И все? Мало того, что утром с дивана стряхнули. Ну, я вам еще покажу!

Кастрюлю она решила оставить. А что? Хорошая иллюзия. Кто знает, вдруг так и было задумано. Вон как славно получилось! И ведь, согласно общему правилу, не сбежит, а значит, и догонять будет не нужно. Вот и пусть стоит. Главное, никому не мешает.

Дальше пошло проще. Эрна решила остановиться на простых формах, нацелилась на следующий пень и, наплевав на схожесть форм, громко заказала:

- Кубик!

Кубик получился. Правда, кривобокий и не совсем кубический, точнее совсем не кубический, но очень близкий к задуманному. Покосившись на кастрюлю и сама себе удивившись, как смогла так точно ее воспроизвести, Эрна перепробовала всю школьную программу, превратив пень поочередно в шар, пирамиду и цилиндр. Последний вышел идеально. А то! Превратить цилиндр в цилиндр это вам не хухры-мухры, для этого, определенно, нужен талант!

За тяжкими трудами незаметно пробежала половина дня. От фиги немилосердно сводило пальцы, все время приходилось делать перерывы. Истратив по три попытки на каждую фигуру, окрасив их в итоге в разные цвета и добившись более-менее правдоподобных форм, девушка решила попить лимонада и подошла к столу. А на поляне остались стоять красный шар, синий куб, зеленая пирамида, желтый цилиндр и серебристая кастрюля на куриных ногах.

На поляну осторожно сунул нос Кисун. Глянул на этот театр абсурда, мученически возвел к Небесам глаза и горестно вздохнул. Эрна прыснула.

- Может, отдохнешь? – невзначай поинтересовался он. - А заодно покормишь старого усталого кота?

- Отдохну, - со смехом согласилась девушка, - и покормлю. И сама тоже поем.

- Вот и славненько, - Кисун моментально оживился и запрыгнул на диван.

По хлопку на столе появился прекрасный обед из жаркого, салата и куриной лапши. Супа захотел и кот. Эрна, не скупясь, налила ему в мисочку. Ели спокойно, беседуя на отвлеченные темы. О результатах Кисун не спрашивал. Какой толк спрашивать о том, что и так перед глазами.

Кастрюля тоже устроила себе обед. Она упорно пыталась клевать добытых лапами червяков, расплескивая вокруг иллюзорный бульон. Короче, все были довольны. Но каждый по-своему.

После обеда девушка быстренько навела порядок. Да и что там наводить? Хлопнула в ладоши, и готово. После она решила похвалиться успехами.

- Смотри, как я уже научилась, - сказала Эрна.

Потом поочередно она растворила всю иллюзорную геометрию. Нацелилась на ближайший пень и, сосредоточенно рисуя в воображении горшок с фиалкой, как на подоконнике у матушки, медленно сказала:

- Горшок с фи…

- … гней! – закончил с дерева звонкий голос и разразился хохотом.

Эрна запнулась и машинально довела движение кистью до конца.

Что за фигня оказалась в горшке, она не решилась бы определить ни за какие коврижки. Главное, не воняет, а тонко благоухает фиалками. Только слегка побулькивает и зыркает со дна голубыми глазами. Вполне себе безобидная такая фигня. Зато горшок вышел – не горшок, а загляденье! Такой самому мэру под кровать поставить не стыдно. Тонкий, фарфоровый, ослепительно белый, с круглым загнутым бортиком, чтобы не вредить седалищу, и фигурно изогнутой ручкой.

Девушка погрозила невидимым мавкам кулаком, чем вызвала новый всплеск радости. Кисун подошел, осторожно заглянул в горшок, сказал неизменное «ну-ну» и собрался уже удалиться в лес, но не успел

Эрна моментально завелась, вспомнила утреннюю обиду, наставила фигу на толстый черный хвост, крутанула кистью и выкрикнула:

- Полоз!

Удивительно, но в этот раз получилось идеально. Задняя часть кота обзавелась своей собственной живой змеей. Кисун замер, оглянулся, оглушительно заорал и рванул в лес. Вот только у змеи на этот счет было свое змеиное мнение. Никто не забыл про правила? Передвигаться в пространстве не могут только иллюзии, наложенные на неживые объекты. А кот был вполне себе живой. По крайней мере, пока. И змея с перепуга рванула в сторону, противоположную коту. Фигура с двумя головами застряла на одном месте, пытаясь убежать сама от себя. С елки раздался гомерический хохот. На землю плюхнулось что-то невидимое.

В голове Эрны появилась какая-то очень важная мысль, задержалась на мгновение и улетучилась, уступив место смеху. Девчонка, держась от хохота за живот, сползла на траву. Перетягивание кота продолжалось недолго. Кое-как утерев рукой слезы, девушка сделала обратный пас и отменила заклинание. Кот, не оглядываясь, скрылся за кустами.

На земле возились мавки, икая от смеха.

- Не мешайте, - бросила им волшебница. Потом навела знак на следующий пень и четко произнесла, - вазон с ро...

- гами!

- жей!

Дуэтом возвестили мавки.

- Да что б вас всех! - не сдержалась Эрна.

Все вышло, строго как заказывали. Вместо пня появился шикарный мраморный вазон, над ним возвышались ветвистые оленьи рога. На округлом боку красовалась весьма недовольная рожа неизвестного Эрне существа. Рожа несимметрично мигала и шмыгала носом. Довершали картину чахлые ромашки, скорбно свисающие по окружности.

- Где вы, а ну, покажитесь! – девушка резко развернулась на звук смеха. Шум опять раздавался со стороны елки. Мавки затаились. - Я на вас Анилунне нажалуюсь!

Раздался новый взрыв хохота. Эрна с возмущением оглядела вазон. Там все было в полном порядке - морда равнодушно жевала ромашку, рога стояли без изменений.

- Поймаю, прибью, - пригрозила в пустоту волшебница. - Два таких чудесных заклинания испортили!

- Эрна – злючка, недоучка! – беспрестанно хихикая, мавки завели на два голоса дразнилку.

От злости дочь бургомистра совсем не благородно сплюнула и вдруг вспомнила, какая мысль сбежала от нее. Третье правило! Хочешь сделать невидимое видимым, ударь по нему иллюзией, а потом отмени.

- Невидимые, значит, - прошипела она себе под нос, - ну, я вам сейчас покажу. В табуреты превращу!

Она резко развернулась к елке и вдарила заклятьем.

- Табурет!

Мавки предусмотрительно смылись. Зато на землю с возмущенным чириканьем свались две крохотные табуреточки – подбитые случайным заклятием птахи.

После десятка попыток поймать неуловимых мавок от Эрны разбегалось все, что могло бегать, и разлеталось все, что могло летать. Что не могло ни летать, ни бегать пыталось отползти от греха подальше. Под горячую руку попали даже стол и елка. Нет, волшебница метила совсем не в них. Просто, так получилось.

Зато теперь вокруг дивана бегали две большие рыбины с человечьими головами в кудряшках, каждая на шести деревянных ножках. Бегали, обиженно верещали и норовили укусить обидчицу за выступающие части тела. Но из-за длинных негнущихся лап приблизиться к дивану вплотную не могли.

Эрна, как на жердочке, сидела на высокой спинке и булькала от смеха. Как убрать заклятие, случайно прилетевшее не по адресу, она не знала. Обычный знак не помогал. А расколдовывать зловредных лесных духов не желала из принципа.

Ближе к вечеру вернулась Анилунна, легким движением руки разогнала паноптикум, сотворенный недоучкой, посадила мавок на елку и укоризненно покачала головой. Эрна старательно потупила глазки, хоть раскаяния в ней не было ни на грош.

- Ну, что ж, - сказала лесная дева, оглядев сюрреалистичные творения ученицы, - вполне неплохо для первого раза. Правда, я не совсем понимаю, что должно было выйти. Может, объяснишь?

Эрна отчаянно покраснела, и принялась сбивчиво рассказывать.

- Здесь должна была выйти кастрюля, но я слегка отвлеклась.

- Подумала о курице и получила ноги? – насмешливо приподняла бровь Анилунна.

- Да. Но ведь кастрюля вышла!

- А здесь?

- А это все мавки! Это не я виновата.

Тут же с елки хором завели:

- Эрна – злючка, недоучка!

- И вот это тебе помешало? – удивилась хозяйка.

- Нет, что вы. Это они уже потом, когда я их прибить пообещала. А здесь я хотела сделать горшок с фиалкой и вазон с ромашками, чтобы красиво было. Чтобы вам понравилось.

- Ага, - Анилунна заглянула в горшок, подмигнула глазам, хмыкнула и поинтересовалась, - а это, стало быть, фиалки?

- Да нет же, - Эрна снова зарделась, - я сказала фи…, а мавки закричали …фигня! Получилось вот это.

- Честно говоря, фигня и вышла, - резюмировала наставница и перешла к третьему творению, - а здесь твои вазон и ромашки, а их рожа и рога?

- Да. Они опять меня сбили.

- С этим более-менее разобрались. Меня вот еще что интересует, - она серьезно глянула на ученицу, - как ты смогла снять с них невидимость?

Эрна удивилась ее вопросу.

- Вы же сами сказали, про третье правило, вот я и применила его.

- Понимаешь ли, моя дорогая, на мавках нет заклятья невидимости.

- Как нет? Они же невидимы!

- Невидимы они только для людей. Лесная живность и духи их прекрасно видят.

- Нет заклятия, - повторила Эрна, - а как я их сделала видимыми?

- Вот и мне интересно, как. Уникум! – Анилунна улыбнулась.

Горшок, вазон и кастрюлю с ногами хозяйка леса решила оставить до завтра, чтобы посмотреть, как долго продержится заклинание. Два оставшихся пня Эрна послушно преобразила в пустую корзину и стул. Без помощи мавок у нее все прекрасно получилось. Целый день практики не прошел даром.

Потом дамы с удовольствием поужинали, Эрна улеглась в постель, чтобы почитать перед сном. Мавки ее больше не беспокоили, наверное, не хотели стать табуретами.

Кусун решил не появляться вовсе. На всякий случай. В порыве раскаянья, волшебница оставила ему миску сливок. Ей было очень стыдно за змею.

Утром рядом с пустой миской Эрна нашла надпись: «Спасибо, я не обижаюсь».

Другие работы автора:
+1
01:18
99
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации